Вторая мировая война: военная экономика других стран антигитлеровской коалиции в 1943 г

Высокого уровня достигла в 1943 г. экономика Соединенных Штатов Америки — самой развитой страны капиталистического мира. К этому времени военное производство получило не использовавшиеся ранее мощности, были построены новые военные заводы, многие предприятия перешли на выпуск военных материалов. Доля военной продукции в общем промышленном производстве составила около 40 процентов. Для быст­рого развития военной экономики в США имелись весьма благоприятные условия. Страна располагала основными видами стратегического сырья, находилась вдали от театров военных действий.

Наращивание военного производства государственные органы США осуществляли на условиях, выгодных монополистам. Стремление монопо­лий к получению максимальных прибылей оказывало большое влияние на экономическую политику правительства США, на мероприятия, про­водившиеся по программе ленд-лиза, и стратегическое планирование веде­ния войны.

В этой связи характерно заключение, сделанное еще в 1942 г. военно-экономическим управлением штаба верховного главнокомандова­ния вермахта: «...если уж Америка вложила в войну крупные средства, она не захочет закончить ее до тех пор, пока не сделает на ней сносного бизнеса».

В интересах монополий производилось распределение военных зака­зов. В 1943 г. 78 процентов всех первичных правительственных контрак­тов было заключено с крупными фирмами. Система контрактов гаран­тировала корпорациям растущие доходы. Прибыли монополий (после вы­чета налогов), по заниженным американским данным, в 1943 г. соста­вили приблизительно 9,8 млрд. долларов. Они возросли по сравнению с 1942 г.

Процесс концентрации производства и капитала проявлялся в повышении удельного веса крупных фирм с числом лиц наемного труда от ты­сячи человек и более. В 1943 г. в таких фирмах работало 44 процента лиц, занятых в торговле и промышленности. В докладе комиссии аме­риканского соната по делам мелких предприятий, опубликованном после войны, говорилось: «Относительное значение крупных фирм, особенно ги­гантских корпораций, резко повысилось во время войны, тогда как положение мелких фирм ухудшилось... именно крупнейшие из крупных фирм извлекали наибольшие выгоды во время войны».

На службу монополиям был поставлен весь государственный аппарат, занимавшийся распределением рабочей силы и регулированием тру­довых отношений. Центральными звеньями этого аппарата являлись Национальное военное управление труда и Военная комиссия по вопро­сам рабочей силы. Важным рычагом регулирования стала правительст­венная политика «экономической стабилизации», направленная на замо­раживание заработной платы рабочих и обеспечение высоких прибылей корпорациям.

В 1943 г. была достигнута наиболее высокая за годы войны занятость населения в экономике — 54,5 млн. человек. Рост общего числа занятых произошел в основном за счет увеличения численности вооруженных сил и привлечения дополнительной рабочей силы в машиностроительную, горнодобывающую и строительную промышленность.

Значительная часть американского населения по-прежнему была занята в сферах гражданского производства и потребления. Это объясня­лось тем, что фактически не существовало угрозы развертывания воору­женной борьбы в Западном полушарии, и правящие круги США не наме­ревались использовать максимум производственных возможностей на обеспечение нужд войны. «Победа пришла до того, как Соединенным Штатам пришлось бы до дна вычерпать бочку своих людских ресур­сов...» — писал американский историк У. Макнейл.

Главные мероприятия по распределению и использованию людских ресурсов в 1943 г. сводились к дальнейшему закреплению рабочих на предприятиях, вовлечению в производственную деятельность женщин, молодежи, безработных, усилению эксплуатации. Одной из важных задач правительственных органов являлось также восполнение нехватки рабо­чей силы, которая возникла на отдельных участках производства, напри­мер на лесозаготовках, в добывающей промышленности цветных металлов.

В феврале 1943 г. президент подписал декрет о переходе с 40-часовой рабочей недели на 48-часовую. Этот декрет особенно сильно ущемлял интересы рабочего класса, если учесть, что он был издан в условиях замораживания заработной платы. Военная комиссия по вопросам рабо­чей силы с 14 августа предприняла ряд мер к ликвидации текучести в военной промышленности и закреплению на предприятиях квалифици­рованных рабочих. Чтобы удовлетворить растущие потребности воору­женных сил в людях, не прибегая к сокращению военного производства, власти опубликовали список «критических», то есть особо важных в воен­ной промышленности, профессий. В ноябре отсрочку от призыва на воен­ную службу получили рабочие самолетостроительных заводов западного побережья.

Однако, как показала практика, при системе капитализма возможности полной координации усилий в области общего распределения люд­ских ресурсов и комплектования вооруженных сил оказались ограни­ченными. Достичь такой координации так и не удалось. Об этом свиде­тельствует, например, тот факт, что потребности в рабочей силе, в част­ности для судостроительных верфей и самолетостроительных заводов западного побережья, на протяжении всего 1943 г. оставались значитель­ными. Ни всеобщая трудовая, ни всеобщая воинская повинность во вре­мя второй мировой войны в США не вводились. Это объяснялось отчасти тем, что влиятельные круги, изоляционистски настроенные, нередко пре­пятствовали государственным органам в проведении мобилизационных мероприятий. Эти круги имели в конгрессе поддержку сильного блока сельскохозяйственных магнатов, которым удалось добиться больших при­вилегий для фермеров; фермеры получали отсрочки от призыва гораздо чаще, чем промышленные рабочие.

В 1943 г. в США был достигнут максимальный за всю вторую мировую войну рост промышленности. США располагали мощной энергетической и топливной базой. Так, по производству электроэнергии они превосходили Германию более чем в 5 раз, Японию — почти в 8 раз, Англию — в 7 раз. В США добывалось значительно больше нефти и каменного угля, чем в любом из воюющих государств. В 1943 г. увеличилось производство алюминия, однако выплавка стали возросла незначительно. Недоставало отдельных видов металлов, а также неметаллического сырья, например лесоматериалов, тек­стиля, кожи. Ощущался недосгаток каучука и высокооктанового горючего.

Сельское хозяйство США перед войной давало одну треть урожая пшеницы, кукурузы, овса, ячменя, вместе взятых, и около половины урожая хлопка всего капиталистического мира. В 1943 г. валовой сбор зерновых культур составил 124 млн. тонн, став меньше почти на 12 млн. тонн по сравнению с 1942 г. Поголовье крупного рогатого ско­та насчитывало 85,3 млн. голов, или на 4,1 млн. голов больше, чем в 1942 г. . В целом же в 1943 г. произошло снижение сельскохозяйствен­ного производства: индекс валовой продукции сельского хозяйства (1940 г. принят за 100) составил 114 в 1942 г. и 111 в 1943 г. Снижение производства было вызвано нехваткой сельскохозяйственных рабочих; в 1942—1943 гг. их численность сократилась на 400 тыс. человек. В сентябре конгресс принял поправку к закону о выборочной воинской повин­ности, распространив право отсрочки на 2 млн. сельскохозяйственных рабочих.

В 1943 г. значительно выросло военное производство. На изготовление вооружения было израсходовано 51,7 млрд. долларов, то есть на 21,6 млрд. больше, чем в 1942 г. Резко увеличилось строительство боевых кораблей, значительно возрос выпуск самолетов, а также танков и самоходно-артиллерийских установок.

В соответствии с программой, изложенной в послании президен­та конгрессу 6 января 1942 г., американские вооруженные силы в 1943 г. были в основном обеспечены всеми важнейшими видами боевой техники.

В программе вооружения на 1943 г. явный приоритет имела авиационная промышленность. Затраты на выпуск самолетов должны были достигнуть 40 процентов общих расходов на вооружение. Увеличение выпуска самолетов объяснялось решением западных союзников форси­ровать «объединенное воздушное наступление на Германию».

Тоннаж военно-морского флота США в 1942—1943 гг. увеличился соответственно с 847 тыс. до 2 562 тыс. тонн. В 1943 г. было построено 262 боевых корабля основных классов. В первой половине 1943 г. все еще недостаточно внимания уделялось строительству десантных кораблей, судов и барж. Однако опыт десантных операций в Северной Африке и на Тихоокеанском театре, а также осуществления вторжения в Италию потребовали увеличить строительство десантных судов. 24 ноября по предписанию президента Управление военной мобилизации пересмотрело планы строительства десантно-высадочных средств. Они получили пред­почтение перед всеми другими разделами программы производства воору­жения. В 1943 г. было построено более 16 тыс. десантных кораблей, судов и барж общим водоизмещением 796 тыс. тонн.

Значительно увеличился торговый флот США. По тоннажу (19,3 млн. тонн) он превысил торговый флот Англии. 70 процентов тоннажа приходилось на долю грузовых судов «Либерти».

Вооруженная борьба Советского Союза уменьшала материальные и людские потери США. Рост выпуска продукции давал возможность увеличивать поставки по ленд-лизу. Однако США использовали ленд-лиз прежде всего для укрепления своих позиций на международной арене. В 1943 г. общая сумма поставок по ленд-лизу равнялась, по американ­ским данным, 11 733 млн. долларов. 61 процент этой суммы был израсходован на поставку боевой техники, вооружения и боеприпасов.

Основные поставки по ленд-лизу шли в страны Британской империи (на сумму 9 031 млн. долларов), и прежде всего в метрополию (на сумму 4 579 млн. долларов). Что касается Советского Союза, который нес главную тяжесть войны, то США предоставили ему в 1943 г. поставок по ленд-лизу всего на сумму 2 436 млн. долларов.

Ограниченный характер этих поставок Советскому Союзу отмечает ряд американских историков. Так, Д. Херринг пишет, что поставки танков, самолетов, пушек вплоть до лета 1943 г. были незначительными и не удовлетворяли советские запросы.

Одной из главных черт внутриполитического положения США в 1943 г. являлось продолжение наступления монополий на права трудящихся масс. Подчиненная классовым интересам монополистических кругов, дея­тельность правительства США не могла обеспечить то национальное единство, которое оно декларировало в качестве своей цели в момент вступления в войну.



Политика прямого наступления на права трудящихся сочеталась с методами буржуазного реформизма. Обе партии крупного капитала — демократическая и республиканская — подготавливали ряд реформ, что­бы сохранить свое влияние на избирателей. Правительство демократов обещало американскому народу после войны «полную занятость» и введе­ние системы социального обеспечения для лиц всех возрастов. В августе Рузвельт заявил, что фермеры, сельскохозяйственные рабочие и мелкие предприниматели вправе рассчитывать на социальное страхование по бо­лезни В преддверии федеральных выборов 1944 г. демократы были особенно заинтересованы в привлечении голосов рабочих военных пред­приятий. Без них лидеры этой партии не смогли бы отвоевать потерянные в 1942 г. места в конгрессе.

Республиканцы, в свою очередь, заигрывали с идеей реформ: весной 1943 г. они создали в палате представителей комиссию по изучению внут­риполитических проблем послевоенной эпохи.

В целом же в политической жизни США усиливался процесс консолидации правых сил, стремившихся урезать демократические права тру­дящихся. Так, реакционерам удалось провести через обе палаты кон­гресса билль против стачек и профсоюзов. Несмотря на вето президента, наложенное 25 июня 1943 г., билль стал федеральным законом (закон Коннэлли — Смита).

Не ослабевала расовая дискриминация. Почти все американцы-негры, занятые в военном производстве, даже имея разряды за знание и опыт работы, использовались как неквалифицированные рабочие. Предприни­матели оплачивали их труд по заниженным ставкам. Несмотря на то что страна вела войну против нацизма, реакционные круги не отказывались от расистских погромов у себя дома. Летом в Детройте были убиты 50 негров. «Социальная проблема № 1», как отмечалось в американской прессе, грозила серьезными осложнениями.

Наступление монополий, их стремление еще больше усилить эксплуа­тацию трудящихся встречало отпор со стороны рабочего класса. Амери­канские рабочие вели борьбу против правительственного курса на замо­раживание заработной платы и урезывание прав профсоюзов. Этот курс был решительно осужден на VI съезде Конгресса производственных проф­союзов (КПП) в Филадельфии (ноябрь 1943 г.) как создающий «серьезную опасность раскола нации и существенного ослабления внутреннего фрон­та». Съезд Американской федерации труда (АФТ) под давлением масс так­же высказался против «стабилизационных» мер.

Антирабочая политика монополий и правительственных органов заставляла различные отряды американского рабочего класса чаще, чем в 1942 г., прибегать к стачкам. Одним из крупнейших выступлений была начатая в мае забастовка горняков. Всего в 1943 г. в США было зарегист­рировано 3752 забастовки. В них участвовало 1 980 тыс. человек.

Борясь против наступления монополий, против усиления эксплуатации, американский рабочий класс в то же время осознавал всю важность антифашистской борьбы и наращивания производственного потенциала страны. Профсоюзы, особенно КПП, уделяли большое внимание увели­чению выпуска военной продукции, повышению производительности тру­да на предприятиях оборонного значения.

Главными направлениями в деятельности Коммунистической партии США, как и других коммунистических партий капиталистических государств антигитлеровской коалиции, была борьба за активизацию военных усилий, защита коренных интересов рабочего класса. Коммунисты вы­ступали против попыток монополий переложить бремя военных расходов на плечи трудящихся. Перед компартией стояла сложная задача сочета­ния классовой борьбы пролетариата с мобилизацией экономических и военных ресурсов на скорейший разгром фашизма. Коммунистическая партия США энергично боролась за оказание всемерной поддержки со­ветскому народу в его справедливой борьбе.

В 1943 г. в США ширилось движение за открытие второго фронта и оказание действенной помощи СССР. Это движение находилось в центре политической деятельности компартии. Как отмечал У. Фостер, Комму­нистическая партия США «сделала эту борьбу своей главной кампанией, и, безусловно, что большинство американского народа согласилось с ее генеральной линией».

С энергичным требованием открыть второй фронт выступила компар­тия в обращении к народу 2 мая. «Воспользуются ли Америка и Англия представившейся им ныне в результате исторических боев Красной Армии возможностью для немедленного вторжения в Западную Европу? — гово­рилось в нем.— Предпримут ли этой весной Америка и Англия наступа­тельные действия с наших баз в Англии и Африке, дабы совместно с СССР повести войну на двух фронтах против гитлеровской Германии».

Однако решение стоявших перед американскими коммунистами задач тормозилось тем идейным и организационным кризисом, который пережи­вала коммунистическая партия. Правооппортунистическая атака Э. Браудера и его сторонников на партию нанесла американскому рабочему клас­су большой ущерб. Скатившись на путь ликвидаторства и извратив поня­тие единого антифашистского фронта, Браудер проповедовал отказ от са­мостоятельной роли рабочего класса и беспринципный компромисс с пра­вящими кругами. У. Фостер писал, что, ослепленный реформизмом Руз­вельта, Браудер встал на путь прославления американского империализма как силы, которая якобы обеспечит умиротворение, демократизацию и индустриализацию всего мира. Требуя безоговорочного сотрудничест­ва с классом буржуазии, он предлагал ликвидировать коммунистиче­скую партию и создать вместо нее так называемую беспартийную полити­ческую коммунистическую ассоциацию.

Против правых оппортунистов и ликвидаторов выступили маркси­сты-ленинцы во главе с У. Фостером, последовательно отстаивавшие стратегию и тактику коммунистической партии.

Борьба за активизацию ведения войны против фашистской Германии охватывала все более широкие слои трудящихся. Вопреки позиции реак­ционного руководства требования об открытии второго фронта выдви­гали многие входившие в КПП и в АФТ организации — профсоюзы доке­ров, моряков, электриков, машиностроителей, грузчиков, мебельщиков, рабочих лесной промышленности. Съезд профсоюзов КПП штата Пенсиль­вания, настаивая на скорейшей организации вторжения в Европу, выра­зил готовность предоставить всю необходимую поддержку для обеспечения победы над фашистской Германией в 1943 г. Аналогичные резолюции при­няли профсоюзные организации и других штатов. В профсоюзах продол­жался сбор средств в фонд помощи Советскому Союзу.

За укрепление военного сотрудничества с СССР активно выступали наряду с профсоюзами и другие общественные силы. Массовые митинги и демонстрации прошли в США по случаю второй годовщины начала Великой Отечественной войны СССР. Губернаторы 25 штатов отметили день 22 июня 1943 г. выпуском прокламации, призвав американцев от­дать должное Советскому государству — «нашему доблестному и актив­ному союзнику». Для улучшения взаимопонимания обеих стран многое сделал основанный в Нью-Йорке в апреле 1943 г. Национальный совет американо-советской дружбы под председательством К. Ламонта. Совет провел митинги солидарности с СССР в различных городах страны. 6 но­ября в Нью-Йорке в торжественной обстановке был открыт Конгресс советско-американской дружбы.

В 1943 г. продолжался рост численности профсоюзных организаций США. Число членов АФТ в августе 1943 г. превысило 6,5 млн. человек, число членов КПП увеличилось по сравнению с 1942 г. на 1 млн. человек и достигло 5,3 млн. Для повышения политической активности рабочего класса исполком КПП в июле 1943 г. создал Комитет политических действий. Учитывая предстоящие выборы в конгресс, КПП считал необходимым сплочение рабочих, фермеров, всей прогрессивной обществен­ности вокруг кандидатов, выступавших за полный разгром фашистского блока

Вместе с тем на рабочее движение и на все внутриполитическое развитие страны отрицательное влияние оказывала распространяемая бур­жуазией и реформистскими профлидерами пропаганда отказа от классо­вой борьбы.

Экономика Англии в 1943 г. была перестроена на военный лад. Ассиг­нования на войну в государственном бюджете достигли в 1943/44 финан­совом году 4 950 млн. фунтов стерлингов. Военные расходы составили в 1943 г. максимальную за все годы войны цифру — 55 процентов нацио­нального дохода страны.

В результате использования внутренних ресурсов, а также вследствие получения значительной помощи от США и выкачивания сырья из до­минионов и колоний Англия достигла относительно высокого уровня военно-экономической мобилизации.

Специфической чертой развития английской экономики оставалась зависимость ее от импорта сырья и материалов. К весне 1943 г. из-за больших потерь судов в Атлантике экономика Англии испытывала значительные затруднения. Однако происшедший в апреле — мае перелом в борьбе на атлантических коммуникациях в пользу западных союзников и использование для перевозок сильно возросшего американского флота позволили Англии увеличить ввоз сырья и материалов.

Довольно сложной являлась проблема людских ресурсов. К середине 1943 г. население Англии составляло 47,3 млн. человек. В хозяйственной сфере было занято свыше 17 млн. человек, около 5 млн. находились в во­оруженных силах. Все трудоспособные мужчины и женщины, не счи­тая тех, кто остался работать в сфере гражданского производства, были заняты в военной промышленности или находились на военной службе. Численность вооруженных сил продолжала увеличиваться.

Потребности военной промышленности в рабочей силе удовлетворялись посредством ее перераспределения между сферами производства и за счет интенсификации труда. Эксплуатация рабочего класса монопо­листическим капиталом усиливалась. В 1943 г. средняя продолжитель­ность рабочей недели в военной промышленности составила 54,1 часа для мужчин и 46,9 для женщин, тогда как до войны она равнялась соответст­венно 48 и 44,2 часа. При этом повышение заработной платы значитель­но отставало от роста стоимости жизни, что ухудшало положение трудя­щихся.

Нехватка людских ресурсов на протяжении всего 1943 г. являлась тем фактором, который лимитировал военное производство и снижал выпуск некоторых видов продукции. Из-за недостатка рабочих возникли, например, затруднения на судоверфях, в шахтах.

В 1943 г. на базе расширения и обновления основного капитала продолжался рост машиностроения, металлообрабатывающей и химической промышленности, а также сельского хозяйства.

Англия имела довольно мощную энергетическую и производственную базу. Однако ей недоставало жидкого топлива. Собственными источниками нефти страна фактически не располагала. Начатая во время войны добыча нефти в метрополии была незначительна. По существу, всю нефть приходилось импортировать. В 1943 г. Англия ввезла 14,8 млн. тонн нефти и нефтепродуктов, то есть на 4,6 млн. тонн больше, чем в 1942 г., и увеличила государственные запасы к концу года до 7,5 млн. тонн.

Снижение добычи угля в 1943 г. было вызвано хроническим застоем в угольной промышленности и нехваткой шахтеров. Военная промышлен­ность снабжалась углем за счет увеличения его добычи открытым спосо­бом, а также жесткого ограничения потребления гражданским сектором и расходования государственных запасов. Не полностью удовлетворяла военные нужды и черная металлургия. Явно недостаточно для выпуска военной продукции, и прежде всего самолетов, производилось алюминия. Объем производства цветных металлов был значительно ниже, чем в Гер­мании. Большое количество стали, алюминия и других цветных металлов ввозилось из США и стран Британской империи.

Высокий уровень развития имело машиностроение. В основном потребность в металлорежущих станках Англия удовлетворяла за счет собственного производства.

Решение транспортной проблемы ввиду специфики географического положения страны и больших потерь тоннажа зависело от развития судо­строения, на которое выделялись значительные средства.

В мае 1943 г. американское правительство согласилось передать Анг­лии для «временного использования на период войны», партиями по 15 или 20 единиц в месяц, 200 торговых судов, позднее эта цифра была умень­шена до 182 . Дефицит английского тоннажа восполнялся также тем, что правительство США выделило суда для доставки грузов в Великобрита­нию. Всего в 1943 г. США предоставили ей в порядке прямой помощи око­ло 20 процентов тоннажа своего сухогрузного флота.

Английское правительство предпринимало меры (в частности, субсидии фермерам) для расширения собственной продовольственной базы. Посевные площади в стране возросли. В результате объем продукции сель­ского хозяйства увеличился. В 1943 г. было собрано 8,2 млн. тонн зерна и 8,5 млн. тонн картофеля. Поголовье крупного рогатого скота составило в 1943 г. 8,4 млн. голов. Несмотря на довольно высокий уровень разви­тия сельского хозяйства, значительная часть потребностей населения в продовольствии обеспечивалась за счет импорта из США, а также выкачивания продовольственных ресурсов из доминионов и колоний.

Военное производство в Англии в 1943 г. превысило уровень 1942 г. При общем росте выпуска военной продукции производство отдель­ных видов боевой техники и вооружения начало сокращаться. Так, например, танков и самоходно-артиллерийских установок в 1943 г. было произведено меньше, чем в предыдущем году. На основе имевшейся дого­воренности пополнение танкового парка Англии шло в основном за счет поставок из-за океана, составивших 9253 танка в 1942 г. и 15 933 — в 1943 г.

Самолетостроение в Англии развивалось довольно быстрыми темпами. Кроме того, в 1943 г. из США поступило 2418 боевых самолетов (в 1942 г. — 2394). В течение года произошло резкое увеличение произ­водства тяжелых бомбардировщиков. Это было вызвано договоренностью с США об усилении воздушных бомбардировок Германии.

В 1943 г. Англия сократила строительство некоторых типов боевых кораблей. За год не было построено ни одного линкора, почти в два раза меньше было спущено на воду эсминцев. Зато несколько увеличилось число вновь построенных крейсеров и подводных лодок. Значительно больше было введено в строй транспортно-десантных судов. Сокращение военного судостроения объяснялось тем, что больших затрат требовало увеличение выпуска самолетов, а также тем, что верфи были загружены ремонтом судов. Кроме того, произошел спад напряжения борьбы на мор­ских коммуникациях.

В целом же Англия в 1943 г. как за счет расширения собственного военного производства, так и благодаря помощи США, а также за счет всемерной эксплуатации ресурсов и производственных мощностей стран Британской империи удовлетворяла нужды вооруженных сил в средствах ведения войны.

В 1943 г. военная продукция поступала в Англию в значительном объеме из Канады. Расходы на войну в государственном бюджете Канады возросли с 3 724 млн. долларов в 1942/43 финансовом году до 4 587 млн. в 1943/44 финансовом году. Стоимость выпущенной в 1943 г. военной продукции достигла максимальной за годы войны цифры — 3 115 млн. долларов. Производство самолетов увеличилось с 3782 в 1942 г. до 4133 в 1943 г., бронемашин (в том числе танков и САУ) — с 12 987 до 15 488, торговых судов — с 81 до 150, военных кораблей — со 151 до 755 . Ка­нада наладила выпуск нового вооружения и военной техники, в частности самолетов «Ланкастер» и «Москито», крупных морских грузовых транспор­тов, специальных видов десантных кораблей.

Политика английского правительства, защищавшего привилегии крупного капитала в ущерб правам и интересам трудящихся, вела к обост­рению классовых конфликтов. В Англии особого накала достигли проти­воречия между трудом и капиталом в угольной промышленности. Руко­водство консервативной партии стояло на стороне предпринимателей. В октябре палата общин под давлением премьер-министра блокировала пути радикального решения кризиса в угольной промышленности. Чер­чилль высказался против национализации шахт и вообще против всяких «далеко идущих социальных и политических перемен». Довольные исхо­дом дебатов в парламенте, шахтовладельцы отвергли требование об уста­новлении минимума заработной платы, хотя его поддержала федерация горняков на чрезвычайной конференции (25 ноября 1943 г.). В конце 1943 г. кризис в угольной промышленности еще более обострился.

В широких массах английского народа пробивало дорогу движение за глубокие социальные преобразования. Каждый, как отмечает англий­ский буржуазный историк А. Тейлор, «требовал, чтобы еще в ходе войны были сформулированы практические планы» на будущее. Все большее значение в политической борьбе приобретали проекты социальных реформ.

Коалиционное правительство, ведя наступление на рабочий класс, одновременно прибегло к социальному маневрированию. В ноябре Черчилль, учитывая всеобщий интерес к послевоенным проблемам, счел необходимым создать министерство реконструкции во главе с лордом Вултоном. Спустя месяц на рассмотрение в палату общин поступил зако­нопроект, намечавший некоторые меры по улучшению системы народного образования.

Хотя консерваторы еще оставались ведущей партией правящей коалиции, они заметно утратили свое влияние на массы избирателей. Крепло левое крыло английского рабочего движения. Усиливался разрыв между рядовыми членами лейбористской партии, с одной стороны, и праволейбористским и особенно консервативным руководством — с другой. Летом 1943 г. некоторые дальновидные политики уже предсказывали поражение консервативной партии на парламентских выборах.

Большинство организованных рабочих, исходя из интересов быстрей­шего разгрома фашистских держав, придерживалось условий избиратель­ного перемирия, которое было достигнуто ранее. Предложения о его пре­кращении были отвергнуты на конференции лейбористов в июне 1943 г. большинством голосов — 2,2 млн. против 374 тыс. Вместе с тем политика консервативной партии подвергалась все более острой критике. Выступав­шие прямо заявляли, что они откажут в поддержке Черчиллю, как только окончится война с нацистской Германией.

Английские рабочие были кровно заинтересованы в успешном завершении войны против фашизма. Поэтому они трудились с полным напря­жением сил, стремясь увеличить выпуск военной продукции.

Чтобы обеспечить увеличение выпуска военной продукции, профсоюзы, охватывавшие в 1943 г. более 6 млн. человек, прилагали большие усилия. На промышленных предприятиях, в доках, шахтах и на стройках действовали объединенные производственные комитеты. В машинострои­тельной промышленности и в смежных отраслях в конце года их насчиты­валось около 4,5 тыс.; в фирмах, выполнявших авиационные заказы, — около 1,3 тыс.

В массе рабочих возрастало стремление к более широкому участию в политической жизни. Конгресс британских тред-юнионов в Саутпорте принял важные решения о пересмотре устаревшей структуры профсоюзов и об отмене «черного циркуляра», запрещавшего коммунистам занимать официальные посты в профсоюзах.

На протяжении всего 1943 г. Коммунистическая партия Великобритании вела активную борьбу за оказание всесторонней помощи Советскому Союзу, добивалась от правительства точного и полного выполнения при­нятых военных обязательств. Коммунисты связывали вопрос об открытии второго фронта с общими задачами антифашистских сил: сокращением сроков войны и сокрушением фашизма, освобождением народов оккупи­рованной Европы, упрочением боевого союза народов Англии и СССР.

С требованием открытия второго фронта, укрепления союза с СССР выступали широкие рабочие массы. Они проводили многочисленные соб­рания, митинги, демонстрации, направляли петиции правительству и чле­нам парламента. В мае — июне 1943 г. собрания и митинги солидарности с СССР состоялись в Лондоне и других городах страны. Под лозунгом англо-советского единства и сотрудничества прошел день 22 июня. В эти же дни на конференции лейбористской партии видный ее деятель К. Зиллиакус внес резолюцию, которая требовала от исполкома срочно отпра­вить в СССР делегацию, чтобы наметить пути решения неотложных проб­лем военного и послевоенного сотрудничества, предусмотренного англо­советским договором от 26 мая 1942 г. Но исполком лейбористской пар­тии под предлогом несвоевременности отложил поездку делегации лейбо­ристов в Советский Союз.

Вопрос о втором фронте был поднят на очередном конгрессе британ­ских тред-юнионов крупными профсоюзными и другими демократиче­скими организациями. Профсоюз пожарников внес поправку в отчет Генсовета, в которой высказался за открытие второго фронта в 1943 г. Однако правое руководство провело резолюцию, фактически отклонив­шую это требование.

Английские рабочие, стремясь облегчить борьбу советского народа, проводили сбор денежных средств, медикаментов, одежды в фонд помощи России. Основные взносы составляли еженедельные отчисления от зар­платы трудящихся. К 22 июня 1943 г. в фонд Национального совета труда от рабочих поступило 75 тыс. фунтов стерлингов на оборудование госпи­таля в Сталинграде. В сентябре общая сумма, поступившая в фонд, пре­высила 500 тыс. фунтов стерлингов.

Под влиянием исторических побед Советской Армии и благодаря дея­тельности коммунистов значительных успехов достигло движение соли­дарности с Советским Союзом в Канаде и Австралии.

Канадские коммунисты, находившиеся на нелегальном положении, самоотверженно работали в массах, активно выступали за скорейший разгром фашизма, за укрепление сотрудничества с СССР. С 21 августа, став легальной, партия коммунистов под названием Рабоче-прогрессивная партия еще шире развернула свою деятельность, в которой важное значение придавалось мобилизации масс на увеличение выпуска военной продукции, выступлениям за безотлагательное открытие второго фронта и укрепление сотрудничества с Советским Союзом. Солидарность с совет­ским народом выражали общественные организации, созданные при уча­стии канадских коммунистов. В приветствии Канадского комитета по­мощи России в июне 1943 г. говорилось: «Сила противодействия и уда­ры, нанесенные советскими войсками германским оккупантам, являются величайшим событием в истории войн. Канадцы отдают себе полный отчет в том, какой жестокий натиск все еще приходится выдерживать вашим войскам».

В Австралии под влиянием коммунистов ширилось движение за упро­чение солидарности с СССР, за открытие второго фронта. «Австралийский народ восхищен храбростью и решимостью советских народов в их борьбе против фашистских захватчиков, мы уверены, что они скоро будут унич­тожены и народы всей земли опять будут жить в мире и безопасности», — говорилось в послании народа Австралии к советским воинам. Сражавшие­ся на Тихом океане американцы и австралийцы писали воинам Советской Армии 10 декабря 1943 г.: «Из болот и джунглей островов юго-западной части Тихого океана мы шлем братский привет нашим доблестным това­рищам по оружию — бойцам могущественной Краснох! Армии... Пока мы собирали силы для будущих боев, вы сражались и проливали кровь. Теперь мы тоже готовы. Вы беспощадно гоните нацистских зверей из ва­шего дорогого отечества, а мы готовы ударить по общему врагу с запада, чтобы ускорить день победы».

Военная экономика гоминьдановского Китая в 1943 г. продолжала оставаться в тяжелом положении. Правительство Чан Кай-ши фактически не контролировало развитие военного производства. Оно больше забо­тилось об удовлетворении интересов феодалов и крупной буржуазии, чем об удовлетворении потребностей ведения войны против Японии.

Народные массы подвергались жестокой эксплуатации и вели полуголодное существование. Японские захватчики беспощадно грабили страну.

Объем промышленного производства в районах, находившихся под контролем чунцинского правшельства, был незначительным. Так, выработка электроэнергии в 1943 г. составила 146 млн. квт-ч, добыча угля — 6,6 млн. тонн, выплавка стали — 6,8 тыс. тонн. Китай значительно уступал в выпуске промышленной продукции основным странам воюющих коалиций. Хотя выпуск отдельных видов продукции в 1943 г. возрос по сравнению с предыдущим годом, однако он не мог в необходимой мере обеспечивать потребности ведения войны.

Острая нехватка энергетических, сырьевых и материальных ресурсов, а также средств для импорта материалов лимитировала развитие машиностроения и обрабатывающей промышленности, а это не давало возможности как следует наладить военное производство. Военные пред­приятия работали лишь на 20 процентов своей мощности. Так, в гоминьдановском Китае выпускалось всего 15 млн. патронов в месяц, что не со­ставляло и четырех патронов на солдата.

В какой-то мере китайская промышленность могла обеспечить лишь производство винтовок и станковых пулеметов. Основная масса боевой техники, вооружения, снаряжения и т. д. поступала в Китай из союз­ных государств. Экспорт США в Китай в 1943 г. выразился в сумме 53 млн. долларов; 83,4 процента ввоза составляли поставки по ленд-лизу.

В целом военная экономика Китая в 1943 г. находилась в катастрофическом положении. Она была не в состоянии обеспечивать нужды войны, и ее позитивный вклад в экономические ресурсы государств анти­гитлеровской коалиции являлся незначительным.

Таким образом, в 1943 г. для внутреннего положения ряда капиталистических стран антигитлеровской коалиции был характерен дальней­ший рост военной экономики. Вместе с тем усиливалась борьба трудящихся против правых сил, ширилось движение солидарности с советским наро­дом в войне против фашистского блока.