Съезд шести Императоров и битва на Мульвийском мосту

Съезд шести Императоров и битва на Мульвийском мосту

Вместо спокойной передачи власти согласно придуманному Диоклетианом механизму после его ухода на покой в империи началась ожесточенная борьба за власть, предпосылки которой были заложены этой самой тетрархической системой. Диоклетиан только благодаря личной энергии, авторитету, дипломатическому таланту держал ситуацию в своих руках. Без него система не работала.

1 мая 305 г. состоялось публичное отречение Диоклетиана и Максимиана от власти. Первый вскоре поселился на берегу моря в Салоне (сейчас Сплит, Хорватия), второй – в Медиолане. На специальной церемонии августами стали Констанций Хлор и Гай Галерий, а новыми цезарями были назначены Север и Максимин Даза. До нас дошло подробное описание этой церемонии. На ней все ожидали назначения Константина – сына Констанция Хлора. Но в нужный момент Галерий буквально оттолкнул Константина, представив пораженному войску Максимина Дазу. Вероятно, этими назначениями Диоклетиан и Галерий стремились показать, что доминат отказывается от наследования власти по родственному принципу. Ведь обойденным оказался не только Константин, но и Максенций – сын Максимиана.

Константину была отведена особая роль: он должен был служить залогом союза между Констанцием Хлором и Галерием, и восточный август продолжал удерживать его при своем дворе после отречения Диоклетиана. Именно обиженный Константин стал главным виновником разгоревшейся вскоре новой гражданской войны. Вырвавшись из почетного плена, он сумел благополучно добраться до отца, находившегося в Британии. В том же 306 г. Констанций Хлор умер и перед смертью передал власть сыну, что было подтверждено войсками, провозгласившими Константина августом. Галерий решил не идти на обострение конфликта и признал нового императора, хотя и не в ранге августа, а в ранге цезаря, так как августом должен был стать Север.

После этого уже и Максенций стал добиваться власти. 28 октября 306 г. с помощью солдат он провозгласил себя императором в Риме. Одновременно его отец Максимиан, уходивший только под давлением Диоклетиана, во второй раз стал августом и вернулся к политической деятельности.



Таким образом, в Римской империи оказалось сразу шесть правителей. Галерий, как старший по рангу август‑доминус, попытался восстановить тетрархию силой и вторгся с войсками в Италию, однако был вынужден ни с чем вернуться в свои восточные владения. Затем он назначил вместо убитого Севера новым августом на западе Лициния и попытался еще раз восстановить тетрархию, организовав встречу всех правителей Римской империи. На съезд Галерием был приглашен и Диоклетиан. По преданию, бывший доминус сначала не хотел возвращаться в политику, отвечая прибывшим к нему послам: «Если бы вы видели, какие я тут овощи вырастил, вы не стали бы меня просить!»

Съезд состоялся в Карнунте на Дунае в конце 307 или в 308 г. и, судя по всему, не принес желаемого результата. У власти продолжали находиться шесть правителей: два старших августа, два августа и два цезаря. Вскоре Галерий вообще отменил ранг цезаря и назвал себя вместе с Лицинием августами, а Максимина Дазу и Константина – «сыновьями августов». Чуть позже Галерий постановил, чтобы все четверо назывались императорами.

Диоклетиан доживал свой век в Салоне, с грустью наблюдая развал столь старательно создававшейся им тетрархии. В 313 г. Константин и Лициний отправили Диоклетиану приглашение на свадебный пир. Он, подозревая, что рвущиеся к усилению своей власти преемники хотят устранить его, отказался. Вскоре последовало угрожающее письмо, в котором императоры обвиняли Диоклетиана в том, что он покровительствует Максимину Дазе. Понимая, что ему готовят позорную казнь, проницательнейший принцепс покончил с собой.

Системе тетрархии, которую попытался восстановить Галерий, явно мешало наличие находившегося в Риме Максенция. Он порвал с отцом – Максимианом, который воспользовался покровительством Константина и перебрался в Галлию. Смерть Галерия, казалось, должна была ослабить напряженность, поскольку реальной властью опять обладали четыре человека: Лициний, Максимин Даза, Константин и Максенций, но началась новая гражданская война. Константин сблизился с Лицинием, а Максимин заключил тайное соглашение с Максенцием.

В открытых военных действиях участвовали Константин и Максенций, война между ними началась в 311 г. Значительное превосходство сил было в ней на стороне Максенция: 100 тысяч против 40 тысяч Константина. Но при этом именно последний атаковал. Его солдаты, в отличие от итальянских контингентов соперника, имели большой боевой опыт, поскольку постоянно воевали с варварами на рейнских границах. Начав наступление из подчиненной ему Галлии, он беспрепятственно перешел Альпы, разбил части противника у Турина и Вероны и подошел к стенам Рима. За Максенция сражения вели его полководцы, сам он не выезжал из Рима в связи с неблагоприятными предсказаниями гадателей. Решающая битва этой войны произошла в 312 г. на Мульвийском мосту через Тибр. Это сражение прославлено в работах христианских историков, ибо победу здесь Константин одержал якобы не без вмешательства самого Господа.

Константин подошел к Риму и разбил лагерь на равнине к северо‑востоку от упомянутого моста. Максенций же приказал построить через Тибр мост‑ловушку, который состоял из двух частей и в случае разъединения их должен был рухнуть в воду вместе со всеми находящимися на нем людьми. В Риме были проведены очередные гадания, в Сивиллиных книгах Максенций якобы вычитал, что поражение потерпит враг Рима. Он решил, что врагом Рима является пытающийся взять Вечный город Константин. Тот со своей стороны тоже не обошелся без мистики. У Константина случались видения и раньше, но тогда в решающие моменты он видел Аполлона и Геркулеса, а перед битвой у Мульвийского моста он уже имел дело с христианскими персонажами. Константин якобы увидел «составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью “Сим побеждай!”». На следующий день Константин приказал всем солдатам изобразить на своих щитах такой же крест (точнее, букву X), пересеченный чертой, превращавшей знак в монограмму Иисуса Христа. Судя по всему, император действительно приказал поместить на щиты некий знак. Возможно, это была монограмма самого Константина. Не исключено, что он и его солдаты могли видеть необычные пятна на солнце.

28 октября разыгралось сражение, в котором оба лидера приняли личное участие. Все началось с кавалерийской атаки Константина, затем в бой вступила пехота. Некоторое время Максенцию удавалось сдерживать натиск противника, но вскоре его войска обратились в бегство по мосту в город. Мост не выдержал напора и рухнул, став ловушкой для самого Максенция, который утонул. Чудо, произошедшее во время этой битвы, якобы окончательно убедило Константина принять христианство.

Константин вошел в Рим, наказал близких сторонников Максенция и распустил преторианскую гвардию. Сенат признал его старшим августом. Константин стал, по сути, единоличным правителем западной части империи. В руках Лициния осталась восточная часть.