Вторая мировая война: пресечение враждебных происков империалистических разведок

В годы, предшествовавшие второй мировой войне, Коммунистическая партия и Советское правительство разрабатывали и последовательно проводили в жизнь широкие мероприятия по обеспечению безопасности социалистического государства и подготовке его к отражению агрессии. Важной составной частью этих мероприятий явилась деятельность органов госбезопасности по пресечению враждебных происков разведок империалистических держав, прежде всего фашистской Германии и милитаристской Японии.

В планах подготовки вооруженного нападения на Советский Союз правящая верхушка гитлеровской Германии видную роль отводила своим секретным службам. Подчеркивая значение разведывательно-подрывной деятельности в осуществлении агрессивных замыслов германского фашизма против СССР, один из руководителей гитлеровской разведки — Шелленберг указывал: «Первоочередной и самой важной задачей следует считать решительные действия всех секретных служб против России».

В соответствии со стратегическими замыслами нацистских главарей и военного командования немецко-фашистские спецслужбы, используя различные формы и методы подрывной работы (шпионаж, диверсии, террор, вредительство, антисоветскую агитацию и пропаганду), развернули тайную войну против Советского государства. Они намеревались насадить в Советском Союзе широкую агентурную сеть, чтобы подорвать его изнутри и создать таким образом условия для обеспечения в будущем успешных боевых действий фашистских вооруженных сил против Совет-скоп Армии.

Важная роль в формировании агентурной сети и развертывании подрывной деятельности на советской территории отводилась официальным германским представительствам и миссиям в СССР, штаты которых в значительной степени укомплектовывались кадровыми разведчиками. Большинство сотрудников германского посольства в Москве под непосредственным руководством абвера занимались активной шпионской и иной подрывной деятельностью.

Коммунистическая партия и Советское правительство принимали необходимые меры по пресечению враждебных действий гитлеровской разведки. В 1935 — 1936 гг. органы госбезопасности раскрыли ряд шпионских резидентур, действовавших в СССР под прикрытием посольства Германии и ее консульств. Так, в 1935 г. в Средней Азии они обезвредили руководимую германским консулом Зоммером резидентуру, занимавшуюся сбором шпионской информации о советской оборонной промышленности и готовившую диверсионные акты на некоторых военных заводах с целью вывода их из строя в момент нападения Германии на Советский Союз.

В конце 1936 г. в Донбассе, Запорожской и Днепропетровской областях советские чекисты раскрыли несколько крупных шпионских рези-дентур, созданных сотрудниками германских консульств в Киеве и Харькове. В том же году в Приморье они пресекли шпионскую деятельность ряда агентов, проводивших подрывную работу под руководством германского консула во Владивостоке Кастнера и секретаря консульства Вольного.

Располагая данными о шпионской и иной подрывной деятельности германских консульств, находившихся в Ленинграде, Киеве, Одессе, Новосибирске и других городах, Советское правительство в 1938 г. решило закрыть эти консульства и выдворить их персонал за пределы страны. Это в значительной степени ограничило деятельность гитлеровских секретных служб на советской территории.

Для подрывной работы против Советского Союза гитлеровцы широко использовали экономические, торговые и другие международные каналы. По признанию одного из руководителей абвера — генерала Пиккенброка, практически каждый немец, выезжавший в СССР, привлекался для сбора разведывательных данных о Советском Союзе.

Нацистские кадровые разведчики и агенты, действовавшие на советской территории под видом представителей германских концернов и фирм «ИГ Фарбениндустри», «Рейнметалл», «Сименс — Шуккерт», «Борзиг», «Ашафенбург», «Цейс» и других, занимались сбором разведывательной информации, вербовали из остатков контрреволюционных элементов агентуру, используемую для добывания важных сведений военного, экономического и политического характера, подготовки и осуществления диверсионных актов, особенно на военных и промышленных объектах, а также для проведения антисоветской агитации и пропаганды.



Органы госбезопасности успешно выявляли и пресекали подрывную деятельность гитлеровской агентуры, завербованной из числа германских специалистов, работавших на советских предприятиях. В 1935 г. в Москве на заводах «Электрофизприбор», «Газоочистка», «Электрозавод» и некоторых других среди инженерно-технического персонала, прибывшего на работу из Германии, советские органы разоблачили агентов немецко-фашистских разведывательных служб, занимавшихся сбором шпионской информации и нелегально распространявших антисоветскую литературу, в частности изданную ведомством Геббельса книгу «Правда об СССР», представлявшую собой злобный пасквиль на советскую действительность. В оборонной промышленности в 1936 г. была раскрыта крупная резидентура германской разведки, состоявшая в основном из немецких специалистов — служащих фирмы «Рейнметалл». Фашистские агенты вели подготовку к взрыву некоторых военных заводов. В Ленинграде была выявлена крупная фашистская резидентура, действовавшая под прикрытием германских торговых фирм «Ашафенбург», «Вальдгофф» и «Теодор-Торер». Агенты намеревались вывести из строя морской порт и ряд промышленных предприятий города.

Для подрывной деятельности против СССР фашистская Германия использовала непримиримых врагов Советского государства, прислужников международной реакции — белоэмигрантов и буржуазных националистов всех мастей, нашедших пристанище в капиталистических странах. До начала 30-х годов они в основном находились в услужении английской, французской, польской разведок и по их заданию проводили враждебную работу против СССР. Увидев в германском фашизме наиболее оголтелую силу империализма и войны, главари зарубежных антисоветских центров быстро сменили ориентацию. Движимые ненавистью к Советскому государству, они переходили на службу разведывательных органов гитлеровской Германии и, ревностно выполняя волю своих хозяев, развертывали активную подрывную деятельность против СССР. По заданию немецко-фашистской разведки белоэмигрантские центры формировали за рубежом вооруженные банды, предназначенные для заброски на советскую территорию, а также поставляли кадры шпионов, диверсантов и террористов, которые после подготовки в специальных разведывательных школах нелегально переправлялись в Советский Союз.

Наибольшую активность в борьбе против СССР проявляла буржуазная «Организация украинских националистов» (ОУН), установившая контакт с фашистами еще до прихода Гитлера к власти. Ее главари уже в 1931 г. призывали украинских националистов «стать густой казацкой лавиной на стороне Гитлера, который создаст ворота на Восток». С установлением в Германии фашистской диктатуры этот антисоветский центр перешел на службу к гитлеровской разведке. Шпионаж, диверсии, террор стали основными формами деятельности оуновцев.

На территории СССР, особенно в его западных и центральных областях, органы госбезопасности обезвредили немало агентов фашистской разведки из числа буржуазных националистов и белоэмигрантов. Заброшенные из-за рубежа фашистские агенты занимались шпионажем, совершали диверсионные и террористические акты, устанавливали контакты с антисоветскими элементами. Они пытались сформировать нелегальные профашистские организации и объединить их в антисоветское подполье, которое, по замыслу главарей гитлеровской Германии, должно было сыграть роль фашистской «пятой колонны» в Советском Союзе.

В планах подготовки вооруженного нападения на Советский Союз фашистские главари значительное место отводили так называемой «психологической войне». «Место артиллерийской подготовки перед атакой пехоты, — говорил Гитлер, — займет... пропаганда, которая сломит врага психологически, прежде чем вообще вступят в действие армии».

В осуществлении акций «психологической войны» наряду с огромным пропагандистским аппаратом гитлеровской Германии немаловажную роль играли фашистские разведывательные службы. Они поставляли ведомству Геббельса клеветническую и тенденциозную информацию о Советском Союзе. Их агенты, проникавшие на советскую территорию, стремились осуществлять и идеологическое воздействие на население СССР путем распространения антисоветской литературы, клеветы на социалистическую действительность, обработки в профашистском духе неустойчивых в политическом отношении граждан, возбуждения национальной вражды между народами и т. п. Подкупом, шантажом и другими методами фашистские разведывательные службы привлекали к сотрудничеству с ними политических и государственных деятелей различных капиталистических стран, владельцев журналов и газет и использовали их для обработки мирового общественного мнения в духе антикоммунизма.

Разведывательные органы фашистской Германии, стремясь всячески расширить свои возможности для проведения подрывной деятельности против СССР, вошли в тесный контакт со спецслужбами сопредельных с Советским Союзом буржуазных стран — Финляндии, Эстонии, Польши, Румынии и других. Руководители гитлеровской разведки выезжали в эти страны для разработки совместных планов тайной борьбы против социалистического государства. В частности, Финляндию и Эстонию в 1936 — 1938 гг. неоднократно посещали адмирал Канарис, генерал Пиккенброк и другие руководители абвера. Нацисты держали под постоянным контролем секретные службы западных соседей СССР, придавали их деятельности резко антисоветскую направленность, диктуя свою волю. По существу, разведки указанных стран превратились в филиалы абвера, а их территория — в плацдармы для подрывной работы против Советского Союза. Позднее под нажимом Германии такое неофициальное сотрудничество разведок было закреплено рядом межгосударственных соглашений.

Сотрудники германской разведки, действовавшие в сопредельных с Советским Союзом капиталистических странах, активно вербовали агентов, главным образом из проживавших там буржуазных националистов и белоэмигрантов, засылали их в СССР для сбора шпионской информации и проведения иной подрывной работы. Причем эта активность непрерывно возрастала. Так, в 1939 г. на западной границе задерживалось и разоблачалось гитлеровских агентов во много раз больше, чем в 1935 г. Разоблаченные в 1935 — 1936 гг. в Одессе, Киеве и других городах Украины резидентуры гитлеровской разведки были переброшены с территории Румынии, а большинство выявленных в 30-е годы в Ленинграде нацистских агентов — с территории Финляндии.

Ближайшим союзником немецко-фашистских секретных служб в борьбе против СССР являлась разведка милитаристской Японии, правящие круги которой также строили далеко идущие агрессивные планы в отношении Советского Союза.

О тесном контакте разведывательных служб Японии и Германии свидетельствует, в частности, деятельность японского военного атташе в Берлине генерала Осимы, который координировал работу японских резидентур в европейских странах и поддерживал связи с руководителями немецко-фашистской разведки. Через него шел регулярный обмен разведывательными данными о СССР между японскими и германскими секретными службами. Осима информировал руководство гитлеровской разведки о конкретных мероприятиях японцев в отношении Советского государства, а также принимал участие в разработке разведывательными органами Германии подрывных акций против СССР.

Вскоре после заключения «антикоминтерновского пакта» японские милитаристы провели реорганизацию своих разведывательных и контрразведывательных органов. В 1937 г. при кабинете министров Японии было создано специальное бюро для руководства всеми ее разведывательными органами с целью установления жесткой централизации в работе секретных служб и усиления их подрывной деятельности против СССР.

Для диверсионной деятельности на советской территории японская разведка формировала в Маньчжурии из белоэмигрантов вооруженные банды, маскируя их под различные воинские части и полицейские отряды.

Агентурой, забрасываемой в СССР, руководили кадровые сотрудники японских спецслужб, находившихся в Советском Союзе в составе японского посольства и консульств. Они же вербовали агентов, ориентируясь прежде всего на проживавших в СССР антисоветски настроенных лиц японской, китайской и корейской национальностей, а также на враждебные элементы из бывших эксплуататорских классов.

В 1935 — 1937 гг. в Москве, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке и других городах органами госбезопасности были раскрыты шпионские звенья, созданные и руководимые сотрудниками японского посольства и консульств. Разоблаченные агенты имели задание не только собирать шпионскую информацию, но и осуществлять в период войны террористические и диверсионные акты вплоть до применения бактериологических средств.

Использование разведывательными органами Японии ее дипломатических представительств в СССР для проведения подрывной работы наносило ущерб безопасности социалистического государства. В связи с этим по решению Советского правительства японские консульства в СССР были закрыты.

Несмотря на то что разведывательные службы гитлеровской Германии и милитаристской Японии действовали единым фронтом против СССР и использовали возможности специальных служб других капиталистических государств, им не удалось осуществить свои замыслы. Они не учли таких факторов, как морально-политическое единство советского народа, преданность советских людей своей Родине и их бдительность. Именно благодаря этим факторам органы госбезопасности Советского Союза своевременно срывали происки империалистических разведывательных служб, нанесли ощутимые удары по германской и японской разведкам и их агентуре, расстроили планы агрессоров по подрыву и ослаблению нашей страны изнутри.

Основным оружием в борьбе с вражеской агентурой являлись органы государственной безопасности. Благодаря их усилиям было разоблачено немало шпионов и диверсантов, потерпели неудачу попытки фашистских и других империалистических держав ослабить мощь СССР. Однако в работе органов госбезопасности были допущены серьезные ошибки.

Как подчеркивалось в постановлении Центрального Комитета КПСС «О преодолении культа личности и его последствий» от 30 июня 1956 г., имевшие место нарушения ленинских норм партийной и государственной жизни, социалистической законности нанесли вред делу строительства социализма. Но это не могло изменить и не изменило природы социалистического общества, теоретические, политические и организационные основы деятельности Коммунистической партии. Под руководством Центрального Комитета партия продолжала вести борьбу за интересы народа, за построение социализма и, преодолевая большие трудности, проводила в жизнь линию, направленную на дальнейшую демократизацию советского общества и исправление допущенных ошибок.