Вторая мировая война: срыв вооруженными силами США наступательных планов Японии на Тихом океане

В соответствии с планами сторон с весны 1942 г. Коралловое море становилось основным районом военных действий на Тихом океане. Гос­подство японских вооруженных сил в этом районе угрожало позициям США, и прежде всего в Австралии — главном плацдарме союзников, предназначавшемся для подготовки контрнаступления.

Первыми объектами захвата, намеченными японским командованием, были остров Тулаги (Соломоновы острова, севернее Гуадалканала) и австралийская база на Новой Гвинее Порт-Морсби. Овладев этими пунк­тами, Япония могла бы иметь сильные позиции для базирования своего флота и авиации и дальнейшего усиления давления на Австралию. Ди­ректива о подготовке десантной операции была подписана японским ко­мандованием 2 февраля. По замыслу перед высадкой в Порт-Морсби пред­полагалось овладеть островом Тулаги и оборудовать на нем базу для гидроавиации. Выход транспортов с десантными войсками, силами охра­нения и прикрытия намечался из Рабаула. Захват Порт-Морсби в связи с задержкой операции в силу ряда причин был намечен на 10 мая.

Обеспечение операции с воздуха возлагалось на авианосную и береговую авиацию, базировавшуюся на аэродромах близ Рабаула. Разведку должны были вести авиационные подразделения с Тулаги и подразделе­ния летающих лодок с острова Шортленд. У японского командования существовало ошибочное мнение, что США могут иметь в Коралловом море не более одного авианосца. Поэтому сомнений в успехе операции не возникало. К тому же японские силы еще ни разу не встречали серьез­ного противодействия со стороны американского флота, который при­держивался тактики пассивной обороны.

Проведение операции возлагалось на 4-й флот под командованием адмирала С. Иноуэ. В состав десанта вошли части из группы войск Южных морей (около 5 тыс. человек) , для перевозки которых выделялось 12 транспортов. В состав сил охранения десантного конвоя входили легкий авианосец «Сёхо», четыре тяжелых и три легких крейсера и девять эскадренных миноносцев. Поскольку 4-й флот не имел тяжелых авианосцев, оперативное прикрытие десантного конвоя осуществляло авианосное соединение под командованием адмирала Т. Такаги, включавшее два тяжелых авианосца — «Сёкаку» и «Дзуйкаку» со 125 самолетами на борту, 2 тяжелых крейсера, 6 эсминцев и 6 подводных лодок. Для обеспечения операции из состава 11-го воздушного флота выделялась 25-я авиационная флотилия, насчитывавшая 162 самолета, сосредоточен­ных на аэродромах Рабаула.

Американское командование еще 17 апреля получило сведения о намерениях японцев высадить десант в Порт-Морсби и стало готовиться к его отражению. Из состава Тихоокеанского флота США в Коралловое море было направлено два авианосных соединения под общим командова­нием Ф. Флетчера в составе тяжелых авианосцев «Йорктаун» и «Лексинг­тон» (143 самолета), 5 тяжелых крейсеров и 9 эсминцев. Ему также под­чинялась австралийская эскадра крейсеров адмирала Д. Крейса (3 крейсера, 2 эскадренных миноносца), находившаяся в Коралловом море. Кроме того, из Пёрл-Харбора в этот район срочно ушли авианосцы «Хорнет» и «Энтерпрайз». Однако вскоре их отозвали обратно, так как разведка сообщила о подготовке японских сил к операции по захвату атолла Мидуэй

Вопреки утверждениям многих буржуазных исследователей, союзники не только не уступали противнику в силах, но даже превосходили его. На двух американских и трех японских авианосцах число самолетов было примерно равным. Вместе с тем союзники за счет авиации берегового базирования имели значительное превосходство в общей численности самолетов в районе операции — 450 против 315 японских. Соотношение же в других видах вооружения существенного значения не имело, так как исход боя решался авиацией.

Развертывание японских сил началось из района островов Трук (Каролинские острова). 3 мая часть десанта, не встретив противодействия, высадилась на остров Тулаги, а другая часть направилась к Порт-Морсби. Получив сообщение об этой высадке, Флетчер направил к Тулаги авиа­носную группу (авианосец «Йорктаун»). Другая группа (авианосец «Лек­сингтон») производила заправку топливом с танкера. 4 и 5 мая самолеты с авианосцев атаковали японские транспорты и крейсеры, но успеха не достигли. Тем не менее эти воздушные налеты дали понять против­нику, что его намерения известны американскому командованию и что в районе операции действует соединение авианосцев США.

Обе стороны вели интенсивную воздушную разведку авианосных сил. Утром 6 мая японская летающая лодка обнаружила в 420 милях от Ту­лаги американскую авианосную группу, но вскоре контакт с ней был потерян. В то же время американская воздушная разведка обнаружила японские десантные силы у восточной оконечности Новой Гвинеи. На сле­дующий день более 90 самолетов с американских авианосцев нанесли удар по легкому авианосцу «Сёхо». Через 15 минут после начала атаки он за­тонул. Казалось бы, что теперь американцы нанесут удар по десантным силам противника, поскольку до наступления темноты еще оставалось много времени, а других целей пока не было. Однако этого не прои­зошло. Без видимых причин они от повторных атак отказались.Японские самолеты, в свою очередь, вылетели с авианосцев и, не обнаружив американских авианосцев, атаковали большой танкер «Неошо» и сопровождавший его эсминец «Симе». Танкер получил тяжелые повреж­дения, а эскадренный миноносец был потоплен. Между тем ни та, ни дру­гая сторона все еще не обнаружила главные авианосные силы, а исход предстоявшего боя в значительной степени определялся тем, кто первым нанесет удар. На рассвете 8 мая американские и японские разведыватель­ные самолеты приступили к интенсивному поиску, и вскоре авианосные соединения сторон были обнаружены. Почти одновременно были подняты в воздух 82 американских и 70 японских самолетов. К этому времени расстояние между соединениями сократилось до 165 миль. Самолеты летели навстречу друг другу, и следовало ожидать, что произойдет встреч­ный воздушный бой. Но из-за разной высоты полета и сложных метеорологических условий основные силы американской и японской авиации ока­зались скрыты друг от друга.

Первой обнаружила противника группа из 49 самолетов с американского авианосца «Йорктаун». Она атаковала авианосец «Сёкаку». Но перед этим группа потеряла около 20 минут в ожидании подхода торпедоносцев. Японцы воспользовались этим и подняли в воздух истребители, которые нанесли тяжелые потери атакующим торпедоносцам. Атака американ­ских самолетов оказалась безуспешной, но они отвлекли на себя истре­бители противника и тем самым обеспечили успех пикирующим бомбар­дировщикам. На японском авианосце начался пожар. Затем его атаковала группа самолетов с авианосца «Лексингтон», нанеся «Сёкаку» дополни­тельные повреждения.

В результате атак японских самолетов получили повреждения авианосцы «Лексингтон» и «Йорктаун». Они покрылись густыми облаками дыма, но самолеты все же сумели произвести посадку на свои корабли, после чего соединение на предельной скорости стало уходить из района боя в южном направлении. Вскоре на «Лексингтоне» произошел сильный взрыв. С него сняли команду, а корабль затопили. Оставшись с одним поврежденным авианосцем, соединение, по существу, оказалось небое­способным.

Тем временем на «Сёкаку» все еще продолжался пожар. Японские самолеты вынуждены были садиться на авианосец «Дзуйкаку». Командир соединения адмирал Такаги решил временно отказаться от дальнейших атак, с тем чтобы дозаправить самолеты горючим.

В сложившейся обстановке командующий 4-м японским флотом адмирал С. Иноуэ отдал распоряжение отложить операцию по захвату Порт-Морсби и всем силам отойти из района боя. Это решение вызвало резкое недовольство высшего командования. Командующий Объединенным флотом адмирал И. Ямамото приказал продолжать преследование американских кораблей. Утром 9 мая 4-й флот направился на юг, но обнаружить соединение Флетчера ему не удалось. Японские десантные силы в тот же день возвратились в Рабаул. Сражение в Коралловом море закончилось.

В количественном отношении потери сторон оказались примерно равными: по одному авианосцу потоплено и по одному повреждено, уничтожено 77 японских и 66 американских самолетов. Однако по своей боевой мощи потопленные авианосцы были явно не равноценны — амери­канский «Лексингтон» являлся крупнейшим кораблем своего класса, а японский «Сёхо» — легким авианосцем, потеря которого существенно не отразилась на авианосных силах Японии. И все же в свете предшест­вовавших побед на море, когда японский флот практически не имел по­терь, результаты сражения в Коралловом море явились для него неожи­данным и сильным ударом. Японское командование отказалось от опе­рации по захвату Порт-Морсби с моря, хотя десантные силы не встретили никакого сопротивления.

В сражении в Коралловом море впервые в истории войн в качестве главной ударной силы с обеих сторон участвовала авианосная авиация, которая действовала вне пределов видимости соединений кораблей, находившихся друг от друга на удалении до 200 миль.

Японская ставка не отказалась от намерения не допустить превращения Австралии в плацдарм США для перехода в контрнаступление. 18 мая она направила директиву 17-й армии и Объединенному флоту о совместных действиях по захвату островов Новая Каледония, Фиджи, Самоа и Порт-Морсби, с тем чтобы затем начать действия по нарушению коммуникаций между США и Австралией. Но было решено предваритель­но провести операцию по захвату атолла Мидуэй для организации более надежной противовоздушной обороны собственно Японии.

Атолл Мидуэй расположен в центральной части Тихого океана и в силу своего географического положения привлекал внимание обеих воюющих сторон. Он обеспечивал Соединенным Штатам благоприятные условия для сдерживания продвижения противника на восток к Гавайским островам, а также для активных наступательных действий против Японии в центральной части Тихого океана и проведения рейдов на ее территорию. В то же время он представлял выгодную позицию для обо­роны Японии и продолжения ее экспансии на Тихом океане.

Верховное командование Японии, планируя захват атолла Мидуэй и других островов в центральной части Тихого океана, выдвинуло идею совместить выполнение этой операции с уничтожением в генеральном сражении американского флота для удержания господства японского флота на Тихом океане. В директиве начальника штаба Объединенного флота адмирала М. Угаки от 14 января 1942 г. указывалось: «Объединенный флот захватывает острова Мидуэй, Джонстон, Пальмира... Силы, предназначенные для решающего сражения, вступают в бой с аме­риканским флотом и уничтожают его»

К 30 марта в штабе Объединенного флота был составлен предварительный план операции. Однако он встретил возражение в морском генеральном штабе, поставившем под сомнение успех операции из-за невозможности достигнуть такой же внезапности, как при ударе по Пёрл- Харбору. Считалось, что вследствие удаленности Мидуэя от японских баз не удастся использовать авиацию берегового базирования, тогда как американское командование будет иметь такую возможность благодаря относительной близости атолла к Гавайским островам. Тем не менее под нажимом командующего Объединенным флотом Ямамото морской генеральный штаб дал принципиальное согласие на проведение операции после высадки десанта в Порт-Морсби. Окончательное решение о сроках ее проведения было принято позднее.

5 мая, еще до сражения в Коралловом море, японская императорская ставка отдала директиву о проведении операции, согласно которой Объединенному флоту во взаимодействии с частями сухопутных войск предписывалось овладеть атоллом Мидуэй и рядом островов в западной части Алеутской гряды. Японское командование назначило высадку морского десанта на 6 июня. Оно исходило из того, что «противник (США) делает отчаянные попытки, чтобы задержать ослабление своих сил по мере того, как его линия внешней обороны рушится под нашими последователь­ными ударами, и угроза Индии, Австралии и Гавайским островам стано­вится непосредственной... Назрело время нанести удар по о. Мидуэй и Алеутским островам».

Основная часть операции — захват Мидуэя — должна была начаться 4 июня подавлением его обороны ударами авианосной авиации. Захват Алеутских островов начинался на сутки раньше, что должно было отвлечь крупные силы американского флота на север. Предусматривался перехват и уничтожение ударных сил американского флота, если они попытаются оказать противодействие высадке десантов.

Чтобы исключить неожиданное появление американских сил, между Гавайскими островами и атоллом Мидуэй, а также у Алеутских островов были заранее развернуты подводные лодки. В случае выхода американских сил из Пёрл-Харбора они неизбежно пересекли бы завесы подводных лодок и подверглись их атакам. Затем в бой должно было вступить авиа­носное соединение, а линейные корабли Объединенного флота — довер­шить разгром противника.



Успех всей операции во многом определялся ее внезапностью. Поэто­му японское командование уделило большое внимание мерам оператив­ной маскировки. Но оно переоценило скрытность своей радиосвязи, по ко­торой передавались сведения, касающиеся операции. Американская раз­ведка раскрыла замысел японского командования.

К проведению операции привлекались основные силы японского флота: 11 линейных кораблей, 4 тяжелых и 4 легких авианосца, 4 авиатранспорта, 13 тяжелых и 9 легких крейсеров, 66 эсминцев, 22 подводные лодки, значительное количество тральщиков, войсковых и грузовых транспортов, танкеров и других кораблей, а также 620 самолетов. Для поиска и разведки привлекалась также авиация, базировавшаяся на Маршалловых островах и острове Маркус. Все эти силы были сведены в шесть соединений: четыре основных соединения, передовое соединение подводных лодок и соединение базовой авиации.

На центральном направлении было создано авианосное ударное соединение под командованием Т. Нагумо, в состав которого вошли 4 тяжелых авианосца, 2 линейных корабля, 3 крейсера, 12 эсминцев и десантное соединение (соединение вторжения) под командованием Н. Кондо. Оно состояло из 15 транспортов (5 тыс. человек десанта), легкого авианосца, 2 авиатранспортов, 2 линейных кораблей, 10 крейсеров, 21 эскадренного миноносца.

Для захвата Алеутских островов — Атту и Кыска предназначалось северное соединение М. Хосогая, включавшее 2 легких авианосца, 6 крей­серов, 12 эсминцев, 6 подводных лодок, 4 транспорта (2450 человек де­сантников) и ряд других боевых кораблей и судов.

Главные силы японского Объединенного флота под командованием И. Ямамото развертывались в 600 милях к северо-западу от атолла Мидуэй и должны были действовать таким образом, чтобы одновременно обеспечить поддержку сил на центральном и северном направлениях. В их состав входили 7 линейных кораблей, легкий авианосец, 3 крейсера, 21 эскадренный миноносец, 2 авиатранспорта. В ходе операции из состава этих сил для прикрытия высадки десантов на Алеутские острова выделя­лись 4 линейных корабля, 2 крейсера, 12 эсминцев. Это соединение долж­но было находиться примерно в 500 милях севернее.Выход японского флота для участия в операции происходил в период 24—27 мая 1942 г. Главные силы Ямамото, авианосное соединение Нагумо и основные силы десантного соединения Кондо вышли из Внутреннего Японского моря, северное соединение — из Оминато, соединение под­водных лодок — с атолла Кваджелейн.

Американское командование, раскрыв японский шифр и читая перехваченные радиограммы, знало о подготавливаемой операции и заблаговре­менно осуществило развертывание сил и необходимые оборонительные мероприятия, однако ввиду явного превосходства японцев считало свое поражение почти неизбежным. Тем не менее оно все же решило сосредо­точить усилия против авианосцев с целью сорвать высадку десанта и нанести наибольшие потери флоту Японии. Командование США смогло выделить 3 тяжелых авианосца (233 самолета), 8 тяжелых крейсеров и 14 эсминцев, сведенных в 16-е и 17-е оперативные соединения под общим командованием адмирала Ф. Флетчера.

На западных и северо-западных подходах к атоллу заняли позиции 19 американских подводных лодок. К 1 июня на Мидуэе было сосредото­чено около 120 боевых самолетов, включая тяжелые и пикирующие бом­бардировщики, торпедоносцы . Этот атолл был хорошо укреплен: берега и прилегающие воды заминированы; усилена зенитная, полевая и проти­вотанковая артиллерия; на подходах к атоллу велась систематическая дальняя авиаразведка в радиусе до 700 миль. Для обороны Алеутских островов помимо местных сил выделялось 5 крейсеров, 14 эсминцев, 6 под­водных лодок и значительное количество боевых самолетов берегово­го базирования, которые находились под командованием адмирала Р. Теоболда. Руководство всеми выделенными для операции силами осуществлял из Пёрл-Харбора адмирал Ч. Нимиц.

Таким образом, японское командование имело численное превосходство в корабельных силах, главным образом за счет артиллерийских кораблей (линкоров и крейсеров). Однако они не сыграли значительной роли в сражении. Превосходство же в авианосных силах компенсирова­лось американской авиацией берегового базирования. Американская сторона могла упредить противника в нанесении удара, поскольку знала его планы и примерные силы. Японское же командование находилось в неведении относительно сил и планов противной стороны.

Японские подводные лодки заняли свои позиции с опозданием на трое суток — лишь 4 июня, когда американские авианосные соединения уже пересекли линию завесы и скрытно развернулись в районе, располо­женном в 300 милях северо-восточнее Мидуэя. Это оказало существенное влияние на дальнейший ход операции.

Боевые действия, как и планировало японское командование, начались на алеутском направлении. На рассвете 3 июня с авианосцев «Рюдзё» и «Дзунё» были подняты самолеты для нанесения удара по базе Датч-Харбор. На следующий день они повторили налет, причинив базе значи­тельные разрушения. Высадка японских десантов 7 и 8 июня (примерно по 1200 солдат и строительных рабочих) на острова Кыска и Атту прошла без помех. Только через четверо суток американская авиация обнаружила японские войска на островах и начала периодически наносить по ним бомбовые удары. Вступление японских войск на американскую землю сильно взволновало общественность Соединенных Штатов Америки.

3 июня в 600 милях к западу от атолла Мидуэй американский самолет-разведчик обнаружил японский десантный конвой. Его атаковали бом­бардировщики Б-17 с Мидуэя, а затем летающие лодки, вооруженные торпедами. Однако атаки эти были безуспешными.

На рассвете 4 июня японское авианосное ударное соединение в усло­виях плохой видимости подошло с северо-запада на 240 миль к Мидуэю.

В воздух было поднято 108 самолетов. Нагумо по-прежнему рассчитывал на внезапность, не зная о том, что десантный конвой атакован противни­ком. Его командир, соблюдая режим строгого радиомолчания, не сообщил об этом. Вскоре после подъема японские самолеты были обнаружены в 150 милях, а авианосцы — в 180 милях от Мидуэя. Самолетам все же удалось прорваться к острову, причинить серьезные повреждения его объектам и сбить 25 американских истребителей. Однако главной задачи — уничтожения авиации — они не решили, так как американские самолеты в это время были подняты в воздух, и 131 самолет направился для удара по японским кораблям Их атака небольшой группой торпедоносцев и затем пикирующих бомбардировщиков оказалась безуспешной из-за не­согласованности действий атакующих групп и отсутствия истребителей прикрытия.

Тем временем для удара по японским кораблям с трех американских авианосцев поднялось 126 бомбардировщиков и торпедоносцев и 26 истребителей. Многие из них не смогли найти японские корабли, поскольку непрерывного наблюдения за ними с воздуха не велось. Только трем эс­кадрильям торпедоносцев удалось обнаружить и атаковать японские авианосцы. Корабли не пострадали, а американцы потеряли от огня зе­нитной артиллерии и атак истребителей противника 37 самолетов.

В тот момент, когда японские истребители, участвовавшие в отражении налета торпедоносцев, все еще находились в воздухе, появились пикирующие бомбардировщики с авианосцев «Энтерпрайз» и «Йорктаун». Менее чем за 5 минут они уничтожили японские тяжелые авианосцы «Кага», «Акаги» и «Сорю» с находившимися на них 137 ударными самоле­тами. При этом поврежденный «Сорю» был добит торпедами с американ­ской подводной лодки «Наутилус», а горевший «Акаги» потоплен своими кораблями. Американцы потеряли 69 самолетов.

Японский авианосец «Хирю» в это время находился значительно севернее и не был обнаружен американскими самолетами. Поднятые с него 18 пикирующих бомбардировщиков в сопровождении 6 истребителей атаковали авианосец «Йорктаун» (флагманский корабль Флетчера) и нанесли ему тяжелые повреждения. Затем последовала вторая атака 10 торпедоносцами. «Йорктаун» получил новые повреждения. 6 июня его атаковала японская подводная лодка «И-168», и утром следующего дня он затонул. Эта же лодка потопила и находившийся рядом эскадренный миноносец.

Когда 4 июня самолеты с авианосца «Хирю» атаковали «Йорктаун», «Хирю» сам подвергся ударам с воздуха и получил тяжелые повреждения. 5 июня он был потоплен своим эскадренным миноносцем.

Адмирал Ямамото продолжал изыскивать возможности, чтобы уничтожить ударные силы противника. 5 июня он отдал приказ, отменявший высадку десанта на Мидуэй. Транспорты с войсками были направлены на северо-запад, а сопровождавшие их корабли 2-го флота отозваны для уси­ления главных сил. Для этой же цели Ямамото отозвал и авианосное соединение из района Алеутских островов. Но было уже поздно. Амери­канские корабли отошли на восток. Надеясь, что их удастся перехватить, 6 июня Ямамото снова повернул свои главные силы на юг. Этот маневр не дал результатов, и 7 июня корабли взяли курс на Японию.

Американское командование не стремилось к боевому соприкосновению с главными силами противника. Лишь 6 июня пикирующие бомбар­дировщики с американских авианосцев потопили один японский тяжелый крейсер, а другому нанесли повреждения. Эти корабли пытались обстре­лять остров Мидуэй. В американской историографии отмечается, что адмирал Р. Спрюэнс, к которому перешло командование авианосными силами после гибели «Йорктауна», «упустил предоставлявшийся ему ис­ключительно благоприятный случай использовать свое господство в воз­духе с целью уничтожения оставшихся сил противника»

Итак, американцам удалось раскрыть замысел операции противни­ка, овладеть инициативой и, главное, нанести японскому флоту и авиации существенный урон. Однако, несмотря на это, американцы продолжали придерживаться оборонительной тактики, что определялось и официаль­ными директивами высшего командования. Так, инструкция Нимица ко­мандующим авианосными соединениями гласила: «Вы должны руковод­ствоваться принципом оправданного риска и не подставлять свои силы под удар превосходящих сил противника, если нет шансов нанести ему серьезные потери». Такие указания сковывали инициативу командую­щих и вынуждали их придерживаться только тактики ответных действий.

В результате сражения у атолла Мидуэй японцы потеряли 4 авианосца, тяжелый крейсер, 332 самолета, в том числе 280 вместе с потонув­шими авианосцами; линейный корабль, тяжелый крейсер, 3 эсминца и транспорт получили повреждения. Американцы потеряли тяжелый авианосец, эсминец и 150 самолетов, в том числе 30 базировавшихся на Мидуэе.

Сражение у атолла Мидуэй характерно тем, что основные боевые столкновения, как и в Коралловом море, происходили за пределами даль­ности действия корабельной артиллерии. Оперативные соединения сторон сближались на дистанцию не более 150 миль. Основной ударной силой в сражении была авианосная авиация. Американские самолеты наносили удары по японским кораблям во взаимодействии с авиацией берегового базирования. В этом сражении американское командование в значитель­ной степени учло опыт боя в Коралловом море, однако добиться коорди­нации действий различных родов авиации по-прежнему не смогло. Не было организовано непрерывного наблюдения за обнаруженным японским авианосным ударным соединением, что не позволило сориентировать ударные группы авиации. Они были вынуждены самостоятельно вести поиск. В результате вместо массированного удара пришлось применять разрозненные атаки отдельными группами самолетов без прикрытия истребителей. Это явилось одной из причин больших потерь, понесенных американскими силами. Благоприятный же исход сражения был в зна­чительной мере следствием «чисто случайного» стечения обстоятельств

Поражение японцев во многом было связано с необоснованной ставкой на внезапность проведения операции, а также недооценкой возмож­ностей американской стороны. Из-за отсутствия разведывательных дан­ных операция практически проводилась вслепую. Ошибочным оказался и замысел действий на двух операционных направлениях, когда силы авианосной авиации были распылены и значительная ее часть использо­валась для нанесения ударов по второстепенным объектам. Против части японского флота действовали основные силы американского флота. Не предусматривалось необходимого воздушного прикрытия десантов, которые шли впереди главных сил и могли быть разгромлены еще до под­хода к району высадки. Наконец, провал операции в немалой степени объясняется излишней самоуверенностью японского командования, не­дооценкой боевых качеств и возможностей американского флота.

В результате сражения у атолла Мидуэй соотношение сил флота еще больше изменилось в пользу США. У японцев оставался один тяжелый и четыре легких авианосца, в то время как американцы имели три тяжелых Япония строила 6 авианосцев, а США — 13 тяжелых и 15 эскорт­ных авианосцев.

Захватив острова Кыска и Атту, Япония овладела важным плацдармом в северной части Тихого океана, но его значение резко снижалось из-за того, что опорный пункт на Мидуэе остался в руках американцев. В результате происшедшего изменения в соотношении сил на Тихом океане в пользу союзников у Японии резко сократились возможности к стратегическим наступательным действиям.

Положение Японии в конце лета 1942 г. было достаточно полно проанализировано в меморандуме Объединенного разведывательного коми­тета в Лондоне от 9 сентября: «... 3. Японская стратегия руководствуется следующими основными факторами:

а) соотношением морских сил в Тихом океане. До тех пор пока сравнительная мощь противостоящих флотов останется такой, как сейчас, Япония едва ли попытается расширить свои владения в каком-либо от­даленном от метрополии направлении, так как это в огромной степени свяжет ее свободу действий;

б) ограниченностью воздушных сил. Численность ВВС не позволит Японии предпринять одновременно операции против России, Индии, Австралии и Новой Зеландии или даже против любых двух из них;

в) необходимостью использования военных ресурсов захваченных территорий раньше, чем Япония может оказаться перед лицом продолжительных военных действий;

г) ограниченностью средств для морских перевозок.

4. Ближайшие цели Японии:

а) обеспечение стратегической обороны ее восточноазиатской сферы;

б) использование военных ресурсов в районе, находящемся под ее контролем, таким образом, чтобы она смогла выдержать длительные военные действия.

До сих пор нет никаких признаков согласованной стратегии с Германией.

5. Эти цели влекут за собой необходимость создания стратегического барьера к северу от Австралии и включают оккупацию островов Гилберта, Соломоновых, завершение оккупации Новой Гвинеи, а затем, возможно, захват Дарвина.

6. Япония попытается ослабить силу контрнаступления союзников посредством нанесения ударов по их морским и воздушным силам там и тогда, где и когда представится для этого благоприятная возможность, и путем недопущения создания их баз в пределах существующих границ восточноазиатской сферы. До тех пор пока не изменится сложившееся соотношение сил на море, Япония едва ли сможет предпринять какие- либо крупные морские операции, кроме тех, которые перечислены в пункте 5.

7. В частности, Япония едва ли попытается в настоящее время захватить Австралию (за исключением Дарвина), Новую Зеландию, Индию, Цейлон, Гавайские острова или начать наступление на Алеуты.

8. Недостаток у Японии торгового тоннажа, хотя он и не настолько серьезен, чтобы препятствовать ведению военных действий, мешает ей эксплуатировать в полной мере захваченные территории и увеличивать объем продукции собственной промышленности. Необходимость сохранять транспортные средства для этих важных целей явится еще одним аргу­ментом против проведения морских операций, не являющихся жизненно важными для ее стратегической обороны в районах, где она не распола­гает свободой действий.

9. Основной целью Японии в Индии является нейтрализация ее как плацдарма для контрнаступления союзников. По причинам, изложенным выше, действия Японии в этом направлении должны ограничиваться раз­жиганием внутренних волнений, воздушными налетами и атаками подвод­ных лодок в Индийском океане.

10. Целью Японии в Китае остается установление мира. Она будет добиваться этого политическим и экономическим давлением и ведением ограниченных военных действий.

11. Нападение на Россию не является, по-видимому, ближайшей целью Японии, хотя приготовления в Маньчжурии закончены и крайние милитаристские элементы в любой момент могут опрометчиво развязать военные действия.

12. Япония не может нанести решительное поражение Соединенным Штатам или Великобритании ни в какой сухопутной операции. Следовательно, чтобы выиграть войну, она должна надеяться выдержать лю­бое контрнаступление, какое смогут предпринять союзники, пока они заняты на Западе войной с Германией, и воспользоваться их поражением там, если таковое произойдет; а тем временем укреплять свою мощь, чтобы в случае, если даже Германия потерпит поражение, Япония смогла за­щитить свою «сферу» от союзников и, используя их истощение и усталость в войне, добиться мира путем переговоров»

Летом 1942 г. Япония оказалась перед трудными проблемами и вынуждена была искать способы сдерживания быстрого роста сил США и их союзников. После сражения у атолла Мидуэй японское командование снова активизировало свои действия на юго-западном австралийском на­правлении. Однако завоевание господства в водах севернее Австралии и удержание района Новой Гвинеи, Соломоновых островов преследовало не нарушение коммуникации США с Австралией, а оборону индонезий­ско-филиппинского направления. При этом японское командование при­давало большое значение удержанию Новой Гвинеи.

Сухопутные войска Японии начали наступление против Порт-Мор­сби, нанося удар с суши через территорию Папуа. В конце июля был высажен малочисленный десант в районе Буна-Гона. Боевые действия на Новой Гвинее приняли затяжной характер. Для того чтобы оживить их, японское командование создало 8-й флот под командованием адмирала Г. Микава и начало строительство аэродрома на острове Гуадалканал. Американское командование решило воспрепятствовать этому.

Внимание сторон сосредоточилось на Соломоновых островах, которые могли послужить опорным пунктом для подготовки как оборонительных, так и наступательных действий. Объединенный комитет начальников шта­бов США запланировал морскую десантную операцию с целью «захватить и удержать Тулаги и прилегающие позиции (острова Гуадалканал и Фло­рида), а также острова Санта-Крус, чтобы не допустить использования этих районов противником...». В последующем намечалось продвижение на северо-запад. Операция должна была завершиться захватом Рабаула. Это свидетельствовало о возросших боевых возможностях союзников и решимости командования остановить продвижение японских вооружен­ных сил и на этом направлении.

Совместной директивой генерала Маршалла и адмирала Кинга от 2 июля 1942 г. десантная операция «Уотчтауэр», общее руководство которой возлагалось на командующего силами южнотихоокеанского района вице-адмирала Р. Гормли, планировалась на начало августа. К ее прове­дению привлекались большие силы: авианосное соединение под командо­ванием адмирала Ф. Флетчера, десантное соединение под командованием адмирала Р. Тернера, а также соединение авиации берегового базирова­ния под командованием контр-адмирала Д. Маккейна. В состав этих соединений входили: 3 авианосца, линейный корабль, 14 крейсеров (из них 3 австралийских), 35 эсминцев, 19 транспортов с частями 1-й ди­визии морской пехоты на борту (19,5 тыс. человек), 287 самолетов берего­вого базирования. Этим силам противостояли японский 8-й флот, нахо­дившийся в Рабауле, батальон (около 400 человек) и 2700 человек из строительной команды на острове Гуадалканал, а также авиация берего­вого базирования.

Силы союзников вышли для операции из различных пунктов: Веллингтона, Сиднея, Нумеа, Сан-Диего и Пёрл-Харбора. 26 июля они при­были в назначенное место южнее островов Фиджи, где провели учение-репетицию, и затем легли на курс в Коралловое море.

7 августа на остров Гуадалканал беспрепятственно было высажено до 11 тыс. солдат 1-й дивизии морской пехоты под командованием генерала А. Вандегрифта. Затем последовала высадка примерно 5 тыс. человек на остров Тулаги. Получив сведения об американском десанте, японское командование срочно выслало из Рабаула и Кавиенга пять тяжелых и два легких крейсера, эскадренный миноносец. К этому времени из-за угрозы нападения японской авиации американское авианосное соедине­ние отошло. Прикрывать десантные транспорты остались две крейсерско- миноносные группы в составе 6 тяжелых крейсеров и 6 эсминцев, которые заняли позиции к северу и югу от острова Саво.

Первый морской бой, в ходе которого 4 тяжелых крейсера союзников были потоплены и 1 тяжелый крейсер получил серьезные повреждения, произошел в ночь на 9 августа. Японцы потерь не имели, лишь 2 тяжелых крейсера были повреждены. Тем не менее командовавший япон­скими силами адмирал Г. Микава покинул район боя, не решив основ­ной задачи. Он опасался, что американское авианосное соединение нахо­дилось где-то поблизости и самолеты с рассветом могли атаковать его корабли.

Высадка американских войск на остров Гуадалканал вынудила японское командование перенацелить на борьбу за этот остров силы, пред­назначенные для действий на Новой Гвинее. Так начался постепенный переход инициативы в руки союзников, несмотря на то что в первом морском бою они потерпели поражение.После боя у острова Саво японскому командованию удалось выса­дить на Гуадалканал небольшое подкрепление. В то же время на остров высадились новые подразделения морской пехоты США. С 20 августа аме­риканцы начали использовать островной аэродром. При очередной по­пытке японского командования высадить на Гуадалканал более крупные силы снова произошел морской бой. 19 августа из Рабаула вышел япон­ский конвой в составе 4 транспортов с войсками (1500 человек), легкого крейсера и 4 эскадренных миноносцев. Восточнее его шли силы прикры­тия: 3 авианосца, 8 линейных кораблей, 5 крейсеров, авиатранспорт, 17 эсминцев. Американское командование примерно в 100 милях юго- восточнее Соломоновых островов развернуло два оперативных соедине­ния в составе 2 тяжелых авианосцев, линкора, 4 крейсеров и 10 эскадрен­ных миноносцев

24 августа американцы обнаружили японские силы прикрытия и потопили легкий авианосец «Рюдзё». В свою очередь японские самолеты причинили сильные повреждения авианосцу «Энтерпрайз». 25 августа самолеты берегового базирования США нанесли удар по транспортам, и высадка войск на Гуадалканал была отменена, а корабли отошли к ост­рову Шортленд.

После этого японцы отказались от высадки на остров новых сил до тех пор, пока авиация не получит подкрепления и не завоюет господства в воздухе. Доставка войск на Гуадалканал осуществлялась в ночное время на быстроходных боевых кораблях, а для нарушения морского пути союзников на остров были использованы подводные лодки. 31 августа японская подводная лодка «И-26» торпедировала в Коралловом море аме­риканский тяжелый авианосец «Саратога», который после этого был поставлен на длительный ремонт. При обеспечении очередной перевозки американских войск на Гуадалканал 15 сентября подводная лодка «И-19» потопила американский тяжелый авианосец «Уосп» и эсминец. Повреж­дения получил также американский линкор «Норт Каролина».

Стремление обеих сторон изолировать войска своего противника на Гуадалканале и не допустить наращивания сил приводило к систематическим боевым столкновениям. Ночью 11 октября у мыса Эсперанс 2 тя­желых и 3 легких крейсера, 5 эсминцев США обнаружили с помощью радиолокаторов и внезапно атаковали японское соединение в составе 3 тяжелых крейсеров и 6 эсминцев, шедших для обстрела аэродрома на Гуадалканале. Японские корабли отошли, не выполнив задачи и потеряв при этом крейсер и эсминец; 2 крейсера были повреждены. 13 октября союзникам удалось высадить на остров около 6 тыс. человек. Количество американских войск здесь возросло до 23 тыс. человек и несколько пре­высило численность японских войск. Несмотря на этот успех, положение американцев на острове осложнилось вследствие того, что в течение по­следующих ночей японцы обстреливали аэродром артиллерией линкоров и крейсеров, уничтожив большую часть самолетов.

Адмирал Ч. Нимиц в октябре освободил от должности командующего американскими силами в южнотихоокеанской зоне адмирала Р. Гормли та назначил вместо него вице-адмирала У. Хэлси, который должен был добиться перелома в борьбе за Гуадалканал. Для нарушения подвоза японских войск Хэлси направил в район острова корабельное соединение во главе с линкором «Вашингтон» и развернул авианосное соединение под командованием адмирала Т. Кинкайда (он заменил адмирала Ф. Флетчера), которое имело 2 тяжелых авианосца, линейный корабль, 6 крейсеров и 14 эсминцев.

В это время японские войска на острове Гуадалканал готовились к общему наступлению. Для обеспечения его с моря были выделены три оперативные группы в составе 4 авианосцев, 4 линейных кораблей, 10 крейсеров и 28 эсминцев. Наступление началось 21 октября, но через четыре дня окончательно захлебнулось.

Утром 26 октября, находясь у острова Санта-Крус, американское авианосное соединение подняло в воздух самолеты для удара по японским кораблям. В свою очередь японские самолеты с авианосцев атаковали американские корабли. В течение дня стороны нанесли друг другу ряд ударов. Успех оказался на стороне японцев. Американский авианосец «Хорнет» и эсминец были потоплены. Повреждения получили авианосец «Энтерпрайз», линейный корабль «Саут Дакота», крейсер и эсминец. Оставшись без авианосцев, американские силы отошли на юг. С японской стороны повреждения получили авианосец, тяжелый крейсер и эскадрен­ный миноносец

Несмотря на достигнутый успех в морском бою, провал наступления сухопутных войск на острове Гуадалканал произвел тяжелое впечатление на японскую ставку, полагавшую, что, если «американцы и их союзники не потеряют воли», они из этого района поведут расширяющееся по фрон­ту контрнаступление против Японии. Чтобы не допустить этого, ставка решила форсировать захват острова. Для усиления 2-й дивизии была вы­сажена 38-я дивизия. Японское командование торопилось с захватом Гуадалканала и укреплением района Соломоновых островов, так как после завершения операции должно было возвратить владельцам значи­тельную часть судов торгового флота.

Учитывая невозможность прикрытия с воздуха своих кораблей, японцы стремились осуществлять прорывы к Гуадалканалу в темное время суток. В результате боевые столкновения на море происходили преимущественно ночью. При этом радиолокаторами были оснащены только американские корабли.

В ночь на 13 ноября произошел бой в проливе между островами Гуадалканал и Флорида. Японский конвой состоял из 11 транспортов и 11 эсминцев, на которых перевозилось 13 500 человек. Для артиллерийской поддержки и обстрела аэродрома было выделено соединение в составе 2 линкоров, легкого крейсера и 14 эсминцев под командованием адми­рала Н. Абэ. В составе американского соединения находилось 2 тяже­лых и 3 легких крейсера и 8 эсминцев под командованием адмира­ла Д. Каллахэна. У острова разгружались 7 транспортов в охранении крейсеров и эсминцев . Бой носил встречный характер и длился 24 ми­нуты, в течение которых царила полная неразбериха, путаница при вы­боре целей и даже стрельба по своим.

Американские корабли, за исключением одного, получили тяжелые повреждения. Крейсер «Джюно», вышедший из боя, был атакован японской подводной лодкой и тут же затонул. С японской стороны были по­топлены 2 эсминца и сильно поврежден, а затем затоплен своим экипа­жем линейный корабль «Хиэй». Днем самолеты с авианосца «Энтерпрайз» атаковали группу транспортов с войсками усиления и потопили 7 из 11.

В бою, который произошел в ночь на 15 ноября, против японского соединения адмирала Н. Кондо, состоявшего из 1 линейного корабля, 4 крейсеров и 9 эсминцев, действовало американское соединение адмирала У. Ли: 2 линкора и 4 эсминца.

Японские корабли, хотя и не имели радиолокаторов, первыми открыли огонь и нанесли повреждения линкору «Саут Дакота», вынудив его выйти из боя. Линкор «Вашингтон», используя радиолокаторы, открыл огонь по японскому линкору «Кирисима» и вывел его из строя. Вскоре он был затоплен своим экипажем. Оставшиеся 4 японских транспорта были уничтожены 15 ноября самолетами уже после того, как они высадили около 2 тыс. солдат и офицеров на Гуадалканал.

В ходе боев за этот остров 12—15 ноября американцы потеряли 3 крейсера и 7 эсминцев; были повреждены линкор, 2 крейсера, 4 эсминца и 3 транспорта. Японская сторона потеряла 2 линкора, тяжелый крей­сер, 3 эсминца и 11 транспортов. Повреждения получили 3 крейсера и 6 эсминцев. Американцам удалось усилить свои гарнизон на Гуадалканале. После этого японское командование больше не посылало к острову круп­ные боевые корабли и отказалось от захвата аэродрома; войска перешли к активной обороне.

Чтобы воспрепятствовать доставке японских подкреплений быстроходными боевыми кораблями, американское командование выделило оперативное соединение в составе 5 крейсеров и 6 эсминцев. Ночью 30 ноября эта группа обнаружила японские корабли в составе 8 эсминцев между мысом Эсперанс и Тассафаронга. Американские корабли открыли артиллерийский огонь, но вели его неточно и действовали нерешительно, несмотря на подавляющее превосходство. Им удалось потопить один эсминец. В то же время, умело маневрируя, японские эсминцы потопили один американский крейсер и нанесли тяжелые повреждения трем дру­гим .

Несмотря на то что ночной бой выиграли японские корабли, высадить подкрепления на остров им не удалось. Это был последний бой надводных кораблей у Гуадалканала. В дальнейшем обе стороны ограни­чивались ударами с воздуха по кораблям и судам, доставлявшим на ост­ров подкрепления.

В борьбе за Гуадалканал летом 1942 г. американцы понесли весьма ощутимые потери в боевых кораблях. Американское командование сдела­ло все, чтобы восполнить их. Постепенно в районе Соло­моновых островов соотношение в силах в воздухе и на море изменялось в пользу США. И все же японское командование не теряло надежды от­воевать Гуадалканал, захватить Порт-Морсби, установить оборонитель­ный рубеж юго-восточного направления и создать превосходство над силами союзников в южной части Тихого океана. С этой целью оно начало сосредоточение сил. Кроме 17-й армии была введена в действие 18-я армия, увеличена численность авиации. 16 ноября произошло объединение этих сил в 8-й фронт под командованием генерала X. Имамуры. Однако общее изменение обстановки в борьбе между воюющими коалициями выну­дило японскую ставку отказаться от наступательных планов.

Островное положение Японии, зависимость от ввоза стратегического сырья всегда было ее уязвимой стороной. С захватом многочисленных территорий в районе Южных морей эта уязвимость возросла. Необходимо было защищать коммуникации на огромном пространстве от Алеутских островов до Новой Гвинеи и Нидерландской Индии.

Повышение интенсивности японских морских перевозок создавало благоприятные условия для их нарушения, тем более что японский флот был слабо подготовлен к борьбе с подводными лодками — имел недоста­точное количество противолодочных кораблей, которые к тому же были слабо оснащены техническими средствами.

Действия американских подводных лодок на коммуникациях Японии стали более эффективны с лета 1942 г., после того как экипажи получили боевой опыт и на многих лодках были установлены поисковые радиоло­кационные станции. Подводные лодки все смелее действовали в японских водах, применяя торпеды и мины. В течение года они потопили свыше 130 транспортов общим тоннажем более 560 тыс. брт. Эти потери пре­взошли предположения японского командования. Но решительных мер по увеличению противолодочных сил и строительству транспортных судов не было принято. Это пагубно отразилось впоследствии на эконо­мике и возможностях вооруженных сил.