Вторая мировая война: военно-политическая обстановка в Европе к середине апреля 1945 г

Шел апрель последнего года мировой войны. Военные действия охватили значительную часть территории Германии: с востока наступали советские войска, а с запада — союзные. Были созданы реальные условия для полного и окончательного разгрома вермахта.

Стратегическое положение Советских Вооруженных Сил к этому времени еще более улучшилось. Выполняя великую интернациональную мис­сию, они за зимне-весеннее наступление завершили освобождение Поль­ши, Венгрии, значительной части Чехословакии, заканчивали ликвидацию противника в Восточной Пруссии, овладели Восточной Померанией и Сп­летшей, заняли столицу Австрии Вену и вышли к южным районам Герма­нии.

Войска Ленинградского фронта во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом продолжали блокировать курляндскую груп­пировку противника. Армии 3-го и часть сил 2-го Белорусских фронтов уничтожали остатки немецко-фашистских войск на Земландском полуостро­ве, в районе юго-восточнее Данцига и севернее Гдыни. Основные силы 2-го Белорусского фронта после осуществления перегруппировки на новое направление вышли на побережье Балтийского моря западнее Гдыни и на Одер — от его устья до города Шведт, сменив здесь войска 1-го Белорус­ского фронта.

На центральном участке советско-германского фронта войска 1-го Белорусского фронта вели боевые действия на левом берегу реки Одер по расширению ранее занятых плацдармов, особенно кюстринского — на­иболее крупного из них. Основная группировка сил фронта находилась в 60—70 км от столицы фашистской Германии. Армии правого крыла 1-го Украинского фронта вышли к реке Нейсе. Их удаление от Берлина со­ставляло 140—150 км. Соединения левого крыла фронта достигли чехо­словацкой границы. Таким образом, советские войска вышли на подступы к столице Германии и были готовы к нанесению завершающего удара по врагу.

Берлин являлся не только политическим оплотом фашизма, но и одним из крупнейших центров военной промышленности страны. На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. Вот почему разгром их и овладение столицей Германии должны были привести к победоносному завершению войны в Европе.

К середине апреля войска западных союзников форсировали Рейн и завершили ликвидацию рурской группировки врага. Нанося главный удар на Дрезден, они стремились расчленить противостоявшие войска противника и на рубеже реки Эльба встретиться с Советской Ар­мией.

К этому времени фашистская Германия находилась в полной политической изоляции, ибо ее единственный союзник — милитаристская Япония была не в состоянии оказать какого-либо влияния на ход событий в Европе. Внутреннее положение рейха свидетельствовало также о приближавшемся неотвратимом крахе. Потеря сырьевых ресурсов ранее оккупированных стран (за исключением некоторых районов Чехословакии) обусловила дальнейший спад промышленного производства Германии. Дезорганизация во всей германской экономике привела к резкому падению военного производства: выпуск военной продукции в марте 1945 г. по сравнению с июлем 1944 г. снизился на 65 процентов. Увеличились трудности в по­полнении вермахта личным составом. Даже призвав в армию очередной контингент 1929 г. рождения, то есть 16—17-летних юношей, гитлеровцы не смогли восполнить потери, понесенные зимой 1944/45 г. Однако благодаря тому, что протяженность советско-германского фронта значительно сократи­лась, немецко-фашистскому командованию удалось сосредоточить крупные силы на угрожаемых направлениях. Кроме того, в первой половине апреля часть сил и средств с западного фронта и резерва была переброшена на восток, и к началу Берлинской операции на советско-германском фронте дей­ствовало 214 дивизий, в том числе 34 танковые и 15 моторизованных, и14 бригад. Против американо-английских войск осталось только 60 диви­зий, в том числе 5 танковых. В это время гитлеровцы еще располагали оп­ределенными запасами вооружения и боеприпасов, что давало возмож­ность фашистскому командованию и в последний месяц войны оказывать упорное сопротивление на советско-германском фронте.



Сущность стратегического плана верховного главнокомандования вермахта состояла в том, чтобы любой ценой удержать оборону на востоке, сдержать наступление Советской Армии, а тем временем попытаться за­ключить сепаратный мир с США и Англией. Гитлеровское руководство выдвинуло лозунг: «Лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских». В специальных указаниях национал-социалистской партии от 3 апреля говорилось: «Война решается не па Западе, а на Востоке... Наш взор должен быть обращен только на Восток, незави­симо от того, что будет происходить на Западе. Удержание Восточного фронта является предпосылкой к перелому в ходе войны».

На берлинском направлении занимали оборону войска групп армий «Висла» и «Центр» в составе 3-й танковой, 9-й полевой, 4-й танковой и 17-й армий под колхандованием генералов X. Мантейфеля, Т. Буссе, Ф. Грезера и В. Хассе. В них имелось 48 пехотных, 6 танковых и 9 моторизованных дивизий, 37 отдельных пехотных полков, 98 отдельных пехотных батальо­нов, а также большое количество отдельных артиллерийских и специальных частей и соединений. Распределение этих сил по фронту было неравно­мерным. Так, перед войсками 2-го Белорусского фронта на 120-километ­ровом участке оборонялись 7 пехотных дивизий, 13 отдельных полков, несколько отдельных батальонов и личный состав двух офицерских школ. Большая часть этих сил и средств находилась на штеттинском направле­нии. Перед 1-м Белорусским фронтом в полосе шириной до 175 км занимали оборону 23 дивизии, а также значительное количество отдельных бригад, полков и батальонов. Наиболее плотная группировка была создана про­тивником против кюстринского плацдарма, где на участке шириной 44 км было сосредоточено 14 дивизий, в том числе 5 моторизованных и танковая.

Оперативная плотность его сил на этом участке составляла одну дивизию на 3 км фронта. Здесь на 1 км фронта приходилось 60 орудий и минометов, а также 17 танков и штурмовых орудий. В самом Берлине формирова­лось более 200 батальонов фольксштурма, а общая численность гарнизона превышала 200 тыс. человек.

В полосе 1-го Украинского фронта шириной 390 км находилось 25 вражеских дивизий, из них 7 составляли оперативный резерв. Основ­ные силы оборонявшихся войск были сосредоточены на участке Форст, Пенциг, где оперативная плотность составляла одну дивизию на 10 км, более 10 орудий и минометов, а также до 3 танков и штурмовых орудий на 1 км фронта.Ч

В районе Берлина германское командование имело до 2 тыс. боевых самолетов, в том числе 70 процентов истребителей (из них 120 реактивных Ме-262). Кроме истребительной авиации для прикрытия города привле­калось около 600 зенитных орудий. Всего в полосе наступления 1-го Бе­лорусского и 1-го Украинского фронтов насчитывалось 200 зенитных батарей.

Основные оперативные резервы врага располагались северо-восточнее Берлина и в районе Котбуса. Их удаление от линии фронта не превыша­ло 30 км. В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировались стратегические резервы в составе восьми дивизий. Близкое расположение не только оперативных, но и стратегических резервов свидетельствовало о намерении противника использовать их для борьбы за тактическую зону обороны.

На берлинском направлении была подготовлена глубоко эшелонированная оборона, строительство которой началось еще в январе 1945 г. Темпы работ были ускорены в связи с выходом советских войск на Одер и Нейсе, а также созданием непосредственной угрозы центральным райо­нам Германии и ее столице. На строительство оборонительных сооруже­ний сгонялись военнопленные и иностранные рабочие, привлекалось местное население.

Основу обороны немецко-фашистских войск составляли одерско- нейсенский оборонительный рубеж и Берлинский оборонительный район. Одерско-нейсенский рубеж состоял из трех полос, между которыми на наиболее важных направлениях имелись промежуточные и отсечные позиции. Общая глубина этого рубежа достигала 20—40 км. Передний край главной полосы обороны проходил по левому берегу рек Одер и Нейсе, за исключением районов Франкфурта, Губена, Форста и Мускау, где противник продолжал удерживать небольшие предмостные укрепления на правом берегу. Населенные пункты были превращены в сильные опорные пункты. Используя шлюзы на реке Одер и многочислен­ные каналы, гитлеровцы подготовили ряд районов к затоплению. В 10—20 км от переднего края была создана вторая полоса обороны. Наиболее обо­рудованной в инженерном отношении она была па Зеловских (Зееловских) высотах — перед кюстринским плацдармом. Третья полоса находилась на удалении 20—40 км от переднего края главной полосы. Как и вто­рая, она состояла из мощных узлов сопротивления, соединенных между собой одной-двумя траншеями и ходами сообщения.

При строительстве одерско-нейсенского оборонительного рубежа немецко-фашистское командование особое внимание обращало на организа­цию противотанковой обороны, которая строилась на сочетании огня артил­лерии, штурмовых орудий и танков с инженерными заграждениями, плотным минированием танкодоступных направлений и обязательным использованием таких естественных препятствий, как реки, каналы и озе­ра. Для борьбы с танками намечалось в широких масштабах использо­вать зенитную артиллерию Берлинского оборонительного района. Не толь­ко перед передним краем оборонительных полос, но и в глубине были созданы многочисленные минные поля. Средняя плотность минирования на важнейших направлениях достигала 2 тыс. мин на 1 км. Перед пер­вой траншеей, а в глубине обороны на пересечении дорог и по их обочинам располагались истребители танков, вооруженные фаустпатронами.

К началу наступления советских войск противник всесторонне подготовил Берлинский оборонительный район, который включал три кольцевых обвода, подготовленных к упорной обороне. Внешний оборонительный обвод проходил по рекам, каналам и озерам в 25—40 км от центра столицы. Основу его составляли крупные населенные пункты, превращенные в узлы сопротивления. Внутренний оборонительный обвод, который считался главной полосой обороны укрепленного района, про­ходил по окраинам пригородов. Все опордые пункты и позиции были свя­заны между собой в огневом отношении. На улицах были возведены мно­гочисленные противотанковые препятствия и проволочные заграждения. Общая глубина обороны на этом обводе составляла 6 км. Третий — го­родской обвод проходил по окружной железной дороге. Все улицы, веду­щие к центру Берлина, были перекрыты баррикадами, мосты подготовле­ны к подрыву.

Для удобства управления обороной город был разбит на девять секторов. Наиболее тщательно подготавливался центральный сектор, кото­рый охватывал основные государственные и административные учреждения, в том числе рейхстаг и имперскую канцелярию. На улицах и площадях были отрыты окопы для артиллерии, танков и штурмовых орудий, подгото­влены многочисленные железобетонные огневые сооружения. Все оборони­тельные позиции соединялись между собой ходами сообщения. Для скрыт­ного маневра силами и средствами широко использовалось метро, общая протяженность линий которого достигала 80 км. Если учесть, что оборо­нительные сооружения были заблаговременно заняты войсками берлин­ского гарнизона, численность которого постоянно увеличивалась за счет прибывавшего пополнения, то было ясно, что за Берлин предстояла упор­ная и напряженная борьба.

В изданном 9 марта приказе о подготовке обороны Берлина говорилось: «Оборонять столицу до последнего человека и до последнего патрона... Противнику нельзя давать ни минуты покоя, он должен быть ослаблен и обескровлен в густой сети опорных пунктов, оборонительных узлов и гнезд сопротивления. Каждый утраченный дом или каждый утраченный опорный пункт должен быть немедленно возвращен контратакой... Берлин может решить исход войны».

Готовясь к отражению наступления Советской Армии, гитлеровское командование провело ряд мероприятий по организационному укреплению своих войск. За счет стратегических резервов, запасных частей и военно- учебных заведений оно восстановило численный состав и техническую ос­нащенность почти всех дивизий. Численность пехотных рот к середине апреля была доведена до 100 человек. Командующим группой армий «Висла» вместо Гиммлера был назначен генерал Г. Хейнрици, считавшийся в вермахте крупным специалистом по ведению обороны. Командующе­му группой армий «Центр» Ф. Шернеру 8 апреля было присвоено звание фельдмаршала Новый начальник генерального штаба сухопутных сил генерал Г. Кребс, по мнению гитлеровских военных специалистов, являл­ся лучшим знатоком Советской Армии, поскольку перед войной был помощником военного атташе в Москве.

15 апреля Гитлер обратился со специальным воззванием к солдатам восточного фронта. Он призывал во что бы то ни стало отразить наступление Советской Армии. Гитлер требовал расстреливать на месте каждого, кто осмелится отойти или отдать приказ на отход. Призывы соп­ровождались угрозами по отношению семей тех солдат и офицеров, кото­рые сдадутся в плен советским войскам.

Вместо прекращения бессмысленного кровопролития и принятия без­оговорочной капитуляции, которая отвечала бы интересам немецкой нации, гитлеровское руководство жестокими репрессиями пыталось отодвинуть свой неизбежный конец. В. Кейтель и М. Борман издали приказ защищать каждый населенный пункт до последнего человека, а за малейшую неус­тойчивость карать смертной казнью.

Перед Советскими Вооруженными Силами стояла задача — нанести завершающий удар по фашистской Германии, с тем чтобы заставить ее безоговорочно капитулировать.