О деятельности японских разведывательных органов в Маньчжурии по состоянию на 1 октября 1939 г

ИЗ СПЕЦСВОДКИ 5-ГО ОТДЕЛА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД ЧИТИНСКОГО ОКРУГА № 18725 О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЯПОНСКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В МАНЬЧЖУРИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА 1 ОКТЯБРЯ 1939 г.

10 октября 1939 г.

[...]

Конец 1938 г. и весь 1939 г. характеризуются усилением деятельности японских разведывательных органов, дислоцированных против Читинского округа. Подтверждением этому служит массовая выброска диверсионных банд и разведчиков из жителей Маньчжурии — русских, китайцев и корейцев.

В этот же период нами зафиксированы новые разведывательные филиалы и резидентуры, организованные японцами почти во всех пограничных уездах, с большим штатом гласных работников...

В целях развертывания активной разведки против СССР в 1939 г. 2-м отделом штаба Квантунской армии проводились специальные совещания с руководящим составом японских военных миссий, их филиалов и резидентур.

Практически решения этих совещаний сводились к следующему:

1. Выкрадывание пограничных нарядов на территории СССР и вербовка советских пограничников.

2. Создание диверсионных групп и выброска их на нашу сто рону с целью совершения диверсий, и в первую очередь разрушения железнодорожных объектов.

3. Выявление водоемов и колодцев у расположенных вблизи границы населенных пунктов и гарнизонов с целью их отравления в нужное время.

4. Подготовка маршрутной агентуры из числа перебежчиков— русских и китайцев, ранее проживавших на территории СССР, в целях выброски их к нам с задачами разведки маршрутов и распространения контрреволюционных листовок.

5. Вербовка агентов на нашей территории из числа фонарщиков на Амуре.

6. Дезинформация нас через своих агентов-двойников.

Одновременно военным миссиям значительно увеличен отпуск денежных и материальных средств на ведение разведки.

Организация контрразведорганов на территории Маньчжурии

Основным руководящим органом японской разведки в Маньчжурии является 2-й отдел штаба Квантунской армии...

2-й отдел штаба Квантунской армии в провинциях Маньчжурии имеет так называемые японские военные миссии.

Японские военные миссии являются основными разведывательными органами. Они имеют отделения, разведывательные пункты и резидентуры, сами ведут разведывательную и частично контрразведывательную деятельность. Кроме того, руководят и координируют всю разведывательную деятельность других органов (жандармерии, полиции, погранохраны и т.д.).

Задачи разведывательной деятельности противника

Используя маньчжурский прикордон как плацдарм для активной разведывательной работы на нашей территории, японцы ставили перед собой задачи всесторонне разведать военно-политическое и экономическое состояние Забайкалья. Конкретно эти задачи выражались в стремлении добыть сведения: о частях РККА, находящихся на Забайкальском направлении, их дислокации, численности и нумерации; о воздушных силах РККА, их численности, типах самолетов, вооружении, местах расположения аэродромов, посадочных площадок и их состоянии; об укрепленных районах и новом оборонном строительстве, особенно на Даурско-Читинском направлении; о состоянии боеготовности частей РККА на Забайкальском направлении; о состоянии железных дорог, их пропускной способности, материальной базе железнодорожного транспорта, о состоянии шоссейных дорог и телеграфно-телефонных линий; о пограничных войсках, их дислокации, численности, вооружении и нумерации; о политико-экономическом состоянии нашей пограничной полосы.



Дислокация японских разведывательных органов против Читинского пограничного округа в Маньчжурии

Установленно, что в прикордоне Маньчжурии, расположенном против Читинского пограничного округа, разведку против СССР ведут в основном следующие органы-:

1. Хайларская военная миссия.

2. Маньчжурская военная миссия.

3. Драгоценская военная миссия.

4. Отделения Сахалянской военной миссии в городах Мохэ и Оупусен.

Помимо этого, под руководством вышеуказанных военных миссий и их филиалов разведкой против СССР занимаются:

1. Уездные полицейские управления, дислоцированные в городах Маньчжурия, Шевей, Джурганхэ, Мохэ, Амурхеяця и Оупусен.

2. Жандармские управления и отряды, дислоцированные в городах Маньчжурия, Драгоценка, Мохэ и Оупусен.

3. Органы полицейской пограничной охраны и главным образом штабы пограничных полицейских батальонов, дислоцированных в городах Маньчжурия, Чжалайнор, Драгоценка, Джурганхэ, Мохэ и Оупусен.

4. Японцы — руководители хозяйственных учреждений и предприятий, функционирующих в пограничной полосе Маньчжурии, которые по существу являются сотрудниками японских военных миссий, прикрывают свою разведывательную деятельность службой на хозяйственных или промышленных предприятиях.

Деятельность разведывательных органов противника

Оперативные мероприятия, проведсные органами НКВД в нашем ближайшем прикордоне, по изъятию японской агентуры вынудили японские разведывательные органы поспешно восполнить получившийся пробел за счет выброски неподготовленной или подготовленной наспех, в основном маршрутной агентуры, что подтверждается проведенным следствием по большинству задержанных нами в 1939 г. японских агентов.

Всего на участке Читинского пограничного округа за период январь—сентябрь 1939 г. задержано нарушителей границы:

из СССР — 2, ...в СССР— 106, из них шпионов — 36, из них ночью—10, из них шпионов—10.

Несомненно одно, что Забайкальем японцы интересуются не в меньшей степени, чем ДВК, и будут развивать в этом разрезе свою агентурную деятельность в направлении Забайкалья и МНР.

Эта экспансия за последнее время выразилась не только в усиленной деятельности по созданию плацдарма в Северной Маньчжурии для удара в будущем на Забайкальском направлении, но и в расширении органов разведки, работающих на Забайкалье.

Наряду с этим, признав свое поражение в боях на границе и вынужденные из-за целого ряда причин отказаться от военной агрессии (одной из главных причин было желание сосредоточить главный удар на разрешении китайской проблемы с последующим решением сибирской проблемы — так говорят документы), японцы именно в силу этого поражения будут стараться исправить допущенные ошибки и восстановить разгромленное нами. Отсюда они в первую очередь будут организовывать против нас и МНР крепкую агентурную разведку.

Если к этому добавить, что в результате проведенных по Забайкалью чекистских операций была основательно разгромлена сеть и база японской разведки здесь, то еще с большей очевидностью делается понятно, что японская разведка должна будет в целях восстановления работать с удвоенной энергией в направлении нас и МНР.

В своей работе на нашем направлении японцы будут в первую очередь опираться на имеющийся у них контингент бело-гвардейщины и так называемых «новоэмигринтов». Для этих целей они имеют: Трехречье, заселенное белогвардейщиной, бежавшей из погранполосы Забайкалья, оформленное в самостоятельный русский уезд; целый ряд населенных пунктов вдоль линии бывшей КВЖД1 (ст. Маньчжурия, Чжалайнор, Хайлар, Якеши, Цицикар и уже глубже — Харбин и Мукден), на золотых приисках (русские охранные отряды) и отдельные пункты на реках Аргунь и Амур (Мохэ, Оупусен, Усули и т. д.).

Весь этот контингент располагал в прошлом родственными, деловыми и иными связями на нашей стороне, хорошо знает нашу территорию, в своей значительной степени враждебен нам и мобилен в части переброски на нашу сторону. К этому контингенту следует отнести и белогвардейские школы в Харбине, и разного рода белогвардейско-фашистские организации в глубоких тыловых пунктах Маньчжурии (БРП1, казачьи союзы и т. д.), белогвардейщину, служащую в полицейских и иных органах.

Из этого ясно, что японцы располагают достаточными кадрами для ведения глубокой разведки против нас, в частности на Забайкалье...

Несомненно, что последние события на Западе и Востоке внесли соответствующие изменения в настроения и мысли эмигрантщины, поколебали их веру в «мощь» японского оружия, создали желание искать компромиссы с нами т. п., но пока реальных показателей в нашей практической работе мы не видим.

Сопоставление числа задержанных русских с обшим числом задержанных нарушителей границы (основная масса задержанных—китайцы) заставляет нас одновременно делать вывод, что:

а) японцы в основном вынуждены в большинстве работать через китайцев, когда логика вещей говорит о необходимости шире использовать русскую агентуру;

б) китайская агентура значительно ниже в работе по своей ценности и агентурным возможностям и легче нами выявляется, ибо в погранполосе не имеет опорной базы;

в) несомненно, русская агентура против нас работает, но мы задерживаем крайне незначительный ее процент — всего в 1939 г. 3 человека из 36 разоблаченных шпионов.

Отсюда вывод, что в основном мы задерживаем второстепенные шпионские кадры японцев.

Об этом еще говорит и тот факт, что на задержание ночью падает всего 10—12%, в то время как ясно, что основной прорыв нарушителей должен происходить именно в ночное время.

За истекший период японцы продолжали применять старые методы обработки и формы легендирования насаждаемой агентуры в нашей пограничной полосе, а именно:

а) под видом дезертиров из маньчжурской полицейской погранохраны. Для придания большей правдоподобности перебрасываемая агентура этого контингента снабжалась оружием, патронами и формой одежды. Как правило, подобная агентура шла на прямое задержание нашими пограничными нарядами (2 случая на участке 55-го ПО);

б) под видом китайских партизан. Насильно перебрасывались на нашу территорию ничего не знающие и не имеющие никакого отношения к японским разведорганам жители китайского прикордона, в число коих вливалась квалифицированная

японская агентура для оседания в нашем тылу или внедрения в

наши разведорганы (участок 54-го ПО);

в) под видом лиц, бегущих от репрессий. Этот избитый вид легендирования в истекшем году получил у японских разведорганов наибольшее применение, что оправдывалось дальнейшим усилением пограничного режима, проводимого японцами в китайском прикордоне, усилением репрессий к антияпонски настроенным элементам и продолжавшимся выселением местных китайских жителей из прикордона в тыл Маньчжурии.

Зам. начальника пограничных войск НКВД Читинского округа

майор Прокофьев

ЦА ФСК России

В связи с усилием разведывательной деятельности японцев против СССР, массовыми забросками диверсантов и разведчиков 7 декабря 1939 г. начальник пограничных войск НКВД Читинского округа издал директиву № 18959. В директиве обосновывалась необходимость усиления разведывательной и контрразведывательной работы по японской линии, требовалось пересмотреть планы работ 5-х отделений пограничных отрядов. В этих планах предлагалось отразить оперативные и организационные мероприятия по прикордону и закордону, улучшению качества следственной работы по нарушителям госграницы, своевременному выявлению японской агентуры, усилению борьбы с закордонными бандами, повышению дисциплины и ответственности оперативного состава.