Вторая мировая война: дальнейший подъем национально-освободительной борьбы в оккупированных странах Европы в 1943 г

1943 год ознаменовался подъемом национально-освободительной борь­бы народов Европы, которая охватила все оккупированные фашистами государства. Под игом поработителей все еще находились Франция, Бельгия, Голландия, Люксембург, Дания, Норвегия, Чехословакия, Польша, значительная часть территории Югославии, Греции, Албании. В них размещались войска Германии, Италии, монархо-фашистской Бол­гарии (в Югославии и Греции), хортистской Венгрии (в Югославии).

Эти страны управлялись непосредственно оккупационными властями либо с помощью созданных ими марионеточных режимов. Для подавления сопротивления народов использовались воинские и полицейские форми­рования из числа предателей, отщепенцев, уголовников, представителей наиболее реакционных слоев населения.

Антифашистская борьба народов оккупированных стран Европы в 1943 г. характеризовалась переходом к более активным действиям. В ней воплотилась активность различных классов и социальных групп, придерживавшихся далеко не однородных взглядов на важнейшие проблемы борьбы и послевоенного устройства.

Важным политическим фактором в движении Сопротивления был рост влияния руководимых компартиями левых сил, чему способствовали победы Советской Армии, а также более глубокое осознание массами пагубности политики сдерживания антифашистской борьбы, проводив­шейся буржуазными группировками Сопротивления.

Героически сражался народ Югославии. Во главе освободительной борьбы стояла Коммунистическая партия. Руководимая ею Народно- освободительная армия (НОАЮ) к началу 1943 г. вместе с вооруженными бойцами тыловых частей и членами антифашистских организаций насчи­тывала почти 150 тыс. бойцов. Освобожденные районы составляли около 100 тыс. кв. км или две пятых территории страны. В апреле части НОАЮ, выйдя из-под ударов превосходящих сил противника в Босний­ской Крайне и Герцеговине, прорвались в Черногорию и Санджак. Это привело к провалу тщательно подготовленного наступления фашистов, намеревавшихся ликвидировать основные силы НОАЮ.

Угроза вторжения англо-американских войск в Италию и на Балка­ны заставила гитлеровцев обратить особое внимание на безопасность своих тылов в этом районе. Принимались новые меры для подавления освободительной борьбы народов Югославии. Немецко-фашистское командование готовило наступательную операцию под кодовым названием «Вейс II» (позднее — операция «Шварц») с целью окружения и уничто­жения главной оперативной группы НОАЮ и находившихся здесь руко­водящих органов народно-освободительного движения. Однако активные действия Советской Армии, сковавшие главные силы вермахта, не позво­лили немецко-фашистскому командованию направить на Балк-аны круп­ные контингенты новых войск.

В апреле — мае силы НОАЮ разгромили четников в Черногории и, освободив обширную территорию, приблизились к западным районам Сербии. Бойцы НОАЮ и партизаны сковывали 7 немецких, 17 итальянских, 5 дивизий монархо-фашистской Болгарии и подразделения трех дивизий хортистской Венгрии, не считая полицейских, охранных и раз­личных отдельных частей и подразделений, а также силы усташско-домобранских войск павелической Хорватии, четников, «сербской государст­венной стражи», словенской «белой гвардии» и других квислинговских формирований.

Удары НОАЮ и партизанских отрядов по коммуникациям Грац — Любляна — Триест, Загреб — Белград и Будапешт — Белград — Скопле — Афины значительно затруднили снабжение фашистских войск, размещенных на юго-востоке Европы. Продвижение крупной группировки НОАЮ к восточным областям Югославии способствовало акти­визации освободительного движения в этих областях. Расширение ос­вобожденных районов, эффективные действия партизанских отрядов и подпольных народно-освободительных комитетов на оккупированных территориях дезорганизовывали работу марионеточного аппарата, срыва­ли поставки сельскохозяйственных продуктов и промышленного сырья в Германию. Поэтому гитлеровцы спешили с началом операции «Шварц». Для ее проведения выделялось более четырех немецких дивизий, около четырех итальянских и несколько тысяч усташей и четников. Их поддер­живали танки, артиллерия и авиация. Общая численность карателей составила 127 тыс. человек, в то время как в соединениях группы войск НОАЮ насчитывалось около 16 тыс. бойцов. Кроме того, с этой группой находилось 3500 раненых и больных.

Войска противника сосредоточились вокруг освобожденной территории в смежных районах Герцеговины, Санджака и Черногории и 15 мая начали наступление но сходящимся направлениям. Части НОАЮ оказали ожесточенное сопротивление. 1-я и 2-я пролетарские дивизии прорвали кольцо окружения в долине реки Сутьеска. В течение нескольких дней из окружения вышли члены ЦК КПЮ, Верховного штаба, Исполкома Антифашистского веча национального освобождения Югославии (АВНОЮ), значительное количество легкораненых бойцов и 7-я дивизия. Планы немецко-фашистского командования уничтожить основные силы НОАЮ оказались сорванными, хотя югославские патриоты потеряли более 6 тыс. бойцов. Операция «Шварц» была одной из крупнейших операций объеди­ненных сил оккупантов и югославских реакционеров. Бои на Сутьеске стали символом отваги и героизма бойцов НОАЮ.

С началом фашистского наступления в долине Сутьески НОАЮ и партизанские отряды по приказу Верховного штаба активизировали боевую деятельность в других районах страны, чтобы помешать переб­роске подкреплений врага в район основных боев. В результате увеличи­лись освобожденные территории, а в ряды НОАЮ влились тысячи новых бойцов. За май — июль 1943 г. из нового пополнения и окрепших парти­занских бригад и отрядов были сформированы пять новых дивизий, в ряде районов страны появились новые бригады.

Высадка союзников в Сицилии и на юге Италии создала угрозу гитлеровцам на Балканах. 26 июля Гитлер подписал директиву об обороне Балкан. Немецко-фашистским командованием была проведена некото­рая реорганизация управления и перегруппировка войск.

Учитывая возможность капитуляции Италии, командование НОАЮ сосредоточило в центральных районах страны несколько соединений с задачей разоружить итальянские войска и закрыть выход немецко-фашист­ским частям к морю. Туда же переместился Верховный штаб. После выхода Италии из войны две итальянские дивизии, находившиеся в Юго­славии, почти в полном составе перешли на сторону НОАЮ, четыре диви­зии были разоружены полностью и некоторые дивизии, частично. Захва­ченное в большом количестве итальянское вооружение и снаряжение использовалось для оснащения вновь сформированных соединений НОАЮ, численность которой к концу года достигла 320 тыс. бойцов. От про­тивника было освобождено почти все югославское побережье Адриати­ческого моря, за исключением нескольких пунктов, удерживавшихся усташами.

Для замены вышедших из строя на Балканах итальянских дивизий командование вермахта направило туда 50 тыс. человек из группировки войск, располагавшейся в Северной Италии. К концу года НОАЮ сковыва­ла на территории Югославии до 450 тыс. войск фашистской Германии, царской Болгарии, хортистской Венгрии, а также значительное количе­ство войск предателей югославского народа Павелича, Недича, Михай­ловича и других.

В сентябре—декабре 1943 г. немецко-фашистские войска провели несколько наступательных операций с целью захвата морского побережья и коммуникаций, ведущих к нему. К концу ноября они овладели главны­ми коммуникациями, укрепились на морском побережье, заняли важней­шие острова. В то же время НОАЮ и партизанские отряды значительно расширили освобожденные территории в Хорватии, Боснии, Черногории, Санджаке и Герцеговине, население которых составляло около 5 млн. человек.

По мере освобождения новых районов завершался процесс создания органов народной власти на этой территории. В июне оформилось Антифашистское вече народного освобождения Хорватии, в ноябре — Боснии, Герцеговины и Черногории. Функции высшего органа народной власти в Словении с октября 1943 г. осуществлял Словенский народно- освободительный комитет. К осени этого года на освобожденной террито­рии работали 14 областных и краевых, 51 окружной, 800 общинных и тысячи городских и сельских народно-освободительных комитетов.

Коллаборационистские органы власти были дезорганизованы, а поддерживаемые западными союзниками четники Михайловича после ряда военных поражений и разоблачения себя сотрудничеством с оккупантами сохранили свои силы только в Сербии. Это заставило английские правящие круги изменить тактику и начать поставки вооружения НОАЮ. Однако до конца года английские власти снабжали оружием также и Михайловича, который использовал его против НОАЮ.

К концу 1943 г. возникли условия для создания высшего органа народной власти. Собравшаяся 29 ноября в городе Яйце вторая сессия Антифашистского веча народного освобождения Югославии (АВНОЮ) от­разила глубокие политические изменения в Югославии, во многом опреде­лив путь ее развития. Она приняла исторические решения, ставшие важ­нейшей вехой в борьбе народов Югославии за создание многонациональ­ного социалистического государства. АВНОЮ провозглашалось верхов­ным законодательным и исполнительным представительным органом, высшим представителем суверенитета народа и государства Югославии. Одновременно был учрежден Национальный комитет освобождения Югославии, выполнявший функции временного народного правитель­ства. Сессия приняла решение о строительстве Югославии на демократи­ческом федеративном принципе как государственной общности равноправ­ных народов. В состав временного правительства вошли представители всех народов страны и всех общественных слоев, боровшихся за национальное осво­бождение. Трудящиеся Югославии горячо одобрили решения, принятые на сессии в Яйце. И. Броз Тито отмечал: «Победы наших народно-ос­вободительных войск и общие результаты народно-освободительной борьбы, создавшие условия для проведения второй сессии АВНОЮ, были достигнуты наряду с успехами антигитлеровской коалиции. Побе­ды Красной Армии, которые ознаменовали поворот во второй миро­вой войне, и победы западных союзников возвестили поражение фа­шизма».

Советское правительство приветствовало решение АВНОЮ и всячески поддерживало его. Советский Союз выразил свое принципиальное отношение к освободительному движению Югославии в заявлении Наркоминдела от 14 декабря 1943 г., в котором указывалось, что правитель­ство СССР положительно оценивает происшедшие в Югославии события и рассматривает их как «способствующие дальнейшей успешной борьбе народов Югославии против гитлеровской Германии».

С ноября 1943 г. по просьбе югославских патриотов началось формирование на территории СССР югославских воинских частей. Со второй половины этого года в связи с увеличившимся притоком советских граж­дан, бежавших из фашистских лагерей и с каторжных работ в Югосла­вию, во многих партизанских отрядах и частях создавались подразделе­ния, целиком состоявшие из советских граждан.

Поражения фашистского блока, ослабление оккупационных войск на Балканах способствовали росту вооруженной борьбы в Албании. К лету освобожденные территории в Южной и Центральной Албании значительно расширились. Возникли предпосылки для формирования Народно-освободительной армии. 10 июля Генеральный совет Национально-освободительного фронта (НОФ) и представители партизанских отрядов Албании приняли решение о создании Генерального штаба Нацио­нально-освободительной армии. 27 июля Генеральный штаб отдал приказ об объединении партизанских сил в Национально-освободительную армию (НОА). К 15 августа была сформирована 1-я ударная партизанская бригада.

Если до капитуляции Италии в рядах патриотов сражалось 10 тыс. бойцов, то осенью 1943 г. НОА уже насчитывала около 20 тыс. человек. Был создан отдельный итальянский батальон имени Антонио Грамши.

С целью мобилизации нации на освобождение страны Генеральный совет НОФ решил начать переговоры с буржуазной группировкой «Балли комбетар», поставив условием ее безоговорочное участие в борьбе с окку­пантами, прекращение враждебной деятельности против НОФ н КПА и очищение ее от коллаборационистов. Используя разногласия в руковод­стве НОФ, баллисты на переговорах в конце июля — начале августа добились равного представительства в объединенной административно-военной организации. Последовавший вскоре разрыв этого соглашения руководством НОФ предотвратил возможность раскола Национально-освободительного фронта изнутри. В ответ баллисты перешли к открытым выступлениям против НОФ и НОА.

Важное значение для расширения борьбы албанского народа и укреп­ления его единства имела состоявшаяся в начале сентября вторая кон­ференция НОФ. Она решительно осудила «Балли комбетар» как органи­зацию предателей, связанных с оккупантами.

В июле — августе в связи с капитуляцией Италии и распадом ее армии в албанские портовые города вошли гитлеровские войска. Немецко-фа­шистское командование предприняло попытки привлечь к борьбе с албан­скими патриотами силы реакционеров. Крупные землевладельцы Северной Албании, баллисты и вооруженные части созданного гитлеровцами марио­неточного правительства действовали в соответствии с распоряжениями командования 21-го горнострелкового немецкого корпуса.



Однако силы Национально-освободительной армии Албании продолжали крепнуть. Во второй половине 1943 г. оккупантам пришлось оста­вить Берат, Дибру, Крую, Гирокастру и другие города.

Активную борьбу развернула в 1943 г. Народно-освободительная армия Греции (ЭЛАС). Действия ее направлялись Центральным комитетом Национально-освободительного фронта (ЭАМ), в котором руководя­щая роль принадлежала коммунистической партии.

С ЭАМ и ЭЛАС не могли не считаться лидеры буржуазно-националистических и монархических организаций и групп, а также английское правительство и его представители в Греции. Они стремились любой це­ной ослабить позиции патриотов в целях устранения их от руководства страной после освобождения от фашизма. Так, в директиве, полученной английской военной миссией в конце апреля, говорилось о желательности раскола в ЭАМ и ЭЛАС, «отрыва вооруженной организации от полити­ческой — ЭЛАС от ЭАМ».

Весной 1943 г. Народно-освободительная армия представляла значительную боевую силу. Этому способствовали многие объективные причи­ны: победы Советской Армии, рост и укрепление авторитета ЭАМ и ЭЛАС, ослабление оккупационных сил в Греции, успехи национально-осво­бодительного движения в Югославии, Албании. Если к началу года в отрядах и подразделениях Народно-освободительной армии насчитыва­лось примерно 6 тыс. человек, то к лету — около 12,5 тыс.

В мае после прихода в ряды ЭЛАС большой группы офицеров бывшей греческой армии была проведена реорганизация командования. Вновь созданному главному командованию (главнокомандующий С. Сарафис, первый заместитель главнокомандующего А. Велухиотис, комиссар В. Самариниотис, а затем первый секретарь ЦК КПГ Г. Сяндос) с этого времени подчинялись все воинские части, кроме действовавших в районах Афин и Пирея, на Пелопоннесе и Крите. Последними руководил непо­средственно Центральный комитет ЭЛАС в Афинах. Реорганизация значи­тельно повысила боевую мощь Народно-освободительной армии.

27 мая глава английской военной миссии обратился к генералу Сарафису с просьбой провести силами ЭЛАС ряд операций на коммуникациях немецко-итальянских войск в Греции с тем, чтобы отвлечь внимание гит­леровского командования от готовящегося наступления союзников в Сицилии. Войска ЭЛАС, ведя бои с противником в различных районах страны по плану своего главного командования, успешно выполнили эту задачу. В результате наступательных боевых действий ЭЛАС была ос­вобождена обширная территория. Оккупанты понесли крупные потери. Опасаясь высадки англо-американских войск в Греции, они срочно пере­бросили сюда три дивизии, предназначавшиеся для отправки в Италию. Высокую оценку действиям греческих патриотов дал командующий сухо­путными союзными войсками на Среднем Востоке генерал Г. Вильсон: «Благодаря блестящим операциям греческих партизан, внимание держав оси было отвлечено от продвижения крупных транспортов и концент­рации войск, предназначенных для операции на Средиземном море».

В начале июля 1943 г. английская военная миссия, Народно-освободительная армия и две буржуазные организации — Национально-демок­ратический союз (ЭДЭС) и Национальное и социальное освобождение (ЭККА) — заключили между собой соглашение, признающее ЭЛАС, ЭДЭС и ЭККА частями союзнической армии. Английская сторона брала на себя общее руководство боевыми действиями, снабжение вооружением и всем необходимым. Было создано объединенное главное командование, в кото­рое вместе с тремя представителями ЭЛАС входили три представителя других сторон, хотя к этому времени ЭЛАС насчитывала до 14 тыс., ЭДЭС — 3—4 тыс., а ЭККА — 200 бойцов. Подчинение ЭЛАС британско­му ближневосточному командованию ограничивало ее самостоятель­ность.

К середине 1943 г. Национально-освободительный фронт и его армия, руководимые компартией Греции, добились крупных успехов. Основной и главной силой ЭАМ— ЭЛАС стал союз рабочего класса и крестьянства во главе с партией пролетариата, поднявшей знамя антифашистской бо­рьбы. Под это знамя вставали и другие слои населения, в том числе пе­редовая интеллигенция и часть национальной буржуазии. Вдохновляемая освободительными целями, ЭЛАС за сравнительно короткий срок превра­тилась в крупнейшую силу движения Сопротивления. В героической бо­рьбе с врагом она освободила значительную часть Греции, избавив насе­ление многих областей и районов страны от ига оккупантов.

Большое значение для дальнейшего укрепления сил Национально- освободительного фронта имели июльские события 1943 г., когда немецко-фашистские захватчики попытались отторгнуть от Греции часть терри­тории. Народные массы решительно воспротивились провокационной затее.

8 июля 1943 г. ЦК ЭАМ обратился к народу с призывом дать отпор этим проискам захватчиков. 9 июля трудящиеся города Салоники (столица Македонии) начали всеобщую забастовку. Их борьба была поддер­жана всей страной. Кульминационным моментом выступлений стала 300-тысячная демонстрация афинян 22 июля 1943 г. Фашисты учинили зверскую расправу над демонстрантами. Однако от своего намерения им пришлось отказаться.

Развитие движения Сопротивления беспокоило английские правящие круги и эмигрантское греческое правительство, которое вместе с главой государства королем Георгом II находилось в Каире. В августе 1943 г. англичане пригласили в Каир представителей ЭАМ — ЭЛАС и буржуазных политических партий из Афин для обсуждения греческих проблем. Греческие представители потребовали от короля заверения в том, что он не вернется в Грецию, пока народ не решит вопрос о форме правления. С этим заявлением согласилось и эмигрантское правитель­ство, главой которого был Э. Цудерос. Оно было вынуждено считаться с тем, что подавляющая часть личного состава греческих вооруженных сил выступала на стороне ЭАМ — ЭЛАС. Однако греческий монарх, поддержанный Черчиллем и Рузвельтом, отказался выполнить это требо­вание. Вмешательство англичан и американцев сорвало попытку достичь национального единства и сформировать на этой основе национальное правительство.

После капитуляции Италии и разоружения итальянских войск в Греции частями ЭЛАС возросла боевая мощь Национально-освободитель­ной армии, укрепились ее позиции в стране. Из партизанской армии ЭЛАС превратилась в регулярную. Она состояла из пяти дивизий и кава­лерийской бригады общей численностью 35—40 тыс. бойцов и превышала силы ЭДЭС и ЭККА во много раз. Политическим лидером страны являл­ся коалиционный Национально-освободительный фронт, выражавший коренные интересы греческого народа. Он объединял в своих рядах до 2 млн. человек.

Происходившие изменения в соотношении политических и военных сил не устраивали греческую реакцию и ее покровителей — правящие круги Англии. Черчилль откровенно говорил: «Мы по традиции поддерживаем связь с греческой и сербской династиями, и наше правительство искренне приветствовало бы их возвращение на престол». Английская военная миссия пыталась консолидировать силы греческой реакции.

В октябре 1943 г. охранные батальоны коллаборационистов, части ЭДЭС под командованием генерала Н. Зерваса и немецко-фашистские войска выступили против Национально-освободительной армии Греции. В стране назревала гражданская война. Англичане полностью прекратили снабжение ЭЛАС и оказывали активную помощь ЭДЭС. Несмотря на сложную, напряженную обстановку, Народно-освободительная армия со­рвала предпринятое против нее наступление.

Героическая борьба народов СССР против фашистской Германии, а также политическая и дипломатическая деятельность Советского государства явились значительной поддержкой силам освободительного дви­жения на Балканах.

В результате успешных действий югославские, греческие и албанские партизаны отстояли ранее освобожденные территории и значитель­но их расширили. Это способствовало проведению операций западных союзников на Средиземноморском театре военных действий.

В 1943 г. происходил дальнейший рост сил Сопротивления в странах Западной Европы. Важная роль в борьбе народов оккупированных стран принадлежала французскому движению Сопротивления. Это имело особое значение, поскольку здесь в будущем должны были проходить воен­ные действия, связанные с открытием второго фронта в Европе. Период с мая по декабрь 1943 г. оказался переломным этапом в развитии фран­цузского движения Сопротивления. От разрозненных, спорадических выступлений партизанские отряды и франтиреры переходили к согласо­ванным действиям, движение становилось все более массовым, предприни­мались шаги к созданию общих, централизованных органов политического и оперативного руководства.

Новый этап в развитии французского движения Сопротивления явился результатом действия ряда факторов, важнейшим из которых была военно- политическая обстановка, сложившаяся в мире под влиянием побед Со­ветской Армии. На развитие событий во Франции оказали также влияние операции союзников в Северной Африке и Италии. В связи с поражением под Сталинградом немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить значительное количество оккупационных войск из Франции на советско-германский фронт. 5 февраля газета «Юманите» призва­ла всех французских патриотов использовать это обстоятельство и «еще более решительно развертывать массовые действия франтиреров и партизан».

Изменилась обстановка и внутри Франции. После полной оккупации страны режим Виши окончательно и явно стал придатком гитлеровских властей. Дело дошло до того, что 18 декабря 1943 г. глава «государства» Виши маршал Ф. Петэн письменно заверил Гитлера: «Изменения во фран­цузских законах впредь будут согласовываться с немецкими оккупаци­онными властями». Росту числа бойцов Сопротивления способствовало также принятие правительством Виши 16 февраля 1943 г. закона о при­нудительной трудовой повинности, то есть о массовой отправке францу­зов в Германию для замены в промышленности рейха немецких рабочих, направлявшихся на восполнение потерь вермахта на советско-германском фронте. Компартия и демократические антифашистские организации призывали трудящихся Франции к саботированию антинародного закона. Французские патриоты отказывались ехать в Германию и работать на фашизм, уходили в боевые отряды Сопротивления.

Деятельность франтиреров и партизан по существу обсуждалась на каждом совещании подпольного руководства ФКП. Весной 1943 г. ЦК ФКП взял решительный курс на подготовку общенационального восстания и развертывание всех форм борьбы против оккупантов. 15 апреля в выходившем подпольно центральном органе партии — газете «Юманите» был опубликован призыв: «Действуйте, действуйте, действуйте! Боритесь против высылки рабочих в Германию путем проведения демонстраций, забастовок, дезорганизации отправки эшелонов. Отвечайте силой на реп­рессии вишистской полиции и гестапо. Саботируйте, саботируйте, разру­шайте машины, локомотивы, грузовики, грузовые баржи. Взрывайте железнодорожные пути, мосты, шлюзы, поджигайте заводы. Парализуйте военную промышленность гитлеровцев и их средства транспорта. Органи­зуйте борьбу крестьян, чтобы силой сорвать гитлеровскую систему рекви­зиций. Организуйте демонстрации женщин против тех, кто обрекает нас на голод. Требуйте 500 граммов хлеба в день, угля и дров. Формируйте на каждом предприятии, вокзале, железнодорожном депо группы саботажа и подрывников. Организуйте новые отряды франтиреров: вербуйте рабочих, которым угрожает высылка в Германию; привлекайте для обучения франтиреров уволенных офицеров, сержантов и ветеранов. Пусть каждый патриот считает своим священным долгом вооруженную борьбу против слабеющего врага, вынужденного распылять свои силы. Французы, француженки! Действуйте, действуйте, действуйте! Только так мы можем подготовить национальное восстание, ускорить открытие второго фронта в Европе и приблизить час нашего освобождения».

В мае благодаря усилиям основных организаций Сопротивления, и прежде всего Национального фронта, возглавлявшегося коммунистами, а также в результате активной деятельности генерального делегата де Голля во Франции Жана Мулена был создан Национальный совет Сопро­тивления (НСС), представлявший, по существу, все организации нацио­нального Сопротивления. В него входили ведущие профсоюзные центры — Всеобщая конфедерация труда и Конфедерация христианских профсоюзов, а также шесть политических партий, в том числе ФКП, что знаменовало собою консолидацию антифашистских сил Франции. Национальный совет Сопротивления стал политической силой, способной сыграть большую роль как в освобождении страны, так и в определении ее будущего. Пер­вое заседание НСС состоялось 27 мая в оккупированном Париже. Пред­седателем НСС был избран Ж. Мулен. Он внес большой вклад в дело консолидации самых разнородных течений и признавал необходимость сотрудничества с компартией. В конце июня Мулен был схвачен гестапо и погиб.

С созданием НСС активизировалась борьба народных масс. Коммунистическая партия расширила свое воздействие на слои населения, ра­нее находившиеся под влиянием буржуазных партий. В результате отдель­ные группы деголлевской «тайной армии», вопреки требованиям английско­го правительства уменьшить активность, стали все чаще принимать участие в боевых операциях.

Бойцы отрядов движения Сопротивления по-прежнему испытывали острую нехватку оружия. Практически среди них в лучшем случае был вооружен один из двадцати. НСС неоднократно обращался в Центральное бюро разведки и действий, находившееся в Лондоне, с просьбой передать группам Сопротивления хотя бы часть законсервированного на складах оружия. Однако положение не менялось.

Консолидация различных организаций французского движения Сопротивления сорвала ставку правящих кругов США на вишистов в Север­ной Африке и упрочила позиции де Голля. 3 июня был образован Фран­цузский комитет национального освобождения (ФКНО) под председатель­ством де Голля и А. Жиро. Советское правительство, стремясь помочь достижению единства в рядах французских антифашистов, в августе признало ФКНО в качестве представителя государственных интересов Французской республики и руководителя всех французских патриотов, борющихся против гитлеровской тирании. В этих условиях вопрос об участии коммунистов в ФКНО имел важное значение. Де Голль заявил: «Коммунисты играют огромную роль в Сопротивлении. Они противостоят врагу с динамизмом, которому я с радостью воздаю должное», Он по­ставил вопрос о включении их во Французский комитет национального освобождения. В интересах единства всех сил нации и создания единого фронта освобождения французские коммунисты согласились войти в ФКНО.

Осенью 1943 г. Французская коммунистическая партия добилась от НСС принятия решения о создании местных и департаментских комитетов освобождения. Это привело к дальнейшему укреплению ее позиций. Началась разработка общей программы движения Сопротивления и под­готовка к объединению всех его боевых сил в единую централизованную внутреннюю французскую армию. В конце 1943 г. НСС одобрил предло­жение компартии о повсеместном создании патриотической милиции для организации саботажа, забастовок и защиты населения от репрессий и казней.

К концу года борьба партизан во Франции достигла значительного размаха. Департаменты Орн, Эн и Дордонь были почти целиком охвачены партизанским движением. В гористых местностях Верхней Савойи воз­никло несколько партизанских районов. В сентябре, по данным фашист­ских властей, партизаны совершили 1458 актов саботажа и вооруженных нападений. По признанию германского «посла» в Париже О. Абеца, общее число акций саботажа в 1943 г. увеличилось по сравнению с 1942 г. в три раза.

Одним из проявлений активизации антифашистской борьбы стала волна забастовок на предприятиях, выполнявших заказы для вермахта, В августе — сентябре бастовали 5 тыс. металлистов заводов Дюрбек, рабочие заводов Гном и Рон в Париже, шахтеры департаментов Нор е Па-де-Кале, кораблестроители Средиземноморского побережья. В ответ на репрессии оккупантов в ноябре выступили сотни тысяч рабочих Южнот Франции и Парижского района. Такого размаха забастовочного движе­ния не наблюдалось за весь предшествующий период войны. Сопротив­ление фашистскому режиму оказывало и сельское население. Оно прово­дило массовые демонстрации протеста против вывоза сельскохозяйст­венных продуктов и угона молодежи на фашистскую каторгу. Особеннс широкий размах имели выступления крестьян в департаментах Корре и Дордонь. Несмотря на репрессии оккупантов и их пособников, в стране назревало всеобщее вооруженное выступление народа.

Большую победу одержали французские силы Сопротивления не Корсике. К началу сентября на острове находилось 80 тыс. итальянские и более 10 тыс. немецких войск. Руководимые коммунистами вооруженные силы Сопротивления насчитывали до 12 тыс. человек . 8 сентябре 1943 г., в день капитуляции Италии, компартия организовала крупнук антифашистскую демонстрацию, переросшую в вооруженное восстание, Его победоносному завершению способствовал переход части итальянских войск на сторону повстанцев. Брошенные против корсиканцев немецкие войска были поддержаны лишь 7—8 тыс. итальянских фашистов . Две итальянские дивизии перешли на сторону восставших и вместе с боевыми отрядами партизан сдержали наступление гитлеровцев. Высадка на ост­ров войск «Сражающейся Франции» как бы символизировала объединение вооруженных усилий нации. 4 октября после разгрома гарнизона городе Бастия весь остров перешел в руки повстанцев.

В сложных условиях продолжалась освободительная борьба в 1943 г, в Бельгии, Голландии, Дании и Норвегии.

По инициативе Коммунистической партии Бельгии еще в ноябре 1941 г. возник широкий демократический Фронт независимости, обеспечивавший координацию действий различных антифашистских групп, К 1943 г. к фронту примыкали профсоюзные комитеты, комитеты соли­дарности, движение в защиту крестьян, общество бельгийско-советской дружбы, национальные объединения молодежи и другие антифашистские организации и группы. После проходивших весной 1943 г. массовые выступлений бельгийских трудящихся против тотальной мобилизаций оккупанты с прямой помощью коллаборационистов нанесли серьезный удар по руководству компартии и наиболее активной части Сопротив­ления — Бельгийской армии партизан, произведя массовые аресты. Однако оставшиеся на свободе руководители КПБ и партизаны вскоре вос­становили разгромленные организации и продолжили борьбу с гитлеров­цами. Так, в горном районе Арденн захватчики удерживались толькс в крупных городах. По инициативе Фронта независимости к концу года повсеместно создавались группы патриотической милиции, являвшейся резервом партизан. На фоне активной деятельности бельгийских ком­мунистов неприглядно выглядела пассивность руководимой эмигрантским правительством в Лондоне так называемой «тайной армии». Возросло сопротивление немецким оккупантам в Голландии. Мас­совое забастовочное движение, охватившее страну в апреле—мае 1943 г., вынудило их отменить намечавшееся интернирование голландских солдат и офицеров и ограничить вывоз рабочей силы в Германию. Однако в раз­гар забастовочного движения гитлеровцам удалось разгромить значительную часть местных и окружных организаций компартии. Руководя­щие посты в партийном аппарате захватили оппортунисты. Им удалось подчинить созданные компартией боевые группы буржуазному Совету Сопротивления, ограничившему свои действия в основном лишь выпол­нением поручений английской разведки.

Активизировалось движение Сопротивления в Дании. Консолидации всех антифашистских сил страны способствовала целенаправленная дея­тельность коммунистов. В июне 1943 г. КПД выступила с воззванием «К всеобщей борьбе за поражение нацизма, за свободу в Дании». В нем, в частности, говорилось: «Мы, коммунисты, заявляем о своем желании в масштабах всей страны или отдельного района вступить в переговоры о совместных действиях, направленных на достижение упомянутых целей, со всеми партиями и организациями, в том числе с социал-демократами и профсоюзным движением, члены которых с особой силой испытывают на себе все тяготы оккупации».

Обращение компартии получило широкий отклик и имело большое значение для дальнейшего сплочения рядов Сопротивления. Борьба с нацистами становилась более эффективной. За апрель—декабрь датские патриоты совершили 866 диверсионных актов. Новая волна забастовок в августе привела к отставке коллаборационистского правительства. Немецко-фашистское командование интернировало солдат и офицеров датской армии и санкционировало массовые расстрелы заложников. В ответ на репрессии датские патриоты затопили 29 кораблей своего флота, еще большее количество привели в негодность, а несколько судов сумели вывести в нейтральную Швецию. Созданный в середине сентября Совет свободы Дании, в котором значительную роль играли коммунисты, способствовал дальнейшей активизации деятельности антифашистов.

В Норвегии под влиянием коренного перелома в ходе второй мировой войны участились диверсионные акты, выступления против трудовой повинности, более широко распространялись подпольные издания. Широ­кий размах приняла кампания помощи советским военнопленным. В пер­вых рядах борцов Сопротивления шли коммунисты. Подпольные группы, возглавляемые коммунистами, совершали диверсионные акты, направлен­ные на подрыв военного потенциала Германии, действовали против преда­телей, В противовес им буржуазное руководство движением Сопротивле­ния (Внутренний фронт) придерживалось тактики пассивного сопротив­ления. Борьба развертывалась в сложных условиях — в среднем на 10 норвежцев приходился один оккупант или вооруженный квислинговец.

Осенью компартия создала несколько новых крупных партизанских отрядов в горных районах, а также в важных в стратегическом отношении пунктах на западном побережье страны. В конце 1943 г. компартия Норве­гии выдвинула лозунг о повсеместном переходе к вооруженной борьбе. «С врагом следует разговаривать на единственном языке, который он по­нимает», — писала газета норвежских коммунистов «Радионютт». Одна­ко широкого распространения партизанское движение в Норвегии еще не получило. В тяжелых условиях развивалась антифашистская борьба народов Чехословакии. Особенно жестокие репрессии обрушивались на коммунистов. Гитлеровские оккупанты арестовали большинство членов подполь­ного ЦК КПЧ. В 1943 г. был казнен член подпольного ЦК, выдающийся чехословацкий писатель, общественный деятель и журналист Юлиус Фучик.

К весне 1943 г. коммунистическое подполье сумело оправиться от многочисленных ударов, восстановить работу ряда разгромленных организаций и нелегального Центрального Комитета Коммунистической партии Чехословакии. Постоянное руководство антифашистской борьбой в стране осуществляло заграничное бюро ЦК КПЧ, которое послало в Чехию своего представителя Р. Ветишку с задачей связаться с под­польным Центральным Комитетом партии, передать ему директивы заг­раничного бюро ЦК КПЧ и помочь провести их в жизнь, наладить регу­лярную радиосвязь подпольного ЦК с московскими товарищами. Суть директив сводилась к тому, чтобы как можно шире развернуть борьбу против оккупантов. Освободительное движение должно было перерасти в народное восстание. С глубоким волнением были восприняты переданные на родину слова К. Готвальда: «Красная Армия освободит и нас. Однако мы должны добиться освобождения путем совместной борьбы».

В июле 1943 г. заграничное бюро КПЧ направило в Словакию члена ЦК КПЧ К. Шмидке. Польскую территорию он проходил с помощью участников польского движения Сопротивления и в начале августа пере­шел словацкую границу. Вместе с Г. Гусаком и Л. Новомеским он создал пятый подпольный ЦК КПС, который провел большую работу по спло­чению всех антифашистских сил и по подготовке национального восстания. Вскоре был сформирован Словацкий национальный совет (СНС). Начался новый период антифашистской борьбы словацкого народа.

9 июля пленум подпольного ЦК КПЧ принял решение об усилении партизанской борьбы и развертывании других форм сопротивления. Большое значение имело решение пленума о повсеместном создании ор­ганов народной борьбы — национальных комитетов. Чехословакия явля­лась одной из основных военно-экономических баз Германии, и ком­партия считала важной задачей организацию саботажа на военных за­водах с целью срыва тотальной мобилизации. Рабочие выводили из строя станки, выпускали бракованную продукцию, умышленно замедляли темп работы. Патриоты осуществляли диверсии на военных заводах, электростанциях, железных дорогах. Акты саботажа были совершены на заводах Шкода в Пльзене, на ряде предприятий в Праге и в других городах. Активизировалась боевая деятельность партизанских групп в брдских лесах и промышленных районах Моравска-Остравы и Оломоуца. Возникли партизанские отряды на Чешско-Моравской возвышенности, в Восточной Словакии, в районах Горной Нитры, в горах Ситна и других районах.

В связи с тем что переход словацких солдат и офицеров на сторону советских войск и партизан стал массовым, командование вермахта резко ограничило боевое использование двух словацких дивизий, находившихся: на восточном фронте. Под влиянием побед Советской Армии и разъяс­нительной работы коммунистов значительная часть словацкого населения: освобождалась от влияния националистической буржуазной пропаганды.

Большую помощь освободительному движению в Чехословакии оказывало Советское правительство. На территории СССР были сформированы чехословацкие воинские части. Они героически сражались вместе с советскими воинами. В рядах советских партизан боролись мно­гие сыны чешского и словацкого народов. Немало советских патриотов воевало в партизанских отрядах Чехии, Моравии и Словакии. Там же действовали и отдельные партизанские группы, целиком состоявшие из советских граждан».

Важное значение для развертывания освободительной борьбы в Чехословакии и укрепления дружбы и сотрудничества между советскими и чехословацкими народами имел Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между СССР и Чехословацкой Республи­кой, заключенный в Москве 12 декабря 1943 г. Чешский и словацкий народы с воодушевлением восприняли весть о подписании договора. Они получили твердую гарантию освобождения от фашистского гнета.

Под влиянием побед Советской Армии, политической и организационной деятельности Польской рабочей партии проходил дальнейший рост национально-освободительной борьбы польских трудящихся. Однако эмигрантское правительство, находившееся в Лондоне и опиравшееся на поддержку США и Англии, стремилось использовать поляков как против Германии, так и против Советского Союза.

Военной организацией эмигрантского правительства в Польше являлась Армия Крайова (АК), действовавшая в подполье и возглавлявшаяся в основном реакционными офицерами бывшей польской армии. Представители эмигрантского правительства в стране проповедовали тактику выжидания, стремились всячески сдерживать активность основ­ной массы солдат Армии Крайовой. Отвергая возможность совместных действий с Польской рабочей партией (ППР) и ее вооруженными отряда­ми — Гвардией Людовой (ГЛ) в борьбе с фашистскими оккупантами, командование Армии Крайовой вело среди населения пропаганду про­тив Советского Союза и Польской рабочей партии.

ППР являлась ведущей и последовательной политической силой, боровшейся за свободную демократическую Польшу, за защиту интересов не только рабочего класса, но и всего народа. Одним из важнейших принципов своей политики она провозглашала союз с СССР и его армией. Члены ППР составляли основное ядро Гвардии Людовой. К концу 1942 г. на польской территории активно действовало около 30, а в следующем, 1943 году — уже более 80 отрядов Гвардии Людовой Немалую помощь в деятельности партизанских отрядов Гвардии Людовой оказали совет­ские военнослужащие, бежавшие из фашистского плена. Они сражались почти в каждом из ее отрядов, а некоторые из них были организаторами и командирами этих отрядов.

Гитлеровцы бросали против партизан крупные контингенты войск. Отражая атаки противника, Гвардия Людова одновременно наращивала удары по его тылам. В 1943 г. бойцы ее отрядов пустили под откос 116 эше­лонов, вывели из строя 36 железнодорожных станций. В результате бое­вых операций они уничтожили более 1400 фашистских солдат и офицеров и освободили около 1,5 тыс. узников концлагерей.

Гвардия Людова оказала большую помощь повстанцам еврейского гетто в Варшаве. Восставшим с риском для жизни переправлялось оружие, боеприпасы, медикаменты. Польские партизаны проникали в гетто и с оружием в руках сражались против карателей.

Во второй половине 1943 г. совершенствовалась структура Гвардии Людовой. Ее отряды преобразовывались по армейскому образцу — в баталь­оны, роты, взводы и отделения. Для командного состава вводились воин­ские звания. Осенью 1943 г. на Люблинщине были созданы два само­стоятельных батальона Гвардии Людовой, а несколько месяцев спустя — 1-я бригада имени Земли Люблинской, состоявшая из трех батальонов. Таким образом, Гвардия Людова положила начало формированию круп­ных партизанских частей, способных вести боевые действия значительно­го размаха Были установлены связь и сотрудничество Гвардии Людо­вой с советскими партизанами. К концу года в стране действовало свыше 60 только крупных отрядов Гвардии Людовой, ее активная борьба ока­зывала значительное влияние на расстановку политических сил в поль­ском Сопротивлении.

В то же время против захватчиков все чаще выступали вопреки линии своего руководства отряды Армии Крайовой. Активизировалась деятельность крестьянских отрядов — Батальонов хлопских. Партизанское движение охватило почти всю страну, достигнув наибольшего раз­маха в Люблинском и Келецком воеводствах, значительная часть насе­ления которых ушла в леса и создала там освобожденные районы.

Возник ряд других самостоятельных подпольных политических и военных организаций, которые участвовали в борьбе с захватчиками и, как правило, были связаны с политическими партиями. К таким организациям принадлежали Социалистическая боевая организация, Военная организация ППС, Народная милиция Рабочей партии польских социа­листов, Корпус безопасности, Польская народная армия и другие.

Большую помощь польскому антифашистскому освободительному движению оказывало Советское правительство.

В мае 1943 г. по просьбе Союза польских патриотов (СПП) в Советском Союзе началось формирование 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко. «Организуя польскую военную часть в СССР, — говорилось в программно-политической декларации Союза польских патриотов, — СПП стремится к тому, чтобы через братство по оружию с Советской Армией в войне с Германией укрепить уже существующие узы симпатии между польским народом и народами Советского Союза и содействовать их углублению в будущем... единственно разумной полити­кой является союз с нашим ближайшим соседом и естественным союзни­ком — Советским Союзом».

Советское правительство, верное своему интернациональному долгу, придавало большое значение этому первому польскому регулярному соединению. В него добровольно вступали польские граждане в возрасте от 18 до 50 лет, оказавшиеся на советской территории. Областные, город­ские и районные военкоматы проводили работу по выявлению поляков, имеющих советское гражданство и желающих служить в польской армии. По решению Государственного Комитета Обороны СССР в мае—июне в дивизию на должности среднего командного состава было направлено 150 офицеров Красной Армии, а к 15 июля в нее было откомандировано уже 325 офицеров. Одновременно в СССР продолжали формироваться новые польские соединения и части. К концу 1943 г. были созданы и находились в стадии формирования управление 1-го польского армейского корпуса, три пе­хотные дивизии, артиллерийская и танковая бригады, авиационный полк, другие части и подразделения. Как и 1-я пехотная дивизия, они безвозмездно вооружались и снабжались Советским Союзом, проходили боевую подготовку с учетом опыта Великой Отечественной войны. Созда­ние с помощью СССР польских воинских соединений и частей было боль­шой победой демократических сил Польши, руководимых коммунистами, славной страницей в истории советско-польского боевого содружества.

Приближение Советской Армии к границам Польши, боевое содружество советских и польских воинов явились мощным стимулом для но­вого подъема национально-освободительной борьбы польского народа. Польская рабочая партия активно выступала за создание широкого де­мократического фронта борьбы, за национальное освобождение и соци­альный прогресс. В ноябре 1943 г. ППР опубликовала декларацию «За что мы боремся?», в которой изложила программу строительства народ­ной Польши. В ней предусматривалось проведение аграрной реформы, национализация крупной промышленности и другие государственные и социальные преобразования. Польская рабочая партия сплачивала все антифашистские силы. До конца 1943 г. она провела большую работу по созданию единого органа руководства демократическим движением. Им стала Крайова Рада Народова (КРН).

Первый секретарь ЦК ПОРП Эдвард Терек в статье, посвященной 30-летию народной Польши, писал: «Среди всех польских политических партий и течений только коммунисты сумели выдвинуть правильную концепцию создания государства подлинно независимого и свободного. Это была концепция объединения всех патриотических сил народа вокруг главной в то время задачи — борьбы с оккупантами, концепция ин­теграции освободительных устремлений со смелой, революционной про­граммой социальных реформ, концепция братства по оружию, неруши­мого союза и сотрудничества с Советским Союзом — главной силой ис­торической победы над фашизмом в 1944 и 1945 гг.».

Таким образом, 1943 год явился годом дальнейшего подъема национально-освободительного движения народов Европы, характерной чер­той которого стал переход к более активным способам борьбы против фашистских захватчиков. Ведущей силой национально-освободительного движения, как и прежде, являлись коммунистические партии.