Вторая мировая война: военная экономика Великобритании зимой 1942/43 г

К началу 1943 г., после острых и длительных разногласий между правительством и крупнейшими монополиями по проблемам перестройки промышленности и других отраслей хозяйства, перевод всей экономики Великобритании на военные рельсы в основном завершился. К этому вре­мени вступило в строй большинство вновь построенных заводов и фабрик. Во многих отраслях промышленности показатели уже приближались к максимальным.

Так, в марте 1943 г. недельное производство стали в среднем составило 267 тыс. тонн и было самым высоким за все время войны. К январю наивысшие показатели были достигнуты и в производ­стве первичного алюминия, строительстве торговых судов, выпуске металлорежущих станков и некоторых других видов продукции машиностроения. В феврале максимума достигло и общее производство военной продукции. Ее месячный объем превысил средний уровень четырех по­следних месяцев 1939 г. в 8,2 раза.

Правительство Великобритании в этот период предпринимало немало усилий для удовлетворения расширившейся военной промышленности людскими ресурсами, топливом, электроэнергией и различными видами сырья. Рабочий класс пополнялся главным образом за счет привлечения в производство женщин. С июля 1942 г. по июнь 1943 г. число рабо­тающих женщин увеличилось на 187 тыс., в то время как число муж­чин сократилось на 621 тыс. К июню общее количество работающих в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и других отраслях эко­номики составило 17 444 тыс. человек — на 434 тыс. меньше, чем год на­зад. Сокращение объясняется увеличением на 670 тыс. человек британских вооруженных сил. Среди работающих женщины составляли почти 39 про­центов.

Численность рабочих и служащих в пищевой и легкой промышленности, строительстве, торговле и на транспорте сократилась, а занятых в машиностроении, черной и цветной металлургии, сельском хозяйстве, судостроении увеличилась. В отраслях, выпускающих вооружение и бое­вую технику, количество работающих в марте 1943 г. по сравнению с сен­тябрем 1942 г. возросло на 150,6 тыс. и составило 3435,8 тыс. человек.

К концу 1942 г. проблема топлива оставалась нерешенной. Угля, являвшегося основой английской энергетики, не хватало. Передача в июле всех каменноугольных копей в ведение вновь созданного министерства топлива и энергетики должна была, по мнению правящих кругов Велико­британии, вывести угольную промышленность из затяжного, начавшегося еще до войны кризиса. Но этого не произошло. Владельцы шахт все ме­роприятия военного времени рассматривали исключительно с точки зре­ния своих корыстных частнособственнических интересов и перспектив послевоенной конкурентной борьбы. Попытки прогрессивных сил поста­вить вопрос о национализации угольных шахт отвергались правительст­вом Черчилля.

Хотя к концу 1942 г. военно-государственный контроль над производством топлива расширился, отставание угольной промышленности по сравнению с другими отраслями военной экономики не было преодолено. В первом квартале 1943 г. каменного угля было добыто на 1,3 млн. тонн меньше, чем в последнем квартале 1942 г. Потребности страны в угле удовлетворялись с трудом, сокращались его запасы. Если на конец ноября 1942 г. запасы угля, предназначенные для поставок промышленности и населению, составляли 19 млн. тонн, то к концу марта 1943 г. они снизи­лись до 17,4 млн. тонн. Проводилась общественная кампания за добро­вольное ограничение потребления топлива для бытовых нужд. С большой энергией велась борьба за экономию топлива в промышленности, что при­вело к сокращению обычных норм потребления угля на 5—10 процен­тов. В первом квартале 1943 г. по сравнению с последним кварталом 1942 г. несколько увеличились поставки угля для электростанций, газо­вых заводов и железных дорог.

Производство электроэнергии в 1943 г. составило 38,2 млрд. квт-ч. По сравнению с 1942 г. оно возросло приблизительно на 4 процента и превысило уровень 1939 г. на одну треть. Рост был достигнут за счет повышения коэффициента использования существующих электростанций и строительства новых мощностей. В 1939—1943 гг. потребление электро­энергии в сельском хозяйстве и быту оставалось почти без изменений, а в промышленности возросло в 1,8 раза. В 1943 г. оно достигло 65 про­центов общего количества потребляемой электроэнергии, в то время как до войны составляло всего 52 процента. Повышался уровень электрифика­ции основных отраслей английской промышленности.

Жидкое топливо ввозилось в виде нефтепродуктов и сырой нефти главным образом из США. В 1943 г. поступление нефтепродуктов увеличилось по сравнению с 1942 г. почти на 43 процента Это полностью обеспечивало возраставшие потребности вооруженных сил и экономики Великобритании.

Производство стали к началу 1943 г. хотя и возросло, но полностью не покрывало потребности военной экономики. Сталь поступала из США и Канады. В декабре 1942 г. из представителей Соединенных Шта­тов, Великобритании и Канады был создан объединенный комитет стали, которому поручалось координировать производство и обеспечивать по­требности этих стран в черных металлах.

В конце 1942 — начале 1943 г. увеличивалось производство специаль­ных сталей. В обеспечении черной металлургии легирующими металлами (марганцем, хромом, молибденом и другими) Великобритания испытыва­ла значительные трудности. Все эти металлы приходилось почти полно­стью импортировать. Так, потребности в марганцевой руде, составлявшие в 1942 г. почти 400 тыс. тонн, покрывались ввозом из Западной Африки и Индии. К концу марта 1943 г. запасы марганцевой руды в Великобрита­нии сократились более чем в два раза по сравнению с сентябрем 1942 г. и составили 79,2 тыс. тонн, что обеспечивало промышленность всего на два с половиной месяца. Более половины необходимой хромовой руды вво­зилось из Родезии (55 тыс. тонн), около трети (30 тыс. тонн) — из Совет­ского Союза и некоторое количество — из Турции.

Потребности в бокситах, которые в 1942 г. составляли свыше 160 тыс. тонн, добывающей промышленностью метрополии удовлетворялись толь­ко на 20 процентов. Основная масса их ввозилась из Золотого Берега и Британской Гвианы. Интенсивно использовались ранее созданные запа­сы, которые за год, с декабря 1941 г. по декабрь 1942 г., сократились почти в три раза и составили всего 38 тыс. тонн, что обеспечивало лишь двухмесячную потребность алюминиевой промышленности в этом сырье. Сокращение запасов сырья продолжалось до июня 1943 г., когда их объем стал увеличиваться.

Несмотря на трудности, Великобритания в основном обеспечивала свою черную и цветную металлургию сырьем. Этому способствовали нор­мирование и экономия дефицитных материалов, лучшее использование внутренних резервов, применение различных заменителей. Была уста­новлена система приоритета в обеспечении предприятий металлами как по количеству, так и по качеству. Около 90 процентов черных металлов прямо или косвенно шло на удовлетворение потребностей военной про­мышленности.

Немало трудностей испытывало английское правительство и в обеспе­чении населения продовольствием. В 1942 г. собственное производство зерновых, крупяных продуктов и сахара покрывало только 25 процентов потребности, мяса и мясных продуктов — на треть, жиров — на 10 про­центов. Большое количество продовольствия ввозилось из доминионов, колоний, союзных и нейтральных государств. 95 процентов зерна импор­тировалось из Канады, мясо и мясные продукты ввозились из Арген­тины, Уругвая, Бразилии, Канады, США и Австралии, животные и растительные жиры — из США, Австралии и Новой Зеландии, Индии и Цейлона, а также стран Западной Африки, сахар — из стран Карибского моря, Южной Африки и Австралии. Из США и Канады в Великобританию ввозилось значительное количество сухого и сгущенного молока, сыра, яичного порошка.

Следовательно, снабжение промышленности сырьем и населения Британских островов продуктами питания в значительной степени зависело от импорта. Только за первый квартал 1943 г. в Англию было ввезе­но свыше 7,2 млн. тонн грузов, в том числе 2 млн. тонн продовольствия, около 2,7 млн. тонн нефтепродуктов и нефти, 479 тыс. тонн стали и фер­росплавов, 361 тыс. тонн железной руды, 323 тыс. тонн руд цветных ме­таллов.

В обеспечении импорта такого большого количества товаров важнейшее значение имело состояние морского транспорта и надежность морских коммуникаций. На 31 марта 1943 г. под контролем Великобрита­нии действовало 3075 торговых судов общим водоизмещением 23,9 млн. тонн, из них 2387 судов водоизмещением 18,5 млн. тонн под британским флагом и 688 иностранных судов водоизмещением 5,4 млн. тонн.

С октября 1942 г. по март 1943 г. торговый флот Великобритании пополнился судами общим водоизмещением 1 154 тыс. тонн, тогда как по­тери его в результате различных причин составили 1 934 тыс. тонн. Та­ким образом, тоннаж флота уменьшился на 780 тыс. тонн. Тем не менее снабжение страны основными материалами и продовольствием в це­лом не нарушалось, т. к. отвлечение основных сил фашистской Германии и ее союзников на советско-германский фронт создавало в 1941—1942 гг. благоприятные условия для быстрого наращивания военного производст­ва в Великобритании. Производственные мощности, людские и сырьевые ресурсы использовались правительством прежде всего для увеличения выпуска боевой техники, вооружения, боеприпасов, снаряжения. Наибо­лее быстро росло производство артиллерийско-стрелкового вооружения. Например, в первом квартале 1943 г. по сравнению с первым кварталом 1942 г. артиллерийских орудий было выпущено в 1,4 раза больше, а стрелкового вооружения — в 2,2 раза, в то время как производство танков и взрывчатых веществ возросло только в 1,1 раза.



В первые месяцы 1943 г. уровень производства танков, орудий, стрел­кового оружия и других военных материалов был наибольшим, а масшта­бы действий британских сухопутных войск оставались ограниченными. В начале года образовались значительные запасы отдельных видов вооруже­ния. В связи с этим приостановилось развертывание оружейных заводов и со второго квартала стало сокращаться производство полевых и зенит­ных орудий, автоматов, пулеметов, артиллерийских снарядов, мин и др. Основное внимание британского правительства было сосредоточено на строительстве кораблей противолодочной обороны, десантных и десантно-высадочных средств, торговых судов, выпуске самолетов, различного инженерного оборудования и некоторых специальных видов воору­жения.

В первом квартале 1943 г. самолетостроение по темпам роста, состав­лявшим ежемесячно 7—10 процентов, опережало военное производство в целом. В марте было выпущено 2264 самолета — на 356 больше, чем год назад. Принятое в Касабланке решение руководителей США и Вели­кобритании о воздушном наступлении на Германию предопределило пре­имущественный рост выпуска стратегических бомбардировщиков. В ян­варе 1943 г. была пересмотрена составленная полгода назад программа производства самолетов. Согласно новой программе выпуск тяжелых бом­бардировщиков в первом квартале 1943 г. должен был возрасти по срав­нению с первым кварталом 1942 г. почти в 3,5 раза . Сокращалось строи­тельство легких бомбардировщиков и учебно-тренировочных машин. По­вышалось качество самолетов: усовершенствовались старые типы и созда­вались новые, такие, как «Тайфун», «Москито» и другие. Высокого уров­ня достигло авиационное моторостроение. Крупным достижением авиа­промышленности был, например, двигатель воздушного охлаждения «Геркулес» фирмы «Бристоль», устанавливавшийся на тяжелых бомбар­дировщиках.

Важной отраслью военной промышленности Великобритании было танкостроение. В первом квартале 1943 г. ежемесячно выпускалось около 700 танков, почти 2 тыс. бронетранспортеров и бронеавтомобилей. Ве­лись работы по качественному улучшению танков, повышению их такти­ко-технических характеристик. Завершалось создание нового среднего танка «Кромвель», который по сравнению с выпускаемыми танками имел более мощную броню, вооружение и двигатель. К началу года была закон­чена разработка и начался выпуск нового образца тяжелого танка «Чер­чилль». Английским конструкторам удалось устранить имевшиеся ранее недостатки в этой машине, и она стала довольно эффективной в боевом применении. Начиная с 1943 г. на 80 процентах производимых в Велико­британии танков устанавливалась 6-фунтовая (57-мм) пушка, превосхо­дившая по своим боевым качествам прежние танковые орудия.

Доля продукции военной промышленности в валовом национальном продукте Великобритании продолжала возрастать. В октябре 1942 г. она составила 39 процентов, тогда как в первой половине 1940 г. — 25 процен­тов. В первом квартале 1943 г. в стране производилось вооружения и дру­гой военной продукции (в стоимостном выражении) в 2,4 раза больше, чем в первом квартале 1940 г. Кроме того, значительное количество во­оружения поступало из США и Канады. Только с октября 1942 г. по март 1943 г. было ввезено 5665 танков, 9697 бронеавтомобилей и броне­транспортеров, 2741 самолет и 2314 авиамоторов.

В 1942—1943 гг. темпы роста военного производства в Канаде значительно опережали английские. Если в последнем квартале 1941 г. Канада выпускала (в стоимостном выражении) приблизительно пятнадцатую часть вооружения, производимого в Великобритании, то в первом кварта­ле 1943 г. ее военная продукция составила более одной седьмой. Доля вооружения в валовом национальном продукте Канады увеличилась с 4 процентов в первой половине 1940 г. до 35 процентов в октябре 1942 г.

Расширение военной промышленности в Великобритании сопровождалось усилением концентрации и централизации производства и капи­тала. Росло влияние монополий и в экономической, и в политической жизни страны. Продолжалось начавшееся еще до второй мировой войны слияние государственного аппарата и монополий в интересах последних, что свидетельствовало о дальнейшем интенсивном перерастании монопо­листического капитализма в государственно-монополистический.

Крупнейшие монополии фактически захватили в свои руки регулирование экономикой. Государственные органы обеспечивали монополиям военные заказы на исключительно выгодных условиях, что приносило им баснословные прибыли. Например, чистая прибыль «Имперского хи­мического концерна» в 1943 г. составила более 6,4 млн. фунтов стерлин­гов; доход на акционерный капитал военно-промышленного концерна Виккерса в 1943 г. достиг почти 22 процентов и в несколько раз превысил его довоенные прибыли.

Военные расходы Великобритании из года в год увеличивались. С 1 июля 1942 г. по 30 июня 1943 г. они составили почти 54 процента национального дохода страны и достигли 4 275 млн. фунтов стерлингов, что почти в 9 раз превышало довоенный уровень. Основным источником финансирования войны являлись налоги. Только прямые налоги с работа­ющих в 1943 г. увеличились по сравнению с 1938 г. втрое, косвенные — за этот же период возросли в 2,5 раза. Общая ставка подоходного обло­жения, составлявшая в начале второй мировой войны 27,5 процента, по­следовательными надбавками была доведена в 1943 г. до 50 процентов. Облагаемый минимум был снижен со 125 фунтов стерлингов в 1939 — 1940 гг. до 110 в 1942—1943 гг., одновременно уменьшались персональ­ные и другие скидки. В результате число налогоплательщиков увеличи­лось с 4 млн. человек в 1938 г. до 13 млн. в 1943 г... Все эти мероприя­тия касались прежде всего низкооплачиваемых слоев трудящихся, кото­рым приходилось отдавать на войну все большую часть своего заработка.

Монополии использовали благоприятную обстановку, чтобы переложить издержки войны на народные массы. Это уменьшало долю трудя­щихся в национальном доходе. Если в 1943 г. заработная плата англий­ских рабочих увеличилась по сравнению с довоенным 1938 г. в 1,6 раза, то прибыли монополий за это время возросли почти в 2,5 раза. Бремя войны всей своей тяжестью легло на плечи трудящихся.

Материальное положение английского рабочего класса ухудшалось. Номинальная заработная плата трудящихся в годы войны, правда, возра­стала, но еще быстрее росли цены на продукты питания, одежду, электро­энергию,топливо и жилье. Так, в 1943 г. средние затраты на одежду были в 1,7 раза выше, чем в 1939 г. Несмотря на рост заработной платы, расходы рабочих и служащих на личное потребление по сравнению с до­военным временем уменьшались. Реальное количество товаров, приобре­тенных населением в 1943 г., было на 21 процент ниже, чем в 1938 г. . В стране возник недостаток товаров широкого потребления. На многие из них было введено нормирование.

В первом полугодии 1943 г. средняя продолжительность рабочей неде­ли увеличилась по сравнению с довоенной на 3,5 часа и достигла наиболь­шей величины за всю войну. Особенно тяжелыми были жилищные условия трудящихся. К трущобам, в которых до войны жили десятки тысяч анг­лийских рабочих, прибавилось огромное количество домов, разрушенных фашистской авиацией.

Английские рабочие, сознававшие справедливость борьбы против фа­шизма, крепили солидарность с героическим советским народом и своим трудом обеспечивали рост военной продукции в Великобритании, содей­ствуя тем самым наращиванию ее военной мощи. Важными органами, со­действовавшими увеличению роли рабочих в военно-экономических уси­лиях страны, являлись производственные комитеты, которые в феврале 1942 г. были созданы на государственных артиллерийских заводах, а за­тем и на многих других предприятиях. Они занимались вопросами мак­симального использования оборудования, его сохранности, улучшения методов производства, экономии рабочего времени и материалов, борьбы с браком. Хотя комитеты пользовались только правом совещательного ор­гана, их воздействие на производство оказалось значительным. Нередко представители рабочих вступали в острые конфликты с владельцами военных предприятий, стремившихся использовать производственные ко­митеты в интересах максимального увеличения своих прибылей. Эти кон­фликты иногда приводили к стачкам, как правило, кратковременным. Рабочие понимали важность поддержания высокого уровня производства.

Усиление эксплуатации, снижение жизненного уровня, рост производственной активности обостряли классовое самосознание рабочих. Про­исходило «полевение» всего рабочего движения Великобритании. Это нашло свое отражение в требованиях трудящихся национализировать ряд отраслей промышленности. На конференции лейбористской партии в 1942 г. представители союза транспортных и неквалифицированных ра­бочих, а также союза железнодорожников поставили вопрос о национали­зации автомобильного, железнодорожного и внутреннего водного транс­порта. Были вынесены резолюции о переводе всей военной экономики на «социалистическую основу». Обе резолюции были одобрены конференци­ей, но правые руководители лейбористской партии и тред-юнионов не до­бивались их претворения в жизнь.

О «полевении» рабочего класса Великобритании свидетельствовали также рост численности профсоюзов и приход к руководству многими профсоюзными организациями молодых, прогрессивно настроенных работ­ников. За 1942 г. количество членов английских профсоюзов увеличилось на 1,3 млн. человек, и к началу марта 1943 г. оно составило 8,4 млн. че­ловек, что значительно превысило рекордный уровень, достигнутый после первой мировой войны. В профсоюзном руководстве прочные позиции завоевывали коммунисты. Под давлением рядовых членов профсоюзов конгресс тред-юнионов в 1943 г. вынужден был отменить принятые еще в 1935 г. «черные циркуляры», запрещавшие избрание коммунистов на руководящие посты в профсоюзах. Это была важная победа прогрессив­ных сил, которые вопреки реакционным лидерам тред-юнионов и лейбо­ристской партии настойчиво боролись за единство рабочего класса.

Росли симпатии трудящихся Великобритании к Советскому Союзу, рос их интерес к общественному строю и истории СССР. Когда представи­тель британского правительства заявил, что все танки, выпущенные в течение недели (начиная с 22 ноября 1942 г.), будут отправлены в СССР, рабочие, занятые на соответствующих предприятиях, изъявили желание трудиться в течение всего этого времени сверхурочно, с макси­мальной отдачей сил.

Член британского парламента Д. Притт в январе 1943 г. писал, что большинство англичан за последние полтора года войны убедились в само­отверженности и мужестве советских людей, эффективности советской промышленности. Он отмечал, что симпатии англичан к Советскому Со­юзу велики и становятся все больше.

В Великобритании возросло количество издаваемых книг о Советском Союзе, публикаций статей в газетах и журналах, передач материалов по радио, чаще демонстрировались советские фильмы. В конце 1942 г. в Лон­доне вышел в свет 19-й том сочинений В. И. Ленина на английском язы­ке. В это же время были изданы «Воспоминания о Ленине» Н. К. Круп­ской, а также книги английских авторов «Русская слава» и «Советская сила», в которых довольно объективно освещались достижения советско­го народа в довоенный период и первый год войны. Был издан также ряд книг, посвященных советской экономике, науке и вооруженным силам. 27 февраля 1943 г. лондонский еженедельник «Экономист» опубликовал статью «Красная Армия», в которой рассказывалось о ее создании и боевом пути и подчеркивалось, что именно она «несет главное бремя войны» против огромной военной машины фашистской Германии х. Большой ин­терес у жителей Лондона вызвала выставка «25 лет СССР и Красной Ар­мии», открытая в феврале 1943 г. Значительную роль в развитии дружест­венных чувств трудящихся Великобритании к Советскому Союзу играли созданные во многих городах «комитеты помощи России», которые прово­дили сбор средств в фонд Советской Армии.

Основным в деятельности движения солидарности с Советским Союзом зимой 1942/43 г. была борьба за открытие второго фронта в Евро­пе. В ней проявлялась классовая позиция британских трудящихся. Про­грессивные слои общества требовали увеличения вклада Великобритании и США в борьбу с фашистской Германией. Отражая эти настроения, бывший министр авиационной промышленности лорд Бивербрук выступил 23 февраля 1943 г. в палате лордов с заявлением о настоятельной необхо­димости срочно открыть второй фронт, прежде чем немцы успеют опра­виться от ударов Советской Армии.

Наиболее последовательным борцом за усиление помощи Советскому Союзу и открытие второго фронта в Европе являлась Коммунистическая партия Великобритании. Коммунисты организовывали массовые митинги солидарности с советским народом, разъясняли на собраниях и в печати освободительный, справедливый характер борьбы, которую вели народы антифашистской коалиции.

Учитывая возросшую активность рабочего класса и боясь обострения классовой борьбы в стране, британское правительство осуществило от­дельные мероприятия, несколько сдерживавшие рост цен на продоволь­ствие и предметы первой необходимости. Был установлен национальный минимум заработной платы, улучшены социальное страхование и меди­цинское обслуживание на предприятиях, запрещено увольнение рабочих. Однако эти меры не остановили снижение жизненного уровня трудящих­ся, хотя несколько смягчили внутриполитическую обстановку в стране.

В 1942—1943 гг. правящие круги Великобритании уделяли много внимания проблемам послевоенной политики. Разрабатывались обширные планы реформ, рключавшие и улучшение положения трудящихся. Они обсуждались в различных правительственных комиссиях, на ежегодных съездах лейбористской партии и даже в парламенте. Их поддержал ра­бочий класс. Однако правящие круги предпочитали ограничиваться лишь общими обещаниями и избегали принятия конкретных решений по рас­сматриваемым вопросам. Это наглядно проявилось в отношении кабинета Черчилля и парламента к докладу о реформе социального страхования, представленному в соответствии с указаниями правительства либералом У. Бивериджем. Правительство сразу же капитулировало перед частными страховыми компаниями, которые выступили против введения над ними предлагаемого в докладе государственного контроля и других рекоменда­ций Бивериджа. На заседании английского парламента 16 февраля 1943 г. было объявлено, что правительство принимает его доклад «лишь в прин­ципе», а из состава военного кабинета был удален лейборист А. Гринвуд — ответственный за разработку программы социальных реформ. Лей­бористская партия вынуждена была выразить неудовлетворение отноше­нием правительства к плану Бивериджа. Ее парламентская фракция предложила «пересмотреть политику правительства с тем, чтобы план был как можно быстрее проведен в жизнь». Но консервативное боль­шинство парламента поддержало правительство, и план Бивериджа был фактически похоронен.

Проекты различных социальных реформ разрабатывались правящими кругами Великобритании под давлением классовой борьбы трудящихся масс и были направлены прежде всего на то, чтобы ослабить нараставшее в стране движение за единство рабочего класса, отвлечь внимание народа от активной борьбы за открытие второго фронта в Европе. С помощью проектов послевоенных социальных реформ правительство Черчилля на­деялось также облегчить развитие английской экономики с окончанием войны.

В Великобритании активно и открыто действовали реакционные группы. Они вели антикоммунистическую и антисоветскую пропаганду, различными способами тормозили мобилизацию усилий английского на­рода на быстрейший разгром гитлеровской Германии, проповедовали по­литику примирения с фашизмом, подрывали единство антифашистской коалиции. Такие организации, как британская национальная партия, партия содружества, а также ряд влиятельных промышленников и газет­чиков выступали против правительственных мероприятий, направленных на использование всех ресурсов страны для целей войны. Особенно рьяно они нападали на министров-лейбористов, добиваясь их ухода в отставку. Для распространения своих взглядов реакционеры широко ис­пользовали буржуазную прессу. Так, в январе — феврале 1943 г. газеты «Санди диспеч», «Обсервер» и другие писали, будто советское требование открыть второй фронт в Европе является «враждебной ловушкой» с целью поставить западных союзников в невыгодное положение и дать немцам возможность разгромить их еще недостаточно подготовленные войска. Они требовали также «оказать активное сопротивление» возможной «советской экспансии» в Европу.

Тем не менее реакционные силы в то время не смогли оказать решающего воздействия на массы. Большая часть английского народа реши­тельно отвергала их линию и активно выступала за консолидацию анти­фашистской коалиции, наращивание экономических и военных усилий западных союзников для быстрейшего разгрома гитлеровской Германии, оказание эффективной помощи Советскому Союзу. Выступая от имени жителей Ливерпуля, член городского управления Л. Хоган в ноябре 1942 г. заявил: «Мы приветствуем Советскую Россию, и каждый из нас, исходя из имеющихся возможностей, будет действовать и вести себя так, чтобы в кратчайшие сроки мы могли предпринять такие меры в военной и экономической областях, которые убедят русских друзей, что мы будем с ними до самого конца».

Таким образом, в рассматриваемый этап войны военная эконохмика Великобритании достигла значительных успехов. Этому способствовало прежде всего то обстоятельство, что территория Британских островов по­чти не подвергалась воздействию со стороны противника, так как глав­ные силы Германии были задействованы на ее восточном фронте и Анг­лия могла в сравнительно благоприятной обстановке решать свои внут­ренние проблемы. Важную роль в укреплении британской экономики играли экономическая помощь Соединенных Штатов и возросший объем ввозимого из Канады сырья, различных материалов и продовольствия. Капиталистический способ производства, противопоставление узко эго­истических интересов монополий государственным мешали более полному использованию имевшихся в Англии экономических ресурсов. Продолжа­ла усиливаться эксплуатация рабочего класса. Ухудшалось материальное положение трудящихся.

Рабочий класс, все трудящиеся страны не жалели сил, чтобы вместе с советским народом быстрее разгромить фашистскую Германию и ее со­юзников. Правящие круги Великобритании не могли не учитывать волю своего народа.

Общий анализ основных экономических показателей и развития внут­риполитических отношений в странах антифашистской коалиции в ходе коренного перелома в войне свидетельствует о том, что в этих странах экономика в целом и производство основных видов боевой техники и во­оружения находились на подъеме и значительно превосходили показатели государств фашистского блока. Доля основных стран антифашистской ко­алиции в мировом производстве вооружения в марте 1943 г., по подсчетам американских специалистов, составляла свыше 71 процента, в то время как на страны оси приходилось лишь 28 процентов.

Во второй половине 1942 г. СССР, полностью используя преимущества социалистического способа производства, располагал слаженным воен­ным хозяйством, которое обеспечивало неизмеримо возросшие потребно­сти фронта. Советский народ под руководством Коммунистической партии, преодолев огромные трудности, осуществил грандиозную перестройку всей жизни страны на военный лад. Непрерывно возрастало не только количество выпускаемого вооружения, боевой техники и других матери­ально-технических средств ведения войны, но и повышалось их качество, в первую очередь самолетов, танков, артиллерийских орудий и миноме­тов, которые по своим боевым свойствам превосходили аналогичные об­разцы армий союзников и немецко-фашистской армии. Во втором полуго­дии 1942 г. в Советском Союзе производилось основных видов вооруже­ния больше, чем в фашистской Германии, хотя гитлеровцы использовали ресурсы почти всей Европы. В целом рост военного производства в СССР в конце 1942 — начале 1943 г. создал экономические предпосылки для осуществления сокрушительного разгрома немецко-фашистской армии и ее союзников под Сталинградом, а затем и на других участках советско-германского фронта.

Военная промышленность переместилась в восточные районы страны — Поволжье, Урал, Западную Сибирь, Казахстан. Развивались основ­ные отрасли промышленности — металлургия, энергетика, являвшиеся базой военного производства. Постепенно улучшалась работа железнодо­рожного транспорта.

Еще больше упрочилось морально-политическое единство советского общества, сплоченность народа вокруг Коммунистической партии, укре­пилась вера трудящихся в неизбежность разгрома фашистских агрессоров и окончательную победу в войне.Условия ведения войны, удаленность территории США от основных театров военных действий, обеспеченность людскими и материальными ресурсами способствовали развитию военной экономики страны, росту ее участия в мировом промышленном производстве. Благоприятная обста­новка использовалась крупнейшими империалистическими монополиями США для увеличения экономической мощи, укрепления политических позиций, усиления влияния на государственный аппарат. Росла кон­центрация монополистического капитала. На военных заказах монопо­лии наживали огромные барыши. Основную тяжесть финансирования войны несли трудящиеся массы. Подобное же укрепление экономических и политических позиций крупных монополий за счет трудящихся наблю­далось и в Великобритании. Несмотря на введение в США и Англии го­сударственного регулирования цен, последние продолжали расти. Разрыв между уровнем цен на предметы первой необходимости и уровнем зара­ботной платы все увеличивался, что вело к усилению противоречий между трудом и капиталом.

Реакционные силы в обеих странах тормозили осуществление прогрессивных требований народных масс, мешали более полному объедине­нию усилий антифашистской коалиции против главного врага — гитле­ровской Германии. Однако они не могли изменить реального положения, так как объективная необходимость требовала сотрудничества СССР, Великобритании и США.

Наиболее сознательную и сплоченную часть антифашистских сил в США и Великобритании представлял рабочий класс. Он шел впереди других классов и в отношении ко всем вопросам военной экономики: добивался максимального увеличения производства военной продук­ции, ограничения влияния монополистического капитала. Ради быстрей­шей победы над фашизмом рабочий класс сознательно шел на жертвы, почти полностью отказавшись от применения стачки как средства экономической борьбы. Вместе с тем он использовал другие формы борьбы за свои классовые интересы.

Трудящиеся США и Великобритании, все прогрессивные силы этих стран требовали от своих правительств активизации вооруженной борьбы против гитлеровской Германии путем открытия второго фронта в Ев­ропе. Они настаивали на том, чтобы все увеличивавшееся количество оружия и боевой техники в США и Англии не оседало на складах и в ар­сеналах, а шло на фронт, использовалось для быстрейшего разгрома сил фашизма. Среди американских и английских трудящихся росли симпатии к советскому народу, его героической армии, самоотверженно сражав­шейся против ударных сил фашистского блока.