Один в поле воин: Николай Сиротинин

Подвиг этого уроженца Орла как никогда лучше опровергает старинную пословицу, утверждающую, что один в поле не воин. Последним днем своей жизни, днем 17 июля 1941-го, старший сержант-артиллерист доказал обратное…

О Николае Владимировиче Сиротинине известно немногое. Родился он в 1921 году в большой семье, работал в Орле на заводе «Текмаш». В 1940-м был призван в Красную Армию, служил в артиллерии 409-го стрелкового полка 137-й стрелковой дивизии. В первый же день войны старший сержант Сиротинин был ранен во время авиационного налета. Но ранение оказалось неопасным, и вскоре Николай снова попал на фронт, наводчиком 76,2-миллиметрового орудия.



17 июля 1941 г. недалеко от белорусского городка Кричев Сиротинин получил боевую задачу — прикрыть отход советских войск. Пушку замаскировали рядом с колхозной конюшней, на холмистом ржаном поле, направив ствол в сторону моста через реку Добрость, через который должна была направляться вражеская бронетехника. В точности не известно, почему старший сержант остался у орудия в одиночестве — возможно, после краткосрочного боя он должен был отойти на соединение со своими. Но факт остается фактом — Сиротинин в одиночку вступил в неравный бой с наступавшей 4-й танковой дивизией вермахта…

Первый же немецкий танк, появившийся на мосту, Николай поджег метким выстрелом. Второй снаряд уничтожил бронетранспортер, замыкавший колонну. Когда два танка предприняли попытку убрать горящую головную машину с моста, Сиротинин подбил и их. Несколько БТРов попытались преодолеть водную преграду вброд, но забуксовали на топком берегу. Через несколько минут эти вражеские машины тоже дымно горели…

Сначала ошеломленные немцы решили, что против них ведет бой как минимум батарея. Когда через два с половиной часа боя они смогли наконец приблизиться к замаскированной советской пушке, у Николая оставалось только три снаряда. На предложение сдаться старший сержант ответил огнем в упор из личного оружия — мосинского карабина…

Всего в ходе беспримерного боя Николай Сиротинин в одиночку уничтожил 11 танков, 7 бронемашин, 150 офицеров и солдат противника.

В тот же день обер-лейтенант вермахта Хенфельд сделал в дневнике такую запись: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

Как выяснилось впоследствии, никакого особенного «преклонения» от своих земляков Николай Сиротинин так и не дождался. В 1960 г. его посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени. А на том месте, где со славой погиб старший сержант, задержавший целую дивизию, в 1967-м установили более чем скромный памятник. Похоронен герой в братской могиле в Кричеве. Его имя носят улица в этом белорусском городе, школа в деревне Сокольничи.