Вторая мировая война: борьба на атлантических коммуникациях 1942 г

Коммуникация, проходившая вдоль восточного побережья США, была одной из самых напряженных в Атлантическом океане. Только через пролив Лонг-Айленд в Нью-Йорк и обратно в 1942 г. ежедневно проходило более 50 судов. Из портов атлантического побережья США направлялись в Англию вооружение, боевая техника и стратегическое сырье.

Поскольку у восточного побережья США практически не велась организованная борьба с подводными лодками, гитлеровское военно- морское командование воспользовалось этим и сосредоточило большие океанские лодки в районе между Норфолком и полуостровом Флорида, а затем и в Карибском море. Подводным силам Германии была поставлена задача как можно интенсивнее использовать благоприятные условия, то есть нанести США максимально возможный урон в тоннаже в самые короткие сроки. В апреле у берегов США находилось до 28 германских подводных лодок, в мае — до 35, а в июне — до 40.

Первым ответным мероприятием американского командования на активность немецких подводных лодок явилось создание вдоль всего по­бережья Северной и Центральной Америки морских пограничных зон — специальных военно-морских округов. В обширном районе от Ньюфаундленда до побережья Бразилии (протяженностью около 6 тыс. миль) было образовано четыре военно-морских округа: Восточный — от канадского побережья до Джэксонвилля на полуострове Флорида; округ Мексиканского залива; Карибский — от острова Ямайка до Джорджтау­на и Панамский, включавший районы Карибского моря и Тихого океана, прилегающие к Панамскому каналу. На эти округа возлагалась задача обеспечения безопасности плавания конвоев. Наиболее ответственным счи­тался Восточный округ. Его командующий осуществлял полный оператив­ный контроль над всеми военно-морскими силами, действовавшими в пре­делах округа.

Первоначально округа располагали весьма ограниченным количеством кораблей и самолетов. При исключительно большом напряжении судоходства на морских коммуникациях их явно не хватало. Поэтому все действия американского командования носили чисто оборонительный характер. Следует иметь также в виду, что экипажи американских кораб­лей и самолетов еще не имели опыта борьбы с подводными лодками. Технические средства для поиска лодок и вооружение для их уничтожения были устаревшими. Однако военному командованию США все же удалось несколько усилить противолодочную оборону этого района военных дей­ствий. Были установлены противолодочные сети и боновые заграждения у основных портов и оборонительное минное заграждение у входа в Че­сапикский залив (365 мин), а в Ки-Уэсте создан один из пунктов форми­рования конвоев и огражден большой район стоянки транспортов минным полем, насчитывавшим 3,5 тыс. мин. Проводились также организацион­ные мероприятия. При штабе военно-морских сил США был создан отдел противолодочной обороны, основной задачей которого являлось обобще­ние и распространение опыта борьбы с подводными лодками.

Для усиления противолодочной обороны важное значение имело введение системы конвоев. У восточного побережья США впервые она была применена в апреле 1942 г. Вначале суда проводились методом ча­стичного конвоирования по этапам силами данного морского округа в светлое время суток от порта до следующего порта. Темное время суток, когда действия немецких подводных лодок были наиболее активными, суда пережидали в портах. Однако при общем слабом охранении конвоев это не могло обеспечить надежной обороны судоходства. В апреле только в зоне Восточного военно-морского округа было потеряно 23 судна общим тоннажем 132,2 тыс. брт, половина которого приходилась на танкеры.

Американское командование разработало единую систему конвоев для всего побережья США от Гуантанамо до Галифакса, которая и начала про­водиться в жизнь частично со второй половины мая, а в полной мере — с октября 1942 г. Конвои формировались в районах Ки-Уэста, Хэмптона, Нью-Йорка и Галифакса с интервалом один средний конвой (45 судов) в трое суток. Для обеспечения перехода транспортов в зоне Восточного военно-морского округа было сформировано шесть эскортных отрядов по семь кораблей в каждом. Система конвоев затрудняла действия подводных лодок. Потери транспортных судов США уменьшились. В июле в этой зоне погибло всего три судна, в дальнейшем потери совсем прекратились.

После введения конвоев и усиления противолодочной обороны у вос­точного побережья США немецкие подводные лодки переместились в Ме­ксиканский залив и Карибское море. Здесь они только в мае и июне уничтожили 149 судов общим тоннажем 727 798 брт. Большие потери торгового флота заставили американское командование форсировать вве­дение системы конвоев и в этих районах. В июле были проложены кон­войные маршруты Тринидад — Аруба — Ки-Уэст, Панамский канал — Гуантанамо и от острова Тринидад на восток. На последнем маршруте конвоирование первоначально шло в пределах 200 миль от острова Три­нидад. Используя это, немецкие лодки уничтожали транспорты после того, как их оставляли корабли охранения. По маршруту Тринидад — Аруба — Ки-Уэст за 60 суток прошли 34 конвоя в составе 746 судов. Несмотря на увеличение количества действовавших в этом районе под­водных лодок, потери составили 15 судов, то есть лишь 2 процента от об­щего числа проходивших, тогда как до введения системы конвоев потери составляли 3,5 процента.



Вначале подводные лодки действовали у американских берегов поодиночке, а затем небольшими группами (по две-три). Их успеху способст­вовали открытые радиопереговоры американских судов, а освещение прибрежных городов создавало хороший фон, на котором четко вырисо­вывались силуэты целей. Частные фирмы долгое время отказывались от затемнения, которое могло привести «к срыву туристского сезона». Только в мае оно стало обязательным на всем восточном побережье США.

Слабая противолодочная оборона американцев позволила фашистским подводным лодкам развить большую активность даже в ограничен­ной зоне Панамского канала. Оборона этого района была возложена на четыре эскадренных миноносца и небольшую группу самолетов. Действо­вавшие здесь до конца июня три подводные лодки уничтожили 13 судов общим тоннажем более 63 тыс. брг. Только после этого американское командование организовало надежную оборону зоны Панамского канала. Наиболее ответственные пункты (Пуэрто-Кастилья, порт Лимон и др.) были ограждены противолодочными сетями. На аэродром Коко-Соло при­были самолеты противолодочной авиации с радиолокационными установ­ками. 13 июля совместными действиями противолодочных кораблей и самолетов в этом районе была потоплена первая немецкая подводная лод­ка «U-153».

Опасаясь возросшей активности американских противолодочных сил, немецкие подводные лодки оставили зону Панамского канала. У восточ­ного побережья США и в Мексиканском заливе они продолжали актив­ные действия до июля, а в Карибском море — до ноября. Средние под­водные лодки с автономностью до 42 суток затрачивали на переход океа­ном в обоих направлениях до четырех недель. В связи с этим они могли находиться в районе боевых действий без пополнения топливом две-три недели. В условиях слабой противолодочной обороны у восточного побережья США этот срок был достаточным, чтобы израсходовать весь запас торпед против беззащитных судов.

Однако по мере усиления противолодочной обороны гитле­ровское командование, стремясь продлить время непрерывного пребы­вания своих подводных лодок у берегов США, с весны 1942 г. начало применять подводные лодки-танкеры, каждая из которых могла доставить до 430 тонн топлива. Первая такая лодка-танкер «U-459» пришла в район Бермудских островов в конце апреля. Доставляемое одной лодкой-тан­кером топливо позволяло на четыре недели увеличить время пребывания в море 12 средних подводных лодок или на восемь недель 5 больших. В ре­зультате средние подводные лодки могли действовать у берегов Южной Америки, в Карибском море, а большие — во всей Атлантике.

В связи с усилением противолодочной обороны в прибрежной американской зоне немецкие подводные лодки стали применять мины, первые из которых были поставлены в мае в районе Ньюфаундленда. В последую­щие месяцы мины ставились у восточного побережья США, в Мексикан­ском заливе и в Карибском море. Внезапное применение мин и слабая противоминная оборона вызывали серьезные потери. На поставленной фашистской лодкой 12 июня минной банке из 15 мин на фарватере у Че­сапикского залива погибли танкер и эскадренный миноносец. Несколько судов получили повреждения.

Мины не только причиняли непосредственный ущерб, но и вызывали большое напряжение тральных сил и сокращение оборачиваемости судов.

Не имея заранее разработанных планов защиты своего прибрежного судоходства, американский флот оказался неподготовленным ни материально, ни морально к борьбе с немецкими подводными лодками. За первые шесть с половиной месяцев 1942 г. немецкие подводники потопили у берегов США 360 судов общим тоннажем 2,25 млн. брт, потеряв при этом 8 подводных лодок. Это был самый высокий результат действий лодок за относительно короткий период второй мировой войны. Вследствие этого война на короткое время непосредственно приблизилась к берегам Соеди­ненных Штатов Америки. Почти каждую ночь пылали танкеры на приб­режных коммуникациях. Принятые военным командованием США меры по усилению противолодочной обороны постепенно стали давать результа­ты. Вскоре немецкие подводные лодки были оттеснены от американского побережья. Всевозраставшая активность противолодочных сил США вы­нудила гитлеровское командование отвести подводные лодки в централь­ную часть Северной Атлантики, где практически отсутствовало прикрытие конвоев с воздуха. Победа в конечном счете осталась за системой конвоев и силами противолодочной обороны, но, по признанию американских спе­циалистов, это была «одна из самых дорогостоящих побед, известных в ис­тории войны на море».

Со второй половины года развернулись групповые действия подводных лодок против англо-американских конвоев, преимущественно к югу от Гренландии и в районе Азорских островов. И если еще в августе в этих районах было 12 немецких лодок, а в американских водах — до 26, то с сентября картина стала резко меняться. К концу октября в океане дей­ствовала 71 подводная лодка: между Гренландией и Азорскими островами находились 42 подводные лодки, в «атлантической узкости» между Афри­кой и Бразилией и в восточной части Карибского моря — 16, у побережья Центральной Африки — 6, в районе мыса Доброй Надежды — 7. Кроме того, 28 подводных лодок были на переходах в свои базы и из баз в райо­ны боевых действий.

Весной и летом основной маршрут североатлантических конвоев проходил у берегов Гренландии. Его прикрывала авиация с аэродромов Исландии и Ньюфаундленда. Вначале эту задачу решали одиночные са­молеты, появлявшиеся над конвоем один-два раза в сутки. Однако летом.количество их возросло, что позволило более надежно обеспечивать проти­володочную оборону. К тому же появились самолеты, радиус действия которых приблизился к 600 милям. Тем не менее к середине 1942 г. флот все еще очень нуждался в поддержке авиации. Из необходимых 1940 са­молетов в его распоряжении находилось только 947. Рассмотрев этот вопрос, комитет начальников штабов Великобритании констатировал: «Действия подводных лодок против английского судоходства достигли масштабов, не подлежащих контролю имеющимися силами. Они серьезно подрывают не только нашу экономику, но и стратегию. Более того, недос­таток поддержки с воздуха ограничивает оборонительные действия флота и срывает блокаду». Однако наращивание авиации берегового командо­вания шло медленно.

Одной из главных проблем, стоявших перед США и Великобританией при защите коммуникаций в открытой части Атлантического океана, являлась организация базирования авиации и противолодочных кораблей вблизи маршрутов конвоев. В этих целях наряду с основными базами стали широко использоваться острова: Вест-Индские, Бермудские, Азор­ские, Ньюфаундленд, Гренландия, Исландия. Расширением сети баз противолодочных сил преследовалась цель — сократить до минимума площадь районов, не контролируемых авиацией. Особенно большое зна­чение имело создание баз для противолодочных сил на островах в Атлан­тике. В результате важнейшие коммуникации в северной части океана на всем их протяжении прикрывались силами противолодочной обороны, базировавшимися в Исландии, Гренландии и Канаде. В западной части Атлантического океана наибольшее значение в борьбе с немецкими под­водными лодками имела база Сент-Джонс, созданная и укрепленная ка­надскими вооруженными силами на Ньюфаундленде.

Летом 1942 г. промышленность союзников увеличила поставки кораблей и самолетов для борьбы с подводными лодками. В целях упорядочения системы конвоев вся Северная Атлантика была разделена на три зоны: западную — от мыса Код (США) до меридиана 52° з. д., цент­ральную океанскую — между меридианами 52 и 22° з. д. и восточную — от меридиана 22° з. д. до Британских островов. Каждая обслуживалась группой эскортных кораблей, базировавшихся на американские, канад­ские и английские базы. Смена сил охранения конвоев проходила на границах зон в заранее определенных точках («вестомп» и «истомп»). Эскортная группа западной зоны состояла из американских и канадских кораблей, базировавшихся на Бостон (США). Воздушное прикрытие обес­печивали американские самолеты с аэродромов Новой Англии и базы Ардженшия, а также канадские самолеты с баз Ярмут, Галифакс и Сидней. В эскортную группу центральной океанской зоны входили американские, английские, канадские, польские и французские корабли, действовавшие из Ардженшии и Сент-Джонса (остров Ньюфаундленд); прикрытие с воздуха обеспечивала авиация ВМФ США с баз Ардженшия и Исландии и канадская авиация с баз Торбей и озера Гандер (остров Ньюфаундленд). Эскортная группа восточной зоны состояла только из английских кораблей; воздушное прикрытие осуществлялось английскими самолета­ми с ирландских и шотландских аэродромов.

Важным районом борьбы с немецкими подводными лодками являлся Бискайский залив, где против выходивших из французских баз и возвращавшихся туда немецких подводных лодок начали действовать английские противолодочные самолеты.

В ходе конвоирования наиболее результативными оказались совмест­ные действия авиации и кораблей охранения, а из технических средств — радиолокация, применявшаяся с береговых станций, кораблей и самоле­тов.

В сентябре 1942 г. немецким специалистам удалось создать для подводных лодок радиолокационный приемник «Метокс». Он засекал работу английских радиолокаторов, установленных на самолетах или кораблях в радиусе до 40 миль. Вследствие этого результаты поиска лодок значи­тельно снизились, поскольку они успевали погрузиться до того, как вхо­дили в зону действия локаторов. Однако после создания союзниками радиолокаторов сантиметрового диапазона немецкие поисковые прием­ники оказались не эффективными.

В центральной части Северной Атлантики для перекрытия маршрутов конвоев немецкие подводные лодки стали действовать группами, называвшимися «волчьими стаями». Они формировались западнее Британ­ских островов и двигались в направлении США, проводя поиск на основ­ных трассах движения конвоев. Иногда в зоне следования конвоев обна­руживалось до десяти подводных лодок. В некоторых случаях противнику удавалось создавать в Северной Атлантике одновременно по две завесы от 10 до 25 лодок каждая. В связи с усилением охранения конвоев тактика завес — «волчьих стай» — претерпела некоторые изменения. Ведение раз­ведки конвоев возлагалось на специально выделенные одиночные под­водные лодки. Обнаружив конвой, лодка-разведчик не атаковала, а сле­дила за ним. После установления контакта с конвоем лодки ждали общего сигнала атаки с берегового командного пункта. Иногда выделялась оди­ночная лодка с целью отвлечь своими радиопередачами часть сил охра­нения и облегчить тем самым атаки остальных подводных лодок. Летом 1942 г. немецкие подводники добились значительных успехов. За три месяца (май — июль) на всех театрах, и главным образом в Атлантике, им удалось потопить 365 судов общим тоннажем 1783,5 тыс. брт. Но к концу года, впервые за время войны, потери судов США, Великобрита­нии и союзных стран восполнялись вновь построенными судами. В дальнейшем строительство судов значительно превосходило их потери.

Осенью наряду с действиями в центральной части Атлантики большие немецкие подводные лодки были направлены к южному побережью Афри­ки. Они проявили особую активность на оживленном участке коммуника­ции Кейптаун — Дурбан, где противолодочные силы были слабыми. Пять подводных лодок за три недели октября уничтожили в этом районе 24 суд­на (в том числе 3 океанских лайнера) общим водоизмещением 161 121 брт . Это вынудило англо-американское командование направить сюда корабли и самолеты из Северной Атлантики. Через опасные районы суда стали ходить только в составе конвоев. Однако наладить надежную противолодочную оборону в этой части океана союзникам в 1942 г. не уда­лось. В том же году немецкое командование вывело в океан для действий на удаленных коммуникациях три надводных рейдера. Сокращение их числа по сравнению с предыдущим годом было обусловлено невосполни­мыми потерями и трудностями выхода из немецких баз в океан. Наиболее сложным являлось скрытное преодоление зон Бискайского залива и Ла- Манша, где немецкая авиация уже утратила свое безраздельное господство.

В 1942 г. в Южной Атлантике и в Индийском океане действовали вспомогательные крейсеры Германии «Тор», «Мишель» и «Стир». Первый из них с начала мая до сентября уничтожил и захватил в центральной части Индийского океана пять судов, после чего ушел в Японию и в нояб­ре затонул в порту Иокогама от происшедших на нем взрывов. Рейдер «Мишель», выйдя из Киля в марте, действовал в Южной Атлантике и в юго- западной части Индийского океана до конца года и только в марте 1943 г. вошел в японский порт Кобе. За время рейдерства им было потоплено 13 судов общим тоннажем 87 тыс. брт. Менее удачными были действия вспо­могательного крейсера «Стир». С мая по сентябрь он уничтожил в Южной Атлантике 4 транспорта, но 27 сентября у берегов Бразилии был потоплен вооруженным американским транспортом.

Летние и осенние месяцы 1942 г. были критическими в борьбе на атлантических коммуникациях. США и Великобритания понесли наиболь­шие за войну потери в торговом тоннаже. Среднемесячные потери флотов составили свыше 560 тыс. брт. В то же время значительно возросло и ко­личество уничтоженных фашистских подводных лодок, которые даже в центральной части Атлантики уже не могли действовать безнаказанно.