Вторая мировая война: наступление японских войск в Центральном Китае зимой 1943/44 г

Обстановка на китайско-японском фронте к концу 1943 г. для союзников была неблагоприятной. В руках японских войск оказалась огром­ная территория Китая, простиравшаяся на севере и северо-западе до границы с Советским Союзом и Монгольской Народной Республикой, на западе — до линии Баотоу, река Хуанхэ, Кайфын и на юге — до Синьян, Ичан, Наньчан и Ханчжоу.

Кроме Маньчжурии, которую Япония оккупировала еще в начале 30-х годов, был захвачен ряд главным образом приморских китайских провинций, где находились наиболее крупные города, морские порты и промышленные предприя­тия, основные магистрали железнодорожного и водного транспорта.

Японское военное командование, несмотря на вызванную неудачами на Тихоокеанском театре переброску туда нескольких дивизий, держало большую часть сухопутных войск и авиации на китайской территории, в том числе в Маньчжурии, а также в Корее и собственно Японии. Из 3 800 тыс. человек общей численности личного состава вооруженных сил к концу 1943 г. свыше 2 млн. находилось в Китае и Корее. Диви­зии Квантунской армии, писал впоследствии работавший в высших орга­нах управления японской армии полковник С. Хаяси, проводя интен­сивную боевую подготовку, «сковывали Советскую Дальневосточную армию с тем, чтобы не допустить переброски советских войск на герман­ский фронт». Кроме японских в Северо-Восточном Китае были войска марионеточного государства Маньчжоу-Го и так называемого «автономного» правительства Внутренней Монголии. В Северном, Центральном и Южном Китае находились японские сухопутные войска общей чис­ленностью до 620 тыс. человек . Для борьбы с демократическими си­лами Китая командование Японии использовало также войска марионе­точного нанкинского правительства Ван Цзин-вэя.

Японским силам, действовавшим в Северном и Центральном Китае, противостояли войска гоминьдановского (чунцинского) правительства и руководимые Коммунистической партией Китая 8-я и Новая 4-я армии. Регулярная армия гоминьдановского Китая вместе с войсками провинций, которые номинально подчинялись чунцинскому правительству, в 1944 г. достигала 5 млн. человек . В непосредственном подчинении глав­нокомандующего Чан Кай-ши насчитывалось до 3 млн. солдат и офице­ров. Китайская авиация имела 200 самолетов. Кроме того, в Китае ба­зировалось 130 самолетов американской авиации.

Боеспособность войск гоминьдановского Китая была невысокой. Они были плохо вооружены, испытывали острейший недостаток в самолетах, танках, артиллерии, транспортных средствах. Не хватало обученных кадров. Боевая подготовка личного состава и работа штабов находились на низком уровне. Кроме того, в главном штабе в Чунцине руководящие посты в ряде случаев занимали прояпонские элементы. Существовавший в войсках порядок, при котором каждый командир дивизии получал деньги на свои войска самостоятельно и без какого-либо контроля расходовал их, в значительной степени способствовал процветанию воровства. За счет солдат наживались офицеры, мало заботившиеся о состоянии и боеспо­собности своих подразделений и частей. Слаба была и дисциплина, осо­бенно в армиях провинций. Их генерал-губернаторы зачастую не выпол­няли боевых приказов Чан Кай-ши, что крайне затрудняло организацию взаимодействия между войсками чунцинского правительства и провинци­альными армиями.



Руководимые коммунистами армии и отряды партизан действовали в освобожденных районах в тылу японских войск в Северном Китае (8-я армия) и в восточных районах Центрального Китая (Новая 4-я ар­мия). Общее руководство ими осуществляли Центральный Комитет Коммунистической партии Китая и военное командование, находившиеся в Пограничном (Особом) районе Шэньси — Ганьсу — Нинся (Шэньганьнин) с центром в городе Яньань. К концу 1943 г., по некоторым данным, численность регулярных армий, руководимых КПК, достигла 250 тыс. бойцов, а в партизанских формированиях — 1 млн. человек. Эти силы контролировали 22 тыс. населенных пунктов.

Обеспечение регулярных армий и партизан на освобожденной терри­тории осуществлялось за счет местных ресурсов. Бойцы и командиры 8-й и Новой 4-й армий вынуждены были заниматься выращиванием зерно­вых, овощей, разведением скота и птицы, производством в кустарных ма­стерских предметов повседневного быта. Проводя линию на сохранение и накапливание сил, националистические элементы в руководстве ЦК КПК не стремились к активным действиям против японских захватчиков. Ос­новные усилия сосредоточивались на обороне освобожденных райо­нов и отражении «набегов» как японских, так и гоминьдановских войск.

Отношения между Коммунистической партией Китая и гоминьда­ном были весьма напряженными. Чунцинское правительство давно уже отказалось снабжать 8-ю и Новую 4-ю армии оружием и боеприпасами, требуя от КПК сокращения их численности до 10 дивизий (около 100 тыс. человек) и ликвидации всех других формирований — партизанских отрядов, народного ополчения, отрядов самообороны. Естественно, ЦК КПК не мог принять эти требования гоминьдана, направленные на серьезное ослабление позиций компартии и всех демократических сил страны. Антинародная политика чанкайшистов вела к дальнейшему обострению борьбы. По свидетельству американского военного советника, против руководимой КПК армии в северных районах страны действо­вало 500 тыс. чанкайшистских войск . Китай был расколот на две само­стоятельные и непримиримо враждебные друг другу силы. Общие воен­ные и политические действия против японских агрессоров не велись. Наоборот, все возрастала опасность возникновения гражданской войны, что ослабляло силы нации в борьбе против оккупантов.

Терпя неудачи на Тихоокеанском театре, японское командование надеялось добиться больших стратегических успехов в Китае и превратить эту страну в базу дальнейшего ведения войны. Планируя военные действия, оно поставило цель разгромить гоминьдановские войска в Центральном и Южном Китае, захватить находившиеся там американ­ские военно-воздушные базы и аэродромы, установить единую коммуни­кационную линию на континенте от Маньчжурии до Сингапура и объеди­нить все фронты в Азии. Важное значение придавалось также возмож­ности вывода гоминьдановского Китая из войны на стороне антифашист­ской коалиции.

Наступательные действия японских войск согласно директиве ставки от 24 января 1944 г. предусматривалось осуществить в два этапа. На первом планировалось наступление в провинции Хэнань с целью очистить от китайских войск участок Пекин (Бэйпин) -Ханькоуской железной дороги от Чжэнчжоу до Синьяна, на втором — в провинциях Хунань и Гуанси, с тем чтобы захватить и южный участок железной дороги, от Ханькоу до Гуанчжоу (Кантона), и обеспечить в дальнейшем связь с япон­скими войсками в Индокитае и других районах Юго-Восточной Азии.

Союзное командование при планировании военных действий против Японии на 1944 г. учитывало, что войска гоминьдановского Китая не способны к наступлению. Главная цель союзников на китайском фронте состояла в том, чтобы удержать гоминьдановский Китай в составе антифашистской коалиции, не допустить капитуляции правительства Чан Кай-ши перед Японией. Ближайшей задачей оставалось не допустить продвижения противника западнее железной дороги Пекин — Гуанчжоу, сохранить свои аэродромы и базы в Центральном и Южном Китае, нара­щивать военно-воздушные силы США в Китае, а также китайской армии, чтобы в последующем активизировать наземные и воздушные операции.

Активные боевые действия в Центральном Китае начались во второй половине апреля. По гоминьдановским войскам 1-го и 5-го военных районов, где находилось восемь армий и несколько отдельных корпусов и дивизий общей численностью свыше 400 тыс. человек, японские захват­чики нанесли два удара: один — силами 1-й и 12-й армий из района Кайфын и севернее на Чжэнчжоу, далее на Лоян и вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги на Цюэшань; второй — частью сил 11-й армии на север, навстречу первому . К участию в этой операции привлекалось на глав­ном направлении 148 тыс. японских солдат и офицеров. Войска гоминь­дана, превосходя противника по численности личного состава, уступали ему в вооружении и боевой технике, были хуже подготовлены. Поэтому они не смогли оказать врагу серьезного сопротивления.

На северном участке фронта три ударные японские группировки при поддержке танков и авиации в первые же дни наступления глубоко вклинились в расположение китайских войск и нанесли им поражение. 19 апреля оккупанты захватили Чжэнчжоу — крупный город и важный узел Пекин-Ханькоуской и Лунхайской железных дорог. Развивая наступление, они на западном направлении заняли 25 мая город Лоян, а на южном — вышли в район Цюэшань, куда к этому же времени подошли дивизия и бригада 11-й армии, наступавшие из района Синьяна на север. В ре­зультате гоминьдановские войска 1-го и 5-го военных районов понесли тяжелые потери. В руках захватчиков оказалась большая часть террито­рии провинции Хэнань и вся железнодорожная линия от Пекина до Ханькоу.

В ходе Пекин-Ханькоуской наступательной операции японское командование провело подготовку второго этапа наступления с целью разгромить китайские войска 9-го военного района в провинции Хунань и захватить железную дорогу до Гуанчжоу. Наступательные действия в этой провинции должны были вести 11-я армия с севера и 23-я армия из района Гуанчжоу. Сосредоточившись северо-восточнее озера Дунтинху, 27 мая войска 11-й армии перешли в наступление в общем направ­лении на Чанша. Уже в первые дни им удалось глубоко вклиниться в расположение китайских войск. В последующем они быстро продвигались в южном и юго-западном направлениях и нанесли гоминьдановцам же­стокое поражение.

Части 8-й, Новой 4-й армий, действовавшие на оккупированной территории, и партизанские отряды в этот период широких наступательных действий не предпринимали. Однако им часто приходилось отражать ка­рательные экспедиции войск японских захватчиков и марионеточного нанкинского правительства Ван Цзин-вэя. К операциям против освобожденных китайскими патриотами районов японские агрессоры привлекали значи­тельные силы. Наступление обычно велось в зависимости от наличия дорог по направлениям, на каждом из которых действовал батальон — полк со средствами усиления. Между наступавшими по отдельным направлени­ям частями и подразделениями нередко отсутствовало взаимодействие и связь, чем удачно пользовались народно-освободительные войска и парти­заны. Они просачивались в разрывы, внезапно обрушивали удары во фланг и тыл карателям и громили их по частям. Поражение какой-либо колонны, вклинившейся на территорию освобожденного района, приводило часто к срыву всей операции. Остальные колонны отводились в исходные районы. Пользуясь этим, части народно-освободительных войск и партизаны начи­нали двигаться за уходившим противником и, нанося ему удары с тыла, занимали новые населенные пункты, что приводило в ряде случаев к рас­ширению территории освобожденных районов.

Таким образом, наступление японских войск в апреле — мае 1944 г. привело к оккупации новых районов Центрального Китая. Агрессорам удалось овладеть железнодорожной коммуникацией, связывавшей Маньч­журию с центральными районами Китая. Это позволило им начать экс­плуатацию железной дороги Пекин — Ханькоу. Были созданы условия для захвата ее до Гуанчжоу. В результате весеннего и начавшегося в конце мая наступления на город Чанша возникла реальная угроза американ­ским авиационным базам в Центральном Китае.