Вторая мировая война: Нормандская десантная операция

Принятым планом операции предусматривалось высадить морской и воздушный десанты на побережье залива Сены, на участке от банки Гран-Be до устья реки Орн протяженностью около 80 км, и на двадцатый день создать плацдарм в 100 км по фронту и 100 — 110 км в глубину. Здесь намечалось сосредоточить силы, достаточные для ведения дальнейших наступательных действий в Северной Франции. В первый день операции предполагалось высадить на берег 5 пехотных, 3 воздушно-десантные дивизии и несколько отрядов “коммандос” и “рейнджере”, продвинуться на глубину до 15 — 20 км и на шестой день увеличить состав войск на плацдарме до 16 дивизий.

Район высадки делился на две зоны — западную и восточную. В первой из них должны были высаживаться американские, а во второй — англо-канадские войска. Западная зона делилась на два участка, восточная — на три. На каждом из них одновременно высаживалась одна усиленная пехотная дивизия.

Главная задача флота союзников в операции заключалась в том, чтобы доставить войска в район высадки, надежно обеспечить прикрытие десанта на переходе и при высадке от ударов подводных лодок и надводных кораблей противника, артиллерийским огнем содействовать продвижению войск на берегу. Для переброски сухопутных сил через Ла-Манш в Нормандию и их поддержки были созданы две крупные группировки военно-морских сил: Восточная (командующий контр-адмирал Ф. Вайен) — для доставки на побережье войск 2-й английской армии и Западная (командующий контр-адмирал А. Керк) — для доставки в Нормандию соединений 1-й американской армии.

Организация военно-морских сил, выделенных для участия в операции “Нептун”, была подчинена задаче наиболее надежного обеспечения прежде всего высадки первого эшелона десантных войск. Для высадки каждой дивизии создавались самостоятельные соединения.

Группировки сил включали десантные соединения, отряды и группы, а также отряды и группы кораблей огневой поддержки, охранения, траления и специального назначения. Крупные артиллерийские корабли входили в состав отрядов и групп огневой поддержки. Другие отряды и группы в зависимости от их назначения состояли из десантных судов, тральщиков и других кораблей.

Действиям с моря должна была предшествовать высадка значительных сил воздушно-десантных войск в глубине обороны противника — в 10 — 15 км от берега. Им предстояло оказать содействие морскому десанту при высадке и овладении плацдармом, захватить узлы дорог, переправы, мосты и другие важные объекты и тем самым не допустить подхода резервов противника к побережью.

Все сухопутные войска, участвовавшие в десантной операции, объединялись в 21-ю группу армий под командованием английского генерала Б. Монтгомери. В нее входили 1-я американская армия (командующий генерал О. Брэдли), состоявшая из четырех армейских корпусов (13 дивизий — 9 пехотных, 2 бронетанковые, 2 воздушно-десантные); 2-я английская армия (командующий генерал М. Демпси), состоявшая также из четырех корпусов (14 дивизий — 9 пехотных, 4 бронетанковые и 1 воздушно-десантная), 12 отдельных бригад, в том числе 8 бронетанковых, а также 2 дивизии (пехотная и бронетанковая) 1-й канадской армии (командующий генерал X. Грерар).

Резерв группы армий составляли 3 дивизии и 5 отдельных бригад. Кроме того, на Британских островах находилось управление 3-й американской армии и несколько соединений, подчинявшихся непосредственно главнокомандующему экспедиционными силами.

Для участия в операции выделялись союзные экспедиционные воздушные силы (9-я американская воздушная армия и английские 2-е тактические ВВС) под командованием английского главного маршала авиации Т. Ли-Мэллори и союзная стратегическая авиация: английское бомбардировочное командование (командующий главный маршал авиации А. Гаррис) и 8-я американская армия стратегической авиации (командующий генерал К. Спаатс). Их задача состояла в том, чтобы надежно прикрывать с воздуха район высадки; подавлять оборону противника на побережье в зоне высадки; срывать переброску им подкреплений к району операции; нарушать его коммуникации в Северной Франции и Бельгии, а также между Германией и оккупированными ею странами Западной Европы.

Первостепенными объектами воздушных атак были определены сооружения железнодорожной сети, подвижной состав, а также аэродромы во Франции и Бельгии. Все соединения авиации, выделенные для обеспечения операции “Оверлорд”, с конца марта 1944 г. были подчинены непосредственно главнокомандующему союзными экспедиционными силами генералу Д. Эйзенхауэру. Практическое руководство ими осуществлял его заместитель главный маршал авиации А. Теддер.

С конца апреля 1944 г. союзная авиация приступила к разрушению основных железнодорожных объектов противника во Франции. В течение мая — июня она уничтожила и повредила 1437 локомотивов. Кроме того, ею было выведено из строя большое количество станций, мостов, вагонов. “К концу мая, — отмечалось в дневнике германского верховного главного командования, — на реке Сена от ее устья до Парижа все мосты были разрушены. Это обстоятельство крайне отрицательно сказалось на обороне при высадке союзных войск”.

Во время подготовки операции самолеты-разведчики в районе предстоявшей высадки выполнили аэрофотосъемку берега при приливе и отливе. В результате были выявлены не только надводные, но и подводные препятствия. Удалось также определить расположение береговых батарей противника.

Американо-английское командование, чтобы достигнуть внезапности высадки, в подготовительный период осуществило широкие мероприятия по скрытному сосредоточению сил и средств, борьбе с разведкой противника и введению его в заблуждение относительно времени и района высадки десанта. Для предотвращения разглашения сведений о подготовке операции было строго ограничено число лиц, допущенных к планированию боевых действий. В апреле военный кабинет Англии объявил, что всем дипломатическим представителям, кроме американских и советских, запрещается вести бесконтрольный обмен корреспонденцией со своими странами и выезжать из Англии.

В ночь на 6 июня 18 кораблей английского флота совместно с группами бомбардировочной авиации предприняли демонстративные действия в районе северо-восточнее Гавра. В то время когда они маневрировали вдоль побережья, самолеты сбрасывали полоски металлизированной бумаги, чтобы создать помехи в работе немецких радиолокационных станций. То же самое было проделано в районе Булони и Шербура.

Серьезное внимание уделялось материально-техническому обеспечению Нормандской десантной операции, организации системы снабжения. К решению этой задачи привлекались крупные силы и средства.

Части и учреждения службы тыла (кроме тыловых органов полков, дивизий, корпусов и армий) ко времени высадки насчитывали 527 632 человека.

Большая работа была выполнена по накоплению и размещению материальных средств на Британских островах, по перевозке их к портам и погрузке на суда, герметической упаковке имущества. Была тщательно отработана организация снабжения высадившихся сил.

Войска готовились к высадке в условиях, максимально приближенных к реальным: отдельные районы на западном и восточном побережьях Англии были специально оборудованы и превращены в своеобразные учебные лагеря. На многочисленных учениях отрабатывались посадка на суда и высадка на необорудованный берег, погрузка и выгрузка техники, штурм опорных пунктов, взаимодействие десантных войск, сил флота и авиации в борьбе за захват плацдарма. В конце апреля — начале мая было проведено два генеральных учения с выходом десантников из районов сосредоточения в районы сбора, с погрузкой техники и личного состава на суда, выходом в море и высадкой десанта на двух участках английского побережья.

“В результате этих учений, завершивших длительный период подготовки, — писал американский историк С. Морисон, — у всего личного состава появилось чувство уверенности в своих силах...”

Несмотря на слабость немецкой авиации и военно-морского флота, командование экспедиционных сил создало надежную противолодочную, противоминную и противовоздушную оборону. В частности, чтобы не допустить выхода немецких кораблей из Бискайского залива и Северного моря в пролив Ла-Манш, были развернуты крупные корабельные силы прикрытия. Кроме того, выделялись специальные корабельные дозоры, которые должны были срывать попытки подводных лодок и легких сил флота противника прорваться в районы стоянок десантных судов, а также отмечать места постановки мин немецкой авиацией и кораблями.

После трехмесячной подготовки в районах сосредоточения, находившихся в 100 — 150 км к северу от южного побережья Англии, десантные войска в конце мая — начале июня были сосредоточены в районах сбора, в 20 — 25 км от места посадки. 3 — 4 июня они направились в пункты погрузки — Фалмут, Плимут, Веймут, Саутгемптон, Портсмут, Нью-хейвен.

Высадка назначалась на 5 июня, но из-за плохих метеорологических условий была перенесена на сутки.

Из таблицы видно, что союзники имели подавляющее превосходство над противником в силах. В таблице учтены немецкие войска, которые могли быть привлечены для оказания противодействия десанту, в том числе и из других районов Франции. Но возможности для этого в условиях систематических ударов союзной авиации и французских партизан по немецким коммуникациям в Северной Франции были крайне ограниченными. И, как показали последующие события, гитлеровскому командованию не удалось это сделать в ходе начавшейся высадки союзных экспедиционных сил. Следует также учитывать, что и союзные войска были высажены в Нормандии не одновременно.



5 июня 1944 г. на судах у южного побережья Англии находилось 287 тыс. человек из различных родов войск союзных экспедиционных сил. Транспорты вышли из пунктов посадки утром 5 июня и к исходу дня прибыли в контрольный район, который был определен в 50 — 60 км от южного побережья Англии, к юго-востоку от острова Уайт. Из этого района десантные отряды направились по десяти заранее протраленным фарватерам в залив Сены. Ночью транспорты с войсками шли в строю 3 — 4 кильватерных колонн в охранении тральщиков и сторожевых кораблей. С рассветом 6 июня их с воздуха прикрывала истребительная авиация, а с флангов — крупные силы противолодочной обороны. Чтобы воспрепятствовать прорыву немецких подводных лодок, сосредоточенных в Бискайском заливе, в западной части пролива Ла-Манш было развернуто несколько отрядов противолодочных кораблей и, кроме того, предпринималось систематическое патрулирование района силами авиации.

Тральщики союзного флота производили траление фарватеров в районе высадки 5 июня в светлое время суток, но противник не оказал им никакого противодействия. Из-за ухудшившейся погоды немецкие надводные корабли не вели даже обычного патрулирования. Лишь в ночь на 6 июня после высадки воздушного десанта к востоку от реки Орн командующий группой военно-морских сил “Запад” адмирал Т. Кранке привел корабли в боевую готовность. Однако они своевременно не обнаружили приближения десантных отрядов. До 3 часов утра, когда поступило первое донесение о появлении крупных сил в непосредственной близости от Порт-ан-Бессена, адмирал был в неведении, что союзники предпринимают высадку морского десанта.

Скрытному переходу сил союзников к району высадки способствовали вывод из строя бомбардировочной авиацией ряда немецких радиолокационных станций, а также помехи, созданные для нарушения работы уцелевших станций на побережье Нормандии. Поэтому противник обнаружил подход десантных сил только визуальным наблюдением.

Монтгомери подчеркивал, что “на всем пути армады из контрольного района к югу от острова Уайт, как докладывал мне адмирал Рамсей, со стороны противника не было оказано никакого сопротивления, и это было настолько необъяснимо, что все движение казалось окруженным атмосферой нереальности...” Столь необычная обстановка вызывала у союзного командования различные предположения. “Полное бездействие противника на море и в воздухе, — говорится в английском труде “Победа на Западе”, — было обескураживающим и даже зловещим: не подготовил ли он какой-нибудь сюрприз?” Однако беспокойство союзников было напрасным. Бывший заместитель начальника штаба оперативного руководства верховного главного командования вермахта генерал В. Варлимонт в своих воспоминаниях пишет, что о переходе 5 тыс. судов союзников через Ла-Манш к району высадки в Северной Франции не знали ни немецкое верховное командование, ни штаб командования “Запад”, ни Роммель, ни Рундштедт.

В ночь на 6 июня одновременно с переходом морского десанта союзная авиация начала наносить удары по артиллерийским батареям, отдельным узлам сопротивления, штабам, скоплениям войск и тылам противника. Только на десять основных батарей 1136 английских бомбардировщиков сбросили 5267 тонн бомб. С рассветом 1083 американских бомбардировщика в течение получаса обрушили на объекты береговой обороны в заливе Сены 1763 тонны бомб. Сильные удары авиация нанесла по объектам в районе Кале, Булонь с целью отвлечь внимание немецкого командования от действительного направления высадки.

Ночью накануне высадки началась выброска воздушно-десантных войск. В ней участвовали 1662 самолета и 512 планеров американской авиации, 733 самолета и 335 планеров английских военно-воздушных сил. Части 82-й американской воздушно-десантной дивизии высадились западнее Сент-Мер-Эглиза. В этом районе находились лишь отдельные подразделения немецких войск, и десантники, не встретив сильного противодействия, вскоре заняли Сент-Мер-Эглиз.

101-я воздушно-десантная американская дивизия высадилась севернее Карантана. Она оказалась разбросанной на обширной площади и потеряла во время приземления больше половины вооружения и снаряжения. Из 6500 десантников, высаженных в первый день, в определенных планом местах к назначенному часу собралось около 1100 человек. Им удалось закрепиться в ряде пунктов и занять переправы на реке Дув. Утром 7 июня они соединились с частями морского десанта.

Планерные и парашютные части 6-й английской воздушно-десантной дивизии высадились северо-восточнее Кана. Вскоре десантники, сломив слабое сопротивление противника, захватили несколько переправ через реку Орн и закрепились в назначенных пунктах.

Воздушно-десантные войска справились со своими задачами и оказали существенную помощь морскому десанту в высадке и захвате плацдарма. Ослабленные подразделения немецко-фашистских войск не смогли оказать им серьезного противодействия.

В то время когда высаживались воздушно-десантные соединения, морской десант приближался к берегу. С рассветом хорошая видимость и прилив позволили тральщикам подойти близко к берегу. После отлива они обнаружили и уничтожили имевшиеся там подводные препятствия.

Утром 6 июня началась артиллерийская подготовка, которую вели 7 линкоров, 2 монитора, 24 крейсера, 74 эскадренных миноносца. Кроме того, массированные удары нанесла американская и английская авиация. В результате оборона немецко-фашистских войск на побережье была в значительной мере подавлена. В 6 часов 30 минут в западной (американской) зоне и на час позднее в восточной (английской) зоне первые отряды морского десанта высадились на берег. Сначала вышли небольшие штурмовые группы танков-амфибий с задачей прикрыть высадку инженерно-саперных подразделений, которые должны были уничтожить препятствия и обеспечить высадку первого эшелона войск. Однако ухудшение погоды не позволило выдержать такую последовательность.

Предусмотренный боевой порядок десантных судов расстроился. Высадку начали те из них, которые имели возможность первыми подойти к берегу. Саперные группы не успели полностью уничтожить противодесантные препятствия. Высадочные катера и баржи сталкивались друг с другом. Некоторые из них, уклонившись от фарватеров, подорвались на минах.

Однако достигнутая внезапность, численное превосходство над противником и массированный огонь корабельной артиллерии позволили десантным войскам почти беспрепятственно высаживаться на берег. Весьма эффективную помощь им оказывала авиация.

Американские войска, высадившиеся на крайнем западном участке (“Юта”), к исходу 6 июня продвинулись в глубь побережья до 10 км и соединились с 82-й воздушно-десантной дивизией. В тяжелом положении оказался 5-й корпус 1-й американской армии, который высаживался на участке “Омаха”. Здесь оборона противника не была в достаточной степени подавлена. Кроме того, 27 из 32 танков, спущенных на воду, на участке “Омаха” из-за сильного прибоя затонули. Артиллерийские части высадились с опозданием, и войска первого броска оказались без огневой поддержки. Десантные отряды корпуса, неся большие потери от артиллерийского и пулеметно-ружейного огня противника, в течение первого дня с трудом овладели небольшим участком берега глубиной 1,5 — 2 км.

Заметно сказывалась нехватка боеприпасов — из планировавшихся 2400 тонн грузов в первый день операции удалось выгрузить всего 100 тонн.

В зоне же высадки англо-канадских сил сопротивление немецко-фашистских войск было слабым. Преодолев его без особых усилий, десантники к вечеру соединились с частями 6-й воздушно-десантной дивизии.

К исходу первого дня операции союзные войска создали три плацдарма глубиной от 2 до 9 км. На побережье Нормандии высадились основные силы пяти пехотных и трех воздушно-десантных дивизий с частями усиления численностью свыше 156 тыс. человек. На плацдармы было доставлено 900 танков и бронемашин, 600 орудий, а также большое количество транспортных средств. Успеху высадки во многом способствовало полное господство англо-американского флота и авиации, которые непрерывно наносили удары по противнику с моря и воздуха. В течение первых суток десантной операции стратегическая авиация союзников совершила 14 тыс. самолето-вылетов. За это же время в районе высадки было зарегистрировано всего 50 самолето-вылетов немецкой авиации.

Немецко-фашистское командование очень медленно реагировало на высадку союзных сил. В штабе 84-го немецкого армейского корпуса, оборонявшего побережье залива Сены, вечером 5 июня отмечался день рождения его командира. Банкет затянулся далеко за полночь и был прерван лишь начавшейся высадкой воздушных десантов союзников. В 7-й немецкой армии, которая обороняла побережье Нормандии, объявили боевую тревогу только в 2 часа 15 минут утра 6 июня, когда союзные воздушные десанты уже приземлились и шла авиационная подготовка высадки морского десанта. Командующий группой армий “Б” Роммель находился на пути из ставки Гитлера и вернулся в свой штаб лишь во второй половине дня 6 июня. Фельдмаршал Рундштедт, получив сведения о начавшейся высадке воздушных десантов, дал указание двум танковым дивизиям выдвинуться из района западнее Парижа к заливу Сены. Но в шестом часу утра он получил телеграмму из штаба верховного главного командования, в которой говорилось: “Пока трудно с уверенностью сказать, где высадятся главные силы, и, кроме того, Гитлер еще не принял никакого решения”. Поэтому переброска танковых дивизий была приостановлена. Срочные запросы Рундштедта о разрешении выдвинуть их к району высадки оставались без ответа. И только во второй половине дня поступил приказ ставки ввести танковые дивизии в бой, но время было уже упущено.

Однако все это не означает, что при высадке союзников в Северную Францию немецкие войска не оказывали им сопротивления. Постепенно оно усиливалось, а в последующие дни, по докладу Рундштедта в ставку, было “ожесточенным”. Отдельные соединения и части, находившиеся на побережье, оборонялись упорно, особенно на участке 5-го американского корпуса. Но, застигнутые врасплох подавляющими силами союзников, гитлеровцы не смогли удержать занимаемые позиции. По этому поводу Эйзенхауэр в докладе Объединенному комитету начальников штабов отмечал: “Действия неподготовленного противника были в большинстве случаев неэффективными”. Об этом свидетельствовали и небольшие потери союзных войск в первый день десантной операции. У американцев они составили 6603 человека, в том числе 1465 убитыми, 3184 ранеными, у англичан и канадцев — около 4 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

В течение 7 — 8 июня командование экспедиционных войск продолжало интенсивную переброску новых сил и средств на захваченные плацдармы. За трое суток здесь было сосредоточено восемь пехотных, одна танковая, три воздушно-десантные дивизии и большое количество частей усиления. С утра 9 июня союзные войска перешли в наступление с целью создания единого плацдарма. Надводные корабли обеспечивали их действия артиллерийским огнем до тех пор, пока они не продвинулись за пределы его дальности. В период с 9 по 12 июня экспедиционным силам удалось занять побережье протяженностью 80 км по фронту и 13 — 18 км в глубину, при этом на плацдарме уже находились 16 дивизий и бронетанковые части, эквивалентные трем бронетанковым дивизиям. В составе союзных сил в Нормандии к 12 июня насчитывалось 327 тыс. человек, 54 тыс. боевых и транспортных машин и 104 тыс. тонн грузов.

Силы немецкого флота, находившиеся в базах Северного моря, в условиях господства флота и авиации союзников не смогли оказать противодействия высадке десанта на побережье Нормандии, а в последующем нарушать перевозки экспедиционных войск и грузов на захваченный плацдарм. В первый день операции не предпринимали атак и подводные лодки. В дальнейшем они пытались прорваться в район высадки, но это им в большинстве случаев не удавалось. От ударов авиации и надводных кораблей немцы несли в лодках тяжелые потери.

Немецкие миноносцы и торпедные катера тоже предпринимали попытки прорваться в район развертывания и маневрирования десантных сил, но и они не достигли существенного успеха. Миноносцы 6 июня потопили один эсминец в английской зоне, а торпедные катера 8 июня — один эсминец в американской зоне.

В июле немецкое командование применило против судов союзников человекоуправляемые торпеды. Однако и это не дало существенных результатов. Надводные корабли и авиация союзников успешно вели борьбу с человекоуправляемыми торпедами и многие из них уничтожили.

Не причинила десанту серьезного ущерба и немецкая авиация. Она была здесь малочисленной и оказалась не в состоянии преодолевать мощную противовоздушную оборону американо-английских сил.

Немецко-фашистское командование, по-прежнему считая, что главный удар противника последует через пролив Па-де-Кале, продолжало держать в этом районе крупные силы. Переброску же немецких войск из других районов Франции срывали союзная авиация и французские патриоты. К началу операции патриоты вывели из строя 26 железнодорожных линий, в том числе такие важные, как Авранш — Сен-Ло, Сен-Ло — Шербур, Сен-Ло — Кан. Чтобы не допустить или по крайней мере затруднить подход немецких резервов к плацдарму, американо-английская авиация наносила удары по железнодорожным узлам в районе, простиравшемся от Парижа до полуострова Котантен. Только в ночь на 7 июня бомбардировщики союзников произвели свыше тысячи самолетовылетов.

12 июня гитлеровская ставка предприняла неудачную попытку рассечь группировку союзных войск между реками Орн и Вир. К этому времени она подтянула к плацдарму три танковые и одну моторизованную дивизии, доведя группировку своих войск в Нормандии до 12 дивизий. Но эти соединения были плохо укомплектованы людьми и техникой, ощущали недостаток в горючем и боеприпасах. Чтобы не допустить расширения десантом плацдарма, немецко-фашистское командование вводило дивизии в бой по частям, по мере подхода в район высадки. В результате их усилия распылялись. К тому же, не прикрытые с воздуха, они несли большие потери от союзной авиации.

В ночь на 13 июня гитлеровское командование против Англии впервые использовало новое оружие — самолеты-снаряды Фау-1. Корпусом особого назначения под командованием генерала Э. Хейнемана, подчинявшегося Рундштедту, был произведен обстрел Лондона. Наиболее интенсивно обстрел английской столицы самолетами-снарядами Фау-1 велся с 16 июня.

Вокруг этого “оружия возмездия” фашистская пропаганда развернула необычайно шумную кампанию. Населению и войскам твердили, что против союзного флота в июле будет применена ракета Фау-2 и десантные войска вынуждены будут убраться из Франции. Утверждалось также, что еще более разрушительную силу имеет Фау-3. Наконец, распространялись слухи о том, что перед новым, сверхмощным оружием Фау-4 поставлена задача потопить... Британские острова. Геббельсовская пропаганда объявила его “чудодейственным”, способным повернуть ход событий в пользу Германии. Гитлеровское руководство рассчитывало, что все это произведет устрашающее впечатление на лидеров западных держав и побудит их предпринять шаги к сепаратному миру с Германией.

Однако новое оружие оказалось далеко не таким грозным, хотя морально-психологический эффект от него в первое время был значительным. Английское командование знало о появлении у немцев нового оружия и изыскивало способы борьбы с ним. Начиная с 1941 г. участники польского движения Сопротивления направляли в Лондон ценные сведения о Фау-1 и Фау-2, об их производстве и подготовке к применению в широких масштабах, а также данные о самой крупной немецкой ракетной базе в районе острова Узедом и города Пенемюнде. Эти сведения существенно облегчили англичанам разработку способов борьбы с самолетами-снарядами. Скорость полета самолета-снаряда составляла около 650 км/час. Это позволяло применять против него истребители и зенитную артиллерию. Уже в первую неделю обстрелов Лондона они сбивали до одной трети запускаемых самолетов-снарядов, а через два с половиной месяца в воздухе уничтожалось уже свыше 70 процентов Фау-1.

Положение немецких войск на Западе продолжало ухудшаться. 16 июня на совещании в ОКВ при обсуждении обстановки в Нормандии не исключалась вероятность прорыва американо-английских войск с плацдарма на оперативный простор и отступления войск вермахта из Франции.

Союзное командование, стремясь использовать благоприятные условия, принимало меры к дальнейшему развертыванию наступательных действий с целью расширения плацдарма. Американские войска получили задачу овладеть полуостровом Котантен с портом Шербур. Англо-канадские войска должны были продвинуться в южном направлении и занять город Кан.

Соединения 1-й американской армии начали наступление 12 июня из района западнее Сент-Мер-Эглиза в западном направлении. 17 июня они вышли на западное побережье полуострова Котантен в районе Картере, отрезав этот полуостров от остальной территории Нормандии. В тот же день Гитлер отдал приказ немедленно приступить к дополнительной постановке мин и усилить гарнизон базы Шербур. Однако это уже не могло поправить положения. 27 июня американцы овладели Шербуром, а 1 июля полностью очистили полуостров Котантен от немецко-фашистских войск.

В первой половине июля союзники восстановили порт в Шербуре. Он стал играть существенную роль в снабжении войск во Франции, так как один из двух временных портов, сооруженных в первые дни операции на участках высадки, 19 июня был разрушен штормом, а второй получил повреждения.

Наступление англо-канадских войск, предпринятое 25 — 26 июня для захвата Кана, не достигло цели. Немцы оказали упорное сопротивление. Несмотря на массированные удары по противнику с воздуха и мощную артиллерийскую поддержку, войска 2-й английской армии продвинулись лишь незначительно к западу от Кана.

К концу июня плацдарм союзников в Нормандии достигал 100 км по фронту и от 20 до 40 км в глубину. Здесь находились силы 1-й американской и 2-й английской армий. Общая численность экспедиционных сил на плацдарме к 30 июня составляла свыше 875 тыс. человек. Для них было доставлено 148 803 транспортные машины и 570 505 тонн грузов. На плацдарме было оборудовано 23 аэродрома, на которые перебазировалась значительная часть тактической авиации.

Войскам союзников в конце июня противостояло 18 немецких дивизий, которые понесли довольно большие потери в предыдущих боях. Характеризуя положение в Нормандии, бывший начальник штаба группы армий “Б” генерал Г. Шпейдель писал, что в районе Байё в конце июня и в начале июля фланг германских войск оказался фактически открытым и что если бы союзники попытались осуществить прорыв на юг и юго-восток, то это имело бы решающее значение для хода борьбы и могло бы привести к крушению немецкого фронта. Тяжелое положение немецких войск обсуждалось на совещании в ставке ОКБ 29 июня 1944 г. Совещание пришло к выводу, что установить время нанесения контрудара невозможно, так как подход частей к плацдарму в Нормандии и доставку грузов в сложившейся обстановке нельзя спланировать. 1 июля командование “Запад” констатировало, что справиться с группировкой противника не удалось и не удастся.

Ставка ОКБ по-прежнему не решалась усилить свои войска в Нормандии за счет переброски соединений из Северо-Восточной Франции. В директиве верховного главного командования от 7 июля указывалось, что существует вероятность высадки второго десанта на фронте 15-й армии в зоне пролива Па-де-Кале. “Возможность наступательных операций наших войск с целью уничтожения противника на плацдарме, — подчеркивалось в директиве, — в настоящее время исключена. Необходимо ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника в глубь французской территории... Резервы, находящиеся в глубине обороны 15-й армии, пока не следует вводить”.

Главной причиной, не позволившей усилить войска вермахта на Западе, являлось начавшееся в июне грандиозное наступление Советских Вооруженных Сил в Белоруссии. Оно было предпринято в соответствии с договоренностью с союзниками. Гитлеровское командование не только не могло снимать соединения с советско-германского фронта, но вынуждено было перебрасывать туда дополнительные силы и средства. Известный американский дипломат, автор книги “Трансформация внешней политики США”, Ч. Болен подчеркивал, что Советское правительство точно придерживалось своего обещания. “Советы, — писал он, — честно выполнили свои обязательства в соответствии с договоренностью и начали свое наступление тогда, когда оно оказало реальную помощь союзникам”.

Не располагая возможностями для усиления войск на Западе и не решаясь на переброску сил с побережья пролива Па-де-Кале к плацдарму, гитлеровская ставка не смогла существенно усилить оборону в Нормандии. Она произвела лишь частичную перегруппировку сил и замену командования (2 июля Рундштедта заменил генерал-фельдмаршал Г. Клюге; командующим танковой группой “Запад” вместо генерала Г. Швеппенбурга был назначен генерал Г. Эбербах).

В течение июля войска 1-й американской армии, продолжая расширять плацдарм, продвинулись в южном направлении на 10 — 15 км и заняли город и узел дорог Сен-Ло. Основные усилия 2-й английской армии по-прежнему были направлены на захват города Кан, которому обе стороны придавали важное значение.

7 — 8 июля англичане предприняли наступление силами трех пехотных дивизий и трех бронебригад с целью захватить северо-западную часть Кана. Здесь им противостояла немецкая авиаполевая дивизия. Для подавления ее обороны и поддержки наступающих войск союзное командование привлекало не только тактическую, но и стратегическую авиацию (2200 бомбардировщиков). В артиллерийской подготовке участвовали крупные корабли военно-морского флота. Кроме того, Кан подвергся повторной бомбардировке союзной авиации. К исходу 9 июля английская пехота заняла совершенно разрушенную северо-западную часть города.

После передышки 18 июля англичане продолжили штурм города силами четырех пехотных и трех танковых дивизий. В авиационной подготовке атаки участвовало около 2 тыс. тяжелых передних бомбардировщиков.

Войска занимали квартал за кварталом, по мере того как авиация и артиллерия пробивали им путь. 21 июля они полностью овладели городом.

К 25 июля союзники вышли на рубеж южнее Сен-Ло, Комон, Кан. На этом Нормандская десантная операция завершилась.

Таким образом, в период с 6 июня по 24 июля американо-английскому командованию удалось осуществить высадку экспедиционных сил в Нормандии и занять плацдарм около 100 км по фронту и до 50 км в глубину. Размеры плацдарма были примерно в 2 раза меньше предусматривавшихся планом операции. Однако абсолютное господство союзников в воздухе и на море позволяло сосредоточить здесь большое количество сил и средств.

Высадка американо-английских экспедиционных сил в Нормандии, означавшая открытие второго фронта в Западной Европе, явилась самой крупной десантной операцией стратегического значения в ходе второй мировой войны. Союзники при подготовке и проведении ее умело решили многие сложные проблемы: достигли внезапности высадки и четкого взаимодействия сухопутных сил, авиации, военно-морского флота и воздушно-десантных войск; осуществили быструю переброску через Ла-Манш в Нормандию большого количества войск, боевой техники и различных грузов.

Успешному Проведению операции благоприятствовало грандиозное летнее наступление Советских Вооруженных Сил, которое вынудило немецко-фашистское командование бросить свои основные резервы на восточный фронт.

О трудностях и ограниченных возможностях немецких войск в период боевых действий в Нормандии свидетельствует, в частности, телеграмма Роммеля, направленная Гитлеру 15 июля 1944 г. В ней сообщалось, что за последние недели потери группы армий “Б” достигли 97 тыс. человек, а полученные подкрепления составили лишь 6 тыс.

Несмотря на все это, сроки, намеченные планом Нормандской операции, не были выдержаны и темпы наступления были низкими. Это объяснялось тем, что союзное командование действовало с исключительной осторожностью, стремясь методически, последовательно вытеснять противника. На некоторых участках гитлеровские войска оказывали упорное сопротивление.

Урон немецко-фашистских войск за период почти семинедельных боев составил 113 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными, 2117 танков и 345 самолетов. Союзники в период с 6 июня по 23 июля потеряли 122 тыс. человек (49 тыс. англичан и канадцев и около 73 тыс. американцев).

Союзное командование и экспедиционные силы в ходе операции приобрели боевой опыт, который они использовали в проведении последующих операций.