Пражская дефенестрация. Начало Тридцатилетней войны. Датский период

Очень долго в памяти многих народов Тридцатилетняя война (1618–1648) оставалась самым страшным бедствием, которое только может представить себе человек. И это в эпоху, когда, собственно, война, постоянные столкновения различных войск были, в общем‑то, делом вполне привычным.

В начале XVII в. католические круги Европы предприняли наступление на завоевания Реформации. С религиозными противоречиями тесно переплетались и геополитические, именно поэтому ситуация в результате стала настолько запутанной, что не всегда можно было определенно указать, какая страна к какому лагерю относится. В основном борьба велась между габсбургским блоком (испанские и австрийские Габсбурги, католические князья Германии при поддержке Рима и Речи Посполитой) и антигабсбургской коалицией (германские протестантские князья, Франция, Швеция, Дания при поддержке Англии, Голландии и России).

В 1609 г. был создан новый военный союз – Католическая лига, в которую вошли император, католические князья империи, Испания. Лигу поддерживал Папа Римский и Польша, а кроме того, Венгрия, Тосканское герцогство и Генуя. В противовес Лиге была создана Евангелическая уния (протестантские княжества Германии), в которую вошли курфюрст Бранденбургский, ландграф Гессенский, некоторые немецкие города. Унию поддерживали Трансильвания, Савойя и Венеция, Дания, Англия, Нидерланды. В этом лагере оказалась, в конце концов, и протестантская Швеция, а также католическая Франция, не желавшая усиления Габсбургов.

Тридцатилетняя война началась в Чехии весной 1618 г. Конфликт здесь назревал уже давно. Имперцы наводнили страну иезуитами, которые жестоко преследовали деятелей чешской культуры. Ситуация взорвалась, когда престарелый император Матвей назначил своим преемником на чешском троне (король Чехии традиционно был и императором Священной Римской империи) ярого католика, своего племянника Фердинанда Штирийского. 23 мая чешская делегация ворвалась в королевский дворец в Праге и буквально выбросила из окна представителей императора. Эти события получили название Пражская дефенестрация. Мятежники избрали собственное временное правительство – директорию. Между силами повстанцев и имперскими отрядами разгорелась вооруженная борьба. К восстанию примкнула Моравия. Когда в 1619 г. Матвей умер и его место должен был занять Фердинанд, чехи его не признали и пригласили «на царство» главу Евангелической унии и зятя английского короля, Фридриха Пфальцского.



Долго на троне Фридрих не удержался, недаром противники иронично прозвали его «зимним королем», поскольку лишь несколько месяцев зимой 1619/20 г. его можно было всерьез считать чешским монархом. Католическую лигу поддержали войсками и деньгами испанцы, папа, Тоскана и Генуя. Трансильванский князь вынужден был отступить от стен Вены, поскольку в тыл ему ударили венгры. К императору Фердинанду присоединились и Бавария с Саксонией. В то же время Лига навязала членам Евангелической унии договор, согласно которому они не должны были вступать в военные действия с католической армией. 8 ноября 1620 г. у Белой Горы чешские войска были наголову разбиты имперскими силами под командованием графа Иоганна Церкласа Тилли. Лидеры освободительного движения бежали из страны. Эмигрировал в Голландию и Фридрих, его владения были оккупированы одновременно и испанцами, и войсками католических князей.

На захваченных территориях император Фердинанд развернул политику жестоких репрессий против протестантов и чехов вообще. В июле 1621 г. в Праге были казнены 27 руководителей восстания. Владения многих чешских и моравских дворян были распроданы. Преследовалась чешская культура, сжигались книги. Спасая свою жизнь, страну покинули видные представители чешской интеллигенции: педагог Ян Амос Коменский, историк Павел Скала, публицист Павел Странский и др.

Военные действия, тем временем, не прекращались. На Рейне и на северо‑западе Германии продолжали действовать сравнительно небольшие евангелические армии Мансфельда и Христиана Гальберштадтского. Эти военачальники уже вполне перешли на «самообеспечение» своих армий, грабя католические монастыри и окрестные территории. Не намного более легким для простых немцев было пребывание на их территории и имперского войска под командованием Тилли, которое вступило в Северную Германию.

Успехи Габсбургов не могли не беспокоить Нидерланды, Францию, Англию и Данию. Все эти государства по той или иной причине не желали присутствия сильной империи в центре Европы. Амбициозный датский король Кристиан IV, видя успех католиков, опасался за секуляризованные в Дании в пользу короны церковные земли. Мог он пострадать и от расширения имперских владений. Весной 1625 г. Кристиан выступил против католической армии. Начался второй период Тридцатилетней войны – «датский».

Кристиан направил свои войска в междуречье Эльбы и Везера. К нему присоединились Мансфельд и Христиан Гальберштадтский, а также ряд северогерманских князей. Положение Фердинанда стало угрожающим. Теперь его силы были распылены, за годы войны истощились имперские финансы (в то время как Кристиан получил субсидии от голландцев и англичан). Тогда‑то на авансцене появился Альбрехт Валленштейн, едва ли не самый известный полководец Тридцатилетней войны.

Валленштейн, онемечившийся чешский дворянин‑католик, впервые показал себя, командуя одним из полков в Белогорской битве. С тех пор под его началом находились крупные отряды наемников. Во время конфискации земель чехов после сражения у Белой Горы ему удалось скупить поместья, леса и рудники, фактически он стал хозяином всей северо‑восточной Чехии. В тот момент, когда Фердинанд II лихорадочно искал способ борьбы с новым противником, Валленштейн предложил ему свою помощь. Он взялся создать и вооружить огромную армию наемников, не обращая внимания на их национальную и даже религиозную принадлежность. Армия эта должна была жить за счет солидных контрибуций с местного населения.

Валленштейн проявил себя как незаурядный организатор, и непревзойденный руководитель больших воинских подразделений. За короткий срок он создал 30‑тысячную армию, установив в ней жесточайшую дисциплину. Солдатам платили много и регулярно, естественно, облагая тяжелейшими поборами рядовых жителей империи. В своих владениях Валленштейн наладил мануфактурное производство оружия и армейского снаряжения. В разных местах страны были подготовлены склады и арсеналы. Уже к 1630 г. войско полководца насчитывало 100 тысяч человек.

Продвинувшись на север, Валленштейн одновременно с Тилли нанес протестантам ряд сокрушительных поражений (Мансфельда разбил сам Валленштейн у моста через Эльбу близ Дессау, а датчане потерпели поражение от Тилли под Люттером у Баренберга). В руках Валленштейна оказались Мекленбург и Померания, а затем он поставил себе на службу всю Северную Германию.

Тем временем Тилли вторгся на полуостров Ютландия, угрожая уже непосредственно Копенгагену. Кристиан, бежавший на острова, запросил мира, который был заключен в Любеке в 1629 г. на условиях, достаточно благоприятных для датского короля. Император же на севере Германии снова занялся расправой с протестантами. Их пасторы изгонялись, запрещалось некатолическое богослужение, с новой силой продолжались ведовские процессы. Был принят одиозный Реституционный эдикт, по которому восстанавливались права католической церкви на захваченное ранее у нее имущество.

Против таких непопулярных мер выступал Валленштейн. Полководец лелеял мечту о создании объединенного государства, которым необходимо было управлять, согласуя свои законы с настроениями людей. Себе в новой державе Валленштейн отводил явно не последнюю роль. Он получил Мекленбургское герцогство, был награжден титулом «Генерала Балтийского и Океанического морей», Фердинанд называл Валленштейна генералиссимусом. Полководец же, реализуя программу на усиление монаршей власти, предлагал императору разогнать собиравшийся в Регенсбурге княжеский рейхстаг. Но в этой ситуации Фердинанд подчинился настойчивым требованиям католических князей и отстранил Валленштейна от руководства армией.