Вторая мировая война: военно-политический и экономический кризис в Италии зимой 1942/43 г

Зимой 1942/43 г. в Италии продолжался процесс резкого падения производства, к весне 1943 г. он принял катастрофические размеры. Это было связано с нехваткой сырья, топлива, электроэнергии. Кроме того, промышленные предприятия были оснащены устаревшим оборудованием.

Для промышленности и сельского хозяйства недоставало рабочих рук, в то время как 1 млн. квалифицированных рабочих был отправлен в Герма­нию. В начале 1943 г. была объявлена тотальная мобилизация мужчин в возрасте до 70 лет и женщин до 55 лет. Однако осуществить ее не удалось из-за все более обострявшейся политической обстановки в стране.

Значительное сокращение производства наблюдалось в металлургической промышленности. За первое полугодие 1943 г. было выплавлено 912 тыс. тонн стали вместо предполагавшихся 1 220 тыс. тонн. С производ­ством чугуна положение обстояло еще хуже. Если к 1 января 1943 г. имелась в запасе 61 тыс. тонн чугуна, то к 1 июля — всего 43 тыс. тонн, что обеспечивало потребности страны немногим более чем на месяц . Ежемесячная потребность в меди составляла 2500 тонн. В стране удава­лось произвести и реквизировать 800 тонн, из Германии ввозилось 1100 тонн. Недостающее количество пополнялось за счет запасов, которые быстро истощались. Крайне недостаточным было производство алюминия, цинка, свинца. В первом полугодии 1943 г. было произведено 23 тыс. тонн алюминия и импортировано 5,5 тыс. тонн, тогда как потребность равня­лась 36 тыс. тонн. При ежемесячной потребности 4,5 тыс. тонн свинца и 3,5 тыс. тонн цинка их месячное производство составляло соответственно 2,2 и 2,5 тыс. тонн. Положение с производством резины, шерсти, обуви, хлопка, соды, графита было крайне тяжелым

С конца 1942 г. обострилась топливная проблема. Германия, являвшаяся для Италии основным поставщиком угля, не выполняла своих обя­зательств о поставках ежегодно 12 млн. тонн каменного угля, так как он был необходим ей самой. Добыча же угля в стране сокращалась. К тому же в связи с бомбардировками территории обеих стран возросли труд­ности с перевозками угля. Резко сократился импорт нефти из Румынии. За первое полугодие 1943 г. Италия получила 102 тыс. тонн нефти, в то время как месячная потребность только флота составляла 65—80 тыс. тонн. Запасы нефтепродуктов быстро истощились, а производство заменителей не дало ожидаемых результатов. В стране ощущался острый дефицит горючего. Если к 1 января 1943 г. запас бензина, нефти, горючих масел равнялся 188 тыс. тоннам, то к 1 июля он снизился до 167 тыс. тонн . Сократилось производство электроэнергии.

Итальянская промышленность оказалась не в состоянии обеспечить потребности армии и флота, хотя в 1943 г. производство некоторых видов вооружения и боевой техники возросло по сравнению с 1939 г.: артилле­рийских орудий — в 4—5 раз, боеприпасов — в 2 —3 раза, торпед — в 5 раз, самолетов и моторов к ним — в 2 раза. Уже в начале 1943 г. стало ясно, что потребности в боеприпасах для орудий почти всех калибров мо­гут быть обеспечены лишь на 40—50 процентов. Армия не могла рассчи­тывать и на получение современных средств противотанковой обороны. Вы­пуск самоходных орудий и танков предусматривался также небольшим. Среднемесячное производство самолетов предполагалось к июню 1943 г. довести до 325, но преодолеть рубеж 300 самолетов в месяц не удалось.

Транспорт был не в состоянии обеспечить необходимые перевозки сырья и готовой продукции. Бомбардировки английской и американской авиации наносили значительный ущерб железным дорогам и дезорганизо­вывали движение транспорта по основным коммуникациям. В аналогич­ном положении находился и торговый флот, водоизмещение которого к весне 1943 г. составляло всего 595 тыс. тонн (в 1940 г. он насчитывал 3 300 тыс. тонн).



К весне 1943 г. полностью расстроенной оказалась финансовая система страны. Дефицит государственного бюджета в 1942/43 финансовом году достиг 86 274 млн. лир и возрос более чем в 3 раза по сравнению с 1939/40 годом и на 9 млрд. лир по сравнению с 1941/42 финансовым годом. Наблюдался дальнейший рост инфляции. Только в декабре 1942 г. было выпущено бумажных денежных знаков на сумму 0,5 млрд. лир.

В условиях ухудшавшегося экономического положения продолжал снижаться жизненный уровень трудящихся. Стоимость жизни в 1943 г. возросла в сравнении с 1938 г. на 270 процентов (в 1942 г. — на 161 процент), а официальные цены — на 229 процентов (в 1942 г.— на 152 про­цента). Непрерывно дорожали продукты питания на «черном рынке», где цена хлеба была выше официальной в 8,3 раза, риса — в 10 раз, масла — в 5,2 раза и т. д. Следует отметить, что значительное количество продоволь­ствия вывозилось в Германию.

Таким образом, к весне 1943 г. экономика Италии оказалась не в силах дальше нести тяжкое бремя войны. Рассеялись иллюзии итальянских правящих кругов на упрочение тыла. Экономический и политический кризис, в котором находилась страна с осени 1942 г., под влиянием пора­жений на советско-германском фронте и в Северной Африке все более углублялся.

Война против СССР не пользовалась популярностью у большинства итальянского народа. Победы Советской Армии породили у трудящихся надежды на скорое окончание войны, а в правящих кругах вызвали трево­гу. Недовольство фашизмом, стремление выйти из войны охватывали все более широкие слои итальянского общества.

В демократических кругах зрело понимание необходимости единства антифашистских сил. Основное ядро этих сил составляли коммунисты, социалисты и представители партии действия (левая мелкобуржуазная партия). К ним примыкали и представители буржуазных оппозиционных партий — христианские демократы и либералы. В Риме, Турине, Милане действовали комитеты национального фронта, в которые входили предста­вители вышеуказанных партий. При этом буржуазная оппозиция надея­лась подчинить своему влиянию антифашистское движение в стране и навязать ему свою тактику «выжидания». Демохристиане и либералы в борьбе с фашизмом проявляли нерешительность, колебание и с неохотой шли на контакты с «левыми» партиями. Они уклонялись от разработки программы конкретных действий, опасались массовых народных вы­ступлений, больше заботясь о своей политической роли в послевоенное время.

Зимой 1942/43 г. по всей стране прокатилась волна выступлений про­тив войны. В антифашистское движение вовлекались все новые слои насе­ления. «Чтобы объяснить эту перемену в настроениях народа,— писал один из активных участников антифашистской борьбы историк коммунист Р. Батталья, — недостаточно связывать ее только с деятельностью внутри Италии антифашистских групп и даже с деятельностью коммунистов. Причиной, вызвавшей такую перемену... была победа под Сталинградом».

По данным коммунистической подпольной печати, с декабря 1942 г. по февраль 1943 г. в Пьемонте, Ломбардии, Эмилии, Лигурии, Тоскане, Венетто состоялось 29 волнений и забастовок, в большинстве которых выдвигались политические требования. «К концу 1942 г. и началу 1943 г. заключение мира стало заветной мечтой всех итальянцев, единственным средством спасения родины», — писал Л. Лонго. По далеко не полным данным, за первые шесть месяцев 1943 г. в Италии имели место 217 вол­нений и забастовок, в которых приняло участие около 155 тыс. рабочих: число потерянных рабочих часов составило свыше 253 тыс...

Высшей точкой забастовочного движения являлась мартовская забастовка 1943 г. рабочих севера. Эту забастовку отличал не только широ­кий размах, но и важные последствия, определившие дальнейшие собы­тия в стране.

Наряду с экономическими требованиями выдвигались политические: освобождение арестованных, заключение сепаратного мира и окончание войны. Рабочие встречали фашистских функционеров криками: «Долой войну!», «Долой фашизм!». Был случай, когда на предприятии было поднято красное знамя. Один из фашистских главарей Р. Фариначчи писал 1 апреля Муссолини: «Повсюду: в трамваях, театрах, бомбоубежищах... народ осуждает режим, и не только того или иного партийного деятеля, но и самого дуче»

Забастовка показала политическую зрелость итальянского пролетариата, понимание им необходимости восстания и широкой борьбы за мир, независимость и свободу. Мартовские события послужили толчком к кон­солидации демократических сил страны и создали предпосылки для паде­ния фашистского режима летом 1943 г... Отдельные забастовки перераста­ли в широкое массовое движение. 2 апреля итальянское правительство было вынуждено объявить об увеличении заработной платы рабочим и служащим. Это была крупная победа пролетариата. Широкие слои населе­ния Италии увидели, что в стране есть сила, способная возглавить борьбу против фашизма, за достижение мира.

С конца 1942 г. антифашистские и антивоенные настроения распространились и в итальянской армии. Они были неизбежным следствием больших потерь, дезорганизации в снабжении, трений с немецким союз­ником на фронтах. В частях итальянской оккупационной армии в Греции и Югославии подобные настроения складывались также под влиянием партизанской войны, общения с местным населением, мужественно сра­жавшимся за свою независимость.

Еще более опасная для фашизма ситуация создалась в итальянской армии на советско-германском фронте. Настроения сражавшихся там солдат итальянский дипломат определил как «растущее чувство уважения к армии (русской. — Ред.) и, возможно, даже к России». Пережившие разгром на Дону и беспорядочное отступление на запад, солдаты 8-й италь­янской армии осуждали войну и фашизм. Правительство Муссолини скры­вало от населения действительное положение дел на советско-германском фронте и, в частности, тяжелое состояние итальянских войск. Газеты продолжали трубить о военных успехах держав оси. Поэтому военнослу­жащим, прибывавшим с фронта, категорически запрещались политические высказывания и критические оценки действий гитлеровцев. Однако десят­ки тысяч раненых и больных солдат стихийно превращались в пропаган­дистов. Печальное возвращение остатков 8-й армии в Италию произвело удручающее впечатление на народные массы. Антивоенные настроения проникали и в те части армии, которые дислоцировались на территории самой Италии. В феврале 1943 г. солдаты гарнизона города Комо пели революционную песню «Красное знамя».

О непрочности диктаторского режима в стране свидетельствовал углублявшийся кризис в фашистской партии. Бывший ее секретарь А. Видуссони признал в мае 1943 г., что число членов партии и организаций, примыкавших к ней, за последний год сократилось более чем в 2 раза. Женская же фашистская организация потеряла две трети своего состава. Исключение из партии за пораженческие настроения шло непрерывно.

Оппозиционные настроения проникали и в верхушку фашистской партии, которой дуче перестал доверять. Недовольных руководителей на­правляли на фронт под предлогом поднятия морального духа армии. В на­чале февраля 1943 г. была произведена реорганизация правительства, хотя каждый из уволенных министров являлся видным фашистом. Среди них оказались министр иностранных дел Чиано (зять Муссолини), ми­нистр финансов Таон ди Ревель, министр юстиции Д. Гранди, министр печати и пропаганды А. Паволини и другие. Вся полнота власти перешла в руки Муссолини. Весной последовала новая волна «смены гвардии». Был смещен глава полиции К. Сенизе, обвиненный в непринятии решитель­ных мер против забастовки на севере страны

За оппозиционно настроенными фашистскими деятелями стояли пред­ставители влиятельных кругов монополистической буржуазии, у которых война вызвала разочарование. К ним следует отнести президента обще­ства «Монтекатини» Г. Донегани, короля резиновой промышленности А. Пирелли, министра транспорта и крупного промышленника В. Чини и других. Они видели, писал П. Тольятти, «что все колонии Италии поте­ряны, что о завоеваниях после всех поражений Муссолини не может быть и речи». Понимая, что война проиграна, итальянская буржуазия хотела выйти из нее с наименьшими для себя потерями. Господствующие классы спешили отмежеваться от столь тесной в прошлом связи с фашиз­мом, пожертвовав Муссолини. С осени 1942 г. против него готовился за­говор. Участниками его были представители фашистской верхушки, не­довольные дуче, окружение короля Виктора Эммануила, лидеры финансово-промышленных кругов. По замыслу руководителей заговора, устра­нение с политической арены Муссолини должно было предотвратить глубокий демократический переворот в стране, основной движущей силой которого могли стать трудящиеся Италии.

Таким образом, с конца 1942 г. фашистская Италия переживала глубокий политический и экономический кризис. Весной 1943 г. режим Мус­солини стоял на пороге катастрофы.