Вторая мировая война: обстановка на центральном участке советско-германского фронта и планы сторон к началу 1945 г

Сложившемуся к началу 1945 г. положению на центральном участке советско-германского фронта предшествовали выдающиеся победы Совет­ской Армии летом и осенью 1944 г. Разгромив стратегические группировки противника в Белоруссии и западных областях Украины, войска 1-го Бе­лорусского и 1-го Украинского фронтов вышли к реке Висла, захватили на ее левом берегу плацдармы в районах Магнушева, Пулавы и Сандомира и к середине января 1945 г. сосредоточили там мощные ударные группировки для дальнейшего наступления на центральном направлении и завершения освобождения Польши.

Гитлеровское командование придавало большое значение удержанию крупных промышленных районов Польши, особенно Силезского, Лодзинского, Познанского и Кельце-Радомского. Правители рейха не­однократно подчеркивали, что с их потерей Германия лишится возмож­ности продолжать войну Кроме того, через Польшу проходил крат­чайший путь к центру фашистской Германии, а Вислу гитлеровцы рас­сматривали как последний, наиболее выгодный естественный рубеж для организации обороны.

Все это заставляло командование вермахта проводить мероприятия по подготовке войск к отражению наступления Советской Армии в Польше. Наряду с совершенствованием позиций на Висле была развернута работа по созданию мощной, глубоко эшелони­рованной системы оборонительных рубежей. Их строительство велось быстрыми темпами, для чего привлекались инженерные войска, курсан­ты военных училищ, военнопленные и значительное количество мест­ного населения, которое сгонялось на работы в принудительном порядке.

К началу января гитлеровцы подготовили семь оборонительных рубежей, эшелонированных на глубину 300—500 км. Никогда еще в ходе второй мировой войны немецко-фашистское командование не создавало столь глубокой, насыщенной инженерными сооружениями обо­роны. Для повышения ее устойчивости, особенно в противотанко­вом отношении, широко использовались реки Висла, Бзура, Равка, Радомка, Нида, Пилица, Варта, Нотець, Обра, Одер и другие. В сис­тему оборонительных рубежей включались подготовленные к дли­тельной обороне многочисленные города, такие, как Модлин, Варшава, Радом, Кельце, Краков, Лодзь, Быдгощ, Познань, Шнейдемюль и другие, представлявшие мощные опорные пункты и узлы сопротивления. Плотным насыщением фортификационными сооружениями отличался вислинский рубеж. Расположенный вдоль левого берега Вислы, он был за­нят войсками на глубину до 30—70 км и имел густую сеть траншей, ходов сообщения, противотанковых рвов, проволочных и минных заграждений, блиндажей и огневых позиций. Особые надежды гитлеровское командо­вание возлагало на Померанский вал и Мезертцкий укрепленный район, подготовленные еще до войны вдоль польско-германской границы. До­статочно сильным являлся рубеж обороны по реке Одер, в систему которого входили модернизированные старинные крепости и мощные узлы обороны: Кюстрин, Франкфурт-на-Одере, Глогау, Бреслау, Ратибор и другие. Пред­полагалось, что в случае вынужденного оставления позиций на Висле от­ходившие войска и выдвигаемые резервы будут последовательно занимать следующие оборонительные рубежи. Такой метод ведения обороны дол­жен был по замыслу гитлеровского командования обескровить Советскую Армию и надолго затянуть войну.

В полосе от устья реки Западный Буг до города Ясло оборонялись 9-я, 4-я танковая и 17-я армии группы армий «А» под командованием генерала И. Гарпе. К 10 января в трех армиях и резерве группы армий «А» имелось 30 дивизий и 2 бригады, до 50 отдельных батальонов, находившихся в городах Польши. Всего группа армий насчитывала до 560 тыс. солдат и офицеров, около 5 тыс. орудий и минометов, 1220 танков и штурмовых орудий. Ее действия поддерживали 630 боевых самолетов 6-го воздушного флота. Противник стремился удержать оборонительный рубеж по Висле и предотвратить выход советских войск к границам Германии на центральном направлении. Основные усилия гитлеровцы сосредоточили против советских войск, находившихся на вислинских плацдармах. Почти все имевшиеся силы и средства были задействованы для обороны тактической зоны. В резерве группы армий «А» было 8 дивизий, из них 4 танковые и 2 моторизованные, последние были сосредоточены против вислинских плацдармов в районах Радома, Кельце, Хмельника.

Для укрепления дисциплины, поднятия боевого духа войск и повышения устойчивости обороны гитлеровцы наряду с идеологической обработкой применяли и репрессивные меры. Еще 23 сентября 1944 г. начальник штаба верховного главнокомандования фельдмаршал В. Кейтель утвердил «Мероприятия против явлений разложения в войсках». В этом документе требовалось «расстреливать солдат и офицеров любого ранга, проявивших на поле боя неустойчивость и трусость». Оперативную паузу в действиях сторон на центральном участке советско-германского фронта, установившуюся с осени 1944 г., геббельсовская пропаганда объясняла якобы отсутствием у Советской Армии сил для прорыва столь мощной обороны на Висле.

Восхвалением несокрушимости позиций на Висле, пропагандой временных успехов контрнаступления в Арденнах, запугиванием своих солдат возмездием за совершенные злодеяния на советской территории в сочетании с жестокими репрессивными мерами гитлеровским руководителям удалось поддержать в войсках слепое повиновение, готовность к фанатичному сопротивлению.

Подготовка советских войск к операции началась с осени 1944 г. Учитывая важность политических целей и стратегических задач, а также необходимость выполнения их в короткие сроки, Ставка Верховного Главнокомандования значительно усилила 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты людьми и боевой техникой. В октябре — декабре из резерва Ставки в их состав были переданы восемь общевойсковых и три танковые армии, пять авиационных корпусов, два артиллерийских корпуса, прорыва и большое количество отдельных артиллерийских, авиационных,танковых, самоходно-артиллерийских частей и соединений. К началу операции 1-й Белорусский фронт имел восемь общевойсковых армий, в том числе 1-ю армию Войска Польского, две танковые и воздушную армии, два танковых и два кавалерийских корпуса. В полосе фронта действовала смешанная польская авиационная дивизия. В 1-м Украинском фронте было восемь общевойсковых, две танковые и воздушная армии, три танковых, механизированный и кавалерийский корпуса. Проведенные мероприятия позволили более чем вдвое увеличить состав советских войск на Висле и добиться необходимого превосходства над противником.

Всего в составе двух фронтов было 2203,7 тыс. человек, 33,5 тыс. орудий и минометов, свыше 7 тыс. танков и САУ, 5 тыс. боевых самолетов. Сосредоточенная на центральном направлении группировка советских; войск обладала огромной ударной силой. Развернутая в 480-километровой полосе (22 процента протяженности советско-германского фронта), она включала около трети личного состава, артиллерии и минометов, а также самолетов, свыше половины танков и самоходно-артиллерийских установок действующей армии, что позволило успешно решать стоявшие перед фронтами задачи. Умелый выбор направления главного удара и смелое массирование крупных сил на нем еще раз подтвердили значительное превосходство стратегической мысли советского командования.

Еще 16 ноября 1944 г. в командование 1-м Белорусским фронтом всту­пил заместитель Верховною Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, выдающиеся полководческие и организаторские спо­собности которого проявились в достижении побед Советской Армии под Ленинградом и Москвой, Сталинградом и Курском, в операциях по ос­вобождению Украины и Белоруссии. Войсками 1-го Украинского фронта командовал Маршал Советского Союза И. С. Конев, незаурядное полко­водческое дарование которого особенно ярко раскрылось в операциях по освобождению Украины.

Мощное январское наступление войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на центральном направлении составило содержание Висло-Одерскон операции. Важную роль в ее успешном осуществлении играло наступление 2-го Белорусского севернее Сероцка и 4-го Украин­ского фронтов южнее Ясло.

Перед Советскими Вооруженными Силами были поставлены важные политические цели: завершить освобождение польского народа от фашистских поработителей и оказать ему братскую помощь в воссоединении всех исконно польских земель, для чего необходимо было разгромить основные силы группы армий «А» и обеспечить выгодные условия для завершающего удара по Берлину. Своим наступлением они должны бы­ли отвлечь часть немецко-фашистских войск с западного фронта и помочь союзникам, которые в результате контрнаступления противника в Ар­деннах и Вогезах оказались в тяжелом положении. Ставка Верховного Главнокомандования предусматривала нанести мощные удары войсками 1-го Белорусского фронта в направлении на Познань, а 1-го Украин­ского — на Бреслау, взломать оборону врага на всю глубину, рассечь его силы на отдельные группы и уничтожить их по частям.

По указанию Ставки Верховного Главнокомандования в конце октября — начале ноября 1944 г. фронты приступили к планированию наступления. Штаб 1-го Белорусского фронта под руководством генерала М. С. Малинина разработал план Варшавско-Познанской операции фрон­та. 26 ноября план операции был доложен Ставке, которая одобрила его.

Штаб 1-го Украинского фронта во главе с генералом В. Д. Соколовским разработал план Сандомирско-Силезской фронтовой операции. При его ут­верждении особое внимание обращалось на необходимость избежать затяж­ных боев в Верхне-Силезском промышленном районе, чтобы не допустить разрушений многочисленных фабрик, заводов и шахт. «На сохранность Силезского промышленного района, — вспоминает генерал С. М. Штеменко, — Сталин обращал особое внимание и специально говорил по этому вопросу с командующим 1-м Украинским фронтом И. С. Коневым».

В соответствии с общим замыслом операции 1-й Белорусский фронт должен был при выполнении ближайшей задачи разгромить варшавско- радомскую группировку противника и не позднее 11 — 12-го дня наступле­ния овладеть рубежом Петрувек, Жихлин, Лодзь (глубина 150—180 км). В дальнейшем ему предстояло развивать наступление в общем направле­нии на Познань. Войскам 1-го Украинского фронта во взаимодействии с 1-м Белорусским приказывалось разгромить кельце-радомскую группи­ровку врага и не позднее 10—11-го дня наступления овладеть рубежом Пётркув, Ченстохова, Бохня (глубина 120—150 км); в дальнейшем им надлежало наступать в общем направлении на Бреслау.

Командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Сою­за Г. К. Жуков решил прорвать вражескую оборону на трех направле­ниях. Главный удар намечалось нанести с магнушевского плацдарма в направлении на Кутно, Познань. 61-я, 5-я ударная и 8-я гвардейская армии должны были прорвать здесь оборону на 17-километровом участке, обеспечить ввод в сражение танковых армий и к 12-му дню наступления выйти на рубеж Люшин (30 км северо-восточнее Кутно), Жихлин, Згеж. Ввод в сражение 1-й гвардейской танковой армии планировалось осуще­ствить на второй, а 2-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардей­ского кавалерийского корпуса на третий день операции. Они предназнача­лись для развития успеха на главном направлении. Обеспечение ввода танковых армий возлагалось на 8-ю гвардейскую, 5-ю ударную и 16-ю воздушную армии. Для наращивания усилий главной группировки фрон­та предназначалась 3-я ударная армия, находившаяся во втором эшелоне фронта.

Второй удар намечалось нанести с пулавского плацдарма в направлении Радом, Лодзь. Оборону противника на участке 13 км прорывали 69-я и 33-я армии, усиленные соответственно 11-м и 9-м танковыми кор­пусами. На 12-й день операции 69-я армия должна была овладеть городом Лодзь и выйти на рубеж Згеж, Пабьянице. Основные силы 33-й армии после выхода ее в район Вежбица предназначались для наступления на Шидловец и разгрома островецко-опатувской группировки противника во взаимодействии с войсками правого крыла 1-го Украинского фронта. Для развития наступления 69-й и 33-й армий кроме танковых корпусов предусматривалось на третий день операции ввести в сражение 7-й гвар­дейский кавалерийский корпус — резерв фронта.



Уничтожение варшавской группировки противника возлагалось на три общевойсковые и одну танковую армии. 47-я армия получила задачу перейти в наступление на второй день операции, прорвать оборону про­тивника на 4-километровом участке севернее Варшавы, ликвидировать его плацдарм в междуречье Вислы и Западного Буга, форсировать Вислу юго-восточнее Модлина и развивать наступление на Лешно, в обход столицы Польши с северо-запада. Войска 61-й армии, наступавшие с маг­нушевского плацдарма в направлении Блоне, и 2-й гвардейской танковой армии, которые действовали на Сохачев, обходили Варшаву с юго-за­пада и запада. Задача непосредственного освобождения Варшавы по просьбе Временного правительства Польши была возложена на 1-ю армию Войска Польского. По решению командующего фронтом она переходила в наступление главными силами на четвертый день операции. К этому времени уже можно было определить результаты наступления севернее и южнее Варшавы, что в значительной мере облегчало выполнение зада­чи освобождения столицы с наименьшими потерями. Используя успех 61-й армии, 1-я армия Войска Польского должна была переправить свои основные силы на левый берег Вислы, развивать наступление вдоль реки на север, во взаимодействии с 47-й и 61-й армиями уничтожить варшав­скую группировку противника и освободить Варшаву. Остальными си­лами (двумя дивизиями) она продолжала оборонять рубеж на правом бе­регу Вислы. По мере продвижения главных сил 1-й армии Войска Поль­ского эти дивизии должны были, переправившись через реку, наступать на Варшаву.

По решению Ставки Верховного Главнокомандования в разгроме варшавской группировки противника 1-му Белорусскому фронту оказывал содействие 2-й Белорусский, которому ставилась задача частью сил левого крыла нанести удар в обход Модлина с запада и быть в готовности форсировать Вислу

Командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев решил нанести мощный удар с сандомирского плацдарма в направлении Хмельник, Радомско, а в дальнейшем на Бреслау. Прорыв обороны врага предусматривалось осуществить на одном участке шириною 39 км войсками 13, 52, 5-й гвардейской армий, а также частью сил 3-й гвардейской и 60-й армий. 3-я гвардейская армия усиливалась 25-м, а 5-я гвардейская армия — 4-м гвардейским п 31-м танковыми корпусами. Для развития наступления ударной группировки планировалось в первый же день операции ввести в сражение 4-ю и 3-ю гвардейскую танковые ар­мии с задачей к исходу третьего дня операции выйти на реку Пилица.

Обеспечение правого фланга ударной группировки фронта возлагалось на 3-ю гвардейскую и 6-ю армии. 3-я гвардейская армия получила задачу прорвать оборону на участке 2 км и наступать в направлении Шидловец, обходя с запада островецко-опатувскую группировку противника. 6-я армия на первом этапе операции должна была обороняться на правом крыле фронта в полосе шириною 94 км. В дальнейшем предусматривалось ее участие совместно с 3-й гвардейской армией в преследовании и унич­тожении островецко-опатувской группировки.

Для обеспечения главной ударной группировки фронта с юга предназначалась 60-я армия, которая, действуя в первом эшелоне фронта, имела задачу большей частью сил прорвать оборону противника на уча­стке шириною 3 км и наступать па Краков вдоль левого берега Вислы, а остальными силами оборонять полосу шириною 80 км южнее Ви­слы. 59-ю армию, входившую во второй эшелон фронта, намечалось вве­сти в сражение с рубежа реки Нида на второй день операции. Во взаимо­действии с 60-й армией и войсками 4-го Украинского фронта она должна была освободить Краков. Во втором эшелоне находилась и 21-я армия,, предназначавшаяся для развития наступления в направлении на Бреслау. В резерве оставались 1-й гвардейский кавалерийский и 7-й гвардейский механизированный корпуса.

Учитывая размах наступления, фронты имели глубокое оперативное построение с сильными первыми и вторыми эшелонами, резервами, а также мощными подвижными группами для развития успеха. Армии были по­строены в один, два и даже три эшелона, а некоторые из них располагали подвижными группами. Соединения и части обычно строили боевые по­рядки в два эшелона. Глубокое построение войск обеспечивало высокую пробивную силу при прорыве вражеской обороны, эшелонированной на большую глубину.

Основные силы фронтов сосредоточивались на направлениях главных ударов. В целом же на участках прорыва обоих фронтов, составлявших 15 процентов их полосы, было достигнуто решающее превосходство над врагом и созданы высокие оперативные плотности (230—250 орудий и минометов, 80 —115 танков и самоходно-артиллерийских установок, от 13 до 17 инженерных рот на 1 км фронта). Массирование сил и средств на направлениях главных ударов фронтов должно было способствовать стремительному развитию наступления танковых, механизированных и стрелковых соединений с целью упреждения врага в занятии подготов­ленных между Вислой и Одером рубежей. В то же время оба фронта вы­деляли силы и средства для окружения и уничтожения противника па стыке фронтов в ближайшей оперативной глубине, чем достигалось обеспе­чение флангов ударных группировок и тесное взаимодействие фронтов.

В ходе подготовки операции тщательно изучались противостоявшая вражеская группировка и характер инженерного оборудования ее обороны, осуществлялось доукомплектование частей и соединений людьми и боевой техникой, совершенствовалось боевое мастерство войск и штабов, проводилось инженерное оборудование плацдармов для развертывания на них ударных группировок фронтов, накапливались запасы материаль­ных средств. Особенно напряженная работа развернулась после полу­чения задач и утверждения Ставкой решений командующих фронта­ми. Полным ходом шла разработка планов боевого использования артил­лерии, танков, авиации, инженерных войск, осуществлялись крупные перегруппировки сил и средств и их сосредоточение на плацдармах. Наиболее тщательно планировались действия родов войск на период прорыва.

Большая работа проводилась по планированию боевого применения артиллерии. В планах артиллерийского обеспечения операции детально определялись ее задачи по каждому периоду наступления, решалась проблема массирования огня артиллерии на направлениях главных ударов фронтов и армий. План артиллерийской подготовки отличался про­стотой и был легко выполним.

В 1-м Белорусском фронте предусматривался 25-минутный огневой налет перед атакой передовых батальонов, а затем поддержка их одинар­ным огневым валом. Вслед за этим в наступление должны были перейти главные силы дивизий. Если передовые батальоны не достигнут наме­ченной цели, предполагалась 70-минутная артподготовка. В 1-м Украин­ском фронте она планировалась продолжительностью 107 минут. За 45 минут до ее окончания намечались действия взводов демонстрации ата­ки, а за 15 минут следовал последний огневой налет. Огневые налеты уве­личились по продолжительности и плотности огня, что делало их более мощными по физическому и моральному воздействию на противника. •Существенной особенностью графика артиллерийской подготовки 1-го Украинского фронта было наличие 7-минутного огневого налета, в кото­ром весь огонь обрушивался только на артиллерию, минометы и пункты управления. Это должно было нарушить управление и обеспечить надеж­ность подавления артиллерии противника. Поддержка атаки пехоты и тан­ков во фронтах планировалась двойным огневым валом на глубину до 3 км и сопровождением их последовательным сосредоточением огня на глу­бину главной полосы обороны. В последующем артиллерия должна была обеспечить огнем наступавшие войска на всю глубину операции. Зенит­ная артиллерия имела задачу прикрыть их на плацдармах, переправах через Вислу и в ходе наступления, для чего во фронтах имелось 3522 зе­нитных орудия.

В целом в обоих фронтах использование артиллерии было спланиро­вано в полном соответствии со сложившейся обстановкой и возросшими возможностями советских войск.

Ставка и командование фронтов, исходя из особенностей обороны противника между Вислой и Одером, придавали большое значение дости­жению высоких темпов наступления. В решении этой задачи основная роль отводилась бронетанковым и механизированным войскам. Для уси­ления войск на период прорыва вражеской обороны выделялись отдель­ные танковые и самоходно-артиллерийские полки и бригады, которые придавались стрелковым дивизиям для непосредственной поддержки пехоты. Выделение в двух фронтах более 2200 танков и самоходно-артиллерийских установок позволило создать на участках прорыва армий вы­сокие плотности танков непосредственной поддержки пехоты (в 1-м Укра­инском — 21, а в 1-м Белорусском — 25 единиц на 1 км участка проры­ва). В связи с увеличением количества танков непосредственной под­держки пехоты и возросшим мастерством командиров стрелковых под­разделений танки и самоходно-артиллерийские установки придавались стрелковым батальонам поротно (побатарейно), аза стрелковыми взводами закреплялись отдельные танки. Такое использование обеспечивало тесное взаимодействие пехоты и танков на период прорыва вражеской обо­роны.

Имевшиеся во фронтах четыре танковые армии и пять отдельных тан­ковых корпусов намечалось использовать в качестве подвижных групп фронтов и общевойсковых армий. Они составляли мощный танковый эшелон, что обеспечивало нанесение сильных ударов по противнику и развитие стремительного наступления с целью преодоления с ходу его оборонительных рубежей в оперативной глубине. Танковые корпуса обоих фронтов и танковые армии 1-го Украинского фронта должны были вводиться в сражение после прорыва главной полосы вражеской обороны, а танковые армии 1-го Белорусского фронта — после прорыва всей так­тической зоны обороны.

В решение задач операции важный вклад предстояло внести авиации. Практика показала, что без надежного авиационного обеспечения действий наземных войск, без удержания господства в воздухе трудно рассчитывать на крупный успех в наступлении. В соответствии с решени­ями командующих фронтами 16-я и 2-я воздушные армии прикрывали сосредоточение ударных группировок на плацдармах и вели авиацион­ную разведку на всю глубину обороны противника. С началом наступления воздушные армии массированными ударами штурмовой и бомбардирово­чной авиации должны были содействовать наземным войскам в прорыве вражеской обороны. Значительные силы авиации предназначались для обеспечения ввода в прорыв танковых армий и корпусов, поддержки их действий в оперативной глубине, а также для разгрома подходивших резервов и отступавших войск противника

В разработанных штабами воздушных армий планах боевого применения авиации особенно детально определялись действия ее на период подготовки и в первые два-три дня наступления. На участках прорыва обороны планировалось провести авиационную подготовку атаки сила­ми бомбардировочной и штурмовой авиации. За два часа до начала нас­тупления предусматривалось нанесение ударов по командным и наблю­дательным пунктам, а также узлам связи противника с целью нарушения управления войсками. После этого усилия авиации переключались на поддержку и прикрытие войск при прорыве ими тактической зоны, обес­печение ввода в сражение танковых армий, сопровождение и поддержку войск при действиях в оперативной глубине. С развитием наступления авиация должна была прежде всего обеспечивать действия подвижных групп фронтов и армий. Для успешного выполнения задач воздушные армии были усилены за счет резерва Ставки. Если на 30 октября 1944 г. в 16-й воздушной армии имелось 1236 самолетов, то к 10 января 1945 г. ее состав был доведен до 2459 боевых машин. Количество самолетов во 2-й воздушной армии за то же время увеличилось с 1534 до 2588. Важная роль в предстоявшей операции отводилась инженерным войскам. В период подготовки они проделали огромную работу по стро­ительству дорог и колонных путей, оборудованию переправ через Вислу и исходных районов на плацдармах. Для отражения возможных контр­ударов и контратак врага в армиях, соединениях и частях создавались сильные подвижные отряды заграждения. В целях организации непре­рывного управления командные и наблюдательные пункты были макси­мально приближены к войскам. Связисты обеспечили надежную радио- , телефонную и хелеграфную связь.

Ввиду того что фронтам предстояло нанести главные удары с плацдармов, возникли большие трудности в достижении внезапности. Маршал Советского Союза И. С. Конев отмечал: «Кому не ясно, что если одна сторона захватила такой большой плацдарм да еще на такой крупной реке, как Висла, то отсюда следует ждать нового мощного удара... Так что место нашего будущего прорыва для противника не было секретом».

В сложившихся условиях штабы фронтов обращали особое внимание на необходимость скрыть замысел операции, количество привлекаемых сил и средств, ввести противника в заблуждение относительно времени перехода в наступление путем применения новых способов осуществле­ния прорыва. Проводились мероприятия по оперативной маскировке войск в подготовительный период.

Сосредоточение войск в исходных районах и вывод их на плацдармы, перегруппировка частей и соединений, занятие ими исходного положения, все работы по инженерному оборудованию плацдармов проводились только ночью при строгом соблюдении правил маскировки. Смена частей, оборонявших передний край в подготовительный период, была осуществ­лена лишь за день до наступления.

Большое внимание уделялось борьбе с вражеской агентурной разведкой, которая пыталась любой ценой вскрыть группировку войск и опре­делить замысел советского командования. Так, в январе только «Абвер-команда-202» перебросила за линию фронта свыше 100 диверсионно-раз­ведывательных групп. В основном их ликвидацией зашшались войска НКВД, вся деятельность которых проходила в соответствии с указаниями военных советов фронтов. Они поддерживали тесную связь с местными партийными и демократическими организациями, помогавшими разобла­чать врага и его агентуру.

В период подготовки усиленно велась разведка противника. Ши­роко применялись ночные поиски, засады, наблюдение, подслушива­ние, разведка боем. Разведка оперативной и стратегической глубины осуществлялась авиацией и агентурой. В результате оборона противника была вскрыта на всю глубину — от Вислы до Одера. Особенно детально изучалась тактическая зона обороны. Чтобы исключить проведение артил­лерийской и авиационной подготовки по оставленным или слабо защищен­ным позициям противника, командующие фронтами решили перед атакой главных сил осуществить разведку боем передовыми батальонами. Если ранее она проводилась обычно за день до начала операции, то теперь предполагалось провести ее в день наступления, что должно было спо­собствовать достижению внезапности удара главных сил.

Благодаря предпринятым мерам советскому командованию удалось скрыть замысел операции, количество привлекаемых сил и средств, сроки перехода фронтов в наступление. Так, германская разведка определила состав 1-го Белорусского фронта в 31 вместо имевшихся 68 дивизий. На совещании в ставке 24 декабря 1944 г. Гитлер утверждал, что с рубежа Вислы русские не собираются переходить в серьезное наступление. Его поддерживал и Гиммлер, который 9 января 1945 г. заявил: «...я не верю, что русские будут вообще наступать». Подобные предположения о со­ставе 1-го Белорусского фропта и возможных действиях Советской Армии с рубежа Вислы за три дня до перехода в наступление свидетельствуют о степени эффективности дезинформационных мероприятий, проведенных в войсках 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов.

Исходя из характера задач, поставленных перед органами тыла, кото­рыми руководили генералы Н, А. Антипенко (1-й Белорусский фронт) и Н. П. Анисимов (1-й Украинский фронт), а также учета особенностей обстановки во фронтах были тщательно разработаны планы обеспечения войск в ходе предстоявшего наступления. Предусматривалось создание крупных запасов материальных средств, максимальное приближение ты­ловых учреждений к войскам. Одной из первоочередных задач органов тыла являлось восстановление железных и автомобильных дорог, уве­личение пропускной способности, строительство новых дорог, органи­зация их бесперебойного обслуживания. К январю 1945 г. железнодо­рожные пути восточнее Вислы были восстановлены. В тыловом районе 1-го Украинского фронта их протяженность достигла 1200 км. На тер­ритории Польши в обслуживании стальных магистралей участвовали польские железнодорожники. В восстановлении железных и шоссейных дорог, мостов, линий связи значительную помощь оказывало польское население. В освобожденных районах Жешувского воеводства на различных объектах в течение трех месяцев работали 60 тыс. человек и было использовано более 20 тыс. лошадей.

К началу 1945 г. сеть фронтовых и армейских военно-автомобильных дорог в тылу обоих фронтов достигала 2 тыс. км. Только дорожными вой­сками 1-го Белорусского фронта было восстановлено и построено 562 моста, усилено и отремонтировано 626 мостов. Большая работа проводилась ио ремонту автотранспорта. К началу операции было отремонтировано до 57,4 тыс. автомобилей, автопарк обоих фронтов на 1 января 1945 г. стал насчитывать свыше 131 тыс. автомобилей и был способен выполнить возложенные на него задачи.

В результате напряженной работы войск и органов тыла фронтов ио восста новлению железных и автомобильных дорог, а также организа­ции бесперебойной работы транспорта были доставлены установленные планом операции запасы материальных средств. В ходе подготовки операции по железным дорогам было подвезено 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам 133,1 тыс. вагонов с войсками и материальными средствами. За весь подготовительный период внутрифронтовые и внутриармейские перевозки автомобильным транспортом составили бо­лее 1068,2 тыс. тонн. Это позволило к началу операции иметь во фронтах 3—4 боекомплекта боеприпасов, 4—5 заправок автобензина и дизель­ного топлива, 9—14 заправок авиационного бензина.

При решении вопроса эшелонирования запасов материальных средств учитывались трудности транспортировки их через Вислу в полосе 1-го Бе­лорусского фронта. На магнушевском и пулавском плацдармах непо­средственно на огневых позициях артиллерии было сосредоточено 2,5 бое­комплекта боеприпасов, а также значительное количество продовольст­вия, горючего и других материальных средств. Созданные во фронтах запасы полностью обеспечивали потребности войск.

Тщательно готовились медицинские учреждения к работе в ходе наступления. В составе обоих фронтов имелось 89 фронтовых и 297 армейских полевых госпиталей на 144 тыс. коек, 179 фронтовых и 42 армей­ских эвакуационных госпиталя на 128 тыс. коек. К началу наступле­ния ранеными и больными было занято 58,2 тыс. коек. Значительная часть фронтовых и армейских госпиталей, а также все медсанбаты диви­зий находились в готовности к движению за наступавшими войсками. Для маневра госпиталями в ходе операции создавался их резерв, а для своевременной эвакуации раненых и больных фронты и армии имели 107 самолетов, 35 санитарных поездов, 40 летучек, 1283 автомашины и другие санитарно-транспортные средства.

Медицинское обеспечение было спланировано с учетом особенностей операции. Выдвижение госпиталей первой линии на плацдармы позво­ляло с первого дня наступления держать большинство медсанбатов в го­товности для движения за войсками. Создание значительного резерва гос­питалей, планируемое их выдвижение за войсками и последовательное развертывание в ходе военных действий давали возможность своевремен­но разгружать медсанбаты дивизий и сокращать сроки пребывания ране­ных в пути. Намеченный во фронтах и армиях маневр госпиталями соответствовал предусматриваемым темпам наступления.

Охрана тыла и коммуникаций фронтов и армий возлагалась в основном на войска НКВД, от которых требовались высокая бдительность, мобильность и оперативность, инициатива и находчивость, умение вести борьбу как с остатками разгромленных группировок вермахта, так и с подпольными фашистскими организациями, буржуазно-националисти­ческими бандами, вражеской агентурой.

Действия советских воинов за пределами Родины обусловливалиодну из особенностей партийно-политической работы. Приходилось учитывать тот факт, что операция готовилась на территории Польши, где была еще сильна идеология буржуазного общества, а население в течение пяти лет подвергалось усиленному воздействию фашистской про­паганды, которая стремилась опорочить советский государственный строй, разжечь национальную вражду к народам Советского Союза. Среди мо­лодых воинов было немало призванных из освобожденных западных обла­стей СССР. В связи с этим перед военными советами и политорганами фронтов и армий встали новые задачи, связанные с необходимостью уси­ления партийно-политической работы в войсках. Руководствуясь требова­ниями директивы Главного политического управления «О воспитательной работе с призванными из освобожденных районов западных областей УССР», партийно-политический аппарат фронтов и армий знакомил моло­дых бойцов с жизнью советских людей, разъяснял им положения Конститу­ции СССР, сущность советского общественного и государственного строя, политику Коммунистической партии и Советского правительства. В центре* внимания оставалось воспитание молодого пополнения в духе единства народов СССР и их воинов, верности воинской присяге. Для успешного их решения политорганами был проведен ряд мероприятий по укреплению партийных и комсомольских организаций. К началу операции почти во всех рогах и батареях и равных им подразделениях были восстановлены низо­вые партийные и комсомольские организации. На 1 января 1945 г. в вой­сках 1-го Белорусского фронта насчитывалось около 180 тыс. членов партии, 83,6 тыс. кандидатов в члены партии и свыше 186 тыс. членов BЛKCM, а в 1-м Украинском — 166,2 тыс. членов партии, 80,2 тыс. кандидатов в члены партии и 180,6 тыс. членов ВЛКСМ. Усиление пар­тийного влияния в войсках способствовало повышению воинского ма­стерства солдат и офицеров, укреплению дисциплины и боеспособности частей и соединений, поднятию политико-морального состояния воинов и созданию высокого наступательного порыва.

Особое внимание политорганов обращалось на разъяснение преимуществ советского социалистического строя перед капиталистическим. Читались лекции, доклады, проводились беседы о могуществе СССР и его Вооруженных Сил, вечера воспоминаний воинов о родном крае, демонстрировались кинофильмы. В газетах ежедневно публиковались материалы о работе советского тыла, о жизни страны. Своевременная до­ставка газет и писем способствовала поднятию морального духа воинов.

Воспитание беззаветной любви к Родине было тесно связано с воспитанием жгучей ненависти к врагу. На митингах, состоявшихся после осмотра лагеря смерти в Майданеке и других фашистских концлагерей, воины поклялись отомстить гитлеровским захватчикам за все их чудовищ­ные злодеяния.

Значительное место в работе политорганов занимали вопросы обеспе­чения боевой подготовки войск, широко обсуждавшиеся на партийных и комсомольских собраниях. Закаленные в боях ветераны оказывали всестороннюю помощь молодым воинам в изучении оружия, освоении тактических приемов наступательного боя. В повышении боевого мастерст­ва солдат и офицеров большую роль сыграли памятки и листовки, выпу­скавшиеся политуправлениями фронтов и политотделами объединений. В них доходчиво излагались важнейшие положения общевойскового боя, тактико-технические данные различных видов оружия, способы ор­ганизации взаимодействия. Листовки призывали советских воинов к бдительности, организованности, гуманному отношению к местному населению.

В связи с тем что в состав фронтов прибыло большое количество боевой техники и новых соединений различных родов войск, штабы и политорганы особенно внимательно отнеслись к координации действий. В ноябре 1944 г. член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал К. Ф. Телегин и начальник политуправления генерал С. Ф. Галаджев провели совещание начальников политотделов и заместителей командиров по политической части всех частей и соединений по воп­росу о задачах политорганов в организации взаимодействия войск в пред­стоявшей операции. В решении этой задачи многое было достигнуто при проведении во фронтах и армиях командно-штабных и тактических учений на картах и на местности, встречах и совместных занятиях пред­ставителей всех родов войск и авиации.

Для укрепления боевого содружества советских воинов с солдатами 1-й армии Войска Польского организовывались совместные митинги и соб­рания, посвященные подготовке наступления, преобразованию Польского комитета национального освобождения во Временное правительство Польши, открытию памятников павшим советским и польским воинам. 3 января Президиум Верховного Совета СССР за боевые заслуги при осво­бождении пригорода Варшавы — Праги наградил 1-ю польскую пехотную дивизию имени Т. Костюшко орденом Красного Знамени. 9 января диви­зию посетили президент Крайовой Рады Народовой Б. Берут, главноко­мандующий Войском Польским генерал М. Роля-Жимерский, командую­щий армией генерал С. Г. Поплавский и заместитель командующего по по­литической части подполковник П. Ярошевич. На состоявшемся митинге они призвали воинов с честью выполнить поставленную перед ними за­дачу в тесном содружестве с советскими войсками освободить Варшаву и изгнать гитлеровцев со всей территории Польши.

Накануне наступления в дивизиях 1-й армии Войска Польского было зачитано обращение командования армии, в котором говорилось: «Солдаты! Вы идете на священный бой за освобождение родины. Перед вами немецкие окопы. За ними лес виселиц, на которых фашисты вешают поляков. Там льются кровь и слезы... Тысячи наших соотечественников стонут в гитлеровской неволе. Они ждут освобождения, ждут нашей победы...

В боевом союзе с советскими воинами мы идем дорогой победы, мы завоюем ее ценой своей крови... Нас зовет отчизна, нас зовут братья-поляки!

В бой, солдаты Свободы!»

Одной из важнейших задач в деятельности военных советов и политорганов фронтов и армий было разъяснение местному населению политики Советского правительства по отношению к Польше, ознакомление с тру­довой жизнью и героической борьбой СССР, укрепление братской дружбы между советским и польским народами, раскрытие общности их интересов в разгроме фашистской Германии в кратчайшие сроки, а также разобла­чение человеконенавистнической идеологии фашизма. Военные советы фронтов и армий продолжали активно проводить в жизнь требования директивы Главного политического управления, в которой указывалось: «Перестроить содержание партийно-политической и всей воспитательной работы применительно к новой обстановке, в которой находятся войска фронта». От политорганов требовалось продолжать разъяснение докумен­тов Советского правительства о цели вступления советских войск на терри­торию европейских государств. В решении этих задач значительную роль сыграли газеты, издававшиеся на польском языке политуправлениями 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, — «Вольность» и «Нове жице». Созданные при военных советах фронтов и армий оперативные группы проводили разъяснительную работу среди польского населения, демонстрировали советские кинофильмы, в крупные города направлялись специальные группы политработников. Широко практиковались встречи членов военных советов, командиров и политработников с рабочими, ин­теллигенцией, представителями местных органов власти, которые способ­ствовали широкому разъяснению освободительной миссии Советских Во­оруженных Сил, укреплению боевой дружбы советского и польского на­родов, мобилизации поляков на оказание помощи Войску Польскому и Советской Армии.

Большую роль сыграли советские военные комендатуры, создававшиеся на освобожденных польских землях. Они поддерживали тесную связь с местными органами власти и оказывали им помощь в налажи­вании хозяйственной деятельности, проведении культурно-просветитель­ной работы среди населения, в ликвидации очагов контрреволюцион­ного подполья.

Накануне наступления в подразделениях состоялись партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждался вопрос об авангардной роли коммунистов и комсомольцев в предстоявшей операции. Непосредст­венно перед атакой во многих частях обоих фронтов на передний край были вынесены боевые знамена, зачитаны обращения военных советов фронтов к солдатам и офицерам, в которых разъяснялись политическое значение освободительной миссии, истоки силы и могущества Совет­ских Вооруженных Сил. Так, в обращении Военного совета 1-го Белорус­ского фронта говорилось:

«Мы сильнее врага. Наши пушки, самолеты и танки лучше немец­ких, и их у нас больше, чем у врага. Эту первоклассную технику дал нам наш народ, который своим героическим трудом обеспечивает наши победы.

Мы сильнее врага, так как бьемся за правое дело против рабства и угнетения. Нас воспитывает, организует и вдохновляет на подвиги наша партия... Наша цель ясна. Дни гитлеровской Германии сочтены. Ключи победы в наших руках.

...Да здравствует победа!»

В итоге напряженной работы командования и военных советов фронтов и армий, политорганов, партийных и комсомольских организаций на­ступление было тщательно спланировано и подготовлено, а воины преис­полнены решимости выполнить боевую задачу. Глубокое понимание ими ис­торического значения предстоявших сражений по завершению освобожде­ния Польши являлось залогом успешного наступления советских войск.