Вторая мировая война: борьба флотов Англии и США с подводными лодками фашистской Германии в 1945 г

На завершающем этапе второй мировой войны в Европе главной зада­чей военно-морских сил Великобритании и США оставалась защита океанских и морских коммуникаций, по которым в Западную Евро­пу перебрасывались войска, боевая техника, военное снаряжение и продо­вольствие, а также стратегическое сырье.

Другой не менее важной зада­чей, решавшейся в основном английским военно-морским флотом, было нарушение коммуникаций вдоль побережий Норвегии, Голландии и в проливе Скагеррак, по которым противник осуществлял переброску войск и перевозку железной руды из Норвегии. Основная часть аме­риканского военно-морского флота действовала на Тихом океане. В Атлан­тике находилось 11 авианосцев, 9 крейсеров, 101 эскадренный миноносец и 45 подводных лодок.

Около 60 процентов британских военно-морских сил было сосредоточено в водах метрополии. Здесь имелось 4 тяжелых и 27 эскортных авианосцев, 8 линейных кораблей, 30 крейсеров, 76 эскадренных миноносцев, 95 под­водных лодок, а также ряд других кораблей и различных вспомогательных судов. Английская авиация берегового базирования располагала 47 эс­кадрильями (735 самолетов), из них 32 противолодочные эскадрильи и 15 — для действий на коммуникациях противника. В феврале ее состав увеличился до 54 эскадрилий (818 самолетов). На Балтийском, Северном и Баренцевом морях немецко-фашистский флот имел 2 линейных корабля (один поврежденный), 8 тяжелых и легких крейсеров, 53 эскадренных миноносца и миноносца, около 800 сторожевых кораблей, тральщиков, десантных барж, различных вспомогательных судов и катеров. Оставшиеся крупные надводные корабли гитлеровское командование опасалось использовать не только в Северной Атлантике, но даже в Баренцевом море, так как любой их выход из портов и баз был бы неминуемо обречен на неудачу. Такилг образом, в 1945 г. Великобритания и США имели в Атлантике значительно превосходящие военно-морские силы. К этому следует добавить еще один фактор — господство в воздухе союзной авиации.

Особое значение немецко-фашистское командование придавало под­водным лодкам. До последних дней войны оно было уверено, что массовое применение новых типов лодок с более высокой подводной скоростью и продолжительным пребыванием в подводном положении может существен­но повлиять на ход войны. К 1945 г. в германском военно-морском флоте насчитывалось 408 подводных лодок

На характер боевого использования военно-морского флота Германии огромное влияние оказывали события на сухопутных фронтах. Еще в 1944 г. Германия лишилась портов и баз в Бискайском зали­ве, на Средиземном море, а также на побережье Бельгии, Голландии, Финляндии и севере Норвегии. В период наибольшего распространения фашистской агрессии и территориальных захватов развивалась и система базирования германского флота. В это время он имел для подводных лодок 60 баз и опорных пунктов. К началу 1945 г. количество их резко сократилось. Балтийская зона базирования (главная база флота — Киль, а также базы Штеттин, Гдыня, Данциг, Пиллау, Мемель и Лиепая) сох­раняла первостепенное значение, так как здесь располагались основные центры судостроения и районы боевой подготовки личного состава подвод­ных лодок. 21 января адмирал Дениц, докладывая Гитлеру обстановку на Балтийском море, подчеркнул, что Данцигская бухта как район подго­товки подводных лодок имеет решающее значение для ведения войны на море и с потерей ее активные действия подводных лодок будут парализо­ваны. Подобным образом оценивались порты Штеттин и Свинемюнде. С переходом Советских Вооруженных Сил в наступление в январе 1945 г. балтийская зона базирования оказалась под угрозой. Вскоре ряд военно-морских баз был занят советскими войсками.

Северное море являлось второй зоной базирования, а Вильгельмсхафен — главной базой подводного флота. Кроме того, для лодок были оборудованы базы на острове Гельголанд, а также в портах Гельголандской бухты. Крупнейший порт Гамбург — основной судостроительный центр их в этом районе — использовался для подготовки личного со­става лодок и формирования новых флотилий. Однако и эта зона бази­рования, систематически подвергавшаяся авиационным бомбардировкам, оказалась под ударом войск западных союзников с суши. Анализируя положение германского военно-морского флота, английский историк Эрман писал, что исход борьбы на коммуникациях «был предрешен в большей мере развитием военных действий на суше, чем на море».

Немецко-фашистское командование вынуждено было держать часть подводных лодок в норвежских базах. Отсюда они продолжали действовать на западных и юго-западных подходах к Британским островам, в Норвежском и Баренцевом морях. Отдельные лодки осуществляли постановку мин у побережья Англии, США и Канады.

Немаловажное значение для германского военно-морского флота имело и другое обстоятельство. Освобождение советскими войсками нефтяных промыслов в Румынии и систематические бомбардировки американо-английской авиацией германских нефтеперегонных заводов и топливных складов привели к острому дефициту жидкого топлива для кораблей, особенно для подводных лодок. Все корабли, работавшие на жидком топ­ливе, вынуждены были бездействовать. Для того чтобы в январе 1945 г. в море вышли 27 подводных лодок, им было передано дизельное топливо с крейсеров «Адмирал Шеер» и «Лютцов». В конце этого же месяца штаб верховного главнокомандующего отмечал, что для ведения боевых действий подводными лодками следует подготовить необходимое количество горючего.

В 1945 г., как и в предшествующие годы, перед флотом фашистской Германии стояла задача нарушения коммуникаций союзников, а также защита своих морских сообщений.



На завершающем этапе войны в Европе с особой очевидностью подтвердилось несоответствие качественных характеристик подводных лодок постройки 1939—1943 гг. новым условиям борьбы на коммуникациях. Ши­рокое привлечение англичанами и американцами противолодочных над­водных кораблей и авиации, оснащенных средствами радио- и гидролока­ции, а также использование ими авианосных поисково-ударных групп значительно снижали эффективность действий находившихся в строю немецких лодок. В основу конструкций всех лодок было положено стре­мление сохранить по возможности высокие надводные маневренные элементы и главным образом иметь большую дальность плавания в надводном положении. В этом отношении немецкие конструкторы до­бились определенных успехов, особенно у лодок серии IXC (дальность надводного плавания 11 450 миль, максимальная надводная скорость 18,2 узла). Однако подводным маневренным элементам отводилось второсте­пенное значение, и лодки не отвечали условиям их применения (скорость под водой 7,3 узла, дальность плавания 63 мили).

Германское морское командование пыталось снизить эффективность использования противолодочных сил и средств союзников различными аехническими усовершенствованиями. Например, было осуществлено оборудование подводных лодок шнорхелем, который позволял идти в под­водном положении на перископной глубине под дизелями, заряжать акку­муляторы и пополнять запасы воздуха без выхода на поверхность, а также поддерживать устойчивую связь между собой, с береговыми радиостан­циями и разведывательной авиацией с помощью выдвижных антенн. В условиях боевых действий и в походах, продолжавшихся целыми не­делями, лодкам требовалось всплывать на поверхность лишь для мелкого ремонта.

Еще с апреля 1943 г. началась работа над проектом лодки с улучшен­ными подводными маневренными элементами, с большей подводной ско­ростью, дальностью плавания в подводном положении и глубиной погру­жения. Планировалось строительство лодок двух серий: XXI — крейсер­ские для действий в отдаленных районах (водоизмещение надводное — 1621 тонна, подводное — 1819 тонн; дальность плавания надводная эконо­мическим ходом 10 узлов — 15,5 тыс. миль, подводная при скорости 6 узлов — 285 миль; максимальная подводная скорость — 17,5 узла) и XXIII — малого водоизмещения для использования в прибрежных рай­онах (водоизмещение надводное — 232 тонны, подводное — 256 тонн; ско­рость хода надводная — до 9,5 узла, подводная — до 12,5 узла; даль­ность плавания подводная — 175 миль (4 узла). Подводные лодки новых серий имели увеличенную глубину погружения и оснащались гидроакусти­ческими локаторами, а также поисковым радиолокационным приемником ультракоротковолнового диапазона для обнаружения работы радио­локационных станций противника, что позволяло своевременно погру­жаться при появлении сил противолодочной обороны. Однако проек­тирование и строительство их затянулось до 1945 г. Всего до конца войны было построено 123 лодки XXI серии и 59 — XXIII, но к бое вым действиям подготовлено 3 лодки XXI серии (с апреля) и 8 — XXIII серии (с января). Это объяснялось серьезными конструктивными недостатками подводных лодок, медленным их освоением личным составом. В дневнике штаба верховного главнокомандования вермахта в записи от 29 марта отмечалось, что «вошла в строй лишь одна большая из новых подводных лодок, остальные войдут в строи только лишь в ап­реле и позже».

Создание новых подводных лодок в Германии вызвало серьезную тре­вогу в Англии: морское министерство подсчитало, что к началу 1945 г на коммуникациях будут действовать 25 таких лодок. Накануне Крымской конференции Рузвельту и Черчиллю был представлен доклад, составлен ный представителями фтотов США и Англии, в котором говорилось «Воз­можность того, что немецкие подводные лодки снова создадут серьезную опасность дня союзного судоходства в Северной Атлантике, вызывает сильное беспокойство». В этом документе предлагалось увеличить чис­ло кораблей и самолетов противотодочной обороны, продолжать бомбар­дировки судостроительных верфей, повысить процент применения авиаци­онных мин.

Полагая, что америкапо-английской авиации и надводному флоту предстоит трудная борьба против новых подводных лодок, представители Великобритании подчеркивали на Крымской конференции необходимость быстрейшего занятия Данцига советскими войсками, где, по имеющимся у них сведениям, осуществляюсь сборка этих лодок. Однако прогно­зы западных союзников не оправдались. Несмотря на принятые немец­ко-фашистским командованием меры, планы строительства новых под­водных лодок и подготовка их к боевым действиям не выполнялись из-за дезорганизации в работе промышленности и на транспорте. Кроме того, вследствие больших потерь немецко-фашистскии подводный флот остро нуждался в кадрах. Для комптектования экипажей привлекался личный состав надводных кораблей и даже военно-воздушных сил. Наряду с этим в связи с быстрым продвижением советских войск вдоль побережья Бал­тийского моря командование германского флота было вынуждено переда­вать военных моряков для формирования дивизий и бригад морской пехоты.

В апреле в составе флота фашистской Германии насчитывалось 429 подводных лодок, из них 166 боевых, а 263 находились на испытаниях и боевой подготовке. Вплоть до конца воины подводные лодки продолжали оставаться серьезной опасностью для американо-английского судоходства в бассейне Атлантического океана.

В 1945 г. количество немецких подводных лодок, в среднем ежедневно действовавших на коммуникациях противника, составляло: в январе — 36, феврале — марте — 48, в апреле — 50 и начале мая — 43. По сравнению с первыми годами второй мировой войны число лодок, находившихся: в море, по отношению к имевшимся в строю значительно сократилось. Адмирал Дениц, объясняя причины снижения интенсивности использо­вания подводных лодок, писал впоследствии: «После прорыва русскими фронта в январе 1945 г., когда территория, верфи, учебные полигоны и опорные пункты в восточной части Балтийского моря оказались под угрозой или были вовсе потеряны, стало окончательно ясно, что уже не удастся в широком масштабе использовать подводные лодки нового типа, способные противостоять современным средствам противолодочной обороны. Подводная война перестала являться главной задачей военно- морских сил. Крупные морские части были переключены на поддержку восточного фронта». Далее он констатировал, что за последние месяцы войны 50 тыс. моряков были переброшены на сухопутный фронт против советских войск.

В условиях сильно возросшей противолодочной обороны германское морское командование вынуждено было в начале 1945 г. изменить такти­ку действий подводных лодок. Поскольку сосредоточение большого числа их в группах и завесах приводило к облегчению поиска и атаке пре­восходящими силами противолодочной обороны, пришлось отказаться от группового использования и вернуться к методам, применявшимся в начале войны. Теперь одиночным подводным лодкам, которые действова­ли у побережья Англии и Канады, отводились небольшие позиции на под­ходах к базам, портам и в местах пересечения важнейших морских путей. Лодки стали применять тактику своеобразных засад. Для обеспечения скрытности каждая лодка занимала позицию между объектом атаки и бе­регом. Чтобы затруднить обнаружение противником, она ложилась на грунт, где часами ожидала появления транспортов или кораблей. С обнаружением цели шумопеленгатором лодка снималась с грунта и производила атаку, а затем снова отходила к побережью.

В первое время изменение тактики действий подводных лодок несколь­ко повысило их результативность. Так, если во второй половине 1944 г. среднемесячные потери союзников в Атлантике от подводных лодок против­ника составили 44 тыс. брт, то за четыре месяца 1945 г. они возросли до 54 тыс. брт. Основная часть этих потерь приходилась на одиночные транс­порты в прибрежных водах. Всего за январь—май 1945 г. немецкие под­водные лодки потопили 55 судов общим тоннажем 270,3 тыс. брт. От ударов авиации союзники потеряли 6 судов (44.3 тыс. брт), торпед­ные катера потопили 5 судов (10,2 тыс. брт), и на минах погибло 24 судна общим тоннажем 79,2 тыс. брт, по неизвестным причинам — 7 судов (около 7,4 тыс. брт). Однако эти потери уже не могли оказать сущест­венного влияния на обеспечение Англии стратегическим сырьем, воору­жением и продовольствием.

Характерно, что из 97 единиц общего количества погибших судов 70 потоплены на подходах к Британским островам и только 19 в Северной Атлантике. Это свидетельствует о том, что в 1945 г. главные усилия гитлеровцев в борьбе на морских коммуникациях были направлены на бли­жайшие подступы к Британским островам. В январе на подходах к ним действовало 10—12 подводных лодок, в феврале их число возросло до 25, остальные действовали в Атлантике вдали от берегов.

Еще в конце 1944 г. англо-американское командование располагало 20 авианосными противолодочными поисково-ударными группами. Каждая из них состояла из эскортного авианосца и 3—5 эскортных миноносцев В защите конвоев теперь использовалось 20 эскортных авианосцев с 400 самолетами на борту. Авианосно-поисковая группа как самостоя­тельное тактическое соединение представляла серьезную опасность для подводных лодок.

В 1945 г. для увеличения полосы поиска и более надежного поражения лодводных лодок разнородные противолодочные силы объединяли во вре­менные маневренные соединения. Они состояли из авиационных и кора­бельных поисково-ударных групп и образовывали противолодочные подвиж­ные барьеры (рубежи). Принцип действия противолодочного подвижного барьера заключался в следующем. Около 20 эскортных миноносцев сле­довали строем фронта, контролируя полосу шириною 120 миль. За ними на расстоянии 40—50 миль шли 2 эскортных авианосца, каждый в охра­нении 4 эскортных миноносцев. Самолеты с авианосцев вели непре­рывную разведку на расстоянии до 150 миль от линии патрулирования эскортных миноносцев. Обнаружив подводную лодку, авиация и кораб­ли атаковали ее еще до того, как она успевала выйти на прибрежные коммуникации. Когда в конце марта немецко-фашистское командование направило из норвежских баз 6 подводных лодок для действия у Атлан­тического побережья США, американцы, полагая, что лодки вооружены ракетами, создали в Центральной Атлантике для их поиска и унич­тожения два таких подвижных противолодочных барьера. В состав авиа­носных поисково-ударных групп, обслуживавших эти барьеры, были включены 4 эскортных авианосца, до 75 эскадренных и эскортных мино­носцев. Этим силам удалось обнаружить подводные лодки еще на пере­ходе и 5 из них потопить.

Средством активной борьбы с подводными лодками врага по-прежне­му являлась авиация, которая наносила удары по судостроительным вер­фям Гамбурга, Бремена, Киля и Данцига. В результате с 30 марта по 9 апреля было уничтожено 24 и сильно повреждено 12 подводных лодок, в том числе потоплено 9 лодок серии XXI, причем 4 из них готовились выйти в море.

Активизируя борьбу, корабли и авиация наносили удары по подводным лодкам на выходах их из баз и маршрутах переходов. Около баз в большом количестве ставились минные заграждения. В январе — марте самолеты союзников поставили в проливах Скагеррак и Каттегат 3220 мин, в том числе на выходах из баз Хортен и Осло-фьорд — 300 мин. Против подводных лодок, находившихся в специально построенных базовых же­лезобетонных укрытиях, применяли 10-тонные авиабомбы. В результате некоторые такие укрытия были разрушены.

Для уничтожения обнаруженных в море немецких подводных лодок бомбометание с кораблей из многоствольных бомбометов производилось таким образом, чтобы одновременно выпущенные глубинные бомбы на­крывали большую площадь моря. Если в январе 1945 г. было потоплено 12 немецких подводных лодок, то в апреле уже 64. 7 апреля адмирал Дениц вынужден был отметить, что вслед за концентрацией немецких подвод­ных лодок в прибрежных водах Англии противник тут же значительно усилил противолодочную оборону. Чтобы избежать серьезных потерь, подводные лодки необходимо было отвести из опасного района к западу от Британских островов Вскоре 7 подводных лодок перешли в Цент­ральную Атлантику.

Всего с 1 января по 8 мая 1945 г. была потоплена 151 немецкая лодка, при этом надводными кораблями 46, базовой авиацией 39, авианосной авиацией 1, совместными действиями кораблей и авианосной авиации 2, подводными лодками 3, при ударах авиации по базам 36, погибло на ми­нах 7 и по неизвестным причинам 17 подводных лодок. Из общего ко­личества английскими силами было уничтожено 95, американскими 39 подводных лодок.

Сравнение потерь немецких подводных лодок с потерями американо- английского транспортного флота показывает, что в условиях сильной противолодочной обороны союзников подводные лодки уже не смогли до­стигнуть былых успехов. Если в 1942 г. на каждую потопленную подвод­ную лодку противника приходилось 13,6 уничтоженных судов союзников, то в 1945 г. только 0,3. Это соотношение было явно не в пользу Герма­нии и свидетельствовало о том, что результативность боевых действий не­мецких подводных лодок к концу войны по сравнению с 1942 г. снизилась в 45 раз. Ясно обозначилось несоответствие между находившимися в строю немецкими подводными лодками и резко возросшими к тому времени про­тиволодочными силами и средствами союзников. Характерно, что в на­чале войны на одну уничтоженную подводную лодку приходилось около 16 обнаружений лодок противолодочными силами. К концу войны число обнаружений лодок на одну потопленную уменьшилось до 1,5.

Таким образом, рост числа потопленных немецких лодок по годам, сокращение числа обнаружений, приходившихся на одну потопленную лодку, и уменьшение их эффективности достаточно убедительно показали, что в единоборстве подводных лодок и противолодочных средств на Ат­лантическом океане перевес оказался на стороне последних. Следова­тельно, подводная война потеряла свою эффективность, а оживить ее пу­тем использования подводных лодок новых серий не удалось в связи с ка­питуляцией фашистской Германии. Решающее значение в успешной борьбе союзников с немецкими подводными лодками имело значительное превос­ходство в силах, а также хорошо отработанное взаимодействие надводных кораблей, авианосной и базовой авиации, осуществлявших поиск и унич­тожение лодок противника.

После подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии адмирал Дениц приказал всем находившимся в море подводным лодкам прекратить боевые действия и вернуться в базы. Из 407 подводных лодок, числившихся к этому времени в составе военно-морского флота, 221 была затоплена своими экипажами, 30 разделены между союзниками и 156 в соответствии с условиями перемирия уничтожены позднее.