Вторая мировая война: борьба на коммуникациях Тихого океана зимой 1942/43 г

Ход вооруженной борьбы за господство в океанских зонах и овладение островными районами в значительной степени зависел от того, насколь­ко надежно каждая из воюющих сторон сможет защитить свои морские ком­муникации, по которым осуществлялись как воинские перевозки, так и доставка стратегического сырья. Вот почему защита океанских и морских сообщений огромной протяженности являлась важной проблемой войны на Тихоокеанском и Азиатских театрах.

Соединенные Штаты Америки осуществляли воинские перевозки на Тихом океане по линиям, общая протяженность которых превышала 50 тыс. км. Наиболее важными для них были коммуникации, связывавшие западное побережье США с Гавайскими островами, Австралией, Аляской, а также с западным побережьем Латинской Америки: Сан-Франциско — Пёрл-Харбор, Сан-Франциско — Веллингтон — Сидней, Сиэтл — Датч-Харбор, Лос-Анджелес — Лима — Сантьяго. Особое значение для пере­возки войск в районы боевых действий имели линии: Брисбен — Порт-Морсби и Нумеа — Гуадалканал.

Великобритания использовала в Индийском океане коммуникации общей протяженностью свыше 40 тыс. км. Большую роль играли линии сообщения между Индией, Австралией и западным и южным побережьями Африки: Бомбей — Момбаса, Калькутта — Кейптаун, Карачи — Фри­мантл — Мельбурн.

Япония производила перевозки войск, военных материалов и стратегического сырья по океанским и морским линиям общей протяженностью свыше 40 тыс. км. Наибольшее значение приобрели коммуникации, свя­зывавшие порты метрополии с базами в юго-западной части Тихого океа­на, где велись наиболее активные боевые действия: Иокогама — Рабаул, Йокосука — острова Трук, Рабаул — Гуадалканал, Рабаул — Новая Гвинея.

Большое значение для экономики Японии имели линии доставки в метрополию стратегического сырья из Китая, Индокитая, Филиппин, Голландской Индии: Сасэбо — Аньдун, Сасэбо — Шанхай, Токио — Сайгон — Сингапур, Сасэбо — Батавия, Осака — Манила. Важное место отводи­лось успешным действиям немецких надводных и подводных судов — блокадопрорывателей, доставлявших наиболее важное стратегическое сырье, в частности каучук, из Японии и оккупированных ею стран Азии в Европу.

Командования воюющих сторон на Тихом океане имели различные точки зрения относительно способов обеспечения своих коммуникаций и нарушения перевозок противника.

Военно-морское руководство США и Великобритании, учитывая опыт борьбы в Атлантике, считало необходимым создать систему конвоирова­ния своих транспортов и принять специальные меры по нарушению пере­возок противника. Для конвоирования судов американцы выделяли более 30 эсминцев, значительное число сторожевых кораблей и торпедных кате­ров, а также авиацию. Пресечение перевозок противника являлось главной задачей подводных лодок США на Тихом океане, которых насчи­тывалось свыше 100. На вражеских коммуникациях действовало одновре­менно до 20—25 лодок и небольшое количество самолетов

Военно-морское командование Японии полагало, что уничтожение флота противника и достижение господства на море в сочетании с захва­том портов явится лучшей формой обеспечения своих коммуникаций и нарушения перевозок противника. Поэтому оно использовало силы флота ж авиации, как правило, лишь для конвоирования транспортов при пере­возке войск и грузов непосредственно в районах боевых действий.



Опыт первого года войны, казалось, подтверждал правильность взгля­дов японцев: сосредоточение всех сил для проведения боевых операций позволило им временно завоевать господство на море и нанести серьезный ущерб судоходству союзных и нейтральных стран. За первые 13 месяцев войны они потопили 665 судов водоизмещением свыше 1,7 млн. брт и потеряли 209 судов водоизмещением 846 тыс. брт. Захватив и подняв со дна суда общим водоизмещением 560 тыс. брт и введя в строй новые суда водоизмещением приблизительно 312 тыс. брт, Япония фактически стала располагать большим тоннажем, чем в начале войны. Если 7 де­кабря 1941 г. на плаву имелось торговых судов водоизмещением около 6 млн. брт то в конце 1942 г. — свыше 6 млн. брт. Это создавало впечат­ление внешнего благополучия, если учитывать расчет ставки на кратков­ременную войну.

Однако уже осенью 1942 г. стал очевиден ее просчет. В условиях затяжной войны и перехода Японии к стратегической обороне возникла необходимость охраны ее растянутых коммуникаций и нарушения перево­зок готовящихся к наступлению союзных вооруженных сил, мощь которых быстро возрастала. Между тем японская кораблестроительная программа не предусматривала постройку необходимого количества торговых судов, эсминцев и конвойных авианосцев.

В конце года ставка вынуждена была принять решение о переходе к системе конвоирования, но выделенные для этого силы флота смогли обеспечить охрану лишь 20—25 процентов судов, используемых на воин­ских и хозяйственных перевозках. Были сформированы две эскортные группы кораблей для охраны торгового судоходства, которые начали дей­ствовать в начале 1943 г. Одна из них, созданная для защиты коммуника­ций между Японией и Сингапуром, включала 10 эсминцев, 2 дивизиона тор­педных катеров и 5 переоборудованных канонерских лодок; вторая — на направлении Йокосука — острова Трук имела в своем составе 4 эсминца, 2 дивизиона торпедных катеров и канонерскую лодку. Конвои формиро­вались из 4—5 транспортов в охранении 2—4 кораблей, и, как правило, курс их прокладывался в прибрежных водах с расчетом в ночное время переходить из одного порта в другой. Авиация для охраны и обороны морских коммуникаций использовалась недостаточно. С конца 1942 г. Япония расширила строительство специальных эскортных кораблей.

Для перевозок войск и вооружения непосредственно в районах боевых действий, особенно в период боев за Гуадалканал, японцы практико­вали использование эсминцев. В тех случаях, когда доставка военных ма­териалов надводными кораблями была затруднена, применялись подвод­ные лодки. Опыт их использования для перевозки грузов на Гуадалканал и Новую Гвинею побудил ставку весной 1943 г. принять решение об ускорении строительства транспортных подводных лодок. Строительство подводных лодок в Японии велось невысокими темпами: в 1942 г. было введено в строй 20, а потеряно 16 лодок. С ноября 1942 г. по март 1943 г. японский подводный флот пополнился 10 лодками, а потерял — 5.

Японское командование широко использовало подводные лодки для боевых, разведывательных и транспортных целей, но ограничивало их применение для ударов по морским коммуникациям союзных стран с целью пресечения перевозок. За пять месяцев (ноябрь 1942 г. — март 1943 г.) в Индийском и Тихом океанах было потоплено 50 торговых судов западных союзников и нейтральных стран общим водоизмещением 272 408 брт, 42 из них были потоплены в Индийском океане

В первые месяцы 1943 г. у восточного побережья Австралии находилось до 10 японских подводных лодок. Каждая лодка действовала само­стоятельно, как правило атакуя суда днем из подводного положения. В феврале 1943 г. в Индийском океане появились 5 немецких лодок, кото­рые наносили удары по союзным транспортам главным образом в районе между южной оконечностью Африки и Мадагаскаром.

Военно-морское командование США уделяло борьбе на коммуникациях большое внимание. На Тихом океане оно определило четыре района действий подводных сил. К северу от 42-й параллели действовали лодки, которые базировались первоначально на Датч-Харбор, а впоследствии — на Пёрл-Харбор. Центральный район отводился для лодок, базировавших­ся на Пёрл-Харбор. В южной и юго-западной частях океана оперировали лодки, которые имели базы в Австралии. Из состава подводных сил США около 40 лодок находилось в море: до 20 — в позиционных районах, ос­тальные — на переходах. В основном лодки были развернуты в районе Южных морей, на подходах к Филиппинским и Японским островам, в Юж­но-Китайском, Восточно-Китайском морях и отчасти в Коралловом море. Осенью 1942 г. американцы стали осуществлять минные постановки на подступах к Бангкоку, в Сиамском и Тонкинском заливах, в декабре — в проливе Бунго, между островами Сикоку и Кюсю, а также у мыса Инубоэ, в 60 милях от Токио.

Союзная авиация активно действовала на японских сообщениях глав­ным образом с целью срыва воинских перевозок и движения судов с десантами в юго-западной части океана. В начале 1943 г. американцы продолжали использовать на японских коммуникациях преимущественно подводные лодки, основными районами действий которых были Ново-Гвинейское море, подступы к полуострову Малакка и острову Целебес, Южно-Китайское, Восточно-Китайское и частично Японское моря. Авиа­ция применялась главным образом в районе Южных морей с целью срыва оперативных перевозок. Районом особой активности лодок и авиации США являлся архипелаг Бисмарка, и в частности подходы к острову Новая Британия и важной базе Рабаул. С начала 1943 г. американцы начали ши­ре использовать радиолокационные средства, что позволяло одиночно действующим лодкам чаще атаковать противника ночью или в условиях ограниченной видимости. Благодаря такому тактическому приему значи­тельно повысилась живучесть лодок.

Большое внимание американское командование уделяло охране своих коммуникаций, используя для этого эсминцы, сторожевые корабли и авиацию. Основные усилия направлялись на охрану путей, связывавших США с Гавайскими островами и Австралией. Однако прибывшие на Тихий океан конвойные авианосцы в этот период использовались в основном в качестве ударных авианосцев.

В результате активной борьбы сил флота США на коммуникациях японское судоходство понесло значительные потери.

С ноября 1942 г. по март 1943 г. подводные лодки и авиация США потопили 121 японское торговое судно общим водоизмещением 549 434 брт, причем подводный флот потопил 76 судов общим водоизмещением 327 924 брт, то есть около 60 процентов общих потерь.

Английское командование имело меньше сил и не смогло в то время успешно вести борьбу на коммуникациях в Индийском океане. В 1942 г. японцы потопили там 205 судов союзных и нейтральных стран общим водоизмещением 724 485 брт. В период наступления английских войск в Бирме потери союзников и нейтральных стран в Индийском океане снизились: за первые три месяца 1943 г. они потеряли 13 судов водоизмеще­нием 78 090 тонн.

Восточный флот англичан под командованием адмирала Д. Сомервил­ла, базировавшийся на восточное побережье Африки, имел в своем со­ставе авианосец, 2 линкора, 2—3 крейсера и 5 эсминцев. Воздерживаясь от активных боевых действий против японцев, он уделял главное внима­ние обеспечению коммуникаций в Индийском океане. В охране конвоев принимали участие сторожевые корабли и базовая авиация, действо­вавшая с аэродромов на африканском побережье, в Индии и на острове Цейлон.

Таким образом, на Тихом и Индийском океанах борьба на коммуникациях, по существу, являлась составной частью боевых действий сторон и в основном была направлена против воинских перевозок. Особенно важ­ная роль отводилась пресечению транспортировки войск и топлива, что объяснялось особенностью океанского театра военных действий, где борь­ба за островные районы неизбежно требовала доставки и десантирования сухопутных войск или их эвакуации. По мере перехода японских войск к обороне и возрастания активности союзных сил борьба на коммуника­циях, в которой главную роль играли подводные лодки, приобретала все более важное значение. Противоборствующие стороны принимали меры по усилению охраны своих конвоев, а также действий подводных лодок и авиации против перевозок противника. Более эффективно была органи­зована борьба на коммуникациях американским командованием. Однако в конце 1942 г. вследствие недостатка сил оно еще не добилось решающих результатов. В начале 1943 г. по мере осуществления в США корабле­строительной программы на Тихий океан начали прибывать в возрастаю­щих количествах эсминцы, конвойные авианосцы, подводные лодки. Эти средства позволили увеличить размах и результаты действий с целью нарушения японских перевозок и охраны своих коммуникаций.