В небе Китая. 1950 г

Первый классический опыт участия в боевых действиях за рубежом после Второй мировой войны советские войска приобрели в феврале—октябре 1950 г. на территории Китайской Народной Республики (КНР), участвуя в отражении налетов гоминьдановской авиации на китайские города.

Гражданская война между Национальным правительством (партией Гоминьдан) и Китайской коммунистической партией (КПК), начавшаяся в 1926 г. и частично прекратившаяся во время войны с Японией, возобновилась с еще большим ожесточением после капитуляции японской армии.

В конце сентября 1945 г. для предотвращения столкновений между коммунистами и гоминьдановцами и поддержки проамериканского режима Чан Кайши на востоке провинции Хэбэй и полуострове Шаньдунь высадился американский экспедиционный корпус в составе 1-й дивизии морской пехоты и ряда других воинских соединений. Эти части вскоре заняли Пекин, Тяньцзинь и прибрежные районы обеих провинций — Хэбэй и Шаньдунь. К лету 1946 г. численность американских войск достигла 113 тыс. чел. при поддержке 157 кораблей 7-го флота США и до 600 самолетов.

С началом вывода советских войск из Маньчжурии все японские предприятия и промышленные объекты были вывезены в Сибирь. Тогда же было принято решение о

передаче почти всего вооружения и военного снаряжения японцев Китайской коммунистической армии. В руки китайских коммунистов попали 3700 орудий и минометов, 600 танков, 861 самолет, около 12тыс. пулеметов и т. д.

В то же время общее соотношение сил к началу гражданской войны в Китае было в пользу Гоминьдана. Их войска насчитывали 4,3 млн человек (около 50 дивизий) и были хорошо вооружены трофейным японским оружием, переданным им США. Армия коммунистов в это время насчитывала 1,2 млн чел. (было сформировано 10 боеспособных дивизий).

В 1946—1947 гг. гоминьдановские войска успешно проводили отдельные наступательные операции, но не смогли добиться своей стратегической цели — уничтожить главные силы коммунистов и их опорные базы. В 1947 г. была создана Народно-освободительная армия Китая (НОАК), и, несмотря на потерю коммунистической столицы Яньаня (или Фуши), в октябре она перешла в наступление в провинции Шаньдунь, отрезав гоминьдановские армии в Северном Китае от основного

источника снабжения. Понеся довольно серьезные потери, гоминьдановские армии были вынуждены перейти к оборонительным действиям по всему фронту.

В 1948—1949 гг. НОАК под командованием генералов Линь Бяо, Лю Бочэна и Чень И проводит ряд операций.

В ходе «сражения за Хуайхэ» и Бэйпин-Тяньцзинь-Калганской операции гоминьдановцы потеряли более миллиона человек (106 дивизий), таким образом Гоминьдан лишился лучших своих войск и был вынужден пойти на переговоры с коммунистами. К ноябрю 1949 г. целые подразделения Гоминьдана, вместе со своими командирами, стали переходить на сторону коммунистов.

К 7 декабря 1949 г. остатки гоминьдановских войск и правительство Чан Кайши эвакуировались на остров Тайвань (или Формозу). Помимо Тайваня националисты за-

няли острова Цюэмоу, Дачень и Мацу. Вооруженная борьба на континенте прекратилась, однако военно-вооруженные силы (ВВС) Чан Кайши, при поддержке и помощи США, стали совершать налеты на города и объекты НОАК на континенте.

14 февраля 1950 г. в Москве был подписан договор между СССР и КНР, в соответствии с которым Советский Союз брал на себя обязательство «оказывать помощь Китаю» всеми имеющимися у него средствами (включая военные). При этом был учтен опыт военного сотрудничества между двумя странами, накопленный накануне, в ходе и после Второй мировой войны. В тот же день постановлением Совета министров СССР № 582—227сс для организации противовоздушной обороны (ПВО) г. Шанхая была создана группа советских войск.

Решение создать в Шанхае советскую группировку войск ПВО предваряли советско-китайские переговоры в Москве в декабре 1949 г. и начале февраля 1950 г. В ходе них Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай поставили перед И. Сталиным и Н. Булганиным вопрос о создании с помощью Советского Союза национальных ВВС и военно-морских

сил (ВМС) для захвата Тайваня (Формозы), где укрылись остатки войск Чан Кайши. Китайские лидеры попытались получить санкцию Москвы на проведение секретной диверсионной акции в отношении Тайваня с использованием «своих» добровольцев, а также волонтеров из «числа военнослужащих стран народной демократии».

Однако И. Сталин с этим не согласился. Он лишь дал согласие обучить «кадры китайского морского флота» в Порт-Артуре с последующей передачей части советских кораблей Китаю, подготовить план десантной операции на Тайвань в советском Генеральном штабе и направить в КНР группировку войск ПВО и необходимое количество советских военных советников и специалистов.

В Китае в 1950—1953 гг. побывало 3642 советника и специалиста Советской Армии и Военно-морского флота (ВМФ), а всего до 1966 г. — 6695 чел. (в том числе 68

генералов, 6033 офицера, 208 военнослужащих срочной службы и 386 рабочих и служащих). За этот период 1514 китайских военнослужащих прошли подготовку в военных учебных заведениях Советского Союза (в том числе для сухопутных войск — 97 чел., ПВО — 178 чел., ВВС — 466 чел., ВМС — 608 чел., тыла — 99 чел. и др. — 66 чел.).

По имевшимся в Генеральном штабе Вооруженных сил СССР сведениям, гоминьдановские ВВС, базировавшиеся на островах Тайвань и Чэкоушаньдао, начали производить воздушные налеты на города Шанхай, Нанкин, Сюйчжоу и на места дислокации подразделений НОАК в районе населенного пункта Нинбо. Наиболее интенсивным бомбардировкам подвергались промышленные объекты, электростанции, железнодорожные узлы и аэродромы. Своих военно-воздушных сил для борьбы с авиацией противника КНР не имела. А части зенитной артиллерии, находившиеся, к примеру, в районе Шанхая, на 70% были небоеспособными.

Командующим группировкой советских войск ПВО в Шанхае был назначен генерал-лейтенант П.Батицкий, начальником штаба — полковник Б.Высоцкий. Замести-

телями командующего группой войск стали: по авиации — генерал-лейтенант авиации С.Слюсарев, по зенитной артиллерии — полковник С.Спиридонов, он же командовал 52-й зенитно-артиллерийской дивизией. Главным военным советником при НОАК и военным атташе в этот период был генерал-лейтенант П.Котов-Легоньков.



В боевой состав группы входили: оперативная группа (управление группы войск, управление 106-й истребительной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской дивизий); 29-й гвардейский истребительный (на самолетах МиГ-15), 351-й истребительный (на самолетах Ла-11), 829-й смешанный (на самолетах Ту-2 и Ил-10) авиационные полки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк; 64-й отдельный радиотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС); 278, 286 и 300-й отдельные автотехнические батальоны; отдельные радиотехническая и автомобильная кислородно-добывающая станции; 45-я отдельная рота связи и транспортная авиагруппа (на самолетах Ли-2).

25 февраля генерал-лейтенант П.Батицкий прибыл в Пекин, где его принял главнокомандующий НОАК Чжу Дэ, которому он доложил о составе и задачах группировки. Здесь же было принято решение о включении в ее состав четырех китайских зенитно-артиллерийских полков смешанного состава (2, 3, 11 и 14-й). После этого штаб группы приступил к рекогносцировке аэродромных узлов Шанхая, Нанкина и Сюйчжоу. 27 февраля план сосредоточения группировки войск ПВО г.Шанхая был представлен на утверждение начальнику Генерального штаба ВС СССР генералу армии С.Штеменко. Предусматривалось завершить сосредоточение советских войск к 23 марта 1950 г.

С 9 по 15 февраля в Шанхай прибыли: оперативная группа командующего советскими войсками, управление 106-й истребительной авиадивизии ПВО, управление 52-й зенитно-артиллерийской дивизии и 64-го отдельного радиотехнического батальона ВНОС. 7 марта с аэродрома Дальний на аэродром Сюйчжоу был передислоцирован 351-й истребительный авиаполк, а в период с 16 марта по 1 апреля шесть авиазвеньев этого полка перебазировались на аэродром Дзяньвань (8 км севернее Шанхая); три звена были оставлены для прикрытия аэродрома Сюйчжоу, где производилась сборка самолетов МиГ-15 29-го истребительного авиаполка, доставленных туда по железной дороге из СССР. 9 марта в Сюйчжоу прибыл личный состав полка и авиакомендатура 286-го отдельного автотехнического батальона. В тот же день в Нанкине разместилась оперативная группа 829-го смешанного авиаполка. В течение марта—апреля на территорию Китая были передислоцированы и другие советские части.

К 22 марта было закончено оборудование командного пункта, с которого осуществлялось централизованное управление войсками. В марте начала поступать авиационная техника. 40 самолетов МиГ-15 29-го истребительного авиаполка прибыли железнодорожным транспортом из Новосибирска в Сюйчжоу в разобранном виде. С 10 по 14 марта они были собраны. К 1 апреля 39 самолетов перебазировались на постоянное место дислокации 29-го полка — аэродром Дачан (10 км северо-восточнее Шанхая). 351-й истребительный авиаполк к этому времени сосредоточился на аэродроме Дзяньвань.

Через неделю прибыли: 829-й смешанный авиаполк с аэродрома Дальний в аэропорт Сюйчжоу; 278-й автотехнический батальон развернулся на аэродроме Дачан;

286-й — на аэродроме Дзяньвань. Что касается 300-го батальона, который с октября 1949 г. уже находился в Китае, то он был передислоцирован из Пекина на аэродром Сюйчжоу.

1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк с 23 марта закрепился на девятнадцати позициях в районе Шанхая, образовав круговую световую зону радиусом 10—20 км и зону обнаружения самолетов в 20—30 км от центра города.

Сосредоточение и развертывание войск, боевой техники и материальных средств прошло по плану. Основная часть офицеров штаба группы прибыла в Китай самолетом, опередив войска на 10—20 дней, что позволило заблаговременно решить ряд оперативных задач. Всего в состав советской группы войск входило: 118 самолетов (в том числе: МиГ-15 — 39, Ла-11 — 40, Ту-2 — 10, Ил-10 — 25, Ли-2 — 4), 73 прожекторных и 13 радиотехнических станций, 116 радиостанций, 31 радиоприемник и 436 единиц автотранспорта.

Воздушная разведка противника была организована следующим образом. Четыре парных радиотехнических поста ВНОС (в пунктах Цидун, Наньхой, Хайянь и Усянь) в светлое время суток вели непрерывное наблюдение за воздухом и передавали данные наблюдения на головной пост ВНОС, который информировал командный пункт группы и все части. Радиотехнический пост ВНОС в пункте Хун Цзяолу, авиационные радиотехнические средства на аэродромах Дачан и Дзяньвань, зенитно-артиллерийская дивизия и прожекторный полк несли дежурство в темное время суток. Кроме того, круглосуточно вели наблюдение за воздухом посты зенитной артиллерии, все прожекторные точки, наблюдатели радиотехнических постов ВНОС, разведчики на командном пункте (КП) группы и частей, китайские посты ВНОС.

В период развертывания войск использовалась в основном проводная связь, что свело к минимуму возможность противника прослушивать работу радиосредств и пеленговать радиостанции группировки. Для организации телефонной связи боевых порядков были использованы городские кабельные телефонные сети китайских узлов связи (не использовались лишь сети, оборудованные американскими телефонными станциями). В течение 7—15 марта был проложен подземный кабель от узла связи командного пункта к магистральному кабелю городской телефонной сети.

Для большей скрытности все работы проводились ночью. Так был обеспечен выход с узла связи КП группы на международную станцию Шанхая и на ближайшую районную китайскую телефонную станцию. Радиосвязь же была развернута лишь частично. Контрольные приемники, работавшие на прослушивание противника, были смонтированы совместно с радиоузлом зенитной артиллерии.

Радиосети готовились к действиям в случае нарушения проводной связи. Проверка связи в радиосетях проводилась на пониженной мощности короткими сигналами два раза в сутки.

Штаб группировки советских войск заранее выявил противостоящую группировку ВВС противника, которая состояла из четырех истребительных, двух бомбардировочных и двух транспортных авиаполков, одной разведывательной авиационной эскадрильи и одного отряда особого назначения. Всего в ней насчитывался 361 самолет, из них: 158 истребителей (в том числе «Мустанг» — 110 и «Тандерболт» — 48), 65 бомбардировщиков (из них В-24 — 21, В-25 — 28 и «Москито» — 16), 16 самолетов-

разведчиков и один транспортный самолет. Самолеты Гоминьдана базировались в основном на аэродромах острова Тайвань и Чжуашаньского архипелага.

Согласно приказу министра Вооруженных Сил СССР № 0040 от 16 февраля 1950 г. район боевых действий истребительной авиации группировки был строго ограничен: 70 км северо-восточнее Шанхая, Цзыйцзыюй и далее на юг острова Хэнша, по северному берегу залива Ханчжоувань до города Ханчжоу.

Действия группы в зависимости от активности противника подразделялись на два этапа. На первом этапе (с 24 февраля по 18 мая) противник одиночными самолетами производил систематические разведывательные полеты в обороняемом советскими войсками районе, а также одиночными самолетами и мелкими группами пытался как днем, так и ночью совершать налеты на аэродромы и объекты Шанхая. Кроме того,

гоминьдановская авиация одиночными самолетами и мелкими группами наносила воздушные удары по боевым порядкам войск НОАК на побережье. Всего, по данным

штаба Группы советских войск, в этот период противник произвел 367 самолето-вылетов, в том числе 10 ночью. На втором этапе (с 18 мая по 20 октября) противник прекратил всякие полеты в обороняемом районе и только с началом военных действий в Корее производил полеты вне границ района советской группы по маршруту Тайвань—Южная Корея—Тайвань. Гоминьдановцами было совершено только 12 самолето-вылетов, в том числе 9 ночью.

7 марта 1950 г. 351-й истребительный авиаполк приступил к боевому дежурству. Полк базировался в Сюйчжоу и имел задачу: патрулированием в воздухе и дежурством на аэродроме в готовности № 1 и № 2 не допустить бомбардировки с воздуха аэродрома и железнодорожного узла. Первый воздушный бой произошел 13 марта.

Патрулировавшее звено истребителей Ла-11 (командир В.Сидоров) обнаружило южнее Сюйчжоу средний бомбардировщик В-25. Командир звена произвел две атаки с задней полусферы сверху с дистанции 800—400 м. Подбитый самолет противника упал в горах северо-западнее Нанкина.

На следующий день во втором воздушном бою патрулировавшим звеном Ла-11 под командованием П.Душина был сбит еще один самолет В-25, который с горящим мотором произвел посадку на фюзеляж в 5 км северо-восточнее аэродрома Сюйчжоу. Шесть человек экипажа были взяты в плен, а седьмой (радист) погиб. После этого случая активность воздушного противника несколько снизилась.

20 марта в 85 км юго-восточнее Шанхая была обнаружена неизвестная цель. В воздух поднялись девять Ла-11 с задачей уничтожить противника на ближних подступах

к Шанхаю. Первая пара истребителей после обнаружения трех «Мустангов» пошла на сближение. Гоминьдановцы уклонились от боя и ушли за границу запретной зоны.

Следовавшие за «Мустангами» бомбардировщики беспорядочно сбросили бомбы и тоже скрылись.

2 апреля два самолета «Мустанг», пролетавшие в районе северного побережья залива Ханчжоувань, встретились с двумя советскими истребителями. Капитан И. Гужев внезапно атаковал противника и первой же очередью сбил истребитель ведомого, а затем двумя последующими очередями уничтожил и самолет ведущего.

В целом гоминьдановская авиация с 20 февраля по 20 октября потеряла 7 самолетов (В-24 — 2, В-25 — 2, «Мустанг» — 2 и «Лайтнинг» — 1), после чего налеты на

Шанхай и его пригороды прекратились. Основные усилия ВВС противника были перенацелены на борьбу с наземными войсками НОАК. Они систематически вели разведку вдоль побережья, атаковали автоколонны и скопления мелких кораблей. Однако это не наносило существенного ущерба армии Китая.

Для совершенствования боевой выучки китайского личного состава в штабах и подразделениях под руководством офицеров 52-й зенитно-артиллерийской дивизии систематически проводились занятия по изучению боевой техники и по отработке способов управления частями и подразделениями в бою. Всего состоялся 2591 час учебных занятий.

С 1 августа части группы советских войск параллельно с несением боевой службы в соответствии с шифротелеграммой военного министра СССР № 3365 от 13 июля 1950 г. приступили к переучиванию личного состава частей ПВО НОАК. Обучение производилось на советской техник, которая, как и имущество группировки советских

войск, в соответствии с постановлением Совета министров СССР от 21 июля подлежали передаче китайскому правительству.

С 13 по 17 октября была создана смешанная советско-китайская комиссия, которая произвела отбор переученного местного личного состава, а также передачу и прием военной техники и материальных средств. По оценке комиссии, все переданное находилось в хорошем состоянии, а подготовленные китайские части ПВО были способны к самостоятельному ведению боя с одиночными и мелкими группами самолетов противника днем в простых метеоусловиях.

19 октября 1950 г. вся система ПВО Шанхая была передана командованию НОАК, а советские воинские части частично возвращены на родину и частично передислоированы в Северо-Восточный Китай на формирование 64-го истребительно-авиационного корпуса для участия в боевых действиях по прикрытию частей и соединений китайских добровольцев в Северной Корее.

Всего советские авиационные части произвели: на прикрытие аэродромов и объектов Шанхая и на перехват самолетов противника — 238 самолето-вылетов; на учебно-боевую подготовку — 4676 самолето-вылетов; на обеспечение полетов транспортной авиации—193 самолето-вылета. В шести воздушных боях советские летчики сбили шесть самолетов противника, не потеряв при этом ни одного своего. Кроме того, четыре китайских зенитно-артиллерийских полка сбили еще один самолет гоминьдановцев (В-24).

Безвозвратные потери личного состава группы с февраля по октябрь 1950 г. составили три человека: два офицера (летчики Макеев и Простеряков) и один рядовой. За это же время было потеряно два самолета (МиГ-15 и Ла-11). Советскими зенитчиками по ошибке был сбит один самолет ВВС НОАК (Ту-2).

За отличное выполнение задания руководство НОАК объявило благодарность личному составу группы советских войск. Все военнослужащие были награждены китайской медалью «За оборону Шанхая». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1950 г. (без публикации в печати) за отличное выполнение своего служебного долга орденом Ленина были награждены капитан Н.Гужев, старшие лейтенанты С.Володкин и П.Душин, майор Ю.Колесников и капитан И.Шинкаренко. Ордена Красного Знамени были удостоены старший лейтенант Н.Абрамович, генерал-лейтенант П.Батицкий, полковник Б.Высоцкий, старший лейтенант В.Люфарь, лейтенант С.Попов, генерал-лейтенант авиации С. Слюсарев, старший лейтенант В.Сидоров, полковники С.Спиридонов и М.Якушин.

Таким образом, группировка советских войск ПВО в Шанхае поставленную задачу выполнила успешно. Ее присутствие в Китае преследовало прежде всего не военную, а военно-политическую и морально-психологическую цели. Большое значение имели обучение китайского личного состава и передача ему всей советской военной техники и оружия.

Одновременно с созданием и боевой деятельностью советской группы в Шанхае в различных районах КНР под руководством советских военных специалистов и советников была развернута широкомасштабная работа по техническому перевооружению существующих и формированию новых соединений и частей НОАК и обучению ее военнослужащих.

Следует отметить, что с середины 1950-х гг. между правительствами СССР и КНР (впервые в мировой практике) начал прорабатываться вопрос оснащения китайских вооруженных сил ракетным (в том числе ядерным) оружием. Уже в сентябре 1956 г. в Китай в соответствии с межправительственным соглашением прибыла группа советских военных специалистов по ракетной технике для проведения рекогносцировочных работ. Через год с небольшим Пекин получил несколько ракет Р-1 с обычными боеголовками, которые были доставлены в новое «жилье» по железной дороге эшелоном № 23770, вышедшим с арсенала № 24 со станции Михайленки Юго-Западной железной дороги. До января 1958 г. в Китай были поставлены еще 63 «единицы техники» для ракет второго поколения Р-2, что позволило развернуть первый ракетный дивизион НОАК. Дальнейшими планами двустороннего военно-технического сотрудничества предусматривались поставки в КНР «ракетной техники современных образцов», в том числе «нового поколения ракет Р-5» с ядерными боеголовками. Лишь ухудшение советско-китайских отношений в 1959 г. не позволило реализовать эти планы. Широкомасштабная переброска ядерных сил была осуществлена СССР через несколько лет в ходе Карибского кризиса (о чем мы расскажем в дальнейшем).

Отдельные вооруженные инциденты между КНР и Тайванем продолжались вплоть до 1973 г. (в 1972 г. была произведена замена представителя Национального Китая

в Совете Безопасности ООН на представителя Китайской Народной Республики, а в 1973 г. правительство США признало правительство КНР в Пекине).