Вторая мировая война: деятельность Коммунистической партии по развитию всенародной борьбы на оккупированной территории зимой 1943/44 г

Коммунистическая партия, проводя огромную разностороннюю работу по организации и осуществлению зимне-весеннего наступ­ления Советских Вооруженных Сил, одновременно уделяла посто­янное внимание руководству всенародной борьбой на временно оккупированной территории страны.

Благодаря организационным и полити­ческим мероприятиям партии и правительства произошло дальнейшее увеличение размаха партизанской войны, еще больше активизирова­лась деятельность подполья, усилилось массовое сопротивление народа оккупационным властям. Героической борьбой в тылу врага советские патриоты внесли достойный вклад в достижение военно-политических целей зимне-весеннего наступления.

Большой подъем политической и боевой активности советских людей за линией фронта вызвали победы, одержанные Вооруженными Силами СССР летом и осенью 1943 г. Росли ряды партизан и подпольщиков. Несмотря на то что в это время крупные партизанские силы, действовав­шие на территории Смоленской, Курской, Орловской, части Кали­нинской областей, а также в восточных районах Белоруссии и Украины, соединились с регулярными войсками, в начале 1944 г. в тылу врага про­должали сражаться более 250 тыс. партизан. Их состав ярко отражал всенародный характер борьбы против оккупантов. По данным Централь­ного штаба партизанского движения (ЦШПД), среди партизан было 30 процентов рабочих, около 41 — колхозников и свыше 29 — служа­щих. Почти десятую часть партизан составляли женщины. В партизан­ских формированиях находились представители всех национальностей СССР. Тысячи советских патриотов входили в подпольные организации и группы. Партизанам и подпольщикам помогало бороться с врагом все население оккупированных районов.

К началу года в Мурманской области и в Карелии действовали 18 отрядов общей численностью более 1,5 тыс. человек. Они базировались на территории, занимаемой советскими войсками, и периодически выходили в тыл врага для выполнения боевых заданий. В тылу группы армий «Север» сражались 13 бригад и несколько отдельных отрядов ленинград­ских, часть бригад калининских партизан, а также партизанские фор­мирования, действовавшие на территории Эстонии и Латвии. Их об­щая численность превышала 43 тыс. человек.

Самая крупная группировка партизан — свыше 150 тыс. бойцов — находилась в тылу немецко-фашистской группы армий «Центр», в южной части Калининской области, в Белоруссии и Литве. Ее основные силы дис­лоцировались в районах Опочка, Себеж, Идрица; Ушачи, Лепель, Бегомль; Кличев, Березино; юго-западнее Вильнюса и в Полесье. 15 парти­занских бригад и один полк этой группировки (более 17 тыс. бойцов) под общим руководством Героя Советского Союза В. Е. Лобанка действо­вали в северо-западной части Витебской области на территории 3,2 тыс. кв. км, где находилось 1220 населенных пунктов и проживало более 80 тыс. человек. Более б тыс. кв. км территории восточной части Минской обла­сти контролировались несколькими партизанскими бригадами под об­щим руководством Героя Советского Союза Р. Н. Мачульского . Белорус­ские партизаны удерживали также многие районы Могилевской, южной части Минской, Полесской, Пинской, Барановичской и Брестской об­ластей.

На оккупированной части Украины, в Молдавии и в Крыму, в тылу групп армий «Юг» и «А», сражались около 50 тыс. партизан. Украинские партизаны держали под контролем значительную территорию на севере Житомирской области.

Существование в тылу врага районов, где люди продолжали жить по советским законам, имело большое политическое, военное и экономическое значение. Оно свидетельствовало о силе и жизненности Советской власти, социалистического строя, вдохновляло советских людей, находившихся во вражеском тылу, на борьбу с оккупантами. Эти районы служили база­ми снабжения партизанских отрядов. Отсюда партизаны отправлялись на выполнение боевых заданий.

Непосредственной опорой партизанских сил были их резервы — отряды самообороны, самоохраны и другие. На контролируемых партизанами территориях они охраняли населенные пункты, информировали о появлении карателей или вражеских войск, помогали обезвреживать шпионов, провокаторов и изменников. Резервы, являясь главным ис­точником пополнения партизанских формирований, нередко привлекались к участию в боевых операциях.

Центральный Комитет партии, ГКО и СНК СССР, требуя от партий­ных и советских органов использовать мощный подъем активности народ­ных масс в тылу оккупантов в целях содействия быстрейшему изгнанию врага из пределов Родины, проводили политические и организационные мероприятия, направленные на дальнейшее развитие всенародного пар­тизанского движения, более тесного взаимодействия его с войсками. В Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 1 января 1944 г. о ближайших задачах Совнаркома БССР и ЦК КП(б) Белоруссии перед партий­ными и государственными органами республики ставилась задача: про­должать на захваченной врагом территории работу по раздуванию все­народного партизанского движения, по активизации партизанской борьбы и дезорганизации тыла противника, по усилению помощи наступающей Красной Армии, по спасению населения от истребления и угона в раб­ство, по сохранению населенных пунктов от сожжения немецкими за­хватчиками. Это постановление стало боевой программой деятельно­сти и для ЦК компартий тех союзных республик, территории которых продолжал еще оккупировать враг, а также для Ленинградского, Кали­нинского и Крымского обкомов ВКП(б).

Решающую роль в повышении организованности и боеспособности партизанских формирований, в развитии массового сопротивления захватчикам играли подпольные партийные и комсомольские организации. В декабре 1943 г. работали 19 областных, 21 уездный и окружной, 180 межрайонных, районных и городских, а в Литве — ряд волостных партийных комитетов. Кроме того, действовали многие сотни первич­ных партийных и комсомольских организаций, возглавляемых опытными руководителями, закаленными в борьбе с оккупантами и пользовавши­мися доверием у коммунистов и беспартийных.



Центральный Комитет ВКП(б), ЦК компартий союзных республик и обкомы уделяли неослабное внимание укреплению подпольных партийных и комсомольских организаций, повышению их активности. Создавались новые партийные комитеты и первичные организации, росли кадры руко­водителей подполья, расширялся его актив, укреплялась связь с массами. В январе 1944 г. был образован подпольный окружком партии, который возглавил руководство народным восстанием в Батецком, Лужском, Плюсском, Солецком, Струго-Красненском районах Ленинградской области. Он координировал и направлял политическую и боевую деятельность партизанских бригад, а на освобожденной территории восстанавливал органы Советской власти. В первой половине года три новых подпольных райкома партии образовались в Карело-Финской ССР, один уездный комитет — в Латвии. 6 января Бюро ЦК компартии Литвы решило со­здать на территории республики два подпольных обкома с предоставле­нием им широких полномочий. От имени ЦК им разрешалось издавать га­зеты, печатать листовки и обращения к населению, создавать уездные, волостные партийные комитеты и первичные организации. ЦК КП(б) Белоруссии и подпольные обкомы республики организовали в течение зимы и весны на территории ее западных областей 10 подпольных райко­мов, межрайком и горком партии. Состояние партийного и комсо­мольского подполья постоянно находилось в поле зрения ЦК компартий Украины, Молдавии и Крымского обкома. Так, бюро Крымского обкома 29 января, 11 февраля и 3 марта обсуждало вопрос о состоянии партий­ных организаций в партизанских формированиях и приняло решение для их укрепления послать в тыл врага большую группу ответственных пар­тийных работников, в том числе вторых секретарей Судакского и Сакского райкомов партии, первого секретаря Севастопольского горкома комсомола и других.

При решении задач укрепления подполья, повышения боевой активности местных комитетов и первичных организаций большое значение придавалось их численному росту. Благодаря постоянной работе по отбору в партию лучших партизан и подпольщиков, проявивших себя в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, состав партийных и комсомольских организаций расширялся. Например, в Вилейской обла­сти с ноября 1943 г. до марта 1944 г. численность коммунистов в первичных организациях возросла с 429 до 764 человек, в Барановичской с ноября по май — с 898 до 1586. В Каменец-Подольском партизанском соедине­нии, которым командовал секретарь подпольного обкома С. А. Олексенко, с 5 декабря 1943.г. по 23 апреля 1944 г. было принято в члены ВКП(б) 46 человек и в кандидаты — 66. Партийные организации партизанских сое­динений Каменец-Подольской области с апреля 1943 г. по май 1944 г. выросли с 95 человек до 908 . Партийная организация партизанской дивизии имени С. А. Ковпака увеличилась за полгода на 134 чело­века.

Боевыми помощниками коммунистов во вражеском тылу являлись комсомольцы. Только на Украине действовали 4 подпольных обкома и 16 подпольных райкомов ВЛКСМ. Комсомольцы составляли около 30 процентов всех партизан. Организации ВЛКСМ создавались в каждом отряде, они быстро пополнялись молодежью, проявившей себя в боях с оккупантами. Например, в партизанском соединении Житомирской области, которым командовал С. Ф. Маликов, с июля 1943 г. по май 1944 г. число комсомольцев увеличилось с 351 до 1106 человек. В партизанских соединениях Каменец-Подольской области в апреле 1943 г. насчитывалось 118 комсомольцев, в марте 1944 г. — 1544.

Укрепление подпольных партийных и комсомольских комитетов и первичных организаций способствовало повышению уровня партийного руководства борьбой народа в тылу врага и возрастанию боевой активности партизан и подпольщиков, усилению сопротивления местных жителей оккупационным властям, хотя обстановка, в которой приходилось действовать советским патриотам, характеризовалась расширением ка­рательных операций против партизан и разгулом фашистского террора по отношению к мирному населению.

К началу 1944 г. на западном направлении линия фронта приблизилась к основным районам базирования партизанских группировок. На территории Калининской, Витебской, Могилевской, Полесской областей они оказались в оперативной и даже тактической зонах обороны против­ника. Германское командование имело возможность предпринимать про­тив партизан более крупные операции, используя в них помимо полицей­ских и охранных формирований значительное количество соединений и частей регулярных войск.

В городах и других населенных пунктах находилось множество полицейских, жандармских, карательных, разведывательных и контрразведывательных учреждений, в том числе и изгнанных с территории, освобожденной Советской Армией. Своеобразное уплотнение фашистской администрации в оккупированных еще районах повысило возможности полицейско-карательного аппарата в борьбе с советскими патриотами. Поэтому организовывать саботаж и срыв мероприятий оккупационных властей стало сложнее.

Но в то же время приближение линии фронта к основным группировкам партизан создало новые благоприятные условия для налаживания более тесной и регулярной связи военных советов, штабов и политорганов действующей армии с руководством партизанских формирований, для организации взаимодействия партизан с войсками. Фронтовое и ар­мейское командования могли теперь оказывать партизанам необходи­мую материальную помощь, снабжать их оружием, боеприпасами, меди­каментами и другим военным имуществом, чем ранее занимались главным образом Центральный и республиканские штабы партизанского движения.

В связи с изменениями в военно-политической обстановке были внесены изменения в систему руководства борьбой народа в тылу врага. Как известно, с мая 1942 г. оно осуществлялось Центральным штабом парти­занского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, а в рес­публиках и областях Центральными Комитетами компартий союзных республик, обкомами ВКП(б) и соответствующими штабами партизанско­го движения. В ходе войны уточнялись функции этих органов и их ком­петенция. К 1944 г. непосредственная организация боевой и диверсионной деятельности партизан и подпольщиков осуществлялась главным образом ЦК компартий союзных республик, обкомами и подчиненными им партизанскими штабами. Последние имели свои представительства в действую­щих фронтах и через них координировали действия партизан с регуляр­ными войсками. Местные партийные органы и партизанские штабы нако­пили опыт руководства борьбой масс в тылу врага. Поэтому необходи­мость в дальнейшей деятельности ЦШПД, который выполнил задачу по созданию системы управления и организационному укреплению партизан­ского движения, отпала. Постановлением ГКО от 13 января он был рас­формирован. Руководство всенародной борьбой в тылу врага отныне полностью возлагалось на ЦК компартий Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Карело-Финской ССР, на Ленинградский, Калининский и Крымский обкомы ВКП(б) и соответствующие штабы партизанского движения. Последним должны были оказывать помощь в обеспечении пар­тизанских отрядов боеприпасами и взрывчатыми веществами военные со­веты фронтов

Выполняя постановление ГКО, ЦК компартий союзных республик и обкомы приняли меры по расширению масштабов и повышению эффектив­ности всенародной борьбы с оккупантами, и особенно боевых действий партизанских формирований. С этой целью главное внимание обращалось на развертывание массово-политической работы среди населения и пар­тизан. Благодаря росту квалификации пропагандистских кадров, при­обретению ими большого опыта работы в условиях вражеского тыла повы­сились идейно-политический уровень и эффективность пропаганды и агита­ции: они стали более конкретными и доходчивыми. Пропагандисты и агитаторы несли народу идеи ленинской партии, слова большевистской правды, мобилизуя население на борьбу с немецко-фашистскими захват­чиками.

В политической работе широко использовались устная пропаганда и агитация, печать, радио. Там, где позволяла обстановка, проводились собрания и митинги, коллективные чтения сводок Совинформбюро, газет, журналов и писем с неоккупированной территории. Большое распространение получили доклады на актуальные темы для массовой аудитории, семинары и конференции для партийно-комсомольского актива. Особую трудность представляла работа в городах и населенных пунктах, где размещались вражеские гарнизоны. Условия вынуждали ограничи­ваться там проведением индивидуальных или групповых бесед, что требо­вало исключительной осторожности, дисциплинированности и организо­ванности в постановке конспиративной работы.

Населению и партизанам разъяснялось историческое значение побед Советских Вооруженных Сил. Агитаторы и пропагандисты систематически информировали их об успешном ходе боевых действий под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму, о достижениях советского тыла, международном положении СССР.

На временно захваченную врагом советскую территорию забрасывалось значительно больше газет, журналов и листовок, чем в предыду­щем году. Этому способствовало не только приближение линии фронта к партизанским районам, но и подготовка необходимого количества аэро­дромов и площадок для приема грузов, сбрасываемых с парашютами. Подпольные партийные органы и партизанские формирования регулярно получали по воздуху «Правду», «Известия», «Комсомольскую правду», «Красную звезду», республиканские и областные газеты, в том числе специально издававшиеся для партизан и населения оккупированной тер­ритории — «За Радянську Украшу», «Савецкая Беларусь», «Тиеса» («Правда») на литовском языке, «Ленинградский партизан» и другие. Во вражеский тыл доставлялись партийные журналы и массово-политиче­ская литература. Много газет и листовок печаталось на оккупирован­ной территории.

Развертывание массово-политической работы принесло свои плоды. Тысячи советских патриотов пополнили ряды партизан и подпольщи­ков, число которых быстро увеличивалось, особенно в правобережных областях Украины, в Белоруссии, республиках Прибалтики и в Молдавии. На оккупированной территории Украины и Белоруссии за первую поло­вину года в партизанские отряды вступило около 95 тыс. человек, было заново сформировано 19 бригад и 260 отрядов и групп. В Латвии числен­ность партизан в 1944 г. увеличилась в 3 раза, в Эстонии — в 5 раз.

Центральные Комитеты КЩб) Украины и Белоруссии, развертывая работу по укреплению партизанского движения, обращали особое внимание на западные области. Туда передислоцировались многие отряды партизан, действовавшие в Житомирской, Винницкой, Могилевской, Витебской и Минской областях. Помимо этого в западную часть Украины забрасывались небольшие организаторские группы, которые станови­лись ядром создаваемых за счет местного населения крупных формирова­ний. Например, группа в 19 человек во главе с Героем Советского Союза А. В. Тканко, выброшенная в конце мая у горы Полонина-Руна (40 км северо-восточнее Ужгорода), в последующем превратилась в партизан­ское соединение, насчитывавшее свыше 800 человек. Политическая ра­бота в массах способствовала увеличению численности и активизации подпольных антифашистских организаций и групп, в которые входили советские патриоты различного социального положения, разных профес­сий, коммунисты и беспартийные, молодежь и старики, мужчины и жен­щины. Только в Вилейской области Белорусской ССР к началу марта имелось 316 таких организаций и групп, они объединяли 1776 человек. Такие организации и группы действовали и в других областях окку­пированной территории.

Буржуазные историки пытаются отрицать всенародный характер борьбы в тылу фашистских войск, действовавших на советско-германском фронте, распространяют версии, будто партизанское движение насажда­лось насильственно сверху и советское население «принуждали» бороться против оккупационного режима. Факты начисто отвергают эти версии.

Рост рядов нелегальных партийных и комсомольских организаций, дейст­вовавших в условиях жестокого оккупационного режима, вступление де­сятков и сотен тысяч советских людей в партизанские отряды, все увели­чивавшееся количество антифашистских групп, активное сопротивление врагу со стороны городского и сельского населения — все это свидетель­ствует о подлинно массовом всенародном характере борьбы против немец­ко-фашистских захватчиков, посягнувших на свободу и независимость Советской страны.

Советские люди включились в эту борьбу, движимые горячей любовью к социалистической Родине, желанием помочь Советским Вооруженным Силам скорее разгромить ненавистного врага. Вдохновителем и организа­тором борьбы советских людей в тылу врага была Коммунистическая пар­тия. Центральный Комитет партии, местные партийные органы, партийные организации оказывали всевозможную помощь партизанским формирова­ниям и подпольщикам, координировали их деятельность, направляли ее на оказание помощи действующей армии в разгроме противника, что повышало эффективность действий партизан, подпольщиков и всего насе­ления оккупированных областей.

ЦК компартий республик и областные комитеты, партизанские штабы и партийные организации постоянно вели работу по повышению боеспособ­ности партизанских формирований. Большое внимание уделялось уком­плектованию вновь созданных отрядов и бригад руководящими кадра­ми. На командные и политические должности выдвигались люди, кото­рые завоевали авторитет и показали себя хорошими организаторами и руководителями в боевых действиях.

В партизанских соединениях новое пополнение в короткие сроки обучалось владеть оружием, осваивало подрывное дело и тактику боевых действий. На партийных собраниях всесторонне и глубоко анализировались проведенные бои, обобщался опыт ведения партизанской борьбы, вскрыва­лись упущения и недостатки, намечались конкретные меры по их устра­нению. Первичные парторганизации являлись инициаторами создания среди пополнения специальных групп по изучению оружия, минноподрывной и другой боевой техники, встреч новичков с опытными партизанами, которые рассказывали и практически показывали, как нужно дейст­вовать в разведке, производить диверсии, налеты, устраивать засады.

Командующие, военные советы, штабы и политорганы действующей армии усилили помощь партизанским формированиям оружием, боепри­пасами, взрывчаткой, медикаментами, средствами связи и другим иму­ществом из ресурсов фронтов. Вместе с военными грузами авиация фрон­тов доставляла в тыл врага газеты, журналы, массово-политическую ли­тературу, листовки, обращения, воззвания, которые оперативно рас­пространялись партизанами среди населения.

Важные задачи по снабжению партизан, вывозу на Большую землю больных и раненых, детей, женщин и стариков возлагались на авиацию — гражданскую, фронтовую и дальнего действия. Прорываясь сквозь зе­нитный огонь вражеской противовоздушной обороны, в плохую погоду, когда фашистские истребители не рисковали подняться в воздух, приземляясь и взлетая с необорудованных аэродромов, летчики с честью вы­полняли боевой долг. В первой половине года в партизанские отряды и соединения, действовавшие в Латвии, Белоруссии и на Украине, было переброшено по воздуху свыше 1400 тонн грузов 13-й отдельный полк Гражданского воздушного флота с 12 января по 13 июля совершил 919 самолето-вылетов в расположение калининских партизан, доставив им 145 тонн всевозможных грузов, в том числе 18 тонн тола, более 6 тыс. гранат, 1328 винтовок, 381 автомат, 146 пулеметов, медикаменты, соль, обмундирование. Обратными рейсами было вывезено 470 тяжелобольных и раненых партизан, 1571 ребенок, 93 матери с грудными детьми. Только за две ночи — на 13 и на 14 января — бригадам ленинградских партизан авиация доставила 446 винтовок, 120 карабинов, свыше 200 ав­томатов, 6 минометов, 3 противотанковых ружья, около 2800 кг тола, около 500 гранат, свыше 2400 мин, 10 630 капсюлей, много комплектов радиопитания, полушубков, медикаментов, продовольствия и другого имущества.

Проведенные мероприятия по организационному укреплению партийного подполья, совершенствованию партийно-политической работы, улучшению материально-технического снабжения партизан способство­вали дальнейшему подъему всенародной борьбы в тылу врага. Возрос­ли боевые возможности партизанских отрядов и бригад, что позволило им выполнять более ответственные задачи по оказанию помощи насту­павшим регулярным войскам.