Вторая мировая война: подготовка операции по разгрому группы армий «Север»

Успехи в развитии экономики, достигнутые советским народом, победы его Вооруженных Сил в 1943 г. создали благоприятную обстановку для перехода в наступление против немецко-фашистских захватчи­ков и на северо-западном направлении. Здесь продолжали действовать Ленинградский, Волховский, 2-й Прибалтийский фронты и Краснозна­менный Балтийский флот.

Им противостояли оперативная группа финнов «Карельский перешеек», немецкая группа армий «Север», морская оперативная группа «Восток» и финский флот. Войска Ленинградского и Волховского фронтов летом и осенью 1943 г. сорвали попытки против­ника вновь выйти к южному побережью Ладожского озера, восстановить прорванную блокаду Ленинграда и овладеть героическим городом, а 2-й Прибалтийский фронт, содействуя продвижению войск 1-го Прибалтийского фронта на витебском направлении, левым крылом осво­бодил крупный узел дорог Невель и охватил 16-ю немецкую армию с юга.

В начале 1944 г. Ленинградский фронт (23-я, 2-я ударная, 42-я и 67-я общевойсковые и 13-я воздушная армии) под командованием генерала Л. А. Говорова занимал оборону протяженностью 256 км. 23-я армия оборонялась на Карельском перешейке от Таппари до Сестрорецка и далее вдоль побережья Финского залива до Ленинграда; 2-я ударная — в райо­не Ораниенбаума на плацдарме протяженностью до 50 км по фронту и 25 км в глубину; 42-я и 67-я армии — в полосе севернее Урицка, Гон­товой Липки, защищая южные и юго-восточные подступы к Ленинграду. В оперативном подчинении фронта находились Краснознаменный Балтий­ский флот и Ленинградская армия Войск противовоздушной обороны страны. Волховский фронт (8, 54 и 59-я общевойсковые, 14-я воздушная армии) под комалдованием генерала К. А. Мерецкова оборонял 232-кило­метровую полосу от Гонтовой Липки до озера Ильмень, удерживая на западном берегу Волхова, в 30 км севернее Новгорода, плацдарм шириной 35 км и глубиной 10 км. 2-й Прибалтийский фронт (1-я ударная, 22-я, 6-я гвардейская, 3-я ударная, 10-я гвардейская общевойсковые и 15-я воз­душная армии) — командующий генерал М. М. Попов — действовал в 320-километровой полосе между озерами Ильмень и Нещердо (юго-за­паднее Невеля).

Войска всех трех фронтов имели хорошо подготовленные в инженерном отношении исходные районы для наступления и, глубоко охватывая фланги группы армий «Север», занимали выгодное по отношению к про­тивнику положение.

Еще осенью 1943 г. на северо-западном направлении в результате увеличения численности и более согласованных действий истребительной авиации фронтов, Ленинградской армии ПВО и средств противовоздуш­ной обороны Краснознаменного Балтийского флота улучшилась воздуш­ная обстановка. Советская авиация завоевала и прочно удерживала гос­подство в воздухе, что привело к резкому снижению интенсивности нале­тов противника на войска и непосредственно на Ленинград. В ночь на 17 октября на город Ленина упала последняя бомба.

На оккупированной земле Ленинградской области ширилась всенародная борьба против захватчиков. Партизаны под руководством подпольных комитетов партии и при активной помощи населения в ряде районов освободили от врага обширные территории и восстановили на них Советскую власть. Вражеские коммуникации, гарнизоны городов и желез­нодорожных станций находились под постоянными ударами патриотов.

К концу 1943 г. значительно улучшилось положение осажденного Ленинграда. Прорыв блокады, восстановление сухопутной связи со стра­ной благотворно сказались на жизни и боевой деятельности его героиче­ских защитников. Благодаря организованной ЦК ВКП(б) и ГКО всенарод­ной помощи осажденному городу только по вновь проложенной железной дороге вдоль южного берега Ладожского озера в Ленинград с февраля и до конца 1943 г. было доставлено 4,4 млн. тонн различных грузов, в том числе продовольствие, топливо, сырье, вооружение и боеприпасы. По трубопроводу и электрическим кабелям, проложенным еще летом и осенью 1942 г. по дну Ладожского озера, увеличилась подача жидкого топлива и электроэнергии.

Ленинградская партийная организация, возглавляемая членом Политбюро ЦК ВКП(б), первым секретарем обкома и горкома партии А. А. Ждановым, сплотила вокруг себя все население города, мобилизовала его на обеспечение нужд фронта, улучшение продовольственного снабжения и бытового обслуживания людей, работы промышленности и транспорта. Коммунисты были инициаторами всех начинаний, показыва­ли пример мужества, самоотверженности, трудового героизма.

Выполняя принятое весной 1943 г. Постановление Государственного Комитета Обороны о восстановлении предприятий Ленинграда, одного из крупнейших промышленных центров страны, трудящиеся горвда к концу года частично или полностью ввели в действие 85 крупных заводов и фабрик. Среди них — «Электросила» имени С. М. Кирова, Невский машиностроительный имени В. И. Ленина, Кировский, «Большевик», «Светлана», «Русский дизель», «Красная заря», «Севкабель», Металличес­кий, имени Карла Маркса, «Красный химик», «Красный выборжец» и многие другие. Рабочие и инженеры Волховской ГЭС восстановили шесть ее агрегатов общей мощностью 48 тыс. киловатт.

В Ленинграде возобновилось производство крупнокалиберной морской артиллерии. С III квартала 1943 г. начался массовый выпуск артил­лерийских снарядов, недостаток которых в это время испытывали вой­ска фронта особенно остро. Для всех видов минометов был организован выпуск мин с применением новых типов пороха. Развернулось строитель­ство малых кораблей и катеров, в том числе крайне необходимых флоту тральщиков. Многие предприятия города стали одновременно и ремонт­ными мастерскими.

По призыву Ленинградской партийной организации на работу на фабрики и заводы шли пенсионеры, подростки, служащие учреж­дений. Большинство из них — женщины. Под руководством опытных рабочих они осваивали «мужские» профессии. Ленинградцы продолжали удивлять мир своим трудовым героизмом, самопожертвованием и несгибаемой волей. Заказы фронта выполнялись досрочно.

Увеличение выпуска промышленной продукции, улучшение снабжения топливом и укрепление энергетической базы в сочетании с высочай­шим патриотизмом, трудолюбием и организованностью ленинградцев поз­волили провести в городе ремонтно-восстановительные работы зна­чительного объема. К зиме 1943/44 г. 99 процентов жилых домов имели уже действующий водопровод, было отремонтировано 350 тыс. кв. м улич­ных магистралей и дорог, идущих к линии фронта; на 12 маршрутах стали курсировать около 500 пассажирских трамвайных вагонов

Намного улучшилось и продовольственное снабжение населения Ленинграда, которое стало получать продукты по нормам других городов Советского Союза. Пригородные совхозы, подсобные хозяйства учреждений и предприятий дали городу в 1943 г. 73 тыс. тонн овощей и картофеля, де­сятки тысяч тонн были собраны на индивидуальных огородах. Жители получали также помощь продовольствием от трудящихся Поволжья, Ура­ла, Сибири, Приморского края, Казахстана, Туркмении, Киргизии, Узбекистана и других районов страны.

Однако, несмотря на некоторое улучшение положения после прорыва блокады, непосредственная угроза Ленинграду не была устранена. Линия фронта проходила по-прежнему у стен города. На его улицах и площадях еще рвались снаряды. Железная и автомобильная дороги, проложенные вдоль южного берега Ладожского озера, систематически подвергались артиллерийским обстрелам и авиационным ударам.

Интересы обеспечения безопасности Ленинграда, а также политические и стратегические соображения, связанные с дальнейшим ведением войны, требовали полного снятия блокады города и освобождения Ленинградской области. В этом и заключалась важнейшая задача войск северо-западного направления. Ее выполнение открывало путь в Прибалтику, облегчало освобождение Карелии, выход флота на просторы Балтики.

К тому времени положение группы армий «Север» значительно ухудшилось. Германское командование не могло усилить ее ни за счет страте­гических резервов, ни за счет переброски сил из других групп армий, так как они были скованы мощным наступлением советских войск на юго-западном и западном направлениях. Ему пришлось даже с июля 1943 г. по 7 января 1944 г. передать из этой группы армий наиболее боеспособные моторизованную и две пехотные дивизии группе «Центр» и пять пехотных дивизий группе «Юг», из них две всего за неделю до перехода советских войск в наступление под Ленинградом. А чтобы компенсировать изъятие войск с северо-западного направления, туда были переброшены три пехотные дивизии, имевшие большой некомплект в личном составе и боевой технике, из группы армий «Центр», моторизованная и пехотная дивизии, пехотная бригада войск СС из Германии, моторизованная бригада из Юго­славии.



Немецко-фашистское верховное командование поставило войскам груп­пы армий «Север» задачу — прочно оборонять занимаемые позиции, про­должать блокаду Ленинграда и оккупацию области, любой ценой удержи­вать Прибалтику и порты на восточном побережье Балтийского моря. Это, по его мнению, обеспечивало устойчивость левого крыла всего восточного фронта.

Оценивая положение в полосе группы армий «Север», в начале декабря 1943 г. германское военное руководство отмечало, что «давно обнаруженные приготовления к наступлению Волховского и Ленинградского фронтов, по-видимому, планомерно продолжаются... В качестве предполагаемых районов наступления в настоящее время наиболее ясно выделяются новгород-волховский плацдарм и районы южнее Ленинграда, Ораниенбаума». Оно полагало, что советские войска будут стремиться как можно раньше преградить 18-й армии путь отхода в прибалтийские районы, овладеть городами Луга, Псков, Красногвардейск (Гатчина), Нарва Учитывая эти обстоятельства, противник особое внимание уделил со­вершенствованию оборонительных рубежей на вероятных направлениях главных ударов советских войск. Германские солдаты получили стро­жайший приказ до последнего человека драться за каждый опорный пункт, за каждую огневую точку.

Более двух лет строил противник оборонительные сооружения под Ленинградом и Новгородом. К началу 1944 г. по огромной дуге, упиравшейся своими флангами в Финский залив и озеро Ильмень, была создана мощная, хорошо оборудованная в инженерном отношении оборона, ко­торую вражеская пропаганда называла Северным валом. Основу ее со­ставляли насыщенные большим количеством артиллерийских и пулемет­ных железобетонных, броневых и деревоземляных огневых точек опорные пункты и узлы сопротивления. Они оборудовались во всех населенных пунктах, в важных узлах железных и шоссейных дорог, на господствую­щих высотах и имели развитую систему основных и отсечных позиций, прикрытых многослойным огнем, минновзрывными и проволочными заграждениями. Широко применялись лесные завалы.

Перед войсками Ленинградского и Волховского фронтов противник подготовил две полосы обороны в тактической и ряд промежуточных рубе­жей в оперативной глубине. Между Финским заливом и Чудским озером по реке Нарва, по западному берегу Чудского озера и далее на участке Псков, Остров, Идрица и южнее по реке Великая спешно возводился тыло­вой оборонительный рубеж «Пантера». Общая глубина обороны достигала 230—260 км, но основные силы и средства противника располагались в тактической зоне. Наиболее мощные укрепления были созданы южнее Пул­ковских высот, перед 42-й армией Ленинградского фронта, и севернее Новгорода, перед 59-й армией Волховского фронта.

Лесисто-болотистая местность, всхолмленная на западе, облегчала организацию обороны. На большинстве участков перед Ленинградским фронтом передний край противника проходил по гребням высот, а перед центром и левым крылом Волховского — по западному берегу Волхова и прикрывался справа озером Ильмень. Участки перед высотами, река и частично озеро простреливались и просматривались противником. Лесные массивы и достаточно развитая сеть железных и шоссейных дорог поз­воляли ему скрытно сосредоточивать на угрожаемых направлениях силы и средства, быстро маневрировать резервами как по фронту, так и из глубины и бесперебойно снабжать войска. Леса и многочисленные болота, почти не замерзавшие этой зимой, давали возможность обороняться малыми силами.

Корабли немецкого и финского флотов, взаимодействовавшие с группой армий «Север», вели ограниченные боевые действия. Противник, стремясь не допустить выхода кораблей Краснознаменного Балтийского флота из восточной части Финского залива, усиливал и без того мощные минные заграждения.

Войска группы армий «Север» по фронту распределялись неравномер­но. 18-я армия, оборонявшаяся севернее озера Ильмень перед войсками Ленинградского и Волховского фронтов, имела в своем составе 19 дивизий и 3 бригады и насчитывала до 4500 орудий и минометов (без учета 50-мм минометов и зенитных орудий), до 200 танков и штурмовых орудий, около 168 тыс. человек (в пехотных и моторизованных соединениях). Все ее сое­динения. за исключением одной пехотной дивизии — резерва командующе­го армией, располагались в главной полосе обороны. На дивизию при­ходилось в среднем 17 км фронта. В составе армии имелись две артиллерий­ские группы специального назначения, которые систематически обстреливали Ленинград и главную базу Балтийского флота Кронштадт. Дей­ствовавшая от озера Ильмень до Пскова перед войсками 2-го Прибал­тийского фронта 16-я немецкая армия имела в своем составе 21 дивизию и одну бригаду. В резерве командующего армией находилась одна дивизия. Оперативная плотность здесь была меньше — 23 км на дивизию. В резерве командующего группой армий «Север» генерал-фельдмаршала Г. Кюхлера имелись три охранные и одна учебно-полевая дивизии. Командование группы армий осуществило ряд мероприятий по подготовке отхода. Был разработан план последовательного отвода войск на заранее подготовлен­ные промежуточные и тыловые оборонительные рубежи, эвакуированы в тыл вспомогательные части и учреждения, склады и базы.

Командование советских фронтов северо-западного направления на основании данных разведки и информаций Генштаба располагало необхо­димыми сведениями о намерениях противника, боевом и численном составе группы армий «Север», о слабых и сильных сторонах ее обороны. Учиты­вая благоприятно сложившуюся обстановку, Военный совет Ленинградско­го фронта 9 сентября, сразу же после окончания Синявинской операции, направил в Ставку Верховного Главнокомандования соображения о даль­нейшем ведении боевых действий. В частности, намечалось разгромить 18-ю армию, как основу северного крыла восточного фронта, и «не то­лько окончательно освободить Ленинград, но и овладеть всем лужским плацдармом с выходом на рубеж р. Луга от устья до г. Луга, как пред­посылки дальнейших действий на Прибалтику». В соображениях Воен­ного совета Волховского фронта, представленных в Ставку 14 сентяб­ря, предусматривался удар из района севернее Новгорода в направле­нии города Луга с целью расколоть группу армий «Север» на стыке ее армий, не допустить отхода главных сил 18-й армии на рубеж реки Луга и далее на линию Нарва, Порхов, а затем во взаимодействии с войска­ми Ленинградского и Северо-Западного фронтов окружить и уничто­жить их.

Как видно, в основе замысла командования Ленинградского и Волховского фронтов лежала идея нанесения согласованных ударов с севера и юга-востока в общем направлении на Лугу с целью окружения и решитель­ного разгрома 18-й армии. Ставка Верховного Главнокомандования утвер­дила с некоторыми изменениями оперативные планы фронтов, предупредив их командующих о возможном преднамеренном отходе врага из-под Ленинграда и необходимости в связи с этим готовиться не только к про­рыву обороны, но и к преследованию противника

Исходя из общего замысла зимне-весенней кампании 1944 г., Ставка расширила задачи войск северо-западного направления и привлекла к наступлению не только Ленинградский и Волховский фронты, но и 2-й Прибалтийский. Им предстояло разгромить группу армий «Север», полно­стью деблокировать Ленинград, очистить от врага оккупированные рай­оны Ленинградской области и создать необходимые условия для осво­бождения советских Прибалтийских республик. Основные усилия сосре­доточивались в полосах Ленинградского и Волховского фронтов, которые занимали охватывающее положение по отношению к группировке против­ника севернее реки Луга. Удары этих фронтов в сочетании с мощным нас­туплением на Правобережной Украине должны были сковать силы против­ника на всем фронте, ограничить его возможности в маневре и привести к наиболее эффективному результату зимне-весеннего наступления.

В конце ноября 1943 г. на совещании в Ставке с участием командую­щих фронтами северо-западного направления был окончательно вырабо­тан замысел операции. Войска получили конкретные боевые задачи и указания по ее планированию и подготовке. Предусматривалось согла­сованными одновременными ударами Ленинградского и Волховского фрон­тов вначале разгромить 18-ю армию, а активными действиями 2-го Прибал­тийского фронта сковать основные силы 16-й армии и оперативные резервы группы армий «Север». В последующем войска трех взаимодействующих фронтов должны были наступлением на нарвском, псковском и идрицком направлениях разгромить 16-ю армию, завершить освобождение Ленин­градской области и создать условия для изгнания оккупантов из пределов советской Прибалтики. К операции привлекались Краснознаменный Бал­тийский флот, четыре корпуса авиации дальнего действия, Ленинградская армия Войск ПВО страны и партизанские соединения.

Командование Ленинградского фронта в соответствии с общим замыс­лом операции планировало нанести по врагу два встречных удара в общем направлении на Ропшу: с ораниенбаумского плацдарма силами 2-й ударной армии и из района южнее Ленинграда — 42-й армии. Соединившись, они должны были развивать наступление в двух направлениях: Кингисепп, Нарва и Красногвардейск, Луга. 67-я армия получила задачу активны­ми действиями сковать силы врага на мгинском направлении и одновре­менно готовить удар на Мгу, Ульяновку, Красногвардейск, чтобы во взаимодействии с 8-й армией Волховского фронта окружить и уничтожить действовавшие там войска противника. 13-я воздушная армия, часть сил ВВС флота, авиации Ленинградской армии ПВО и дальнего дейст­вия должны были прикрывать и поддерживать наступление 2-й ударной и 42-й армий.

Командование Волховского фронта решило силами 59-й армии нанес­ти два удара по сходящимся направлениям в обход Новгорода: главный — с плацдарма на западном берегу Волхова и вспомогательный — из рай­она юго-восточнее города через озеро Ильмень в общем направлении на Люболябы с целью окружить и уничтожить новгородскую группировку врага. В последующем этой армии предстояло развить наступление в за­падном и юго-западном направлениях, перерезать пути отхода войск 18-й армии на юг и юго-запад и во взаимодействии с войсками Ленин­градского фронта завершить разгром ее главных сил. 8-й и 54-й армиям надлежало активными действиями воспретить переброску сил противника из-под Тосно, Любани, Чудово на ленинградское и новгородское направ­ления, в дальнейшем освободить участок Октябрьской железной дороги Тосно — Чудово и наступать в направлении Любань, Луга. 14-я воздуш­ная армия главными силами должна была поддерживать 59-ю армию.

Командование 2-го Прибалтийского фронта предусматривало вначале разгромить вражескую группировку севернее Невеля, а затем наступле­нием войск левого крыла на Идрицу и севернее Новосокольников пере­резать железные дороги, ведущие от этих пунктов соответственно на юг и север, сковать главные силы 16-й армии и не допустить переброски ее сое­динений под Ленинград и Новгород. В последующем предполагалось раз­вернуть наступление в направлениях Опочки и Себежа.

Краснознаменный Балтийский флот получил задачи обеспечить сосредоточение войск 2-й ударной армии на ораниенбаумском плацдарме, корабельной и береговой артиллерией помочь Ленинградскому фронту взломать вражескую оборону и сопровождать его войска до пределов дальности своего огня, морской авиацией поддержать наступление войск с ораниенбаумского плацдарма.

Авиации фронтов и дальнего действия надлежало наносить удары по железнодорожным объектам и аэродромам противника, его штабам и резервам, укреплениям на промежуточных и тыловых рубежах, обеспечить прорыв вражеской обороны и развитие наступления войск в опера­тивной глубине. Перед армией Войск ПВО страны стояла задача прикрыть с воздуха Ленинград, а также ударные группировки, базы и коммуникации Ленинградского фронта, блокировать аэродромный узел противника в районе Красногвардейска.

Ленинградские партизаны должны были вести разведку в интересах войск, содействовать захвату переправ, крупных населенных пунктов и железнодорожных узлов, усилить удары по коммуникациям противника, его штабам и узлам связи.

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов, долгое время находившимся в обороне, предстояло прорывать мощную, глубоко эшелони­рованную оборону и наступать на лесисто-болотистой местности, затруд­нявшей маневр войсками и массированное применение тяжелой боевой техники. В этих условиях особое значение приобретала заблаговременная тщательная подготовка штабов и войск. За полтора-два месяца до на­ступления при штабах фронтов с руководящим составом объединений, соединений и частей проводились командно-штабные игры на темы, связан­ные с особенностями организации операций, боев и управления войсками в сложившейся обстановке. Например, на Волховском фронте с коман­дующими армиями, начальниками оперативных отделов их штабов и начальниками тылов отрабатывалась армейская наступательная операция с прорывом сильно укрепленной полосы обороны; с командующими артил­лерией, начальниками штабов и связи армий изучались особенности пла­нирования и управления войсками в наступательной операции; с коман­дирами, начальниками штабов и командующими артиллерией корпусов — наступательный бой стрелкового корпуса с прорывом сильно укрепленной полосы обороны и преследование противника при неблагоприятных метео­рологических условиях в лесисто-болотистой местности зимой. На соот­ветствующие темы были проведены учения со штабами корпусов, дивизий и бригад На всех командно-штабных учениях учитывался богатый опыт, приобретенный войсками Советской Армии за годы войны.

Днем и ночью шла напряженная боевая учеба. В тыловых районах строились учебные городки, воспроизводившие оборону противника на участках будущих прорывов. Солдаты учились штурмовать долговремен­ные и деревоземляные огневые точки, преодолевать проволочные заграж­дения и минные поля. Командиры всех степеней отрабатывали на местности организацию взаимодействия между пехотой, танками и артиллерией. Особое место отводилось выработке оптимальных вариантов оперативного построения и боевых порядков войск, организации взаимодействия сухопутных сил с поддерживавшей их авиацией и артиллерией Балтий­ского флота, налаживанию бесперебойного управления войсками, их бое­вому и материально-техническому обеспечению на всех этапах операции. В авиационных объединениях отрабатывались вопросы взаимодействия между родами авиации, а также со стрелковыми и танковыми соеди­нениями.

Стрелковые подразделения обучались атаковать непосредственно за разрывами снарядов своей артиллерии. Плотность ее на участках прорыва достигала во 2-й ударной армии — 123, в 42-й — 138 и в 59-й — 106 ору­дий и минометов калибра 76 мм и выше на километр фронта. Чтобы надеж­но подавить и уничтожить огневые средства врага, на переднем крае в 42-й армии для стрельбы прямой наводкой выделялось 492 орудия, а в 59-й — 221. Во фронтах и армиях создавались мощные артиллерийские группы.

Преодоление множества различного рода заграждений и устройство в них проходов при прорыве сильной вражеской обороны требовали боль­шого напряжения и искусства не только от саперов, но и от стрелков, артиллеристов, танкистов. Происходило «осаперивание» войск: по не­скольку человек в каждом взводе обучались резать проволочные заграж­дения, находить и обезвреживать мины, разграждать дороги, проклады­вать гати на болотах, вытаскивать застрявшую технику. На Ленинград­ском фронте подобную подготовку прошли более 30 тыс. человек.

Большинство танковых частей передавалось общевойсковым армиям, наносившим главный удар, для использования их в качестве непосредст­венной поддержки пехоты стрелковых дивизий и в армейских подвижных группах. Танкисты учились вести наступление на лесисто-болотистой мест­ности во взаимодействии с пехотой, артиллерией и саперами. За танками закреплялись десантные группы автоматчиков.

Длительное пребывание войск в обороне и недостаток опыта в ведении наступательных боев учитывались и при организации партийно-полити­ческой работы. Она направлялась прежде всего на воспитание высокого наступательного духа войск, на подготовку их к смелым наступательным действиям. Воинам разъяснялось, что имя Ленина, которое с гордостью носят город и область, накладывает на них особую ответственность за ис­ход операции. На митингах, в докладах и беседах политработники и аги­таторы раскрывали политическое и экономическое значение Ленинграда и области. Политорганы, партийные и комсомольские организации забо­тились о том, чтобы учения и занятия связывались с необходимостью точ­ного выполнения боевой задачи, добивались повышения ответственности всего личного состава за умелое использование всех тех средств и возмож­ностей, которыми обладают войска, для ведения наступления в широких масштабах.

В работе с воинами активно участвовала и Ленинградская партий­ная организация. В части и соединения выезжали делегации трудящихся, пропагандисты и агитаторы города. Закаленные партийные кадры переда­вали свой богатый опыт массово-политической работы политорганам и парт­организациям войск. В политотделах армий, корпусов и дивизий находи­лось немало бывших работников Ленинградского горкома и райкомов ВКП(б). Бойцы и командиры бывали в городе по приглашению местных организаций. Газеты Ленинграда, дивизий, армий и фронтов помещали на своих страницах письма о трагической судьбе многих тысяч ленинградцев — детей, женщин, стариков, фотографии и сообщения о зверствах оккупантов, рассказы партизан, показания пленных о расправах над советскими людьми. Для воинов организовывались специальные радиопередачи.

В ротах и батареях укреплялись партийные и комсомольские организации. Многие воины подавали заявления о вступлении в ряды ВКП(б) и ВЛКСМ. На 1 января 1944 г. на Ленинградском, Волховском и 2-м Прибал­тийском фронтах насчитывалось 410,9 тыс. коммунистов. Чтобы увели­чить партийную и комсомольскую прослойку в боевых подразделениях, провели перераспределение партийных сил. Перед наступлением в частях и соединениях прошли партийные и комсомольские собрания об авангар­дной роли коммунистов и комсомольцев в бою.

Ленинградский, Волховский и 2-й Прибалтийский фронты в декабре 1943 г. и в начале января 1944 г. пополнились личным составом, оружием и боевой техникой. И хотя в это время развертывалось крупнейшее насту­пление на Правобережной Украине, Ставка Верховного Главнокомандо­вания сочла возможным выделить в помощь фронтам крупные силы авиа­ции дальнего действия, а также усилить их частями самоходной артилле­рии и инженерно-саперных войск. Танковые части и воздушные армии бы­ли пополнены и некоторые оснащены новой техникой. Многие ленинград­цы влились в состав войск фронта.

На направлении главного удара, против 18-й армии, действовали вой­ска Ленинградского (без 23-й армии) и Волховского фронтов, в составе ко­торых сосредоточивались основные силы и средства, выделяемые для раз­грома всей группы армий «Север». Фронты насчитывали 716 тыс. солдат и офицеров, 12 165 орудий и минометов, 1132 танка и самоходно-артиллерийские установки и превосходили 18-ю армию более чем в два раза по числен­ности личного состава, более чем в три раза по артиллерии и в шесть раз по танкам и САУ.

Несмотря на чрезвычайно трудные условия лесисто-болотистой мест­ности, бездорожье, снежные заносы, органы тыла успешно справились с подвозом боеприпасов, горючего и продовольствия. К началу наступа­тельной операции в среднем обеспеченность фронтов боеприпасами со­ставляла от 1,7 до 2,8 боекомплекта.

Большую работу проделали инженерные войска. Они в ходе подготовки к наступлению только в полосе Ленинградского фронта отремонти­ровали около 260 км и вновь построили почти 100 км дорог, в исходных районах разминировали 926 минных полей и сняли при этом 324 тыс. мин. Во второй половине декабря 1943 г. инженерные войска 2-й ударной и 42-й армий уничтожили на переднем крае противника 43 км проволочных заграждений, обезвредили 9 тыс. мин и фугасов.

Выдвижение войск в исходные районы для наступления осуществлялось в течение трех-четырех ночей до начала операции с соблюдением стро­гих мер маскировки.

Таким образом, в подготовительный период были созданы необходимые условия для успешного наступления Советской Армии на северо-запад­ном направлении. Советские войска значительно превосходили врага в живой силе и технике. Повысилась боеспособность личного состава, возросли наступательный порыв войск, их готовность с честью выпол­нить поставленные задачи.