Первый таран на реактивном: Серафим Субботин

Серафим Павлович Субботин родился 15 января 1921 г. в деревне Красногорье (ныне — Ярославская область) в крестьянской семье. С 1933-го жил с родителями в городе Любиме. После окончания девяти классов средней школы был призван в Красную Армию.

В 1940-м закончил Тамбовское кавалерийское училище, а два года спустя — Ульяновскую военную авиационную школу летчиков, в которой до ноября 1943 г. служил инструктором. Затем Субботин воевал в Действующей армии. Однако особенно отличиться во время Великой Отечественной ему не довелось. Главный подвиг ждал его впереди…

В 1950–1952 гг. Субботин в составе 176-го гвардейского истребительного авиаполка 324-й истребительной авиадивизии принимал участие в боевых действиях в Корее. Тогда их не афишировали, официально считалось, что советские летчики в войне с США не участвуют. Сражался С. П. Субботин грамотно и успешно, о чем свидетельствуют 9 сбитых им самолетов — 2 стратегических бомбардировщика В-29 «Суперфортресс», 3 истребителя F-86 «Сейбр», 2 истребителя F-84 «Тандерджет» и по одному — F-80 «Шутинг Стар» и Глостер «Метеор».



Ранним утром 18 июня 1951 г. капитан авиации Субботин в составе группы из восьми реактивных истребителей МиГ-15 вылетел на перехват противника. Когда подлетали к городу Сейсену, обнаружили на пересекающихся курсах группу из 16 «американцев» — истребителей F-86. Это был сильный противник, к тому же наши вдвое уступали ему по численности. Но Субботин подал подчиненным пример: первым атаковал «Сейбр». Американский истребитель запылал, группа врага начала распадаться, некоторые поспешно покинули поле боя.

Но сам Субботин оказался в сложной ситуации. Прикрывая ведомого, он оказался в зоне обстрела противника. К тому же на МиГе после нескольких попаданий некстати забарахлил двигатель. Один из «Сейбров», предвкушая лакомую добычу, оказался буквально в пятидесяти метрах от нашего истребителя…

О дальнейшем сам Субботин вспоминал так: «Попали. Прекратилась тяга. Дым в кабине… На мне масло. Плохо видно приборы, землю. Понял: без катапультирования не обойтись. Сбросил фонарь кабины. Высота большая. Осмотрелся: внизу скалистые горы. И вдруг слева трасса в мою сторону. С трудом вышел из-под огня американца. Открыл тумблер, выпустил тормозные щитки. Самолет резко уменьшил скорость. В этот момент я почувствовал сильный удар сзади. Подумал, что взорвался и поздно уже катапультироваться. От удара и перегрузки я потерял зрение. А дальше что-то произошло. Меня вдруг потянуло из кабины. Я еще успел нажать на катапульту, после чего получил такой удар в лоб, как будто ударился головой о землю. Но в воздухе стало легче. Дернул кольцо парашюта. И на высоте двух тысяч метров повис в воздухе. Возле меня пролетали какие-то куски самолета, сиденья…»

Первый в мире таран, совершенный на реактивном самолете, закончился удачно для советского летчика. Американский пилот, капитан Уильям Крон, погиб.

10 октября 1951 г. майору авиации Серафиму Субботину было присвоено звание Героя Советского Союза. Но в отличие от многих других героев о Субботине не писали в газетах, не трубили по радио. Если и упоминалось о том, что он таранил вражеский самолет, то сообщалась совсем другая дата — 18 июня… 1944 года.

Закончив в 1956-м Военно-воздушную академию, герой Корейской войны Серафим Субботин продолжил службу в советских ВВС. В 1973 г. вышел в отставку в звании полковника, жил и работал в Черкассах. Там он и скончался 22 апреля 1996 г.