Вторая мировая война: Антикоммунизм — орудие международного империализма

В планах войны против Советского Союза наряду с мобилизацией военно-экономических ресурсов и расширением фашистского блока гитлеровцы отводили важное место усилению идеологической борьбы, подрывной пропаганды. Уже в период агрессии против Польши и в Западной Европе они широко использовали пропаганду для подрыва морального духа противника.

Одновременно велась усиленная идеологическая обработка солдат вермахта и населения Германии. Фашисты продолжали насаждать в стране человеконенавистническую идеологию, разжигать ненависть к коммунизму, к социалистическому государству. Для идеологической подготовки агрессии против СССР гитлеровцами широко использовалась антикоммунистическая и антисоветская истерия, охватившая многие капиталистические страны.

Антикоммунизм являлся общей идейно-политической платформой враждующих империалистических группировок. В Англии и Франции, несмотря на состояние войны с фашистской Германией, продолжалась яростная клеветническая кампания против Советского Союза, усилились нападки на коммунистов. Главным тезисом антисоветской пропагандистской кампании в западных странах после 1 сентября 1939 г. было лживое обвинение Советского государства в проведении «агрессивной политики».

В октябре и ноябре 1939 г. на страницах западной печати появились фальшивки, утверждавшие, что СССР сосредоточивает на границе войска с целью нападения на своих северных и южных соседей и стремится распространить «влияние коммунизма» на другие страны. «План русских грандиозен и опасен, — утверждала французская газета «Эпок». — Он представляет прямую угрозу не только для наших союзников — Румынии и Турции, но в первую очередь для Англии... Их конечной целью является Средиземное море». 30 ноября премьер-министр Англии Чемберлен, а через несколько дней министр иностранных дел Галифакс выступили с резкими нападками на Советский Союз. 7 декабря руководители лейбористской партии и генсовета английских тред-юнионов опубликовали проникнутый антисоветскими измышлениями «манифест» по поводу финляндско-советского конфликта. Как отмечает английский историк У. Раст, огромная волна антисоветской истерии в Англии в то время по своему размаху превзошла даже антисоветскую кампанию в период интервенции двадцать лет назад. Институт анализа пропаганды в Нью-Йорке в июне 1940 г. констатировал, что «ни об одном из международных столкновений, имевших место в последнее время, американская пресса не писала так мало правды и не распространяла так много небылиц, как о финской войне».

Клевета в адрес Советского Союза нужна была реакционным силам западных держав для того, чтобы оправдать в глазах мирового общественного мнения подготовку к нападению на СССР, активизировавшуюся с началом финляндско-советского военного конфликта, обосновать возможность союза с фашистскими государствами. Приоткрывая завесу над планами международной реакции, французская газета «Ордр» писала, что «по обе стороны Ла-Манша мечтают об антибольшевистском крестовом походе во главе с капралом Гитлером», который «с удовлетворением примет руководство, если его об этом немного попросят».



Империалистическая пропаганда прилагала большие усилия, чтобы «доказать» необходимость союза западных держав с фашистской Германией. Американский летчик Ч. Линдберг, занимавшийся профашистской агитацией, заявлял: «...война против Германии является ошибкой, настоящая война должна вестись на Востоке». Геббельс расхваливал Линдберга за его выступления в защиту фашизма. Германский поверенный в делах в США Г. Томсен в телеграмме Риббентропу подчеркивал, что в Соединенных Штатах придают особое значение сохранению сильного фашистского правительства Германии в качестве «помощника западных держав в борьбе против большевизма». Руководитель профашистской японской организации «Кэнкокутай» Акао-Бин призывал начать «крестовый поход стран антикоминтерновского пакта совместно с Англией, Америкой и Францией» против Советского Союза. Активную антикоммунистическую и антисоветскую пропаганду вел Ватикан, он стремился использовать свое влияние на правящие круги враждующих государств, с тем чтобы они, примирившись, пошли войной на СССР.

Призывы реакционных сил в Англии, Франции и США к развязыванию войны с Советским Союзом не прекратились и после заключения мирного договора между СССР и Финляндией. Английская реакционная печать не скрывала своего разочарования по поводу того, что западные союзники опоздали с началом военных действий против СССР. Она призывала организовать новый вооруженный поход против Страны Советов, чтобы «установить в России такой политический порядок, при котором союзники будут иметь возможность посылать своих директоров и экспертов для реорганизации русской промышленности».

Стремясь обострить германо-советские отношения, реакционная печать многих стран твердила о якобы растущей «советской опасности» для Германии. 15 октября 1939 г. в передовой статье французской газеты «Тан», отражавшей взгляды министерства иностранных дел, утверждалось, что «позиции, завоеванные Россией, представляют постоянную угрозу для Германии». Рупор госдепартамента США журнал «Форин афферс» в январе 1940 г. писал, что, повернув войска с востока на запад, Гитлер «должен постоянно быть настороже». Распространением этих клеветнических домыслов правящие круги западных держав давали понять гитлеровцам, что ждут от них разрыва договора о ненападении с Советским Союзом и создания общего фронта против страны социализма.

Реакционная пропаганда Англии и США не ограничивалась только клеветой на СССР. В поисках путей сближения с Германией на антисоветской основе она нередко прибегала к открытому восхвалению фашизма за его антикоммунистическую направленность. «Своим яростным отрицанием большевизма, — говорилось в передаче английского радио 22 августа 1940 г. для населения Западной Европы, — национал-социализм приобрел во всем мире сторонников и завоевал определенные симпатии. Допущенные им крайности оправдываются его беспощадной борьбой против большевизма».

Журнал «Форин афферс», касаясь происхождения второй мировой войны, фактически оправдывал агрессию Германии против Польши и стремление гитлеровского правительства к аннексиям в Восточной Европе. Он утверждал, что только в результате вмешательства союзников «относительно малозначащий конфликт в Восточной Европе» развился в новую мировую войну. Многие американские газеты и журналы пестрели портретами «отличившихся» германских генералов, офицеров и солдат, подробными отчетами о кампаниях вермахта в Западной Европе, восхваляли военную мощь Германии и распространяли миф о непобедимости ее армии.

В антикоммунистической кампании на Западе немалое место занимали лживые обвинения Советского Союза в том, что он будто бы стремится к затягиванию начавшейся мировой войны. Французская газета «Ля Жюстис» в декабре 1939 г. писала, что «большевики заинтересованы в развязывании войн и больших жертвах в ходе их ведения», так как «война является лейтмотивом революции». Активно включившаяся в антисоветскую кампанию японская реакционная пресса в 1940 г. распространяла фальшивки о том, будто СССР «старается по возможности расширить войну и затянуть ее как можно дольше», а также исходит из «руководящего принципа закончить нынешнюю большую войну большевизацией всей Европы». Подобными измышлениями буржуазная пропаганда стремилась запугать обывателя и обосновать необходимость объединения реакционных сил всего мира для борьбы с коммунизмом. Американский буржуазный публицист У. Липпман заявил: «Будущее указывает два пути: либо продолжать войну, которая может привести к революции, либо возможно скорее заключить мир, с тем чтобы объединить силы, противостоящие... коммунизму».

Прибегая к клевете на СССР, извращая его миролюбивую политику, империалисты стремились снять с себя ответственность за подготовку и развязывание мировой войны.

Фашистское руководство Германии тайно стимулировало антисоветскую истерию на Западе, сохраняя видимость отказа от пропаганды, прямо направленной против Советского Союза. Подручные Геббельса снабжали западные органы информации материалами антикоммунистического и профашистского содержания. Для этой цели использовались зарубежные корреспонденты германских газет и телеграфных агентств, немецкие военные атташе, фашистская агентура. При этом всегда поощрялась публикация в иностранной печати материалов, порочащих Советский Союз и восхваляющих фашистскую Германию. В кулуарах Лиги наций, по свидетельству французского журналиста Э. Бюре, находилось множество германских агентов, которые распространяли слухи о том, что «большевистская опасность усиливается» и «единственным способом остановить натиск «красного хана» на Европу является быстрейшее заключение мира, чтобы Германия могла свободно продолжать свою старую политику».

Генеральный штаб сухопутных войск в своем циркуляре № 3200/40 от 1 сентября 1940 г., подписанном генералом Ф. Меллентином и направленном немецким военным атташе, требовал «проявлять постоянную заботу» о том, чтобы в печати и радиопередачах нейтральных стран «появлялись сообщения, выгодные Германии». Атташе рекомендовалось снабжать иностранные телеграфные агентства и редакции газет сводками вермахта и другими материалами о военно-политическом положении Германии, о росте ее военного могущества и влияния, устанавливать личные контакты с иностранными журналистами, публицистами и писателями, передавать им нацистские книги, брошюры, фотографии, приглашать на демонстрацию немецких военных фильмов, вести доверительные беседы.

Для распространения за границей антисоветских измышлений правящие круги Германии широко использовали белогвардейские и другие антисоветские организации и группы в Европе и Америке. Непосредственные контакты с этими организациями и группами осуществляли внешнеполитический отдел национал-социалистской партии, министерство пропаганды и другие ведомства, которые весьма широко помогали им в издании газет, журналов и листовок, снабжали их необходимыми сведениями и денежными средствами. Антисоветские организации действовали в США и Англии. Видный американский политический деятель Э. Стеттиниус впоследствии писал, что «агенты Геббельса делали все возможное для возбуждения страха перед коммунизмом в Америке и Англии». Фашистская пропаганда в США, отмечал он, «весной 1941 г. оказывала воздействие даже на патриотически настроенных американцев, бессознательно повторявших идеи, которые им искусно и в большом количестве внушали нацистские агенты».

Гитлеровская агентура фабриковала сведения о «советской угрозе» Германии и другим странам Европы, о «военных приготовлениях» СССР на западных границах и подсовывала эти сведения буржуазным информационным агентствам. После появления такой «информации» в западной печати немецкие газеты и радио начинали ссылаться на них, ханжески жалуясь, что подобные сообщения, мол, «омрачают» советско-германские отношения.

В беседе с представителем ТАСС в августе 1940 г. в Осло один норвежский буржуазный журналист сообщил, что «немцы сами распространяют слухи, чтобы таким образом запугать буржуазию». Об этом же говорилось и в американском журнале «Нейшн» в июне 1941 г.: «Если проследить возникновение этих историй, которые внезапно появляются на свет то в одной, то в другой европейской столице, обнаруживается, что большинство из них берет начало в департаменте Геббельса». Чтобы «подтвердить» распространяемые гитлеровской агентурой антисоветские измышления, германские власти использовали прямые подлоги. Так, в начале 1940 г. над территорией Норвегии и других пограничных с СССР государств появлялись немецкие самолеты с советскими опознавательными знаками. После подобных «инцидентов» правительства зависимых от Германии государств предъявляли Советскому правительству «официальные протесты», о которых сообщалось и в немецкой печати.

Разгул антикоммунистической и антисоветской реакции служил благоприятной средой для развертывания Германией широкой идеологической подготовки к войне против Советского Союза. Антисоветизм буржуазной пропаганды помогал гитлеровцам маскировать свои подлинные цели, скрытно готовить нападение на СССР, насаждать среди населения и личного состава вооруженных сил Германии настроения и убеждения, враждебные Советскому Союзу. Кроме того, антикоммунистическая и антисоветская пропаганда в Англии, Франции, США и других странах препятствовала разоблачению хищнических целей фашистского блока и пониманию роли СССР как основной силы, борющейся за мир. Она неизбежно вела к ослаблению англо-французской коалиции, способствуя росту коллаборационистских тенденций в правящих классах, и наносила огромный ущерб объединению свободолюбивых народов в борьбе с фашистской агрессией.