Синайская кампания (Англо-Франко-Израильская война с Египтом). 1956 г

29 октября 1956 года Израиль развернул боевые действия по плану операции «Кадеш».

На исходе дня 16 транспортных самолетов марки «Дакота» (у нас он назывался ЛИ-2) высадили в районе перевала Митла на Центральном Синае 400 парашютистов батальона Рафаэля Эйтана, входившего в 202-ю парашютную бригаду. В то же время восточнее, в южной части пустыни Негев, египетскую границу перешли два десантных и два механизированных батальона с легкими танками АМХ-13 французского производства, с приданными им артиллерией и минометами той же 202-й бригады под командованием Ариэля Шарона. С ходу взяв пограничный пункт Кунтилла, уже ночью они достигли и захватили Эль-Тамад.

30 октября группировка полковника Иегуды Валаха (численностью до дивизии) отвоевала на центральном участке важные приграничные пункты Эль-Кусейма и Абу-Авейгила.

В ночь с 31 октября на 1 ноября северная группировка «Цахала» атаковала позиции египтян в секторе Газа. Танкисты Хаима Барлева и пехотинцы бригады «Голани» прорвали оборону египтян и «оседлали» дорогу на Эль-Ариш и Румани.

Одновременно англо-французский флот установил морскую блокаду Египта.

31 октября после отказа египетского правительства принять ультиматум Англии и Франции о передаче под их контроль зоны Суэцкого канала 300 английских и 240 французских самолетов (главным образом истребители «Мистэр» и «Ураган») подвергли ожесточенным бомбардировкам военные и гражданские объекты египтян.

Операцию поддерживали также израильские ВВС. Следует сказать, что о начале воздушных бомбардировок англичане сообщили заранее по кипрскому радио. Это позволило персоналу наземных служб спрятаться в укрытиях, а самолетам вылететь на южные аэродромы или в другие арабские страны. Тем самым гибель мирных граждан была сведена до минимума. Материальный ущерб от этой акции был незначительным, но имел огромное политическое значение для Израиля. Мировая общественность переадресовала свое возмущение от «главного агрессора» Лондону и Парижу.

В ответ на английскую агрессию 1 ноября инженерно-саперные части сирийской армии овладели тремя главными насосными станциями нефтепровода компании «Ирак Петролеум», проходящего по территории Сирии, и взорвали их. Тем самым они «перекрыли» британцам поставки иракской нефти.

К исходу 5—6 ноября израильские войска при поддержке союзнического флота и авиации овладели Синайским полуостровом.

Отметим, что к началу Синайской кампании соотношение сил было не в пользу Египта. Тройственный союз выставил для ведения боевых действий военный контингент численностью около 229 тыс. солдат и офицеров, 650 самолетов и свыше 130 боевых кораблей, в том числе 6 авианосцев. Регулярная египетская армия к началу событий насчитывала около 90 тыс. человек, сведенных в 16 пехотных, бронетанковых и артиллерийских бригад. Кроме того, начатая Насером реорганизация армии и ее переход на новое вооружение, поставляемое главным образом из СССР и Чехословакии, не были доведены до конца. В связи с этим к началу войны из 128 современных самолетов египетских ВВС лишь 30 истребителей и 12 бомбардировщиков находились в состоянии боеготовности. Из 30-тысячной группировки египетских войск на Синайском полуострове только 10 тысяч входило в состав регулярных частей, остальные — в ополченскую добровольческую армию национального освобождения. По численности войска Израиля превосходили египтян почти в 1,5, а на отдельных направлениях — более чем в 3 раза; войска англичан и французов, высаживавшихся в районе Порт-Саида, имели более чем 5-кратное превосходство над египетскими. Общее соотношение по авиации было 10:1 в пользу тройственной коалиции. Несмотря на это, египетские летчики приняли участие в отдельных воздушных боях. По данным египетского Генштаба, их общее количество составило 164. Правда, по оценкам западных специалистов, их деятельность была малоэффективна, в первую очередь из-за стремления избежать встреч с авиацией или ПВО противника. Например, израильский генерал Моше Даян в своем «Синайском дневнике» приводит несколько случаев, когда египетские летчики «не спешили» на выручку своим товарищам или сбрасывали бомбы в «чистом месте», не долетая до намеченных объектов.

Вместе с египтянами воевали и советские летчики-инструкторы. 30 октября им удалось на МиГ-15 бис перехватить четверку английских разведчиков «Канберра» и сбить один из них. На следующий день советские летчики приняли участие в штурме позиций 202-й израильской парашютной бригады. 1 ноября в бой вступила специально переброшенная из СССР группа истребителей-перехватчиков МиГ-17, которой 2 и 3 ноября удалось сбить несколько английских самолетов. Известен также случай, когда три самолета-бомбардировщика Ил-28 с советскими экипажами вели воздушный бой с 10 английскими истребителями в пригороде Каира. В результате два «Хантера» были сбиты огнем носовой и кормовой огневых установок «илов». Всего же, по некоторым данным, в боях над Синаем египтяне потеряли 4 истребителя МиГ-15 бис. Потери тройственной коалиции составили 27 самолетов и 2 вертолета.

5 ноября морские и воздушные десанты союзников захватили плацдармы в районах Порт-Саида и Порт-Фуаде и развернули наступление на Каир.

В 1-м эшелоне оперативного построения англо-французских войск были широко использованы бронетанковые части и авиация, которая действовала преимущественно с малых высот. Для захвата важных объектов применялись воздушные и морские десанты, причем для высадки десантов с кораблей были впервые использованы вертолеты.



Несмотря на военный успех англо-франко-израильской коалиции, планируемой победы над Египтом достичь не удалось. Решающую роль в разрешении конфликта сыграло заявление Правительства Советского Союза. В телеграмме, направленной утром 5 ноября министром иностранных дел Д.Шипиловым председателю Совета Безопасности, в частности, подчеркивалось, что СССР готов предоставить «жертве агрессии» помощь путем «посылки военно-морских и военно-воздушных сил, воинских частей, добровольцев, инструкторов, военной техники» и т. д. Вечером того же дня по личному указанию Н.С. Хрущева были отправлены специальные послания главам правительств Англии, Франции и Израиля. В них говорилось, что война с Египтом «может перекинуться на другие страны и перерасти в третью мировую войну», в которой может быть использована «ракетная техника». Эти заявления СССР были восприняты на Западе как «ядерный ультиматум», хотя слово «ядерный» ни в одном официальном донесении не употреблялось. Тем не менее эта «психологическая атака» возымела действие.

Уже на следующий день Н.С. Хрущев получил послания от руководителей Великобритании и Франции, в которых А. Иден и Ги Молле сообщили о прекращении огня в полночь с 6 на 7 ноября 1956 года. 8 ноября аналогичное послание поступило и от израильского премьера Бен-Гуриона. Чтобы «поторопить агрессоров», Москва 10 ноября вновь заявила, что если коалиция, вопреки решениям ООН, не выведет свои войска с территории Египта, то советское правительство «не будет препятствовать выезду советских граждан-добровольцев, пожелавших принять участие в борьбе египетского народа за его независимость».

К 22 декабря 1956 года Англия и Франция, а к 8 марта 1957 года Израиль вывели свои войска с захваченных территорий. Вдоль демаркационной линии перемирия на территории Египта с согласия его правительства были размещены вооруженные силы ООН. Причем Насеру, следовавшему советам СССР, удалось добиться от Генерального секретаря ООН письменного заверения в том, что «войска ООН без согласия Египта не могут ни прибыть, ни оставаться на его территории, если это согласие будет отозвано».

В результате боевых действий Египет потерял около 3000 человек убитыми и ранеными. 15 000 военнослужащих попали в плен. Было сбито 4 истребителя МиГ-15, 3 «Вампира» и 1 «Метеор». Кроме того, израильтяне захватили 486 единиц бронетехники (включая 16 ложных «Шерманов»), в том числе советского производства — 27 танков (Т-34), включая командирский танк, 6 единиц самоходных артиллерийских установок СУ-100, 60 единиц гусеничных бронетранспортеров; 489 единиц артиллерии (включая 120-мм минометы); 1 эсминец («Ибрагим-эль-Аваль»); 1000 военных автомобилей, 7000 тонн амуниции, 1200 тысяч литров бензина, советский пост Радар, большое количество продовольствия, всего, по западным оценкам, на сумму 20 миллионов английских фунтов.

Израиль, в свою очередь, потерял 172 человека убитыми и 817 ранеными. 3 военнослужащих пропало без вести, и 1 был пленен.

Несмотря на военное поражение, Абдель Насер одержал важную политическую победу. Чрезвычайные силы ООН контролировали вывод израильских войск, а спасательная команда ООН выполняла очистку канала от затонувших судов. Все арабские государства выразили поддержку Египту, популярность Насера среди арабов достигла апогея. По достигнутому в 1958 году в Риме соглашению Египту надлежало выплатить пайщикам компании Суэцкого канала 28,3 млн. фунтов стерлингов.

Благодаря политической победе, одержанной на Синае, Абдель Насер стал самым авторитетным политическим деятелем арабского мира. В Иордании, Ливане, Сирии и других арабских странах он воспринимался как лидер, способный возглавить всех арабов в борьбе за ликвидацию остатков колониализма, противостоять угрозе со стороны государства Израиль и объединить арабский мир в мощную силу, которая пользовалась бы влиянием во всем мире. Партия арабского возрождения (Баас) в Сирии давно пропагандировала идею единства арабского мира. Представители разных политических организаций Сирии и ее президент Шукри Куатли отправились в Каир, чтобы убедить Абдель Насера в необходимости создания союза двух стран. Абдель Насер согласился с этим предложением при условии, что все политические партии Сирии будут запрещены и заменены единственной партией на территории Египта — Национальным союзом. 1 февраля 1958 года Египет и Сирия объединились в федеративное государство Объединенная Арабская Республика (ОАР). Президентом новой республики был избран Абдель Насер. В Каире, столице ОАР, заседал единый законодательный орган, было создано единое военное командование и проводился единый внешнеполитический курс. В арабском мире образование ОАР было воспринято как первый шаг на пути к арабскому единству.

Немалые дивиденды, несмотря на дипломатическое поражение, принесла Синайская кампания и Израилю.

Во-первых, укрепились его отношения с Францией, благодаря чему израильская армия в течение десяти лет не испытывала никаких трудностей с поставками французского вооружения.

Во-вторых, Израиль получил главного и многолетнего союзника в лице Соединенных Штатов. США сделали ставку на Израиль как на страну с режимом западного типа, препятствующей проникновению СССР на Средний Восток.

И наконец, израильская сторона получила важную для страны компенсацию за свое участие в войне — атомный реактор, предоставленный безвозмездно по распоряжению военного министра Франции Бурже-Манори. Акт о сотрудничестве с Израилем и предоставлении ему атомного реактора мощностью в 24 мегаватта вместе с необходимым персоналом и технической документацией был подписан 3 октября 1957 года.

Следует сказать, что разработку атомной программы в Израиле начали еще в конце 1940-х годов. В 1955 г. в ходе объявленной президентом США Дуайтом Эйзенхауэром программы «Атом для мира» Израиль получил атомный реактор мощностью 5 мегаватт, который был установлен в Наххаль Сорек (15 км к югу от израильской столицы). Он мог быть использован лишь в качестве учебного пособия. Однако еще ранее ученые-евреи, работавшие в атомных программах США, Англии и Франции, получили задание собрать информацию о ядерном оружии и технологии его создания. Значительную роль в этой деятельности сыграл «русский еврей», видный французский физик Морис (Моше) Сурдин и ученый-физик Эрнст Давид Бергман, выехавший в Палестину из Германии после прихода к власти Гитлера.

В период с 1957 по 1964 год при помощи Франции в Израиле был создан ядерный центр в Димоне. В строительстве на площади 36 кв. км участвовали 1500 израильских и французских рабочих. 20 тонн тяжелой воды — необходимого вещества для работы реактора предоставила Великобритания. Судя по документам, главными при продаже были коммерческие соображения. Британское атомно-энергетическое ведомство просто избавилось от тяжелой воды (стоимостью 1,5 млн. фунтов), купленной у Норвегии, но ставшей ненужной. Сделку скрыли от США, выступавших против ядерного распространения. Однако в 1958 году американцы засекли строительство в Димоне. Сначала Израиль заявил, что это — текстильная фабрика, потом — металлургический исследовательский комплекс. Два года спустя американцы все же обозначили комплекс как ядерный реактор, и ЦРУ заявило, что это часть программы создания ядерного оружия. Президент США Джон Кеннеди попытался заставить тогдашнего премьер-министра Давида Бен-Гуриона согласиться на регулярную инспекцию американскими специалистами. Чтобы избежать этого, израильский премьер даже подал в отставку, а его преемник Леви Эшкол, получив новое, еще более жесткое послание Джона Кеннеди, охарактеризовал его «дипломатически некорректным и посягающим на государственный суверенитет его страны». 14—15 ноября того же года для обсуждения возникшей проблемы состоялась секретная встреча делегаций обеих стран. Однако вопрос о ядерной программе Тель-Авива был перенесен на более поздний срок. Но дальнейшего развития эта проблема в американо-израильских отношениях так и не получила. 22 ноября 1963 года Кеннеди был убит при весьма странных обстоятельствах. После этого, по высказыванию израильской газеты «Гаарец», «массированное давление вашингтонской администрации на Тель-Авив с целью ликвидировать ядерную программу прекратилось раз и навсегда».

Ряд независимых расследований этого преступления, проведенных в последние годы, позволил выявить круг лиц, причастных к заговору. Центральными из них были Линдон Джонсон и директор ФБР Эдвард Гувер.

Замешанными в организации физического устранения президента оказались также специалисты ЦРУ и израильской разведки «Моссад». Это «сотрудничество» определило дальнейшее отношение американского руководства к атомной проблеме Израиля. Линдон Джонсон, ставший после смерти Кеннеди президентом США, публично заявил, что реактор в Димоне действительно предназначен для мирных целей. Более того, он сразу же отдал распоряжение ФБР прекратить разработку созданной агентурой «Моссада» в СШАв 1959 году компании NUMEC, которая нелегально переправила в Израиль 266 кг обогащенного урана, похищенного из военных арсеналов США. А также дал указание закрыть начатое при президенте Кеннеди расследование деятельности фирмы «Перминдекс» (Permindex), также созданной «Моссадом». Она базировалась в Риме и осуществляла тайные поставки в Израиль как обычного вооружения, так и расщепляющихся материалов. Главным акционером компании являлся директор женевского банка «Банк де креди интернасьональ» — ветеран «Моссада» — Тибор Розенбаум, а исполнительным директором — канадец Луис Блумфелд. Последний был ключевой фигурой еврейской диаспоры в США и Канаде и представитель интересов клана Бронфманов в коридорах власти в Вашингтоне. В совет директоров «Перминдекс» входил также двойной агент ЦРУ и «Моссада» Клей Шоу. Позднее, вместе с другими агентами ЦРУ — Дэвидом Ферри и Ги Бэнистером — он предстал перед судом по обвинению в «заговоре с целью убийства президента США». Прямым свидетельством вовлеченности «Моссада» в убийство президента Кеннеди являются откровения участника заговора, сотрудника ЦРУ Фрэнка Стерджиса — бывшего офицера Армии обороны Израиля «Хагана». К слову сказать, не последнюю роль Стерджис играл и в создании антикубинской террористической организации «Международная антикоммунистическая бригада» (МАБ) в Майами. Причем активную помощь в этом ему оказывал заместитель директора «Моссада» Йехуда Сиппер.

Но вернемся к ядерному центру в Димоне. Последующие попытки поднять завесу секретности вокруг атомной программы Тель-Авива неизменно терпели провал. В 1974 году заместитель директора отдела ЦРУ по науке и технологии Карл Даккетт на Комиссии по ядерному надзору попытался было заявить, что у Израиля есть программа создания ядерного оружия, но получил приказ от главы ЦРУ Ричарда Хелмса не распространяться о своих предположениях.

Все точки над «i» были поставлены 5 октября 1986 года, когда в «The Sunday Times» была опубликована статья, в которой бывший сотрудник завода в Димоне Мордехай Вануну детально описал израильскую программу создания ядерного оружия. К этому времени, по его словам, Израиль уже располагал примерно 100—200 ядерными боеголовками.

Таким образом, Израиль стал нелегальным членом «атомного клуба», шестым после США, СССР, Англии, Франции и Китая, хотя официально об этом не заявлял. Это, впрочем, не ставилось и не ставится Израилю в вину мировым сообществом, в отличие от последующих репрессий по отношению к Северной Корее, Ираку и Ирану.

В то же время Израиль продолжал прилагать большие усилия по нейтрализации военных программ арабских государств, в первую очередь Египта. Одна из таких операций, получившая название «Каир», была предпринята агентами «Моссада» и израильской военной разведки «Аман» в 1962 году. Она была направлена против специалистов из ФРГ, работавших в военно-промышленном комплексе Египта.

Первой жертвой операции «Каир» стал директор западногерманской фирмы «Интра» («Intra») Хайнц Круг. От имени «Интра» в Египте работали немецкие специалисты профессора Пильц и Кляйнвехтер. 11 сентября Хайнц Круг бесследно исчез.

26 ноября в офисе профессора Пильца, эксперта по строительству ракет, взорвалась бомба, заложенная в письмо из Гамбурга. Секретарша профессора Ханнелоре Венди получила тяжелые ранения, потеряла зрение и лишилась правой руки. На следующий день произошел взрыв — на военном заводе. Директор, кому была адресована «посылка с книгами», не пострадал, но получили тяжелые ранения шесть египетских служащих.

20 февраля 1963 года было произведено вооруженное нападение на профессора Кляйнвехтера, одного из авторов электронной системы управления ракет, преподававшего в Каирском университете. Профессор оказал сопротивление, и нападавшие вынуждены были ретироваться. Другого специалиста, профессора Пауля Герке, пытались запугать, шантажируя его детей. Последние заявили в полицию, и двое сотрудников израильской разведки, Отто Жоклик и Иосиф Бен-Гал, были арестованы. Во время следствия выяснилось, что Жоклик во время Второй мировой войны был офицером вермахта.

Террор по отношению к немецким специалистам осуществляется в тот период, когда ФРГ дала согласие «искупить преступления Третьего рейха в отношении евреев», предоставив заем в 500 миллионов долларов. Кроме того, в Израиль уже стало тайно поступать современное германское оружие, в том числе танки, самолеты и вертолеты. Причем на совершенно исключительных условиях — за 10% стоимости, а некоторые виды вооружения — бесплатно.

В рамках операции по ликвидации египетских специалистов, работавших в военной области, израильские спецслужбы пытались организовать покушение на египетского военного промышленника Камиля. Благодаря случайности (в последний момент он сошел с борта самолета, взорвавшегося в воздухе) Камиль остался жив, погибла его жена. Неудачей для израильских спецслужб закончилось и покушение на бригадного генерала Камаля Азабу. Бомба, заложенная в посылку с книгами, взорвалась в тот момент, когда генерала не было в кабинете.