Вторая мировая война: Африка, Ближний Восток и Средиземное море в планах империалистических держав

Борьба за господство в Африке, на Ближнем Востоке и Средиземном море определялась экономическими, политическими и стратегическими интересами противоборствующих империалистических группировок. Контроль над этими районами давал монополиям возможность извлекать огромные прибыли, обеспечивал воюющие страны стратегическим сырьем и людскими ресурсами. Господство в Африке, на Ближнем Востоке и Средиземном море имело важное значение и потому, что через них проходили главные коммуникации, связывающие метрополии с колониальными владениями.

Политическое и военное руководство воюющих коалиций придавало особенно большое значение районам, непосредственно прилегающим к Средиземному морю.

Побережье Северной Африки с расположенными на нем военно-морскими и военно-воздушными базами являлось исходным районом, владение которым позволяло флоту и авиации вести боевые действия вплоть до Апеннинского полуострова, Балкан и Турции. Вместе с тем приморские районы Северной Африки представляли собой важное операционное направление, на котором могли быть предприняты боевые действия значительных сухопутных сил сторон при поддержке флота и авиации в борьбе за подступы к Ближнему Востоку, одному из центров противоборства империалистических группировок, и за глубинные районы Африки.

Ближний Восток играл роль опорного узла в британской и французской колониальных империях. Через него и Суэцкий канал проходили главные морские и сухопутные пути из Европы в Азию и обратно. Он занимал особое место в нефтяном балансе капиталистического мира. К 1 января 1937 г. разведанные запасы нефти в этом районе составляли 671,4 млн. тонн, или около 21 процента всех запасов капиталистического мира. Добыча нефти только в Иране, Ираке и Саудовской Аравии в 1940 г. составила 11979 тыс. тонн. Для Англии поступление нефти из этого района имело жизненно важное значение.

Балканский полуостров, непосредственно выходящий к Средиземноморью, соперничавшие группировки рассматривали, с одной стороны, как плацдарм для осуществления своих оперативно-стратегических целей, с другой — как богатую сырьевую и продовольственную базу. Немаловажное значение для противостоящих коалиций имел и полуостров Малая Азия, через который пролегал кратчайший путь из Европы на Ближний и Средний Восток. Армии балканских стран и Турции играли существенную роль в балансе военной силы в этом районе.

Обострение борьбы за господство на самом Средиземном море предопределялось особой важностью средиземноморских коммуникаций для враждующих группировок. Перед лицом агрессивных устремлений фашистской коалиции в Средиземном море и прилегающих к нему районах Англия и ее союзники стремились сохранить контроль над опорными базами: Гибралтаром, Мальтой, Суэцким каналом. И это понятно — путь из Александрии и с Ближнего Востока вокруг Африки в Европу в три с лишним раза длиннее, чем через Средиземное море, а из Индии в Европу вокруг Африки на 8 тыс. км длиннее, чем через Суэцкий канал. Прекращение перевозок через Средиземное море привело бы к сокращению оборота тоннажа в 2 — 4 раза, замедлило бы переброску войск с одного театра на другой и нарушило бы снабжение воюющих государств стратегическим сырьем.



Каковы были планы и силы сторон?

Германский империализм давно стремился удовлетворить свои колониальные аппетиты за счет захвата обширных районов Африки, Ближнего и Среднего Востока и установления господства на Средиземном море. По планам гитлеровцев треугольник бывших немецких колоний в Африке (Камерун, Юго-Западная и Восточная Африка) должен был стать основой, а Бельгийское Конго — центром будущей германской колониальной империи в Африке. В ее состав включались Французская Экваториальная Африка и Нигерия. Бывшая германская колония — Юго-Западная Африка «передавалась» Южно-Африканскому Союзу, который предполагалось превратить в вассальное фашистское государство. Германия планировала захватить Северную Родезию и Кению, граничившие с бывшей немецкой Восточной Африкой. Остров Мадагаскар намечалось использовать для размещения евреев после выселения их из Европы.

К захвату этих территорий Германия рассчитывала приступить после успешного окончания войны в Европе. Основная роль в осуществлении агрессивных планов на Средиземноморье и Африканском континенте отводилась фашистской Италии. Согласно германской «глобальной стратегии» Италия должна была первоначально взять здесь на себя ведение боевых действий против Англии и Франции и тем самым обеспечить вермахту благоприятные условия для агрессии в Европе.

Однако замыслы итальянского империализма, выступившего в союзе с фашистской Германией, выходили за рамки гитлеровских планов. Он сам рассчитывал на обширные колониальные захваты и еще до войны приступил к созданию «великой Римской империи». Помимо Ливии, Эфиопии и Албании в эту империю предполагалось включить значительные территории Египта, Англо-Египетского Судана, Французское и Британское Сомали, Аден, острова Перим и Сокотра, вовлечь в итальянскую сферу влияния Хадрамаут, Йемен, Турцию и Саудовскую Аравию, а также Египет, Палестину, Трансиорданию и Ирак. Итальянские фашисты претендовали на господство во всем Средиземном море и на контроль за выходами из него в Атлантический и Индийский океаны.

К 1940 г. Италия имела в районе Средиземного моря, включая метрополию, и в Северо-Восточной Африке значительные вооруженные силы. Сухопутная армия вместе с формированиями фашистской милиции и колониальными войсками насчитывала 71 дивизию — всего свыше 1,1 млн. человек. Военно-воздушные силы располагали 2132 боевыми самолетами, а военно-морской флот насчитывал 149 крупных надводных кораблей (в том числе 4 линкора, 22 крейсера) и 115 подводных лодок. Тем не менее фашистская Италия фактически оказалась слабо подготовленной к войне. Вооружение армии было в значительной части устаревшим, сухопутные войска и ВВС плохо обучены ведению войны в условиях Африки. Слабость промышленной базы и нехватка сырья мешали Италии обеспечивать свою армию современным вооружением. Заняв с началом второй мировой войны выжидательную позицию, фашистское правительство и генеральный штаб тем не менее продолжали направлять крупные контингенты войск в Северо-Восточную Африку (Эритрея, Эфиопия и Итальянское Сомали), в Северную Африку (Ливия), в Албанию и на Додеканесские острова. С учетом колониальных формирований в этих районах предполагалось иметь до 600 тыс. солдат и офицеров.

Сосредоточение значительных группировок итало-фашистских войск в Ливии и Эфиопии создавало реальную возможность осуществить операцию по охвату английских войск, находившихся в Египте и Англо-Египетском Судане, с флангов. Этой операции англо-французское командование предполагало противопоставить проведение ударов с целью захвата в клещи обеих группировок противника: ливийской — со стороны Египта и Туниса, эфиопской — со стороны Судана и Кении. Чтобы гарантировать успех, намечалось отрезать Эфиопию и Ливию от Италии, используя морские и воздушные силы. Основные мероприятия англо-французского командования на театре были направлены на обеспечение этого стратегического замысла.

Разработка планов обороны Средиземноморья, Африки и Ближнего Востока осуществлялась совместно английским и французским генеральными штабами. Они предусматривали в случае войны обеспечить контроль союзников над Средиземным морем: французским флотом — в западной части Средиземного моря, английским — в восточной. После завершения операций в Эфиопии, Ливии и завоевания господства на Средиземном море союзники намеревались нанести удар по Италии.

При разработке планов обороны Северной Африки и Ближнего Востока делалась ставка в первую очередь на французские войска, крупные контингенты которых дислоцировались в этих районах. Они должны были нанести главный удар по итальянским войскам в Ливии, предприняв наступление из Туниса. Кроме того, сосредоточение крупной группировки французских войск в Сирии должно было побудить Турцию к вступлению в войну на стороне союзников и привести к изменению соотношения сил на Ближнем Востоке и Балканах в их пользу.

Планируя боевые действия в Северо-Восточной Африке, английское командование исходило из того, что значительная часть итальянских войск может быть скована действиями эфиопских партизан.

До капитуляции Франции стратегическое положение союзников в Африке и на Средиземном море было достаточно прочным. Их флоты, асчитывавшие здесь 107 надводных боевых кораблей (в том числе 6 линкоров и линейных крейсеров, 1 авианосец, 1 авиатранспорт, 17 крейсеров) и 63 подводные лодки, контролировали западную и восточную части Средиземноморья и Красное море. Численность французских войск в южной и восточной частях Средиземноморья превышала 300 тыс. человек, из них более 150 тыс. были сосредоточены на ливийско-тунисской границе и 80 тыс. — в Сирии и Ливане. Английская армия в Северо-Восточной Африке и на Ближнем Востоке насчитывала примерно 130 тыс. солдат и офицеров.

В результате поражения Франции и выступления Италии против союзников прочность позиций Англии в районе Средиземного моря, на Ближнем Востоке и в Африке была поколеблена. Стратегическая обстановка в этом районе существенно изменилась в пользу стран оси.

Англия, оказавшись в тяжелом положении, была вынуждена перейти здесь к стратегической обороне, чтобы не допустить захвата Египта, Судана, Ирака, Палестины, Адена и Кении. Вместе с тем она намеревалась, рассчитывая на превосходство в военно-морских силах, удержать контроль над западной и восточной частями Средиземного моря и блокировать итальянские базы на Додеканесских островах.

Из Индии, Австралии, Новой Зеландии, стран Африки и из самой Англии на Ближний и Средний Восток спешно перебрасывались войска, боевая техника и авиация. Предпринимались попытки стабилизировать политическое положение в арабских странах, привлечь на сторону Англии местное население, активизировать партизанское движение в тылу итальянских войск — в Эфиопии и Итальянском Сомали. Укреплялась оборона острова Мальта — английской военно-морской базы и крепости в центральной части Средиземного моря.

Тем временем Германия и Италия, получившие по условиям перемирия с Францией доступ к богатствам Северной и Западной Африки, начали вывозить из Марокко железную руду и молибден, из Алжира и Туниса — продовольствие. Во французских колониях, находившихся под юрисдикцией правительства Виши, стали хозяйничать германо-итальянские комиссии по наблюдению за выполнением условий перемирия, занимавшиеся главным образом шпионажем и изучением будущих районов военных действий.

Однако не прошло и месяца после поражения Франции, как против вишистского правительства выступили патриотически настроенные войска и население колониальных территорий Французской Экваториальной Африки (ФЭА) и Камеруна. С осени 1940 г. ФЭА и Камерун стали опорной базой организации «Свободная Франция» во главе с генералом де Голлем. Военные усилия Англии поддерживали власти Бельгийского Конго.

В этой сложной и противоречивой обстановке размежевания сил итальянский генеральный штаб приступил к реализации ранее разработанных планов захвата Северной и Северо-Восточной Африки.