Вторая мировая война: перестройка экономики США и Великобритании на военный лад

Соединенные Штаты Америки обладали огромным военно-экономическим потенциалом. Стоимость валовой продукции страны в 1942 г. достигла 159,1 млрд., а национальный доход — 137,7 млрд. долларов. В США добывалось 583 млн. тонн угля, 105,5 млн. тонн железной руды, около 200 млн. тонн нефти; выплавлялось 80 млн. тонн стали, 54,5 млн. тонн чугуна; производилось 56,6 млн. тонн проката; вырабатывалось 233,1 млрд. квт-ч электроэнергии; выпускалось 307 тыс. станков.

В послании конгрессу США от 6 января 1942 г. президент Ф. Рузвельт выдвинул «Программу победы», предусматривавшую производство в 1942 г. 60 тыс. самолетов, 45 тыс. танков, торговых судов общим тоннажем 8 млн. тонн, 20 тыс. зенитных орудий. Но несмотря на мощную военно-промышленную базу, в условиях капиталистической системы выполнить эту программу не удалось («Программа победы» была выполнена лишь по торговым судам).

Перевод экономики Соединенных Штатов Америки на военные рельсы в основном был завершен к концу 1942 г. В мае индекс промышленного производства составлял 191 (1935 — 1939 гг. — 100), в четвертом квартале — 219. Высокие темпы развития промышленности были обусловлены нуждами военной экономики США и потребностями оказания помощи странам антифашистской коалиции. В них были заинтересованы и крупные монополии, получавшие огромные прибыли.

Большинство расходов по финансированию военной промышленности взяло на себя государство. Покрывались они в значительной мере за счет налогоплательщиков, эксплуатации трудящихся, а также государственных займов. С помощью огромных субсидий и выгодных контрактов правительство сделало военный бизнес чрезвычайно доходной статьей и тем самым обеспечило переключение большого числа предприятий на выпуск вооружения и боевой техники. Например, из 100 корпораций, получивших наибольшее количество заказов, 5 самых крупных увеличили прибыль (до вычета налогов) в 1942 г. в 100 с лишним раз по сравнению со средним уровнем 1936 — 1939 гг.; прибыли других 34 корпораций возросли в 10 и более раз. Всего же американские корпорации в 1942 г. получили 20,9 млрд. долларов (в 1940 г. — 9,3 млрд.) прибылей до вычета налогов и 9,4 млрд. (в 1940 г. — 6,5 млрд.) после их вычета.

Перестройка экономики потребовала расширения органов военно-государственного регулирования и контроля. Ведущее место среди них заняло созданное в январе 1942 г. управление военного производства. Органы военно-государственного регулирования хозяйства возглавляли представители крупнейших монополий Форда, Рокфеллера и Моргана, ведавших автомобильной и нефтяной промышленностью и в первую очередь наживавшихся на военных заказах. Администрацией ленд-лиза руководил вице-президент компании «Дженерал моторе» и председатель правления «Юнайтед Стейтс стил корпорейшн» Э. Стеттиниус; администрацией внешней экономики — председатель «Стандард гэс энд электрик компани» Л. Кроули. К середине 1942 г. управление военного производства, издавшее к тому времени более 250 различного рода запретительных предписаний, добилось прекращения выпуска основных потребительских товаров длительного пользования и перевода соответствующих отраслей на изготовление продукции для нужд войны. К концу 1942 г. 55 процентов промышленной продукции США шло на нужды войны по сравнению с 22 процентами в 1941 г.

Стремление рабочих внести свой вклад в разгром фашизма и относительно высокая заработная плата на предприятиях военной промышленности способствовали переходу туда значительного количества рабочих из гражданских отраслей производства. Число рабочих увеличилось и за счет безработных, женщин и подростков. Весной 1942 г. в военной промышленности было занято 7 — 9 млн. человек, летом — более 12 млн., а осенью — 15 млн. человек.

В отличие от других стран — участниц войны, где большой процент работоспособного населения был мобилизован в вооруженные силы, США не испытывали серьезного недостатка в рабочей силе. Ее не хватало [54] лишь в новых промышленных центрах. Ощущалась также потребность в квалифицированных кадрах. Поэтому появилась необходимость более рационально распределять рабочих между различными отраслями промышленности. Для выполнения этой функции в апреле 1942 г. была создана специальная военная комиссия по людским ресурсам, которая испытывала в своей работе серьезные трудности, связанные с капиталистической системой производства.

Острый недостаток цветных и редких металлов вынудил правительство Рузвельта принять ряд мер для расширения их производства. Была увеличена закупка недостающих материалов за границей; значительные субсидии предоставлялись на разработку руд в нерентабельных рудниках. Особое внимание обращалось на добычу руд, содержавших медь, цинк и свинец. Кроме того, стали широко применяться заменители — пластмассы или менее дефицитные металлы.

Захват Японией Индонезии и Малайи лишил США основного источника поступления натурального каучука. Поэтому было ускорено создание новой отрасли промышленности по производству синтетического каучука. Быстро налаживался процесс получения высокооктанового бензина.

Закупка сырья и распределение его между США и Англией координировались объединенным советом по сырью. Фактически эти страны поделили между собой все доступные им рынки мира, извлекая оттуда огромные прибыли. Под контролем США оказались сырьевые источники в основном в Западном полушарии, под контролем Англии — в Восточном; Африка считалась зоной совместной деятельности. С конца 1942 г. в распоряжение объединенного совета стало поступать сырье из французских и бельгийских колоний в Африке. США скупали всю медь в Бельгийском Конго, ставшем также одним из основных поставщиков кобальта, олова, каучука, урановой руды и промышленных алмазов. Большая часть сырья закупалась Соединенными Штатами в странах Центральной и Южной Америки и в Канаде. Импорт его контролировался правительством США, а к концу 1942 г. монополия государства была распространена на ввоз 150 различных материалов.

Управление экономической войны, созданное еще в июле 1941 г., производило так называемые устраняющие закупки в других странах не только необходимого для США сырья, но и тех материалов, которые могли бы приобрести Германия и Япония. Приобретенное по чрезвычайно высоким ценам сырье затем продавалось частным американским компаниям по стоимости, которая была иногда в 20 раз ниже закупочной. Экономическая война в нейтральных странах сопровождалась составлением «черных списков» торговавших со странами оси фирм с последующим их бойкотом союзниками.

Проблема обеспечения сырьем была настолько острой, что с весны 1942 г. наиболее дефицитные материалы поступали только в распоряжение управления военного производства и распределялись непосредственно им. Тысячи мелких и средних предприятий, не связанных с военной экономикой, разорялись, что отразилось прежде всего на положении трудящихся. В то же время это содействовало концентрации производства и сосредоточению огромного числа рабочих на предприятиях-гигантах.

На 1942 год приходится большая часть нового военно-промышленного строительства. В мае индекс его поднялся до 193 (ноябрь 1941 г. — 100), в августе — до 280, а затем стал падать. В 1942 г. развернулось строительство 2598 предприятий оборонного значения стоимостью 15,2 млрд. долларов. Более половины этой программы было реализовано в том же году. Расширились самолетостроение, судостроение, производство алюминия, магния, синтетического каучука и взрывчатых веществ; создавалась атомная промышленность. Большую роль сыграло государство в расширении промышленности черной и цветной металлургии. Оно установило контроль над производством и распределением всего оборудования, особенно станков, а также за передвижением грузов по железным дорогам.

Строительство новых промышленных объектов осуществляли частнокапиталистические корпорации по контрактам, заключенным ими с правительственными организациями на чрезвычайно выгодных для себя условиях. Построенные предприятия передавались в аренду этим же корпорациям с правом их приобретения после войны. Широко применялся также закон 1940 г. об ускоренной амортизации, дававший право полной амортизации производства в течение пяти лет вместо двадцати.

Огромное значение приобретало строительство торгового флота. Для выполнения намеченной президентом программы постройки судов проводилась их максимальная стандартизация и осуществлялась широкая кооперация. В качестве типового судна избрали «Либерти» тоннажем 10,5 тыс. тонн и скоростью 11 узлов. Поточное производство позволило сократить сроки ввода в строй судов этого типа в среднем с 355 дней в 1941 г. до 56 дней в конце 1942 г., а в рекордных случаях — до 14 дней. В результате в 1942 г. удалось построить 597 судов типа «Либерти» и 62 танкера. В последние три месяца года количество построенных судов впервые превысило потери тоннажа, за исключением танкеров. И хотя к концу 1942 г. США имели громадный торговый флот грузоподъемностью 16,8 млн. тонн, все же недостаток морского транспорта еще ощущался.

Значительных успехов достигли США и в строительстве военно-морского флота. В 1942 г. в строй вступило 128 боевых кораблей (4 линкора, 1 авианосец, 8 крейсеров, 81 эсминец, 34 подводные лодки), 6902 десантных и более тысячи небольших судов; 13 судов различного типа были переоборудованы в эскортные авианосцы. Военно-морской флот США являлся самым мощным в мире.

Большое внимание уделялось самолетостроению. В 1942 г. выпуск самолетов увеличился в 2,5 раза по сравнению с 1941 г. Было произведено 24 864 боевых самолета (12 627 бомбардировщиков, 10 769 истребителей, 1468 разведчиков), а также 1984 транспортных, 3174 самолета связи и 17 814 учебных самолетов. Однако выполнить программу, предусматривавшую постройку 60 тыс. самолетов, не удалось. Не была выполнена и программа производства танков и орудий: вместо предусмотренных 45 тыс. машин было выпущено 13 тыс. средних и 11 тыс. легких танков; вместо 20 тыс. зенитных орудий произведено 14,4. В 16 раз возрос выпуск снарядов, в 12 раз — пулеметов и в 5,3 раза — противотанковых орудий. Производство основных видов боевой техники и вооружения в США в 1941 — 1942 гг.



К концу 1942 г. производство вооружения в США возросло по сравнению с ноябрем 1941 г. почти в 4,5 раза. В 1942 г. военная программа в ее стоимостном выражении составила 58,7 млрд. долларов (31 процент от всего производства товаров и услуг) по сравнению с 16,5 млрд. долларов (9 процентов) в 1941 г.

Восьмая часть всей военной программы США приходилась на ленд-лиз, составлявший в 1942 г. 7 млрд. долларов, а за период с мая по ноябрь—4,52 млрд. долларов. При этом вооружение составляло 46,7 процента, промышленные материалы и товары — 20,9 процента, продукты питания и другая сельскохозяйственная продукция — 12,8 процента, услуги (транспортировка, погрузка и другие) — 19,6 процента всего ленд-лиза.

С 1942 г. Соединенные Штаты стали получать из стран Британской империи по так называемому обратному ленд-лизу дефицитное стратегическое сырье — хром, медь, промышленные алмазы, натуральный каучук, продовольствие для вооруженных сил, находившихся на территории союзных стран, и т. д.

К концу 1942 г. ленд-лиз был распространен на 36 стран. Большую часть получали Англия и другие страны Британской империи, в то время как СССР — всего 19,3 процента. Всего в 1942 г. США направили в СССР вооружения, стратегического сырья, продовольствия и оборудования общей стоимостью 1351,9 млн. долларов. В СССР было отправлено 2505 самолетов, 3023 танка, 78 964 единицы мототранспорта. 12 процентов общего количества техники и материалов не дошли до пунктов выгрузки из-за действий вражеских подводных лодок и авиации. Из 2505 самолетов, посланных в 1942 г. в Советский Союз, было доставлено лишь 1550 — 1650. Аналогичная картина наблюдалась с доставкой танков и мототранспорта. Данные о поставках США по ленд-лизу союзникам в 1941 — 1942 гг.

Помощь союзников по ленд-лизу сыграла определенную положительную роль в оснащении Советской Армии вооружением и боевой техникой.

Однако в тяжелое для Советского государства время поставки оружия и боевой техники союзниками по Первому и Второму протоколам не выполнялись, что признает и официальная американская историография.

Американское командование упорно добивалось сокращения поставок СССР по ленд-лизу, используя предлог о необходимости готовиться к открытию второго фронта в Европе, а впоследствии к высадке в Северной Африке. В частности, в ходе переговоров Молотова с Рузвельтом генерал Маршалл и адмирал Кинг настаивали на сокращении поставок Советскому Союзу по ленд-лизу почти вдвое.

В книге Дж. Херринга «Помощь России, 1941 — 1946» отмечается: «В самые критические дни Сталинграда Соединенные Штаты значительно отставали в выполнении своих обязательств по протоколу. К концу ноября было поставлено лишь 840 тыс. тонн грузов вместо запланированных 1 608 тыс. тонн. ...Несмотря на то что США могли восполнить важные пробелы советского производства и американская помощь, несомненно, оказывала русским психологическую поддержку в 1941 г., военное снаряжение по ленд-лизу сыграло лишь небольшую роль в советских операциях в период Сталинграда».

Даже бывший президент США Г. Гувер, не питавший симпатий к Советскому Союзу, признавал, что СССР «остановил немцев еще до того, как получил военные материалы по ленд-лизу». Р. Лукас на основе официальных документов убедительно показывает, что основные поставки самолетов в СССР были произведены после Сталинградской битвы, а не в то время, когда они были особенно нужны.

Реальный вклад США в борьбу народов Объединенных наций с фашизмом был значительно меньше их военно-экономических возможностей. Это отмечали многие государственные деятели страны. Ближайший помощник президента Г. Гопкинс писал Черчиллю: «Признаюсь, что я несколько обескуражен тем, что наше участие в войне не соответствует нашей военной мощи».

Рабочий класс, являвшийся наиболее последовательной антифашистской силой американского общества, требовал активизировать борьбу против фашизма. Проявляя высокое чувство ответственности за ускорение темпов и увеличение выпуска продукции, рабочие содействовали расширению военного производства и мобилизации ресурсов страны на нужды войны, укреплению сотрудничества стран Объединенных наций, в том числе американского и советского народов. Рабочий класс выступал за единство действий всех антифашистских сил страны, и прежде всего за сплочение рабочих своей страны. Важную роль в решении этой задачи должен был сыграть созданный в январе 1942 г. Объединенный комитет Американской федерации труда (АФТ) и Конгресса производственных профсоюзов (КПП).

Профсоюзы развернули кампанию за перевод предприятий на круглосуточную работу и за семидневную рабочую неделю, выступили с инициативой трудиться 1 Мая. В соответствии с решением чрезвычайной конференции профсоюзов КПП от 25 марта 1942 г. на предприятиях, в городах и штатах были созданы объединенные комитеты борьбы за обеспечение победы. К концу года их уже насчитывалось 1900; они представляли 3 750 тыс. человек, или почти 25 процентов всех рабочих военной промышленности.

В то же время трудящиеся продолжали отстаивать свои социальные и экономические права, требуя осуществления подлинного контроля над ценами и квартирной платой, повышения налога на прибыль и сверхприбыль капиталистов. В интересах разгрома фашизма руководство профсоюзов придерживалось заключенного с предпринимателями в декабре 1941 г. соглашения о взаимном отказе от стачек и локаутов. Поэтому количество стачек в 1941 г. по сравнению с предыдущим годом сократилось в 1,5 раза, число участвовавших в них рабочих — в 3 раза, а потери человеко-дней — почти в 6 раз. Однако и в этих условиях борьба рабочих за свои права и улучшение своего положения не прекращалась.

Коммунистическая партия США, представляющая передовую часть рабочего класса, выступала против внутренней реакции, за объединение сил американского народа в борьбе с фашизмом. Коммунисты активно участвовали в работе местных отделений профсоюзов, сотрудничали с Американской рабочей партией (штат Нью-Йорк), с руководством КПП. Компартия добивалась единства действий и с АФТ. Однако лидеры АФТ, [59] и прежде всего ее председатель У. Грин, враждебно относились к коммунистам.

Важную роль играла компартия США и в развертывании движения за открытие второго фронта в Европе, которое летом и осенью 1942 г. приобрело массовый характер. Принять срочные меры для нанесения удара по фашистской Германии в Западной Европе в 1942 г. потребовал многотысячный митинг национального союза моряков, состоявшийся в мае в Манхэттене (Нью-Йорк). Подобное требование выдвинул учредительный съезд профсоюза рабочих сталелитейной промышленности, проходивший в то же время. В начале июня многие американские профсоюзы проводили сбор подписей под петицией о незамедлительном открытии второго фронта.

22 июля в Мэдисон-сквер гарден состоялся митинг рабочих и служащих, организованный профсоюзным советом КПП Нью-Йорка. «Мы едины в поддержке Вашей политики, — писали участники митинга Рузвельту, — и настаиваем на немедленном открытии второго фронта для обеспечения безопасности Америки и ускорения триумфа демократии и свободы человечества на всем земном шаре».

Руководство АФТ и КПП пыталось сдерживать движение за открытие второго фронта, ссылаясь на якобы военную неподготовленность США и Англии. Однако низовые организации КПП и многие местные организации АФТ продолжали начатое дело.

Героическая оборона волжской твердыни вызвала у американского народа чувство восхищения мужеством советских людей, активизировала его борьбу за оказание всемерной помощи Советскому Союзу. «Доблестная оборона Сталинграда, — писал Ф. Рузвельт в начале октября И. В.Сталину, — глубоко взволновала в Америке всех, и мы уверены в ее успехе». По инициативе профсоюза рабочих сельскохозяйственного машиностроения в Чикаго, а затем и в других городах была проведена Неделя Сталинграда. Под влиянием общественного мнения мэры Нью-Йорка и других городов объявили 8 ноября 1942 г. Днем Сталинграда.

Мужественная борьба советского народа изменила представления американцев о социалистическом государстве, заставила их с уважением отзываться о том строе, за который бьются насмерть миллионы людей. «Я не знаю, что такое коммунизм, — говорил Чарли Чаплин в одном из своих выступлений летом 1942 г., — но, если он создает людей, подобных тем, которые сражаются на русском фронте, мы должны уважать его. Настало время отбросить всякую клевету, потому что они отдают свою жизнь и кровь за то, чтобы мы могли жить. Нам следовало бы отдать не только наши деньги, но и всю духовную способность к дружбе, которой мы обладаем, чтобы помочь им».

Антифашистская, освободительная война усиливала тенденцию к консолидации всех прогрессивных сил страны, однако широкого, подлинно демократического фронта внутри страны создано не было. Обе основные политические партии США — демократическая и республиканская — не стремились привлечь профсоюзы к активному участию в руководстве производственным процессом и продолжали вести межпартийную борьбу, перенеся центр тяжести с вопросов внешней политики на внутриполитические проблемы.

Позиции правящей демократической партии были ослаблены поражениями американских вооруженных сил на Тихоокеанском театре, а также пассивностью в борьбе с Германией. Внутри страны правительство Рузвельта не смогло успешно разрешить ряд важнейших проблем — предотвратить инфляцию, установить и поддерживать твердые цены и квартплату, ограничить чистую прибыль предпринимателей на время войны до 25 тыс. долларов в год. Хотя 2 октября 1942 г. конгресс США принял закон об установлении контроля над ценами и заработной платой, цены продолжали расти, в то время как зарплата была заморожена. Этим воспользовалась республиканская партия. Критикуя правительство за недостаточно активное ведение войны, республиканцы в ходе ноябрьских выборов значительно увеличили свое представительство в конгрессе. В результате в конгрессе 78-го созыва Рузвельт не имел внушительного большинства.

Таким образом, с начала 1942 г. американская промышленность быстрыми темпами переключалась на выпуск военной продукции. Используя свой огромный экономический потенциал, США к концу года наладили массовое производство вооружения и боевой техники, достигнув уровня их производства в странах фашистского блока, вместе взятых. Народные массы США, и прежде всего рабочий класс, стремились увеличить вклад в общую борьбу против фашизма. Наращивание военной мощи США усиливало антифашистскую коалицию, но еще не сказывалось в достаточной степени на ходе войны.

Продолжалась работа по завершению перестройки экономики на военные нужды и в Англии. Этому способствовало снятие угрозы вторжения гитлеровских войск на Британские острова и прекращение массированных налетов германской авиации на английские города.

Важным мероприятием в завершении перестройки экономики и централизации руководства военным производством, приближении его к военному производству США являлись проведенные в феврале изменения в британском правительстве. Было создано, в частности, министерство военного производства во главе с лордом Бивербруком, являвшимся членом военного кабинета. Министерство ведало распределением ресурсов, производственных мощностей и сырья, а также осуществляло руководство другими министерствами. Были расширены права министра труда и национальной повинности Э. Бевина в вопросах мобилизации и использования рабочей силы. В тех же целях Черчилль заменил и некоторых министров (военного, колоний, авиационной промышленности, военной экономики, торговли, строительных работ), назначив новых лиц, имевших, как правило, хорошие связи с монополистами США.

Правительство Англии решало и такую важную проблему, как распределение людских ресурсов, в которых остро нуждалась промышленность. В конце 1941 г. оно приняло закон, обязывавший незамужних женщин в возрасте от 20 до 30 лет работать в промышленности. В октябре 1942 г. на работу в производстве стали привлекать женщин уже в возрасте от 18 до 45 лет. За счет безработных и не работавших ранее женщин английская промышленность получила дополнительно около 3 млн. человек.

Особое внимание уделялось вовлечению английского населения в такие отрасли промышленности, как машиностроение, судостроение, металлообрабатывающая и химическая. В июне 1941 г. в них работало 3,9 млн. человек, в июне 1942 г. — 4,6, а в сентябре — 4,7 млн. человек.

В сельском хозяйстве в июне 1942 г. было занято 824 тыс. человек, или на 95 тыс. больше по сравнению с декабрем 1941 г.

Важным условием успешного развития военной экономики являлось наличие достаточных запасов сырья и продовольствия. Однако на ее росте отрицательно сказывались трудности снабжения топливом. В 1942 г. Великобритания ввезла 10,2 млн. тонн нефти, или на 2,8 млн. тонн меньше, чем в 1941 г. Из-за технической отсталости угольной промышленности и ухудшения условий труда шахтеров снизилась добыча угля: в 1939 г. она составила 231,3 млн. тонн, в 1942 г. — 205 млн. тонн. В мае 1942 г. еженедельно добывалось угля на 17 тыс. тонн меньше, чем в апреле этого же года. Однако правительство не принимало должных мер для повышения производительности труда в угольной промышленности. Оно лишь перевело 36 тыс. рабочих с военных заводов в шахты. Но это не дало ожидаемых результатов.

Импорт сырья и продовольствия не мог удовлетворить текущие потребности страны и одновременно создать крупные запасы, поскольку трудно было обеспечивать безопасность морских коммуникаций. На июнь 1942 г. запасы продовольствия составляли 6,6 млн. тонн, нефтепродуктов — 5,9 млн. тонн, железной руды — 2,1 млн. тонн, стали — 2,3 млн. тонн, цветных металлов — 0,8 млн. тонн.

Развитию военной экономики Великобритании способствовала интенсивная эксплуатация ее колоний. В 1942 г. импорт из колониальных стран составил сумму в 456,3 млн. фунтов стерлингов при общей сумме импорта в 996,7 млн. фунтов стерлингов. Доминионы предоставляли Англии займы и кредиты для закупки сырья и продовольствия. Кроме того, они поставляли значительное количество вооружения и военных материалов. Из Канады, например, в 1942 г. Англия получила 8,6 процента боевой техники, произведенной странами Британской империи.

В снабжении британской армии важное место занимали поставки по ленд-лизу. До ноября 1942 г. Англия получила от США 100 процентов 40-тонных танковых транспортеров и 10-тонных грузовиков, около 100 процентов самоходной артиллерии и транспортных самолетов, 85 процентов конвойных авианосцев, 68 процентов эскортных кораблей, от 50 до 57 процентов танков, 40 процентов боевых самолетов.

Доставка сырья, вооружения и продовольствия из США, доминионов и колоний потребовала увеличения морского транспорта. В связи с этим во втором квартале 1942 г. в Великобритании было построено торговых судов общим тоннажем 334 тыс. брт, а в третьем квартале — 306 тыс. Однако потери судов намного превышали их строительство, что отрицательно сказывалось на снабжении Англии сырьем и сельскохозяйственными продуктами и в целом на развитии ее военной экономики. Выйти из такого положения правительство надеялось за счет приобретения судов у США и других стран. В 1942 г. Канада и США построили для Англии суда тоннажем 401,8 тыс. брт.

В результате предпринятых усилий Великобритания сумела в основном обеспечить военную промышленность страны рабочей силой, сырьем и продовольствием. Военная промышленность развивалась быстрыми темпами. Индекс военного производства (октябрь 1939 г. — 100) составил в мае 1942 г. 724, в сентябре — 798 и в ноябре — 811. Выпуск самолетов увеличился на 15,4 процента; вступили в строй два новых линкора — «Энсон» и «Хоу». С мая по ноябрь 1942 г. были спущены на воду 11 легких авианосцев, 12 транспортов и танкеров были поставлены на переоборудование в конвойные авианосцы. В тот же период началось строительство тяжелого авианосца «Игл». В сентябре 1942 г. морской министр А. Александер заявил, что Великобритания полностью возместила все потери в боевых кораблях.

Таким образом, к концу 1942 г. военная экономика Великобритании достигла значительных успехов. Правительство Черчилля не только расширяло военное производство, но и содействовало росту прибылей монополий.

Укрепление широкого сотрудничества США и Англии весной и летом 1942 г. привело к тесному кооперированию в производстве и распределении вооружения, в обеспечении промышленности сырьем, проектировании новых видов оружия, в том числе и атомной бомбы. Именно в этот период завершилось создание системы советов и комитетов, носивших характер замкнутых двусторонних организаций. В частности, были созданы объединенные гражданские советы планирования и распределения ресурсов, продовольствия, военных заказов, сырья, регулирования судоходства. Основное их назначение состояло в координации военного производства и распределении ресурсов обеих стран. В известной степени эта задача была выполнена. Кооперирование и разделение труда между США и Англией осуществлялось в значительно большей степени, чем между странами оси. Однако эффективное экономическое планирование не могло быть достигнуто из-за самой природы монополистического капитала с его анархией производства и острыми противоречиями между империалистическими силами обеих стран.

Соединенные Штаты, превосходя Англию по размерам производства в 3 раза и обеспечивая пятую часть британских потребностей в вооружении, старались осуществлять регулирование в интересах американских монополий, тем более что фактически американские представители играли в советах ведущую роль.

Центральное место в системе гражданских органов отводилось объединенному совету по планированию производства и распределению ресурсов, созданному в июне 1942 г. В него вошли глава управления военного производства США Д. Нелсон, министр производства Великобритании О. Литтлтон (с ноября 1942 г.), министр вооружения и снабжения Канады С. Хови. Совет должен был разработать и провести в жизнь единую программу действий основных отраслей экономики трех стран и использования всех имевшихся ресурсов для военных нужд. Но эта задача так и не была решена.

Малоэффективной оказалась и деятельность совета по военным заказам, размещавшегося в Лондоне и Вашингтоне: острые разногласия по вопросам распределения вооружения, отражавшие борьбу за сферы влияния, не позволили ему реализовать теорию пула вооружения. Такая же судьба постигла и пул в области судоходства. Специально созданный совет так и не стал органом распределения торговых судов союзников в соответствии с их потребностями. Фактически уже в начале 1943 г. он свернул свою работу, хотя формально существовал до конца войны.

Наиболее успешной была деятельность объединенного совета по сырью. Отчасти это определялось зависимостью США от его импорта, в том числе из британских источников. С июля 1942 г. все потребности в сырье Англия и США удовлетворяли за счет общего фонда. Однако каждое соглашение о совместных закупках заключалось после изнурительной борьбы между английскими и американскими монополиями, тормозившей объединение военных усилий союзников.

Практические результаты деятельности англо-американских советов были невелики. Главным же механизмом военно-экономического сотрудничества Соединенных Штатов Америки и Великобритании являлась система ленд-лиза.

Английские рабочие добивались большего участия их в решении вопросов военной экономики, справедливо считая это важным условием роста производства вооружения и боевой техники. В сентябре 1942 г. в Блекпуле состоялся конгресс тред-юнионов. Он принял резолюцию с требованием равного представительства рабочих в объединенных производственных комитетах. Вскоре английское правительство вынуждено было пойти на создание таких комитетов на всех государственных артиллерийских заводах.

Английский рабочий класс требовал сохранения военно-политического сотрудничества с СССР и четкого выполнения союзнических обязательств. В июне — июле 1942 г. в Англии прошла волна собраний и митингов, участники которых выражали солидарность и дружбу с Советским Союзом. Трудящиеся промышленных предприятий брали обязательства увеличить выпуск продукции и тем самым содействовать открытию второго фронта. В августе многие делегации избирателей посетили парламент и правительство и передали им петиции с требованием открытия второго фронта.

Ежегодная конференция федерации горняков Великобритании в резолюции о немедленном открытии второго фронта заявила: «Конференция обязывает горняков Великобритании оказать полную поддержку любому мероприятию, нужному для создания и поддержания второго фронта, и понести жертвы, необходимые для победы над гитлеровской Германией».

Большое политическое значение имела борьба за отмену запрещения выпуска газеты Коммунистической партии Великобритании «Дейли уоркер». Прогрессивные слои английского общества видели в закрытии этой газеты проявление деятельности реакционных кругов, стремившихся затруднить борьбу с фашизмом. Именно компартия Англии с первого дня нападения гитлеровской Германии на СССР призывала трудящихся начать самую активную борьбу за заключение союзнического договора с Советским Союзом. Конференция лейбористской партии выступила за отмену запрета. Стало очевидно, что аналогичную позицию займет и конгресс тред-юнионов. Опасаясь организованного выступления рабочего класса, правительство сняло запрет на выпуск газеты «Дейли уоркер» с 26 августа 1942 г. Ее тираж быстро достиг разрешенного максимума — 100 тыс. экземпляров.

Правительство Черчилля вынуждено было согласиться с отдельными требованиями прогрессивных сил страны, поскольку его позиции были несколько ослаблены военными неудачами и поражениями английских вооруженных сил. В начале июля 1942 г. в парламенте обсуждался вотум недоверия правительству. По словам лорда Морана, «Уинстон (Черчилль. — Ред.) убежден, что его положение как премьер-министра может быть спасено только победой на поле сражения». Правительство Великобритании искало победы достаточно легкой, чтобы избежать какого-либо риска, но достаточно эффективной, чтобы поднять дух армии и народа и убедить общественное мнение в способности правительства довести войну до победного конца. И эта победа была достигнута английскими войсками у Эль-Аламейна в конце 1942 г., что привело к укреплению внутриполитических позиций правительства.

На трудном этапе войны весной, летом и осенью 1942 г. военно-экономический потенциал ведущих государств антифашистской коалиции продолжал расти.

В Советском Союзе был осуществлен крупный маневр производительными силами, что позволило за счет эвакуированных предприятий укрепить военно-промышленную базу в восточных районах страны. А к середине года была завершена полная перестройка народного хозяйства на военный лад. За это время Коммунистическая партия, претворяя в жизнь программное требование о превращении страны в единый боевой лагерь, смогла мобилизовать все материальные, финансовые и людские ресурсы для налаживания мощного военного производства. Начатое еще до войны создание военно-промышленной базы в восточных районах было успешно завершено. На Урале, в Сибири, в Поволжье, Казахстане и в Средней Азии развернулось нараставшее с каждым днем производство основных видов военной продукции. Военно-промышленная база в восточных районах страны стала главным арсеналом Советской Армии.

Было создано слаженное военное хозяйство СССР, что явилось крупным вкладом в достижение коренного перелома в области экономического противоборства двух коалиций.

Летом и осенью 1942 г. Соединенные Штаты Америки и Великобритания продолжали в благоприятных условиях наращивать военно-экономический потенциал. Советско-германский фронт по-прежнему оставался главным во второй мировой войне. Трудности, обусловленные возрастанием масштабов борьбы на морских коммуникациях и захватом японцами некоторых баз союзников на Тихом океане и в Азии, не оказывали заметного отрицательного влияния на расширение ими военного производства.

В целом государства антифашистской коалиции производили значительно больше вооружения, чем все страны фашистского блока. Решающий перевес военно-экономического потенциала антифашистской коалиции явился одним из основных факторов, оказавших существенное влияние на срыв наступательных планов агрессоров летом и осенью 1942 г. и на создание условий для достижения коренного перелома в ходе войны.

Возраставшая военная мощь США и Великобритании использовалась ими в первую очередь в борьбе за морские коммуникации, на ограниченных театрах в Северной Африке и Бирме, на Тихом океане. Определенную материальную помощь США и Великобритания оказывали Советскому Союзу. И все же их возможности были реализованы далеко не полностью.

Летом и осенью 1942 г. народы США и Великобритании с большим пониманием относились к борьбе с фашизмом, к союзническим обязательствам. Рабочий класс обеих стран развернул «битву за производство», содействовал мобилизации всех ресурсов на нужды фронта, выступал за укрепление сотрудничества государств антифашистской коалиции, за активизацию всех форм помощи советскому народу. В то же время монополии США и Великобритании наживались на расширении военного производства, все больше укрепляли свои экономические позиции.