Вторая мировая война: Коммунистические партии во главе антифашистской борьбы в 1943 г

Перелом в ходе второй мировой войны открывал новые перспективы перед мировым коммунистическим движением. «Сопротивление, оказан­ное армией и народами Советского Союза гитлеровской агрессии... — писал П. Тольятти, — поставило по-новому вопрос о советском государст­ве, о его международной роли, его мощи, а следовательно, и вопрос о ком­мунизме. Фашистская клевета и либеральные басни рушились перед лицом фактов».

Коммунисты, находившиеся в авангарде борцов с фа­шизмом, завоевали своей самоотверженностью глубокое уважение и сим­патии масс. Это создавало новые предпосылки для подъема коммунистического движения.

Условия войны и большие различия в положении отдельных коммунистических партий, рост их численности и политической зрелости, по­вышение роли коммунистов в борьбе за общенациональные интересы, необходимость конкретно и оперативно решать вопросы антифашист­ского движения требовали отказа от тех форм руководства из единого центра, которые становились помехой для активизации работы партий. Учитывая все это, а также то, что за годы существования Коминтерна в его рядах выросли опытные руководители коммунистического движения, Президиум ИККИ принял решение с 10 июня упразднить Президиум ИККИ и другие руководящие органы Коминтерна.

Секретарь ЦК ФКП Ж. Дюкло писал, что это решение «вызвало бешенство гитлеровцев, потому что оно позволяло коммунистическим пар­тиям еще более успешно бороться в национальном масштабе за объедине­ние и вовлечение в борьбу в каждой стране всех сил, враждебных фашиз­му, и тем самым приближало крах фашизма». Коммунистические партии, верные учению марксизма-ленинизма, с еще большей энергией и гибкостью повели борьбу за объединение патриотических сил, за разгром фашизма. Это вынудило руководителей некоторых буржуазных антифашистских партий и эмигрантских правительств ряда стран признать вклад коммунистов в борьбу с фашизмом и пойти на налаживание с ними контактов. При этом авангарду рабочего класса пришлось столкнуться с серьезным препятствием — тактикой выжидания (аттантизм), которую проводили буржуазные партии с целью сорвать активные действия трудящихся. Выражая классовые интересы крупной буржуазии, стремление капиталистов к максимальным прибы­лям, эта тактика позволяла крупным промышленникам, с одной стороны, поддерживать связи с организациями Сопротивления, с другой — про­должать наживаться на поставках немецкой армии. Коммунисты активно боролись против тактики выжидания. Этому во многом способствовали поражения войск гитлеровского блока. Выступая перед делегатами XIX съезда КПСС, Клемент Готвальд говорил: «В годы Великой Отечествен­ной войны, когда наша родина стонала под пятой гитлеровских оккупан­тов, наш народ знал, что звезда освобождения восходит на Востоке».

В ходе борьбы против оккупантов, местных марионеточных правительств и их подручных коммунистические партии направляли свои уси­лия на укрепление существующих и создание новых массовых патриоти­ческих организаций, в том числе женских и молодежных. В авангарде молодежи шли комсомольцы. В Югославии ведущую роль в антифашист­ском молодежном движении играл Союз коммунистической молодежи Югославии (СКМЮ). Почти три четверти бойцов НОАЮ и партизанских отрядов составляли молодые рабочие, крестьяне и студенты. Подлинно массовой организацией стала образованная в феврале 1943 г. Всегреческая объединенная организация молодежи. Основным ядром этой орга­низации был греческий комсомол, проводивший свою работу под руко­водством коммунистической партии. В Варшаве действовала отдельная революционная организация молодежи, связанная с Польской рабочей партией. С лета 1943 г. эта организация стала называться «Союз борьбы молодых». Главной задачей Союза являлось объединение молодежи для борьбы за свободную народную Польшу. Много юношей и девушек, состоявших в этом Союзе, сражалось в рядах Гвардии Людовой. «Союз борьбы молодых» издавал газету и вел большую идейно-политическую работу среди молодежи. Он стал сильной организацией и внес значитель­ный вклад в вооруженную борьбу, которую Гвардия Людова вела против гитлеровских захватчиков.

Наряду с укреплением и созданием молодежных организаций проходила консолидация всех сил молодежи. Так, французский комсомол, действовавший под руководством компартии, в октябре 1943 г. добился объединения всех патриотических сил молодежи Франции. В результате возникла крупная антигитлеровская организация, известная под назва­нием «Объединенные силы патриотической молодежи». В антифашист­скую борьбу вовлекались десятки тысяч женщин.

Процесс расширения фронта борьбы и создания единых организаций Сопротивления успешно развивался в других оккупированных странах. Мелкобуржуазные и буржуазные антифашистские партии этих стран все в большей мере испытывали воздействие подъема национально-освободитель­ного движения, вызванного победами Советской Армии.

Коммунисты не навязывали свою классовую программу другим политическим организациям, они выдвигали на первый план общенациональ­ные задачи. Это особенно проявилось в переломном 1943 г. «Француз­скому народу, — подчеркивал М. Торез, — предстоит разрешить большую историческую задачу: он должен освободиться от гитлеровской тирании и от предательской клики Випш; он должен добиться национального освобождения путем всеобщего победоносного восстания как против не­мецких захватчиков, так и против изменников». Крупным успехом французских коммунистов явилась ликвидация раскола профсоюзного движения и объединение его в рядах Всеобщей конфедерации труда (ВКТ), в руководстве которой коммунисты приобрели решающее влия­ние. В августе 1943 г. бюро ВКТ приняло развернутую программу дей­ствий рабочего класса в борьбе против оккупантов. Под руководством ЦК ФКП единые французские профсоюзы развернули подготовку к обще­национальному восстанию.

Последовательно проводили курс на сплочение всех патриотических сил в единый фронт борьбы против фашистского порабощения коммунисты Чехословакии. Г. Гусак отмечал: «Самой активной и последовательной силой нашей антифашистской борьбы была коммунистическая партия... Коммунистическая партия Чехословакии вела эту борьбу, имея ясную концепцию создания подлинно народного государства, в котором будут осуществлены важнейшие социально-политические, экономические, национальные и культурные преобразования и которое будет опираться на прочный союз и дружбу с Советским Союзом. Учитывая эти цели, коммунисты стремились к боевой сплоченности и единству всех патрио­тических сил. Поэтому революционная линия национально-освободи­тельной борьбы против фашистских оккупантов стала реальностью».



Настойчивую борьбу за восстановление профсоюзов в Польше вела Польская рабочая партия. В ноябре 1943 г. по инициативе Варшавского комитета ППР проходила конференция представителей профсоюзов. Она учредила согласительную комиссию, ставшую зародышем образованного в 1944 г. подпольного Варшавского совета профсоюзов.

Во вновь созданных единых органах движения Сопротивления коммунисты успешно развернули борьбу против тактики выжидания буржуазных партий, добиваясь того, чтобы в центр деятельности Сопротивления была поставлена подготовка всенародного восстания против оккупантов. Этому коммунистические партии отдавали все свои силы.

Ведущая роль коммунистов в организации антифашистской борьбы проявилась в том, что они раньше других партий приступили к формированию вооруженных отрядов, ставших наиболее активной частью сил Сопротивления. Компартии с самого начала стремились придать движе­нию общенациональный размах, сочетая вооруженную борьбу с широки­ми политическими выступлениями масс. При этом им приходилось прео­долевать упорное сопротивление буржуазного крыла движения Сопро­тивления, руководители которого были против привлечения к борьбе широких народных масс. Между тем забастовки и различные массовые манифестации, проходившие в 1943 г. в ряде оккупированных стран, свидетельствовали о поддержке трудящимися программы коммунистов. Чем большим влиянием пользовались коммунистические партии в дви­жении Сопротивления, тем шире было участие в нем народных масс. Так, на Балканах в 1943 г. движение Сопротивления, возглавляемое комму­нистами, уже принимало характер народной войны.

Коммунистические партии порабощенных фашистами стран Европы добились в 1943 г. больших успехов. В них произошли крупные сдвиги в соотношении политических сил в пользу левых партий. Активизировалась борьба против захватчиков и национальных предателей, формы этой борьбы стали разнообразное и активнее. Несмотря на жесто­чайший террор и репрессии, все более широкие массы включались в дви­жение Сопротивления. Возрос авторитет коммунистических партий, как наиболее последовательных и самоотверженных борцов за коренные интересы народа.

Военно-политический кризис в странах фашистского блока, начавшийся под влиянием перелома в ходе войны, сказывался на их внутрен­ней обстановке. Наиболее широкие перспективы открылись для комму­нистов Италии. Они предвидели неизбежность краха режима Муссолини и призывали массы развернуть широкий фронт борьбы против фашистской диктатуры. Активизацию народных масс все сильнее ощущали военно-монархические круги. Это явилось одной из причин, заставивших их поторопиться со свержением Муссолини. 45 дней существования пра­вительства Бадольо компартия использовала для дальнейшего укрепле­ния своих рядов. Во всех крупных: городах восстанавливались партийные организации, на предприятиях создавались фабричные комитеты для руководства забастовками. В конце августа компартия разработала меморандум, предусматривавший конкретные меры для предотвращения готовящейся гитлеровцами оккупации Италии. В нем содержались ука­зания о необходимости объединения сил армии и народа. Однако монар­хическое правительство, более всего боявшееся вооруженного народа, отказалось принять меморандум.

После оккупации немецко-фашистскими войсками большей части территории Италии компартия и другие антифашистские партии вновь оказались в глубоком подполье. Коммунисты столкнулись с неже­ланием буржуазных партий вести активную борьбу. Руководство ком­партии поставило задачу развить забастовочное движение и готовиться к всеобщему восстанию. Л. Лонго отмечал, что коммунистическая партия «теснейшим образом связала партизанскую вооруженную борьбу с борь­бой широких рабочих и крестьянских масс, сопротивлявшихся насилиям и бесчинствам оккупантов и коллаборационистов-предпринимателей». Выдвигая требование сочетать вооруженную борьбу с движением против хозяев-коллаборационистов за экономические права, коммунисты твердо верили в поддержку масс. Они стремились поднять забастовочное движе­ние на высшую ступень, превратить его в ряд проводимых по единому плану организованных боев, подготавливающих генеральное сражение. Под руководством коммунистов в конце 1943 г. были проведены крупные забастовки в городах Северной Италии. Итальянский пролетариат во главе с коммунистической партией являлся ведущей силой в борьбе трудящихся масс за освобождение страны от фашизма.

В обстановке углублявшегося кризиса фашистской системы немецкие коммунисты положили начало новому периоду в антифашистской борьбе. Особое значение для этого имело образование Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ). Руководствуясь указаниями ЦК КПГ и программой НКСГ, подпольные партийные организации и организации антифашистского Сопротивления расширили фронт борь­бы. Самоотверженной деятельностью коммунисты сплачивали левые силы в едином движении против войны, за мир, за спасение страны от национальной катастрофы, за прогрессивный путь развития после свержения гитлеровского режима.

В результате последовательно проводившейся КПГ политики народного фронта немецкое движение Сопротивления охватывало все более широкие круги. Рост этого движения способствовал ослаблению гос­подства фашистов.

Руководящая роль в антифашистском движении Сопротивления принадлежала рабочему классу и его авангарду — коммунистическим партиям. Они стали организаторами и вдохновителями мощного освободительного движения народов. Созданные ими организации Сопротивле­ния внесли большой вклад в борьбу против фашизма, за свободу и не­зависимость своих стран. Советский народ, выполняя свой интернацио­нальный долг, активно поддерживал движение Сопротивления.

Победы Советской Армии положили начало новому этапу антифашистской борьбы народов Европы. Росло влияние на массы коммунисти­ческих и рабочих партий, зарождались новые, народно-демократиче­ские формы власти на освобождаемых территориях. Этому процессу способствовала характерная для 1943 г. консолидация антифашистских сил народов Европы в создании и укреплении общенациональных орга­нов руководства антифашистской борьбой. К концу 1943 г. национальные фронты сложились или уже действовали в целом ряде стран. В других странах шел процесс формирования национальных фронтов.

Все более широкие массы втягивались в вооруженную борьбу с гитлеровцами и поддерживавшими их коллаборационистскими режимами. Руководимые коммунистами и другими патриотическими организациями, отряды Сопротивления причиняли ущерб врагу, его оккупационной администрации, подрывали моральный дух войск противника.

Самой активной и последовательной силой европейского движения Сопротивления были коммунистические партии, завоевывавшие своей самоотверженной деятельностью доверие и признательность народов. Ком­мунистические и рабочие партии, несмотря на жестокие репрессии, един­ственные из всех политических партий довоенной Европы сумели про­должить организованную борьбу в условиях нацистского террора.

Вторая мировая война: обстановка в Атлантике весной 1943 г. +

Сложившаяся в начале весны 1943 г. обстановка на коммуникациях в Атлантическом океане была неблагоприятной для союзников. В марте в результате действий вооруженных сил стран оси союзни­ки потеряли на всех океанских и морских театрах 120 торговых судов тоннажем 693 тыс. брт. Из общего числа потерянных судов 108 потопили немецкие подводные лодки В Атлантике немецкие подводные лодки уничтожили 76 судов. Германский флот потерял 16 лодок.

Почти две трети судов союзников и нейтральных стран, потопленных в первые двадцать дней марта подводными лодками, совершали переходы в составе конвоев между портами США, Канады и Англии. Это свидетель­ствовало о существенных упущениях в организации конвойной системы, хотя США и Англия придавали ей решающее значение при обеспечении обороны коммуникаций. Анализируя обстановку на Атлантическом театре, британское адмиралтейство пришло к выводу: «Немцы никог­да не были так близки к полному нарушению коммуникаций между Старым и Новым Светом, как в первые двадцать дней марта 1943 года».

Союзники принимали меры для усиления противолодочной обороны (ПЛО). На англо-американо-канадской конференции по вопросам конвойной службы в Атлантике, проходившей в Вашингтоне в марте 1943 г., было принято решение направить главные усилия противолодочной обороны на обеспечение безопасности конвоев в северной части океана, где проходили их основные коммуникации.

Немецкий военно-морской флот к 1 апреля имел 3 линкора, 8 крейсеров, 51 эсминец и миноносец, 429 подводных лодок, из них в боевой го­товности 240. Большинство подводных лодок, действовавших в Атланти­ке, базировалось на захваченные оккупантами французские порты в Би­скайском заливе, а остальные — на норвежские и германские. Так, в те­чение первых четырех месяцев 1943 г. 72 процента лодок, направлявших­ся на боевое патрулирование в океан, выходило из французских баз. В марте на англо-американских коммуникациях ежедневно находилось в среднем 100 подводных лодок. Они решали боевые задачи, как и преж­де, без поддержки надводных кораблей и авиации. Военное руководство Германии, направляя на восточный фронт лучшие соединения авиации и непрерывно восполняя их огромные потери, не могло выделить необ­ходимого количества самолетов для обеспечения действий подводных лодок в Атлантике. На этом театре гитлеровское командование не распо­лагало даже достаточным количеством разведывательной авиации. Главнокомандующий немецкими военно-морскими силами гросс-адмирал К. Дениц говорил в 1943 г. фюреру: «Германские военно-морские силы в XX веке, веке авиации, должны были воевать без воздушной разведки, как будто авиации вообще не существовало».

Показательными являются следующие данные: в 1943 г. германская промышленность выпустила около 25 тыс. самолетов, из них только 259 предназначались для флота . Столь незначительное их количество не могло существенно усилить флот.

В апреле—декабре немецкая авиация не потопила ни одного судна союзников в прибрежных водах Британских островов. В этот же период военно-воздушные силы Великобритании совершили 16 880 самолето­вылетов для нанесения ударов по немецким коммуникациям и постановки мин в Бискайском заливе, проливах Ла-Манш и Па-де-Кале, Северном море, в результате чего было потоплено 150 судов (160 670 брт). Союзный флот значительно превосходил противника в надводных кораблях; англо-американской авиации в Атлантике «третий рейх» ничего не мог противопоставить.

Легкие силы германского флота на 1 апреля 1943 г. насчитывали 2835 кораблей (эсминцы, миноносцы, тральщики и др.). Из них 1070 кораблей (около 40 процентов) были в ремонте, проходили испытания и использовались в учебных целях. Остальные легкие силы флота применялись для защиты морских сообщений и побережья Франции, Бель­гии, Голландии, Германии, Норвегии, Дании. Крупные немецкие надвод­ные корабли привлекались только для нарушения северных коммуника­ций Советского Союза.

Немецко-фашистское командование учитывало, что усиление противолодочной обороны союзников может снизить эффективность дейст­вий подводных лодок. 11 апреля на совещании в гитлеровской ставке главнокомандующий военно-морскими силами предложил план ускорен­ного строительства подводных лодок и надводных кораблей, способных, по его мнению, наиболее успешно вести борьбу на коммуникациях. При­нятой на этом совещании программой намечалось со второй половины 1943 г. строить ежемесячно в среднем 27, а со второй половины 1944 г. — 30 подводных лодок. Однако в связи с ростом потерь подводного флота в конце мая план строительства лодок пришлось увеличить до 40 в месяц. Для обеспечения своих морских сообщений предусматривалось в течение года построить 6 эскадренных миноносцев, 9 миноносцев, 72 торпед­ных катера, 74 тральщика, 72 катера-тральщика, 300 сторожевых и эскортных кораблей и 950 других малых судов.

Для выполнения плана кораблестроения требовались квалифицированная рабочая сила и материальные средства. Но о выделении их из ресурсов, предназначавшихся для армии, не могло быть и речи. Нель­зя было обеспечить выполнение этой программы и за счет сокращения ассигнований на развитие авиации, поскольку Гитлер считал, что «мате­риальная часть немецких воздушных сил должна гигантски возрасти». Только это, по его мнению, могло позволить избежать поражения в воз­душной войне. Таким образом, выполнить намеченную кораблестроитель­ную программу в полном объеме практически было невозможно. Ограни­ченные средства, выделяемые для строительства германского флота, не могли обеспечить достижения главной цели в Атлантике — нарушения коммуникаций между США и Англией.

К весне 1943 г. США и Великобритания значительно увеличили военно-морские флоты, особенно силы противолодочной обороны в Атлантике. В марте для борьбы на коммуникациях в океане они привлекли около 3 тыс. надводных кораблей различных классов, 2700 самолетов и 17 дирижаблей. Но на вооружение авиации еще только начал поступать радиолокатор нового типа, сыгравший важную роль в борьбе с немецки­ми подводными лодками. Для повышения эффективности ПЛО ответст­венность за защиту конвоев, совершавших переходы между американ­скими и английскими портами, была возложена на Англию и Канаду, а из американских портов в Средиземное море и обратно — на США.

До весны 1943 г. США имели в Атлантике один флот — Атлантический. В марте они создали 4-й флот. На 1 мая он включал 5 легких крейсеров, 8 эскадренных миноносцев, более 20 канонерских лодок и сторожевых кораблей. Американские корабли совместно с бразильским флотом (2 крейсера, более 10 кораблей других классов) осуществляли противолодочную оборону у восточного побережья Южной Америки — от Французской Гвианы до Рио-де-Жанейро. Авиация американского флота в Южной Атлантике, привлекавшаяся для борьбы с по/вводными лодка­ми, в мае насчитывала 36 самолетов дальнего и сверхдальнего действия.

Для централизации управления противолодочной обороной в Атлантике США в мае создали специальное командование, именовавшееся 10-м флотом. Возглавил его адмирал Э. Кинг, являвшийся одновременно главнокомандующим американскими военно-морскими силами. Это ко­мандование руководило всеми военно-морскими округами в Атлантике, ставило задачи авиации дальнего и сверхдальнего действия, противоло­дочным поисковым группам, совершенствовало и разрабатывало новые методы борьбы с подводными лодками.

В мае 1943 г. в Вашингтоне на конференции глав правительств США и Великобритании обсуждался вопрос о новых воздушных и морских базах для усиления ПЛО коммуникаций. В частности, союзники решили добиться от Португалии согласия на создание воздушной базы на Азорских островах. В октябре строительство базы было закончено. Это позволило существенно улучшить прикрытие авиацией трансатлантических кон­воев от атак лодок.

Англо-американское командование стало шире привлекать для борьбы с подводными лодками авианосную авиацию и авиацию берегового ба­зирования. Воинские конвои и конвои с наиболее ценными грузами эскортировались 12—25 кораблями охранения, а также эскортными авианосцами, самолеты которых вели поиск вражеских подводных ло­док по курсу следования конвоя и, обнаружив, атаковали их. Противо­лодочная авиация берегового базирования охраняла конвои в пределах радиуса своего действия (600—800 миль от берега). Для борьбы с под­водными лодками в Мексиканском заливе и Карибском море командо­вание США начало применять дирижабли.

Весной 1943 г. соотношение сил воюющих сторон в Атлантике определялось не только количественным ростом, но и качественными изме­нениями в ПЛО союзников. Ввод в строй эскортных авианосцев, эскад­ренных и эскортных миноносцев, фрегатов, корветов, охотников за подводными лодками, оснащение самолетов радиолокаторами нового типа, применение дирижаблей и других средств позволили существенно усилить охрану судов на переходе через Атлантику, повысить эффектив­ность поиска и агак лодок противника в океане и у побережья Америки, на переходах их из баз в районы действий и при возвращении в базы. В то же время немецкий флот продолжал пополняться подводными локами прежних типов, располагавшими тем же вооружением, которое применялось в 1942 г., вследствие чего их тактика при атаках конвоев весной 1943 г. не претерпела существенных изменений.

Таким образом, крупные мероприятия, проведенные союзниками, создавали реальные предпосылки для претворения в жизнь плана по надежной защите коммуникаций между США и Англией, а также между портами этих стран и портами Средиземного моря. Весной 1943 г. сложи­лись условия для изменения обстановки в Атлантике в пользу союзников.