Вторая мировая война: состояние вооруженных сил стран фашистского блока

Вооруженные силы Германии строились в соответствии с ее агрессивной политикой и военной доктриной. Стремление фашистского руководства в максимально короткий срок создать мощные ударные силы определило необычайно быстрые, лихорадочные темпы строительства сухопутной армии, военно-воздушных сил и военно-морского флота.

После 1935 г., когда гитлеровцы официально отбросили все ограничения, наложенные военными статьями Версальского договора, и ввели всеобщую воинскую повинность, многократно возросли численность вермахта, его вооружение и оснащение новейшей техникой. С захватом Австрии и Судетской области темпы вооружения стали расти.

На совещании 14 октября 1938 г. Геринг объявил: «Гитлер поручил мне создать гигантскую программу вооружения, перед которой померкнут все предыдущие достижения. Я получил от фюрера задание беспредельно увеличивать вооружение. Я приказал с наибольшей скоростью произвести строительство военно-воздушных сил и увеличить их в пять раз против существующих». Такой размах военного строительства позволил фашистской Германии значительно опередить другие капиталистические страны в подготовке к войне.

В соответствии с основными положениями военной доктрины вермахт создавался как орудие молниеносной и тотальной войны. При этом максимальное развитие должны были получить высокомобильные войска, обладающие большой ударной силой. Поскольку на первых этапах борьбы за мировое господство гитлеровцы стремились в быстротечных кампаниях сокрушить все крупные державы Европейского континента, особое внимание уделялось строительству сухопутной армии и военно-воздушных сил.

Сухопутная армия по традиции считалась главным видом вооруженных сил Германии, несмотря на выделение военно-воздушных сил в самостоятельный вид, получивший особенно быстрое развитие. На сухопутные войска, действующие при поддержке авиации, возлагались основные задачи в разгроме вооруженных сил противника и закреплении захваченной территории.

Большую часть сухопутных войск составляла пехота. В кадровой армии первой половины 1939 г. из 51 дивизии было 35 пехотных, 3 горнострелковые, 4 моторизованные, 5 танковых и 4 легкие. Кроме того, имелись 2 отдельные танковые и 1 кавалерийская бригады.

В пехотную дивизию входили 3 пехотных полка, артиллерийский полк, имевший на вооружении 36 полевых гаубиц калибром 105 мм и 12 гаубиц калибром 150 мм, истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион (36 противотанковых пушек и 12 зенитных пулеметов), саперный батальон, батальон связи, полевой запасный батальон, тыловые службы. Горнострелковая дивизия состояла из 2 — 3 горнострелковых полков, артиллерийского полка, имевшего на вооружении 16 горных орудий калибром 75 или 105 мм и 8 тяжелых гаубиц калибром 150 мм, истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона (24 противотанковые пушки), саперного батальона, батальона связи, горнострелкового запасного батальона, тыловых служб.

Несмотря на то что моторизованные, легкие и танковые дивизии (бригады) составляли 26 процентов общего количества дивизий вермахта, именно на них возлагались главные задачи в ведении маневренной быстротечной наступательной войны. Они имели приоритет в комплектовании и вооружении. Личный состав этих войск подбирался из технически подготовленных призывников, преданных фашизму. Это были прежде всего квалифицированные механики, шоферы, слесари, монтеры. Главным резервом пополнения кадров мотомеханизированных и танковых соединений служили моторизованные организации гитлерюгенда и национал-социалистский автомобильный корпус.

Моторизации армии гитлеровцы уделяли особое внимание. Так, в пехотных дивизиях были моторизованы тяжелая артиллерия, подразделения противотанковых орудий, пулеметные батальоны, саперные подразделения и подразделения связи. В целом к началу войны сухопутная армия Германии была моторизована на 40 процентов.

Мотопехотная дивизия отличалась от обычной пехотной дивизии полной моторизацией всех частей и подразделений, а также наличием разведывательного батальона, состоявшего из эскадрона бронемашин и мотоциклетного стрелкового эскадрона. Полевого запасного батальона в ней не было.

Танковая дивизия имела танковую бригаду (324 танка), моторизованную бригаду, артиллерийский полк, мотоциклетно-пехотный батальон, моторизованные разведывательный батальон, истребительно-противотанковым дивизион, саперный батальон, батальон связи, а также тыловые службы.

Танковые дивизии накануне войны были вооружены в значительной степени легкими танками T-I и Т-II, которые еще в ходе итало-германской интервенции в Испании легко поражались огнем противотанковой артиллерии. На вооружении танка T-I имелись лишь пулеметы, Т-II — легкая (20-мм) пушка и пулемет. В 1936 — 1937 гг. вермахт начал получать более мощные танки T-III и T-IV, а в 1938 — 1939 гг. началось их серийное производство. Тем не менее накануне войны с Польшей бронетанковые войска были оснащены главным образом легкими танками. По состоянию на 1 сентября 1939 г. в вермахте насчитывалось 3195 танков, из них 1445 типа T-I, 1223 — Т-II, 98 — T-III, 211 — T-IV, 3 огнеметных и 215 командирских.

Организационно танки не распылялись по пехотным соединениям, большая их часть была сосредоточена в основном в танковых дивизиях, для руководства которыми имелся особый штаб, подчиненный командующему бронетанковыми войсками. На время войны предусматривалось создание танковых корпусов, предназначенных для наступления на главных направлениях.

Пехотные дивизии были оснащены вполне современным для того времени оружием, в частности пулеметом MG-34, имевшим небольшой вес и высокую скорострельность. К началу войны войска получили 50-мм и 81-мм минометы. Универсальным вооружением дивизионной артиллерии являлись 75-мм пушки, 105-мм и 150-мм гаубицы.

Слабым звеном была противотанковая артиллерия. Для борьбы с танками предназначались 37-мм противотанковые пушки, которые, однако, не могли справиться с тяжелыми и хорошо бронированными средними танками. В то же время в сухопутных войсках вермахта было мало полевых пушек: 90 процентов полевой артиллерии составляли гаубицы{1390}, малопригодные для борьбы с танками. 105-мм пушки имелись только в танковых дивизиях. На вооружении вермахта находились также тяжелые артиллерийские системы на механической тяге и железнодорожных платформах. Оснащение войск тяжелой и сверхтяжелой артиллерией отражало стремление немецких монополистов поставлять наиболее дорогие системы с большей металлоемкостью.

К началу войны в войсках имелись лишь опытные образцы самоходных артиллерийских установок, появилось небольшое количество противотанковых ружей, предназначенных для борьбы с бронированными целями на близком расстоянии. С осени 1939 г. начали поступать автоматы.

По состоянию на 1 сентября 1939 г. в сухопутной армии вермахта имелось 2770 тыс. винтовок и карабинов, 126800 пулеметов, 11200 противотанковых орудий, 4624 81-мм миномета, 2933 75-мм пушки, 4845 105-мм гаубиц, 2049 150-мм гаубиц, 410 тяжелых 150-мм пушек и 22 210-мм мортиры. В это количество не входит оружие, захваченное в Чехословакии.

В марте 1939 г. был принят мобилизационный план на 1939/40 г, положенный в основу развертывания сухопутных сил, с которыми Германия вступила во вторую мировую войну. По этому плану надлежало отмобилизовать 103 соединения: 86 пехотных (в том числе 35 — первой волны, 16 — второй волны, 20 — третьей волны, 14 — четвертой волны и 1 дивизию ландвера), 3 горнострелковые, 4 моторизованные, 4 легкие пехотные, 5 танковых дивизий и 1 кавалерийскую бригаду. Термин «волна» не означал какой-то очередности в проведении мобилизации, а отражал качественное состояние соединений. Пехотные дивизии первой волны — это кадровые дивизии, наиболее подготовленные соединения; к дивизиям первой волны относились также танковые, легкие и моторизованные соединения. Остальные в основном формировались за счет резервистов различных категорий.

К началу войны сухопутные войска Германии (полевые войска, войска гарнизонов пограничных и укрепленных районов, а также строительные войска) насчитывали свыше 2,7 млн. человек, а резервной армии — около 1 млн. человек. Офицерский корпус состоял из 70 524 офицеров, из них 21 768 — кадровых и 48 756 — из запаса. Сухопутные войска в основном завершили программу перевооружения. Они были оснащены новыми образцами оружия, в то время как в армиях других капиталистических государств на вооружении находилось сравнительно устаревшее оружие. Сухопутные войска вермахта имели не только большую численность, но, самое важное, больший удельный вес танковых и моторизованных соединений, более современную организацию и высокий уровень боевой подготовки. Унтер-офицерский состав был тщательно подобран и обучен, обладал высокими профессиональными качествами.

Военно-воздушные силы фашистской Германии состояли преимущественно из бомбардировочной авиации; удельный вес истребителей накануне войны был значительно ниже, чем в других странах. Истребители широко привлекались для непосредственной поддержки сухопутных войск. Противовоздушную оборону имперских областей, в первую очередь Рура и индустриальных районов Центральной Германии, предполагалось обеспечить главным образом зенитной артиллерией, которая организационно входила в состав ВВС.

В 1935 — 1936 гг. планы строительства люфтваффе предусматривали создание большого количества четырехмоторных бомбардировщиков дальнего действия. Однако к 1937 г. положение изменилось: приоритет получили бомбардировщики среднего радиуса действия, способные тесно взаимодействовать с сухопутными войсками. Некоторые буржуазные историки, в том числе Хильгрубер, пытаются истолковать это как свидетельство того, будто Гитлер не собирался вести большой войны, а стремился осуществить свои политические цели в малых локальных войнах. В действительности данное обстоятельство подтверждает неуклонное следование фашистского руководства доктрине блицкрига и в строительстве ВВС. Будучи не в состоянии одновременно решать в полном объеме все политические, стратегические и вытекающие из них военно-экономические задачи, оно откладывало строительство мощной стратегической авиации на более поздние сроки.

Основной тактической единицей ВВС считалась эскадрилья (10 самолетов), состоявшая из трех звеньев. Эскадрильи объединялись в авиагруппы (30 — 40 самолетов), которые по две-три сводились в эскадры, входившие с 1938 г. в состав авиадивизий и воздушных флотов.

Программа строительства военно-воздушных сил фашистской Германии неоднократно изменялась. Последняя, десятая по счету программа, принятая 7 ноября 1938 г., предусматривала к весне 1942 г. иметь в ВВС готовых к действию: 8 тыс. бомбардировщиков, 2 тыс. пикирующих бомбардировщиков, 3 тыс. истребителей-бомбардировщиков, столько же истребителей, 250 штурмовиков, 750 разведчиков, 2500 самолетов военно-морской авиации, 500 транспортных самолетов, всего — 20 тыс. самолетов.

Фактически к началу войны фашистская Германия имела 4093 самолета (из них 3646 в полной боевой готовности), в том числе 1176 бомбардировщиков Хе-111, До-17, Ю-88, 366 пикирующих бомбардировщиков Ю-87, 408 истребителей-бомбардировщиков Ме-109, Ме-110, 771 истребитель (в основном Ме-109Е, Ме-109 Д и небольшая часть Арадо), 40 штурмовиков Хе-123, 613 самолетов-разведчиков До-17, Хш-126, Хе-46, Хе-45, 552 транспортных Ю-52 и 167 гидросамолетов Хе-60, Хе-59, Хе-115, До-18.

К началу войны после проведения мобилизации в зенитной артиллерии имелось: 1217 зенитных батарей, в которых насчитывалось 2600 88-мм и 105-мм пушек, предназначенных для борьбы с высоколетящими целями, и 6700 20- и 37-мм пушек для поражения низколетящих и пикирующих самолетов. Кроме того, на вооружении зенитной артиллерии имелось 188 прожекторных батарей (1700 прожекторов диаметром 150 сантиметров и 1300 прожекторов диаметром 60 сантиметров).

Относительно парашютно-десантных войск вермахта в буржуазной историографии второй мировой войны распространено мнение, далеко не соответствующее действительности. Так, например, в книге Г. Фойхтера подчеркивается, что «только люфтваффе еще до начала второй мировой войны в широком масштабе использовали эту идею и затем воплотили ее в жизнь в кампаниях в Норвегии, Голландии, на Крите и т. д.». В действительности же парашютно-десантные войска вермахта к началу войны находились в процессе формирования и были незначительны. Номинально созданная воздушно-десантная дивизия состояла лишь из 4 батальонов.



Военно-воздушные силы имели хорошо организованную службу связи. К осени 1939 г. без учета запасных частей было создано 16 полков и 59 батальонов связи ВВС.

Первоначальная боевая подготовка рекрутов, призванных в ВВС, осуществлялась в 23 учебных авиационных полках и 2 батальонах морской авиации. Ежегодно здесь проходили подготовку 60 тыс. человек. Для их дальнейшего обучения имелись 21 школа пилотов, в том числе 3 для морской авиации; 10 школ боевого применения авиации; 2 авиатехнические школы. Большое внимание командование ВВС уделяло подготовке классных пилотов, которая широко развернулась в последние два предвоенных года. В июне 1939 г. в ВВС насчитывалось 8 тыс. пилотов повышенного разряда, имевших право дневного и ночного вождения любых военных самолетов. К началу войны около 25 процентов всех пилотов владели мастерством слепого пилотирования.

Офицерский состав пополнялся в основном за счет оберфаненюнкеров, заканчивавших специальные военно-воздушные учебные заведения. Офицерские кадры готовились в четырех школах ВВС и двух академиях: военно-воздушной и военно-технической.

В августе 1939 г. в ВВС насчитывалось 373 тыс. человек, в том числе в авиации и воздушно-десантных войсках — 208 тыс. человек (из них 20 тыс. летного состава), в зенитной артиллерии — 107 тыс. человек и в войсках связи — 58 тыс. человек. Количество офицеров в ВВС увеличилось с 12 тыс. в июне 1939 г. до 15 тыс. в августе того же года. Немецкие ВВС располагали большим количеством боевых самолетов новейших типов. Летный состав имел надлежащую подготовку, а часть его — и боевой опыт.

На Нюрнбергском процессе бывший начальник генерального штаба люфтваффе Кессельринг показал: «Все было сделано для того, чтобы сделать германский военно-воздушный флот в отношении его личного летного состава, боевых качеств самолетов, зенитной артиллерии, службы воздушной связи и т. д. наиболее грозным флотом в мире. Это усилие привело к тому факту, что в начале войны или, самое позднее, в 1940 году мы имели исключительно высококачественный флот, даже если не было единой формы стандарта». Это заявление в какой-то степени отражало действительное положение вещей. Воздушные армады Геринга сыграли немалую роль в наступательных операциях германских вооруженных сил 1939—1940 гг.

Однако имелись и существенные просчеты в строительстве ВВС. Гитлеровцам не удалось создать сильной стратегической авиации. Авиация все более ориентировалась на оперативно-тактическое взаимодействие с сухопутными войсками, что отвечало концепции блицкрига. Кроме того, люфтваффе оказались недостаточно подготовлены для широкой поддержки действий военно-морского флота, так как численность военно-морской авиации была невелика. Малый радиус действия военно-морской авиации и отсутствие авианосцев не позволяли использовать ее для борьбы на отдаленных (свыше 500 км) морских коммуникациях. Порядок подчинения и управления военно-морской авиацией не обеспечивал тесного взаимодействия с военно-морским флотом. Геринг решительно отклонял предложения о непосредственном подчинении этой авиации флоту.

Военно-морской флот Германии вступил во вторую мировую войну менее подготовленным, чем сухопутная армия и военно-воздушные силы. И дело не только в том, что на первом этапе главные усилия «третьего рейха» направлялись на создание максимально мощных сил для ведения войны на сухопутных театрах. Основным фактором являлась неверная оценка государственным руководством и военно-морским командованием Германии реальных возможностей страны в строительстве флота, роли различных классов военно-морских кораблей, а также военно-морской авиации в будущей войне.

Это отразилось на разработке в конце 1938 г. большой программы строительства крупного «сбалансированного» военно-морского флота, получившей название плана «Z».

По этому плану к 1948 году предусматривалось построить и иметь в составе флота 10 тяжелых боевых кораблей (линкоров водоизмещением 50 — 54 тыс. тонн и линейных крейсеров по 29 тыс. тонн), 12 броненосцев по 20 тыс. тонн, 3 «карманных» крейсера (по 10 тыс. тонн), 4 авианосца, 5 тяжелых крейсеров, 22 легких крейсера, 22 разведывательных (дозорных) крейсера, 68 миноносцев (в том числе эскадренных), 249 подводных лодок, 10 минных заградителей, 75 торпедных катеров и 227 других военных судов специального назначения. В январе 1939 г. Гитлер утвердил этот план и потребовал выполнить его в течение шести лет, то есть в 1944 г. одновременно объявив развитие ВМФ первоочередной задачей военного строительства.

План «Z» основывался на глубоко укоренившемся среди высшего военно-морского командования Германии убеждении, будто война на море решается надводным, прежде всего линейным и крейсерским, флотом. Поэтому в первую очередь строились надводные корабли, а во вторую — подводные лодки. Предусматривалось, что военно-морские силы по количеству, качеству и огневой мощи должны превосходить английский флот. Но для достижения этого не хватало ни средств, ни времени. По общему водоизмещению германский военно-морской флот уступал английскому в 7 раз, а французскому — почти в 3 раза. Адмирал Дениц отмечал: «Летом 1939 г. мы не располагали даже приблизительно достаточными военно-морскими силами, при помощи которых могли бы противостоять Англии на решающем театре военных действий — в Атлантическом океане».

К началу второй мировой войны военно-морские силы фашистской Германии насчитывали 159 557 человек личного состава и имели 107 боевых кораблей общим водоизмещением свыше 350 тыс. тонн, в том числе 86 новейших кораблей водоизмещением 250 тыс. тонн, построенных в период с 1933 по 1939 г. Из 107 боевых кораблей в строю находилось 2 линкора, 2 тяжелых и 3 «карманных» крейсера, 6 легких крейсеров, 22 эскадренных миноносца, 15 миноносцев, 57 подводных лодок. Кроме того, строилось еще 35 кораблей (общим водоизмещением 225 тыс. тонн), из них 1 авианосец, 2 линкора, 3 тяжелых крейсера, 1 эскадренный миноносец, 19 миноносцев, 9 подводных лодок. «В результате, — справедливо замечает советский адмирал В. А. Алафузов, — германский флот, будучи по своему качественному составу (по классам и типам кораблей) надводным флотом, призванным к борьбе за достижение господства на море, по своему количественному составу не соответствовал этому назначению. Не соответствовал он и задачам подводной войны (всего 57 подводных лодок), выдвигавшейся как средство поражения Англии сторонниками сильного подводного флота, возглавлявшимися Деницем». Тем не менее английский военно-морской флот оказался не подготовленным к борьбе даже с тем небольшим количеством подводных лодок, которыми располагала Германия к началу войны.

Руководство каждым из трех существовавших в фашистской Германии видов вооруженных сил осуществлялось их главнокомандующими, имевшими свои генеральные штабы. Главнокомандующими сухопутными силами были генерал-полковник Фрич (до 1938 г.) и генерал-полковник Браухич (с начала 1938 г.), военно-воздушными силами — рейхсмаршал Геринг, военно-морским флотом — адмирал Редер. Руководство вермахтом до февраля 1938 г. осуществлял военный министр генерал-фельдмаршал Бломберг, отдававший по согласованию с фюрером общие указания в отношении строительства вооруженных сил и подготовки их к войне.

С целью создания высшего военного руководящего органа, который полностью отвечал бы условиям тотальной войны, и концентрации всей власти в одних руках Гитлер 4 февраля 1938 г. взял на себя не только формально, но и фактически функции верховного главнокомандующего вермахтом. Военное министерство было упразднено, а его функции переданы вновь созданному верховному главному командованию, начальником штаба которого стал генерал-полковник Кейтель.

ОКБ предназначалось для координации действий всех видов вооруженных сил, гражданской администрации и экономических органов. В нем объединялись функции военного министерства, генерального штаба вермахта и личного штаба Гитлера как верховного главнокомандующего.

В рамках ОКБ был создан штаб оперативного руководства, призванный заниматься вопросами стратегического и оперативного руководства, координировать деятельность генеральных штабов трех видов вооруженных сил. Начальнику штаба генералу Йодлю было предоставлено право непосредственного доклада фюреру.

В результате мер, осуществленных в феврале 1938 г., наиболее агрессивные круги генералитета взяли на себя руководящую роль в подготовке войны; они стали определять стратегию немецкого милитаризма и темпы военных приготовлений.

В августе 1939 г. были полностью введены штаты военного времени. Главное командование и генеральный штаб сухопутных войск разделились на две части. Одна — основная стала осуществлять руководство действующей армией и образовала ставку (Das Oberkommando des Heeres — OKX), на другую возлагалось руководство вновь созданной резервной армией, а также производством вооружения, мобилизацией и подготовкой людских и материальных резервов.

Все строительство вермахта проходило под непосредственным руководством нацистской верхушки. Гитлер утверждал, что партия и вермахт — это две опоры, несущие на себе национал-социалистскую Германию. В брошюре, усиленно рекомендованной главнокомандующим вермахтом и военным министром генерал-фельдмаршалом Бломбергом, говорилось: каждый «солдат — это национал-социалист, хотя у него и нет партийного билета. Новый вермахт, обязанный национал-социализму своим существованием и своей свободой, связан с ним и на жизнь и на смерть».

За шесть предвоенных лет рейхсвер из небольшой профессиональной сухопутной армии, которой по Версальскому договору запрещалось иметь танки, тяжелую артиллерию, самолеты, противотанковые орудия, превратился в самую сильную армию капиталистического мира.

Личный состав вермахта, особенно офицерский корпус, в подавляющем большинстве был заражен нацистской идеологией, ревностно исполнял волю господствующих классов фашистской Германии и послушно следовал за фюрером.

Выступая в рейхстаге 1 сентября 1939 г., Гитлер заявил: «Более чем в течение 6 лет я был занят созданием германских вооруженных сил. В течение этого периода более 90 млрд. рейхсмарок было потрачено на создание вооруженных сил, и теперь наши вооруженные силы — самые лучшие в мире с точки зрения количества и качества их вооружения. Они также гораздо лучше теперь, чем были в 1914 году».

Фашистские заправилы «третьего рейха» полагали, что вооруженные силы Германии готовы к осуществлению намеченной ими программы, и были до надменности уверены в успешном исходе войны.

Вооруженные силы Италии комплектовались на основе всеобщей воинской повинности со сроком действительной службы 1,5 года. К началу второй мировой войны в стране насчитывалось 8,8 млн. мужчин в возрасте от 18 до 55 лет, в том числе годных к военной службе — около 7,2 млн. человек. Мобилизационные возможности Италии ограничивались сравнительно небольшой численностью населения.

Милитаризация населения Италии получила юридическое оформление в законе «Об организации нации для войны» от 8 февраля 1925 г., изданном вскоре после прихода фашистов к власти. Закон устанавливал не только общие принципы мобилизации, но и функции отдельных ведомств, а также структуру государственного аппарата в условиях войны. Эти положения затем были развернуты в законе от 8 мая 1931 г. «О военной дисциплине», предусматривавшем личное участие всех граждан в национальной обороне. В другом законе — «О военизации итальянской нации», принятом 31 декабря 1934 г., военное обучение было установлено с того момента, как ребенок пошел учиться, и должно продолжаться в течение всего времени, пока гражданин способен владеть оружием.

Вооруженные силы состояли из трех видов (сухопутных сил, военно-воздушных сил и военно-морского флота) и войск национальной безопасности. Всего в итальянской армии летом 1939 г. насчитывалось 1 753 тыс. человек. Формально во главе вооруженных сил стоял король. Однако в действительности власть принадлежала военному, авиационному и морскому министерствам, которые возглавлял Муссолини. Ему непосредственно был подчинен генеральный штаб, начальник которого имел ранг заместителя министра. На этой должности в течение почти 15 лет (1925 — 1940 гг.) Муссолини держал маршала Бадольо, в функции которого входила координация деятельности всех видов вооруженных сил, а фактически он довольствовался ролью технического консультанта главы правительства. Наряду с министерствами существовал межведомственный орган — высший совет национальной обороны, низведенный до роли совещательного органа.

Сухопутные войска — наиболее многочисленный вид вооруженных сил — состояли из армии, находившейся в метрополии, и колониальных войск. К середине апреля 1939 г. в армии метрополии по штатам мирного времени насчитывалось 450 тыс. человек — 67 слабо укомплектованных дивизий (в том числе 58 пехотных, 2 танковые, 2 моторизованные и 5 горнострелковых), объединенных в 22 корпуса и 5 армий. По мобилизационному плану в сухопутных войсках предусматривалось иметь 88 дивизий. Дополнительно планировалось формирование танковой и 12 специальных моторизованных дивизий для действий в Африке.

Пехотная дивизия состояла из двух пехотных и артиллерийского полков, минометного батальона, роты противотанковых орудий, легиона фашистской милиции, частей обеспечения и обслуживания. Всего в дивизии насчитывалось 12 979 человек, 34 орудия полевой артиллерии (65-мм и 100-мм), 126 45-мм и 30 81-мм минометов, 8 47-мм противотанковых и 8 20-мм зенитных пушек.

В состав танковой дивизии входили танковый, берсальерский, артиллерийский полки, части обеспечения и обслуживания. В ней насчитывалось 7439 человек, 184 легких танка, вооруженных 37-мм пушками, 24 75-мм орудия полевой артиллерии на мехтяге, 8 47-мм противотанковых и 16 20-мм зенитных пушек, 581 автомашина, 1170 мотоциклов и 48 тракторов.

Моторизованная дивизия имела два моторизованных, берсальерский и артиллерийский полки, минометный батальон, а также части и подразделения обеспечения и обслуживания. Всего в дивизии насчитывалось 10 500 человек, 24 75-мм и 100-мм орудия полевой артиллерии, 56 45-мм и 12 81-мм минометов, 24 47-мм противотанковых и 16 20-мм зенитных пушек, 581 автомашина, 1170 мотоциклов и 48 тракторов.

Горнострелковая дивизия в организационно-штатном отношении незначительно отличалась от пехотной. В своем составе она имела 14 786 человек, 24 75-мм горных орудия, 54 45-мм и 24 81-мм миномета.

Рядовой состав колониальных войск Италии комплектовался из местного населения на добровольных началах, сержантский и офицерский — за счет итальянцев. Перед войной в этих войсках насчитывалось около 223 тыс. человек. Высшим их соединением являлась пехотная бригада.

Сухопутные войска итальянской метрополии в большей части были слабо вооружены, недостаточно экипированы и плохо обучены. Они предназначались главным образом для обороны района Альп. Армия не располагала современными типами танков, противотанковым оружием, автотранспортом; производство орудий часто ограничивалось устаревшими образцами. Муссолини отдал распоряжение до июня 1938 г. использовать для армии чрезвычайные фонды, но их хватило только на выпуск нового вооружения, предназначенного для боевых действий в Испании.

Огромные средства правительство вкладывало в военно-воздушные силы. К началу войны в Европе в ВВС насчитывалось 2802 самолета, из них 2132 самолета находилось в войсках (890 бомбардировщиков, 691 истребитель, 354 разведчика, 197 самолетов морской авиации). При этом только около 1690 самолетов, из них 200 машин устаревших марок, были готовы к участию в боевых действиях.

По своим тактико-техническим данным итальянская истребительная авиация отставала от английской и немецкой, а бомбардировочная хотя и не уступала им, но имела более слабое вооружение.

Высшим органом ВВС являлось министерство, которому подчинялись все боевые части, территориальные авиационные формирования и учреждения (авиационные округа, базы и другие). Высшим соединением военно-воздушных сил была эскадра, состоявшая из двух-трех дивизий и одной-двух бригад. Дивизия имела три-четыре полка, бригада — два-три полка. Полк включал в себя две-три группы, а группа — две-три эскадрильи. По штатам в эскадрилье было девять-десять самолетов.

Готовясь к завоеванию господства на морских пространствах, Италия содержала крупный военно-морской флот, который по численности надводных боевых кораблей занимал после Великобритании и Франции третье место в Европе, а по подводным лодкам — первое место в мире. К началу второй мировой войны в составе итальянского флота было 4 линейных корабля, 22 крейсера, 128 эсминцев и миноносцев, 105 подводных лодок.

ВМФ возглавляло министерство, при котором имелся морской генеральный штаб как орган управления всеми надводными и подводными силами флота, военно-морскими округами и базами.

По своим боевым качествам итальянские линкоры и крейсеры уступали английским и французским, были слабо оснащены новейшими техническими средствами. Линкоры были по преимуществу устаревших конструкций, крейсеры имели ряд конструктивных недостатков. По количеству эсминцев итальянские военно-морские силы превосходили английский и французский флоты в Средиземном море, но у последних почти все корабли этого класса имели большее водоизмещение и артиллерию более крупного калибра.

Большую часть итальянских подводных лодок составляли малые лодки, с низкой боеспособностью и маневренностью, медленным погружением, с большим шумом механизмов. Подводные лодки не имели бесследных торпед. К ночным боям флот подготовлен не был. Но самыми значительными недостатками его были слабая подготовка командного состава, отсутствие авианосной авиации (если не считать 20 корабельных самолетов), а также хронический недостаток топлива. Все это привело к тому, что итальянский флот оказался плохо подготовленным к борьбе на средиземноморских коммуникациях, защите своих морских сообщений и обороне побережья, что являлось его главной задачей.

Войска национальной безопасности включали фашистскую милицию, военную полицию (карабинеров), пограничные и таможенные войска, специальную милицию (железнодорожная, портовая, охраны лесов, дорожная) и войска морской пехоты. Фашистская милиция состояла из отдельных легионов, батальонов чернорубашечников и войск противовоздушной и береговой обороны страны.

К началу войны в Европе в войсках ПВО имелось 22 легиона зенитной артиллерии фашистской милиции, 4 отдельных зенитных полка (по 64 76-мм пушки и 32 пулемета) и 3 дивизиона (по 16 76-мм пушек и 8 пулеметов) в сухопутных войсках; они предназначались для противовоздушной обороны крупных городов метрополии и за ее пределами (Триполи и Бенгази).

Для организации противовоздушной обороны страны вся ее территория делилась на 28 зон, для руководства которыми было создано 15 командований. Последние непосредственно подчинялись заместителю начальника генерального штаба по территориальной обороне, являвшемуся одновременно командующим противовоздушной обороной.

К началу второй мировой войны итальянские вооруженные силы дислоцировались в различных районах Средиземноморья. В метрополии находилось 48 дивизий (2-я и 4-я армии) и большая часть ВВС. В портах и военно-морских базах Апеннинского полуострова (Таранто, Неаполь, Бриндизи, Бари, Специя и другие), острова Сицилия (Мессина, Аугуста, Сиракузы, Палермо) и острова Сардиния (Кальяри) базировались основные силы флота. В Ливии, на границе с Тунисом, Алжиром и Египтом были развернуты 5-я и 10-я армии, насчитывавшие 12 дивизий и 315 боевых самолетов. В портах Тобрук и Триполи (Ливия) базировалось 12 эсминцев и миноносцев, 3 эскортных корабля и 9 подводных лодок. На Додеканезских островах дислоцировалась одна дивизия, на их порты базировались 6 миноносцев, 20 торпедных катеров и 8 подводных лодок. Крупные группировки итальянских войск из метрополии и колоний находились в Албании и Эфиопии.

В целом вооруженные силы Италии не были готовы к войне. Боевая подготовка и моральный дух армии не отвечали требованиям ведения борьбы с сильным противником. Широкая пропаганда силы и могущества Италии, насаждение фашистской идеологии, призывы к созданию «великой Римской империи» и заверения в возможности достижения этой цели не вызывали энтузиазма в народе и вооруженных силах.

Вооруженные силы Японии возглавлял император, руководивший ими через ставку — высший военный орган страны. Созданная в ноябре 1937 г. и находившаяся под контролем императора, ставка обладала широкими полномочиями и имела право принимать решения по важнейшим вопросам оперативно-стратегического характера без утверждения со стороны правительства и даже без его ведома. Однако это был «слабо скоординированный орган», ибо «отдел армии и отдел флота стремились действовать самостоятельно».

Сухопутные войска возглавляли военный министр и начальник генерального штаба армии, а флот — морской министр и начальник морского генерального штаба. При главнокомандующем (императоре) имелись совещательные органы: совет маршалов и высший военный совет. Основная задача высшего военного совета состояла в согласовании требований армии и флота. Главным мобилизационным органом являлся совет национальных ресурсов (под председательством премьер-министра), который ведал всесторонней подготовкой страны к войне.

На конец марта 1939 г. в сухопутных войсках, состоявших из групп армий, армий, соединений и частей, насчитывалось 1240 тыс. человек. Высшим тактическим соединением являлась дивизия. В 1937 — 1939 гг. их число с 30 (в том числе 6 резервных) возросло до 41. Дивизии делились на три типа: «A-I» — двухбригадного состава (штатная численность 29 400 человек, 148 орудий, 81 танк); полкового состава — усиленная («А») (24 600 человек, 102 орудия и 7 танков) и обычная (13 — 16 тыс. человек, 75 орудий). Основная масса сухопутных войск вела боевые действия в Китае (25 дивизий). В метрополии и Корее дислоцировалось 7 дивизий. Кроме того, на территории Японии имелось 10 учебных дивизий. В 1939 г. в состав Квантунской армии были включены 3 армии (9 пехотных дивизий усиленного состава, авиационная дивизия, кавалерийская бригада, 13 пограничных охранных отрядов и другие отдельные части) общей численностью более 300 тыс. человек (без учета местных формирований).

В 1937 — 1939 гг. огневая мощь сухопутных войск значительно возросла, в первую очередь за счет оснащения пехотных частей и подразделений новым и модернизированным артиллерийским и стрелковым оружием. Вместо устаревших 72-мм мортир и 37-мм пушек образца 1922 г. на вооружение поступили 70-мм пушки-гаубицы. В пехотные полки кроме батарей полковой артиллерии, вооруженных 75-мм пушкой образца «41» г. были включены противотанковые батареи, оснащенные новыми 37-мм скорострельными пушками. Артиллерийские полки пехотных дивизий имели на вооружении модернизированные 75-мм пушки образца «38» и 105-мм гаубицы образца «91». К 1939 г. в танковых войсках насчитывалось более 2 тыс. танков, из них около половины — устаревших конструкций.

За этот же период количество эскадрилий авиации сухопутных войск увеличилось с 54 до 91 (44 тыс. человек, около 1 тыс. самолетов). Военно-воздушные силы армии были сведены в авиационные дивизии, бригады и отряды, имевшие на вооружении одноместные истребители типов «95» и «96» (скорость 380 км/час), разведывательные самолеты «94», одномоторные и двухмоторные легкие бомбардировщики «93», средние бомбардировщики «93» и «97» (скорость 220 и 474 км/час) с бомбовой нагрузкой от 500 до 1000 кг.

Согласно принятому в конце 1938 г. полевому уставу особое внимание уделялось обучению войск ведению наступательных боевых действий. Главный удар рекомендовалось наносить во фланги, стыки, по незащищенным участкам, районам расположения слабых войсковых частей противника и там, где он не ожидал нападения.

При отработке вопросов организации обороны большое внимание уделялось противотанковой обороне. Для борьбы с танками предусматривалось создание противотанковых штурмовых групп, вооруженных связками гранат, минами, шестами со взрывными зарядами, использование тяжелых пулеметов, скорострельных противотанковых пушек, орудий полковой и дивизионной артиллерии, создание минных полей, ям-ловушек и т. д. Сухопутные войска обучались в основном ведению боевых действий в сложных условиях: ночью, в горах, лесу, джунглях, населенных пунктах.

Летный состав военно-воздушных сил армии готовился в четырех авиашколах. При подготовке летчиков широко практиковались длительные групповые, ночные и высотные полеты, а также слепые полеты в сложных метеорологических условиях. Каждый летчик имел в год в среднем по 150 часов налета.

Осенью 1939 г. в состав военно-морских сил Японии входили: объединенный флот, состоявший из 1-го и 2-го флотов; флот китайского фронта, в состав которого входили 3, 4 и 5-й флоты; учебный флот; сторожевая эскадра, охранявшая восемь военно-морских баз; учебная флотилия; флотилия вспомогательной службы и флотилия резерва.

Особое внимание японское командование уделяло строительству линейных кораблей с орудиями сверхкрупных калибров, рассматривая это как залог победы в морской войне. Из десяти линейных кораблей два имели главную артиллерию калибром 406 мм и восемь — калибром 356 мм. В ноябре 1937 г. в Кобе был заложен сверхмощный линкор «Ямато» водоизмещением 69 100 тонн, имевший на вооружении орудия калибром 460 мм.

Большая роль отводилась развитию авианосного флота. Два авианосца («Кага» и «Акаги») были переоборудованы из линкора и линейного крейсера, а «Рюдзё», «Хосё», «Сорю» и «Хирю» построены заново.

Ведя войну в Китае и готовясь к расширению агрессии, японские милитаристы принимали все меры для ввода в строй новых боевых кораблей. В 1937 г. были спущены на воду 3 тяжелых крейсера, авианосец и 19 других боевых кораблей, в 1938 г. — 16 кораблей, в 1939 г. — 23 корабля.

За три года флот пополнился 62 боевыми кораблями общим водоизмещением 154 994 тонны. В конце 1939 г. ВМФ имел 10 линкоров, 6 авианосцев с 396 самолетами, 35 крейсеров, 121 эскадренный миноносец, 56 подводных лодок.

Военно-морской флот Японии располагал целой системой морских баз, обеспечивавших развертывание агрессии против Советского Союза, европейских колониальных держав и Соединенных Штатов Америки.

В связи с подготовкой нападения на СССР были построены военно-морские базы на побережье Кореи — Расин, Сейсин, Юки, для воздушных и: морских сил созданы опорные пункты на Курильских островах и укрепления на обоих берегах пролива Лаперуза — на острове Иесо и Южном Сахалине. Одновременно строились военно-морские базы на мандатных островах (Марианских, Каролинских и Маршалловых).

Опираясь на широкую сеть баз, военно-морское командование Японии развернуло усиленную подготовку личного состава к войне. В 1938 — 1939 гг. особенно интенсивно отрабатывались вопросы ведения боевых действий против советского Тихоокеанского флота и флота США в районе Филиппинских островов и острова Гуам.

К 1939 г. Япония завершила создание кольцевой системы противовоздушной обороны, имевшей трехзонное построение. Глубина всей системы обороны в приморских районах достигала 160 — 170 км. На вооружении войск ПВО состояли современные стационарные и подвижные зенитные орудия, истребители-перехватчики, зенитные пулеметы, аэростаты заграждения.

Придавая большое значение идеологической обработке военнослужащих, командование японских вооруженных сил содержало специальный пропагандистский аппарат. Оно прививало личному составу монархистско-милитаристскую идеологию, имевшую антикоммунистическую направленность. Солдаты и офицеры воспитывались в духе безграничной верности и преданности императору и беспрекословного подчинения старшим.

Идея паназиатизма являлась одной из главных основ шовинистической пропаганды. Повсеместно внушалась мысль о «великой миссии» Японии по освобождению народов желтой расы от гнета белых, об установлении на Востоке «рая и благоденствия», «вечного мира» и т. д. Как правило, в пропаганде широко использовались религиозные догмы о божественном происхождении Японии и ее императора, почитании предков и обожествлении героев. В целом японским милитаристским кругам удалось создать преданную и послушную армию, готовую выполнить любой приказ.

Таким образом, хотя высшее военно-политическое руководство планировало завершить подготовку вооруженных сил в 1941 — 1942 гг., однако уже к началу второй мировой войны Япония обладала значительной военной мощью.

Накануне войны вооруженные силы главных стран фашистского блока были далеко не равноценны. В то время как вермахт имел современную военную технику и по вооружению, боевой подготовке войск, выучке офицерского и унтер-офицерского состава превосходил сухопутные армии и авиацию Франции, Англии, тем более Польши, вооруженные силы фашистской Италии отставали по всем этим показателям не только от своего главного союзника, но и от основных противников. Японская армия и военно-морской флот отличались хорошей боевой подготовкой личного состава, которая в ходе войны в известной мере могла компенсировать отставание по некоторым видам вооружения от главного противника в бассейне Тихого океана — США.

На основе фашистско-милитаристского режима в Германии, Италии и Японии проводилась максимальная милитаризация всех сфер общественной жизни и подготовка массовых вооруженных сил.