«Семинедельная война» Пруссии с Австрией

Для объединения Германии с ведущей ролью в ней Пруссии Бисмарку было необходимо выиграть борьбу за гегемонию в Германском союзе у Габсбургов. Поводом для войны стал дележ добытых в войне с Данией земель. Австрия не могла присоединить полученный ею Гольштейн к своей территории, поэтому настаивала на образовании в Шлезвиге и Гольштейне независимого государства. Пруссия возражала.

Бисмарк обвинил Австрию в нарушении Гаштейнской конвенции 1865 г., поскольку Австрия не пресекала антипрусской агитации в Гольштейне. «Железный канцлер» аннулировал конвенцию и выдвинул программу объединения германских государств под руководством Пруссии и без Австрии. Это предложение оттолкнуло большинство средних и мелких монархий. В будущей войне многие мелкие германские государства выступили на стороне Австрии.

Внешнеполитическая ситуация была благоприятна для Пруссии. Россия давно находилась в конфронтации с Австрией; Александр II был обязан Бисмарку за поддержку в подавлении польского восстания. Наполеон III интересовался только землями по Рейну, и Бисмарку удалось добиться его нейтралитета. На свою сторону Пруссия привлекла Италию, жаждавшую отобрать у Австрии Венецию. Тайно прусское правительство поддержало венгерских революционеров, поставив императора Франца Иосифа под угрозу восстания в тылу его «лоскутной» державы.

Бисмарк заставил противника приступить к масштабной подготовке к войне. До его сведения канцлер специально довел секретные планы, которые строил начальник генштаба Гельмут Мольтке. Тот полагал, что прусская армия должна начать действовать без дипломатических предупреждений. Узнав об этом, Маршальский совет Австрийской империи решил усилить контингент в Богемии. Прусская пресса раздула эти действия до размеров широкомасштабной подготовки к войне. 27 апреля Австрия объявила общую мобилизацию, в мае свою мобилизацию начала и Пруссия. Реформированная система набора войск позволила ей гораздо быстрее подготовить армию.



Уже 7 июня 1866 г. пруссаки приступили к изгнанию австрийцев из Гольштейна. 15 июня они начали военные действия против еще не сформированных германских армий. Только саксонские войска были заблаговременно приведены в готовность и отошли из Саксонии, куда вторглись пруссаки, в Богемию.

Главный фронт против Пруссии образовывали Австрия и Саксония в Богемии. Второй театр представляли Ганновер и Гессен, вклинившиеся в Северную Германию. Третий театр – южногерманский – здесь лишь ожидались действия германских союзников Австрии.

Борьбу с германскими государствами Мольтке решил вести лишь ограниченными силами, основные силы были направлены в Богемию. Он учел новые факторы – железные дороги. Из внутренних областей Пруссии к австро‑саксонской границе вело пять железнодорожных линий. Гениальный военный тактик принял решение высаживать войска на конечных станциях всех линий. Фронт развертывания, таким образом, оказался беспрецедентно широким. При усовершенствованной связи и увеличившейся численности войск держать части локоть к локтю не было надобности. Мольтке, наоборот, был ярым противником «крайности сосредоточения», нагромождения в одном месте больших масс. Он считал, что такое сосредоточение необходимо только во время боя. Прусская армия получила приказ «врозь идти, вместе драться».

22 июня пруссаки начали вторжение в Богемию – с северо‑запада, из Лаузица – 1‑я и Эльбская армии под общей командой принца Фридриха Карла. 2‑я армия переходила границу из Силезии на пять дней позже. Она наступала через горы под командованием кронпринца прусского.

Австрийцы не могли передвигаться так же быстро и слаженно. После непродолжительного движения вперед они начали отход назад. Император дал возражавшему командующему Бенедеку приказ остановиться, чтобы дать противнику генеральное сражение. Мольтке же категорически отказался соединять свои армии перед фронтом неприятеля.

Решающее сражение состоялось 3 июля при Кениггреце (оно же – битва при Садовой). Австрийцы расположились так, чтобы вести оборонительное сражение на два фронта между реками Быстрица и Эльба. План Мольтке полностью оправдал себя, с самого начала похода в Богемию армии шли раскрытыми «клещами», и их щипцы почти сомкнулись именно в момент сражения, зайдя с флангов противника. Многим австрийцам удалось отойти за Эльбу, но они потерпели полное поражение. Потери пруссаков в битве при Садовой составили 9 тысяч убитыми и ранеными, австрийцев более 22 тысяч убитыми и ранеными, 19 тысяч пленными. Прусские офицеры долго не могли уяснить себе размеры одержанной победы.

7 июля началось дальнейшее продвижение пруссаков. Судьба австрийской столицы была, казалось, предрешена. Военная партия в Пруссии требовала обязательного ее взятия и триумфального парада на главной площади. Но против был хитрый Бисмарк. Унижение Австрии могло привести к нежелательным для Пруссии последствиям. В побежденной империи Бисмарк видел будущего союзника в европейских делах. Европейские державы вряд ли положительно восприняли неумение Пруссии умерять свои амбиции. Рассказывают, что канцлер чуть ли не валялся в ногах у короля со слезами на глазах и кричал: «Не трогайте Вену!»

23 августа в Праге был заключен мир, исключивший Австрию из Германского союза. Бисмарк убедил Вильгельма отказаться от аннексии Саксонии и Баварии. Австрия уступила Венецию Италии, а Гольштейн – Пруссии, уплатила небольшую контрибуцию. Ганновер, Кургессен, Нассау, Гессен‑Гомбург и Франкфурт‑на‑Майне были присоединены к Пруссии, которой теперь принадлежало две трети территории и населения германских государств. 21 государство севернее Майна вошло в новый Северогерманский союз под эгидой Пруссии. В ведение прусского короля как главы союза были переданы внешняя политика и военные вопросы. Четыре германских государства (Бавария, Вюртемберг, Баден и Гессен‑Дармштадт) были обязаны выплатить небольшие контрибуции и заключить военные союзы с Пруссией. Окончательное объединение Германии было не за горами.