Вторая мировая война: Коммунистические и рабочие партии во главе революций в странах центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине 1944 г

Развитие революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы характеризовалось общими закономерностями, открытыми марксизмом-ленинизмом. Их проявление в отдельных странах имело свои особенности, которые обусловливались как уровнем социально-экономического развития этих стран, так и степенью классовой зрелости и организованности пролетариата как авангарда и вождя всех трудящихся и эксплуатируемых, его влияния на массы.

Особое значение имела прочность союза рабочего класса с трудовым крестьянством в борьбе за освобождение от социального и национального гнета, чего нельзя добиться, как отмечал В. И. Ленин, “без объединения трудящихся масс деревни вокруг коммунистической партии городского пролетариата, без воспитания первых последним”.

В освободительной борьбе рабочий класс этих стран во главе с компартиями проявил себя подлинным выразителем интересов народа. Он выступил как представитель всей нации, показав пример беззаветного мужества и стойкости, активно участвуя в вооруженной борьбе с оккупантами, организуя саботаж и забастовки в промышленности и на транспорте. Его возросший авторитет среди трудящихся позволил ему объединить вокруг себя патриотические силы, слить в один поток пролетарское и общедемократическое движение, подвести массы к созданию антифашистского фронта на основе принципов, выработанных в основных чертах на VII конгрессе Коммунистического Интернационала в 1935 г.

Подняв народные массы на освободительную борьбу, коммунисты вооружили их программой революционного переустройства общества. Она содержалась в важнейших документах, выработанных коммунистическими и рабочими партиями в предыдущие годы. На основе этих программных положений формировались народные комитеты, которые после победы революции превратились в органы государственной власти.

Программные документы коммунистических и рабочих партий предусматривали последовательное решение социально-экономических и политических вопросов и сочетание интересов пролетариата с интересами других классов и социальных групп, участвовавших в освободительном движении и входивших в антифашистский фронт. Коммунистические партии учитывали глубокую социальную и идеологическую дифференциацию общества и тот факт, что значительные слои мелкой буржуазии, крестьянства, служащих, интеллигенции, заинтересованные в уничтожении фашизма, в демократизации общественного строя, еще не были свободны от определенных иллюзий в отношении некоторых буржуазных и мелкобуржуазных партий, которые стремились укреплять свои позиции в условиях, когда силы коммунистов были ослаблены постоянными репрессиями и преследованиями.

Сохранить сложившееся единство антифашистских сил и обеспечить их дальнейшее участие в революционном процессе можно было только на основе такой программы, которая соответствовала бы как характеру антифашистской борьбы, развернувшейся под национальными и демократическими лозунгами, так и уровню политической зрелости основных движущих сил революции. В обстановке господства фашизма, полного бесправия и попрания основных свобод и прав человека особую мобилизующую силу приобретала борьба за демократию. Этот этап революционного процесса при условии сохранения и укрепления в ходе его ведущей роли рабочего класса становился исходным для продвижения общества по пути к социализму. Ему соответствовал лозунг установления революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, отражавший объективно сложившуюся расстановку классовых сил: в освободительном движении самую активную роль играли рабочий класс и крестьянство, а в процессе его развития сформировался блок антифашистских патриотических сил при ведущей роли в нем пролетариата. Это позволяло рабочему классу раздвинуть границы социальной базы революции, привлечь на ее сторону разнородные социальные слои и добиться тем самым решения главной задачи борьбы — обеспечения устойчивости новой революционной власти. “Устойчивой во время народной революции, — подчеркивал В. И. Ленин, — т. е. такой, которая подняла к жизни массы, большинство рабочих и крестьян, может быть только власть, опирающаяся заведомо и безусловно на большинство населения”.



Коммунистические и рабочие партии считали, что в условиях роста международного авторитета социализма, вызванного успехами социалистического строительства в Советском Союзе и его победами в войне с фашизмом, мелкобуржуазные слои общества и идейно связанная с реформистскими партиями часть рабочего класса самой практикой политической борьбы за социально-экономические преобразования будут подведены к социалистической революции.

Успех развития революционного процесса в решающей степени зависел от марксистско-ленинских партий, от того, насколько умело они используют благоприятно сложившуюся внешнюю и внутреннюю обстановку, чтобы, опираясь на антифашистское единство народных масс, осуществить переход от народно-демократической революции к социалистической, не перескакивая через объективно необходимые этапы, последовательно решая назревшие социальные проблемы. Важно было также учитывать стремление оппозиционной фашизму части национальной буржуазии участвовать в решении некоторых демократических антифеодальных и антиимпериалистических задач, использовать все возможности для сотрудничества с ней в восстановлении и развитии экономики. Такой подход предполагал определенный политический компромисс между пролетариатом и антифашистски настроенной мелкой и средней буржуазией при условии сохранения за рабочим классом полной самостоятельности в осуществлении классовой политики. Этот подход обеспечивал пролетариату массового союзника в осуществлении демократических преобразований, в создании необходимых предпосылок для последующего углубления революции.

Исходя из такого понимания революционного процесса, коммунистические и рабочие партии считали, что на данном его этапе главным была борьба за национальное освобождение, создание прочных основ для уничтожения фашизма и разгрома внутренних реакционных сил. Поэтому в их программных документах указывалось на необходимость обеспечения максимального участия всех классов в борьбе против фашистской Германии и в демократизации политического, строя как главной предпосылки установления власти народа и последующего революционного преобразования общества. В этих документах содержались требования об искоренении остатков фашизма, очищении государственного аппарата от сотрудничавших с оккупантами лиц и суровом наказании их, запрещении деятельности фашистских и других реакционных партий.

Из экономических мер на первый план выдвигалось проведение земельной реформы, конфискации собственности граждан стран фашистского блока и коллаборационистов. Эти требования преследовали цель серьезно ослабить экономические позиции крупной монополистической буржуазии, не затрагивая при этом коренных интересов средней буржуазии, а следовательно, и не подрывая складывавшегося в то время единства антифашистских сил.

При разработке основных направлений революционной борьбы коммунистические и рабочие партии учитывали конкретные условия своих стран.

Особенность революционного процесса в Югославии состояла в том, что он протекал в рамках возглавляемой коммунистической партией освободительной войны югославского народа против фашистских оккупантов и их местных приспешников. В конкретных условиях этой страны освободительная борьба, направленная против оккупантов, слилась с борьбой против восстановления буржуазного строя в Югославии, за социальное освобождение. Буржуазные партии здесь до такой степени себя скомпрометировали, что от них стали отходить даже те слои населения, которые в первые годы войны находились под их влиянием. В то же время компартия, руководствуясь линией, выработанной майским совещанием 1941 г. в Загребе, успешно добивалась укрепления единства всех народов страны в борьбе за национальное и социальное освобождение. Югославские коммунисты постоянно укрепляли свой авторитет среди широких народных масс.

В Болгарии разработанная Заграничным бюро ЦК БРП летом 1942 г. программа Отечественного фронта преследовала цели, остававшиеся актуальными до победы вооруженного восстания в сентябре 1944 г., — разорвать союз с державами оси, установить дружественные отношения и сотрудничество с Советским Союзом и народами других стран антигитлеровской коалиции; прекратить вывоз продовольствия и сырья в Германию; восстановить политические свободы, демократизировать армию; распустить фашистские организации, наказать предателей; создать необходимые условия для быстрого развития экономики; добиться коренного изменения социальных условий жизни трудящихся.

Программная декларация ППР предусматривала объединение всех патриотических и демократических, сил Польши в антифашистский Национальный фронт. Партия считала, что органы руководства национально-освободительной борьбой в момент освобождения должны стать органами политической власти. В качестве важнейших и первоочередных задач временного правительства этого фронта намечалось немедленное проведение аграрной реформы, введение демократических форм общественной и государственной жизни, возвращение Польше ее западных земель. “Созданная в оккупированной стране коммунистами, сражавшимися в подполье и действовавшими в эмиграции на территории Советского Союза, Польская рабочая партия соединила в своей программе задачи национального и социального освобождения”, — подчеркивает Первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии Э. Терек.

Идеи демократизации общественной жизни, укрепления единства антифашистских сил в Чехословакии нашли свое отражение в предложениях, выдвинутых представителями Заграничного руководства КПЧ на переговорах с Бенешем в Москве, а также в заключенном в декабре 1943 г. соглашении словацких коммунистов с патриотическими группами движения Сопротивления, представлявшими другие антифашистские партии. Это соглашение предусматривало создание Словацкого национального совета в качестве общего органа руководства борьбой за ликвидацию фашистского гнета и образование единого демократического государства чехов и словаков на основе полного их равенства, а также “тесного сотрудничества со всеми славянскими государствами и народами, особенно с СССР”. Исходя из этих принципов, Словацкий национальный совет летом 1944 г. приступил к непосредственной подготовке общенародного восстания.

Коммунисты Венгрии в сентябре 1944 г., когда началось освобождение страны, переименовали свою партию Мира в Венгерскую коммунистическую партию (ВКП). По-прежнему находясь в глубоком подполье, партия возобновила издание своего боевого органа — газеты “Сабад неп”, через которую призывала трудящихся, все прогрессивные силы объединиться для борьбы с фашизмом, создавать партизанские отряды. В конце сентября по инициативе коммунистов был создан Исполнительный комитет Венгерского фронта, куда вошли представители ВКП, социал-демократической партии, партии мелких сельских хозяев и национальной крестьянской партии. Комитеты Венгерского фронта были образованы и на местах, что имело большое значение для развертывания антифашистского движения. Вскоре ВКП удалось подписать соглашение о единстве действий с социал-демократической партией. В этом документе провозглашалось боевое единство рабочего класса, а конечной целью его борьбы — построение социализма в Венгрии. Партии договорились о создании единых профсоюзов и по другим вопросам. Однако совершенный в октябре главарем нилашистов Салаши путч и новая волна террора помешали осуществлению этих мер. Члены Заграничного бюро Венгерской коммунистической партии, прибыв на освобожденную Советской Армией территорию Венгрии, установили связь с находившимся в Будапеште ЦК ВКП во главе с Я. Кадаром.

В мобилизации народных масс на борьбу большое значение имела разработанная Венгерской коммунистической партией программа демократических преобразований в стране. Из экономических мер программа намечала установление государственного контроля над монополиями и крупными банками, национализацию нефтепромыслов, шахт и электростанций, проведение земельной реформы и ряда социальных мероприятий в интересах рабочего класса (8-часовой рабочий день, оплачиваемые отпуска, повышение реальной зарплаты и т. и.), конфискацию владений предателей, военных преступников, немецких собственников.

В политической области программа предусматривала разрыв военного союза с Германией и активное участие в войне против нее, установление добрососедских отношений с Советским Союзом, роспуск всех фашистских организаций, привлечение к уголовной ответственности военных преступников и изменников родины, очищение армии и органов государственной власти от фашистов, отмену антинародных законов, восстановление демократических свобод и политических прав народа, передачу власти национальным комитетам, созыв Временного национального собрания и создание Временного правительства.

Коммунистическая партия Румынии 26 сентября 1944 г. опубликовала “Проект платформы Национально-демократического фронта”, ставший программой дальнейшего развития революции в стране. Этот документ предусматривал выработку новой демократической конституции, очищение местных органов власти от фашистских и реакционных элементов, последовательное проведение аграрной реформы и наделение землей в первую очередь участников борьбы против германского фашизма, демократизацию армии и отмену произвола офицеров по отношению к солдатам. В проекте специально подчеркивалась необходимость проведения политики искренней дружбы с Советским Союзом. Все демократические партии и организации заявили о своей поддержке “Проекта платформы Национально-демократического фронта”.

Выработанные коммунистическими и рабочими партиями стран Центральной и Юго-Восточной Европы революционно-демократические платформы явились основой сплочения патриотических сил широких социальных слоев, объединившихся в антифашистском фронте, обеспечения ведущей роли рабочего класса в национально-освободительном движении, в политических блоках трудящихся масс. Все это способствовало созданию прочной социальной базы демократической власти. Примечательно, что уже в ходе национально-освободительного движения возникли прообразы новых органов власти в форме народно-освободительных комитетов (Югославия), национальных комитетов (Чехословакия), рад народовых (Польша), комитетов Отечественного фронта (Болгария), национально-освободительных советов (Албания) и т. и.

Растущее влияние компартий ярко проявилось, в частности, в росте их рядов. Если БРП до 9 сентября 1944 г. насчитывала около 25 тыс. членов, то уже в первые месяцы после победы революции в ее рядах состояло 53 090 рабочих, 100 915 крестьян, 16 424 представителя интеллигенции и 11 353 ремесленника и кустаря. А к середине января 1945 г. общая численность партии достигла 254 140 человек. Если ППР на 1 сентября 1944 г. в освобожденных воеводствах Польши насчитывала 4633 члена, то в конце декабря она здесь имела уже 21 649 членов. Всего же к концу декабря в стране ее численность составила около 34 тыс. человек. Росли ряды и КПЧ, особенно в освобожденных районах Словакии. В частности, Компартия Словакии в феврале 1945 г. насчитывала 22 тыс. членов. Свою ведущую роль в народно-освободительной войне и революции в Югославии продолжала закреплять КПЮ. В ее рядах в 1944 г. состояло 140 тыс. человек. В борьбе за победу народно-демократической революции росли и закалялись компартия Румынии, а также Венгерская коммунистическая партия, насчитывавшая в своих рядах к февралю 1945 г. свыше 30 тыс. членов.

Таким образом, самоотверженная борьба коммунистических и рабочих партий за освобождение своих народов от фашистского гнета и оккупации, за восстановление экономики и демократические преобразования еще более повышала их авторитет и влияние среди народных масс.