Вторая мировая война: военные действия на Украине. Оборона Киева и Одессы

В июле — сентябре 1941 г. ожесточенные сражения развернулись и на южном крыле советско-германского фронта. Борьба, длившаяся без оперативных пауз два с половиной месяца, велась на огромной территории: с севера на юг от Полесья (северная граница Украины) до Черного и Азовского морей и с запада на восток — от Сарны, Бердичева, Каменец-Подольского, нижнего течения Прута и устья Дуная до Шостки, Полтавы, Днепропетровска, Мелитополя, крымских перешейков. Протяженность фронта боевых действий колебалась от 1200 км в июле до 800 км в сентябре. Глубина его перемещения за это время составила от 500 до 600 км.

Яркие страницы в героическую летопись Отечественной войны вписали защитники Киева и Одессы.

Боевые действия советских войск сочетали здесь наступательные и оборонительные операции в рамках стратегической обороны, преследовавшие одну цель — во что бы то ни стало остановить врага, обескровить его ударную группировку на юге.

До середины июля войска Юго-Западного направления понесли большие потери в приграничных районах. Всего в Юго-Западном (5, 6, 26 и 12-я армии) и Южном (18-я и 9-я армии) фронтах насчитывалось 86 дивизий, но они были сильно ослаблены в тяжелых оборонительных боях.

Поскольку группа армий «Юг» в начальный период войны не достигла ближайшей стратегической цели на южном крыле советско-германского фронта, перед ней стояли прежние задачи: овладеть Киевом, захватить плацдармы на восточном берегу Днепра и одновременно левым крылом (1-я танковая группа и 6-я армия) совершить глубокий охватывающий маневр через Белую Церковь в юго-восточном направлении, а затем всеми своими силами окружить, расчленить и уничтожить советские войска на Правобережной Украине.

В группу армий «Юг» входили 1-я танковая группа, 6, 17 и 11-я немецкие армии, 3-я и 4-я румынские армии, венгерский, словацкий и (с 20 июля) итальянский корпуса. Всего в середине июля в ней насчитывалось 63 дивизии и 16 бригад, из них: немецких — 45 дивизий, румынских — 16 дивизий и 10 бригад, венгерских — 5 бригад, словацких — 2 дивизии и бригада. Во второй половине июля в группу армий «Юг» прибыли еще восемь немецких пехотных дивизий из резерва ОКХ и три итальянские.

Подавляющая часть немецких войск (1-я танковая группа, 6-я. и 17-я армии) наносила главный удар на киевском направлении против Юго-Западного фронта. Южнее Каменец-Подольского, на первомайском направлении, против Южного фронта наступали 11-я немецкая и 3-я румынская армии, венгерский корпус, словацкие дивизии, к которым позднее присоединился итальянский корпус. С территории Румынии в сторону Одессы наступала 4-я румынская армия.

Во второй половине июля — первой половине августа решающие события развернулись на киевском направлении в полосе Юго-Западного фронта. Командование группы армий «Юг» вначале считало, что для наступления на Киев и захвата плацдарма на левом берегу Днепра достаточно будет 3-го моторизованного корпуса, что главные силы 1-й танковой группы после прорыва обороны советских войск в районе Бердичева осуществят глубокий охватывающий маневр через Белую Церковь, западнее Днепра в общем направлении на Кировоград, а 6-я и 17-я армии, наступая от Бердичева в юго-восточном направлении, соединятся с 11-й армией и замкнут кольцо окружения вокруг советских войск.

Советское командование приняло срочные меры для устранения угрозы, нависшей над столицей Украины: были усилены войска Киевского укрепленного района; активизировала действия 5-я армия, наносившая удары с севера во фланг 6-й немецкой армии и 1-й танковой группе; началось наступление 26-й армии Юго-Западного фронта против этой же танковой группы с юга. В результате к середине июля серьезная попытка противника использовать разрыв между 5-й и 6-й армиями Юго-Западного фронта для захвата Киева с ходу была сорвана. 11 июля войска Киевского укрепленного района остановили передовые части мотопехоты и танков 3-го корпуса противника на реке Ирпень.

Так началась оборона Киева.

Германскому командованию пришлось для овладения столицей Украины выделить вместо одного моторизованного корпуса большую часть сил 6-й армии, сохранив за 1-й танковой группой проведение охватывающего маневра в юго-восточном направлении.

Однако войска Юго-Западного фронта нарушили замысел врага. 5-я армия под командованием генерала М. И. Потапова, нанося фланговые контрудары, сковала 6-ю немецкую армию и 1-ю танковую группу. Первая из них была лишена возможности наступать на Киев, а вторая — высвободить свои дивизии для маневра по окружению 6-й и 12-й армий Юго-Западного и 18-й армии Южного фронтов, действовавших на линии старых укрепленных районов. Успешным действиям 5-й армии способствовала фронтовая и дальнебомбардировочная авиация, которая наносила удары по противнику на поле боя и на марше и совместно со средствами ПВО прикрывала Киев, переправы и мосты через Днепр.

18 июля генеральный штаб немецких сухопутных войск отмечал, что для удержания северного участка фронта (против Коростеня) по-прежнему требуются значительные силы и поэтому обходящий фланг группы армий «Юг» вынужден топтаться в районах Бердичева и Белой Церкви.

К 20 июля в связи с продвижением 11-й немецкой армии в сторону Первомайска положение советских войск на Правобережной Украине снова ухудшилось. Возникла угроза охвата правого крыла Южного и левого крыла Юго-Западного фронтов с юга. Поэтому Ставка разрешила отвести 6, 12, 18 и 9-ю армии на линию Белая Церковь, Гайсин, река Днестр. Одновременно она приказала нанести на киевском направлении контрудар по 1-й танковой группе с севера одним корпусом 5-й армии и с юга — двумя корпусами 26-й армии. Войска 26-й армии под командованием генерала Ф. Я. Костенко начали наступление 20 июля и вынудили дивизии танковой группы перейти к обороне на рубеже Фастов, Белая Церковь, Тараща.

Когда гитлеровцы попытались возобновить наступление, 26-я армия ответила новыми успешными контрударами.

В последних числах июля войска правого крыла Южного фронта, в состав которого были переданы 6-я и 12-я армии, по указанию Ставки с боями отошли, избежав окружения.

Командование группы армий «Юг» решило во что бы то ни стало сломить сопротивление Киевского и Коростенского укрепленных районов и, несмотря на более чем двухнедельную задержку 1-й танковой группы под Киевом, по-прежнему намеревалось ударом ее соединений в южном направлении перерезать пути отхода войск Южного фронта, окружить и уничтожить их в междуречье Днестра и Южного Буга. Для этого моторизованные корпуса, действовавшие против советской 26-й армии, были заменены группой войск генерала В. Шведлера.

30 июля 6-я немецкая армия пятью дивизиями перешла в наступление на Киев и 31 июля частью сил — на Коростень. Одновременно 1-я танковая группа начала наступление в южном направлении.

Удар противника в стык войск Киевского укрепленного района и 26-й армии, действовавшей южнее Киева, вначале имел успех. Правофланговые дивизии армии не выдержали натиска втрое превосходящих сил и отошли частично в укрепленный район, частично — за Днепр.

Юго-западнее и южнее Киева вновь разгорелись жаркие схватки. Бойцы и командиры частей Киевского укрепленного района, отражая ожесточенные атаки врага, проявили исключительную стойкость и мужество. Даже раненые не покидали своих позиций. Лишь на шестой день, подтянув тяжелую артиллерию и бросив в бой большое количество бомбардировщиков, противник сумел ударом сил четырех дивизий на узком участке прорвать первую полосу укрепленного района юго-западнее Киева. Советские части, сдерживая натиск врага, нередко переходили в контратаки.

Командованию Юго-Западного фронта в тех тяжелых условиях удалось усилить войска укрепленного района. Для удобства управления они вместе с прибывшими резервами были объединены в 37-ю армию.

6 августа в южной части укрепленного района продолжались ожесточенные бои. Многие населенные пункты неоднократно переходили из рук в руки. Стремясь овладеть Киевом и захватить мосты через Днепр, противник 7 августа ввел в бой еще одну дивизию. Советские части, активно поддерживаемые авиацией, начали контратаки со второй полосы обороны.

В ходе ожесточенных боев гитлеровцы смогли лишь вклиниться на отдельных участках во вторую полосу южного сектора укрепленного района. За 12 дней они продвинулись на 8 — 10 км, но ворваться в город и на этот раз не смогли.

5-я армия Юго-Западного фронта под натиском второй ударной группировки 6-й немецкой армии вынуждена была оставить юго-западный и южный секторы Коростенского укрепленного района. Но к 7 августа, закрепившись вдоль железной дороги Коростень — Киев, она остановила врага.

Активные действия и упорное сопротивление 5-й армии в июле — августе сыграли значительную роль в обороне столицы Украины. Ее войска почти на полтора месяца сковали на своем участке фронта не менее 10 немецких дивизий.

Большое значение в защите Киева имели также активные наступательные действия 26-й армии. Сдержав удар группы генерала Шведлера, сформированной из правофланговых дивизий 6-й немецкой армии и резерва (пять пехотных дивизий), она 7 августа нанесла контрудар и на следующий день заняла город Богуслав. Одновременно отошедшие ранее за Днепр ее дивизии вновь форсировали реку и захватили плацдарм у Триполья.

Создавшаяся угроза гитлеровцам с юга, прочность положения 5-й армии Юго-Западного фронта и ее активные действия северо-западнее Киева, а также большие потери, понесенные немецкими войсками, заставили фашистское командование принять 10 августа решение о прекращении штурма. При этом оно испытывало серьезные опасения за дальнейшую судьбу всей своей 6-й армии.



На штурм Киева противник больше не решился. Ему так и не удалось взять город в открытом бою. Семнадцать дивизий 6-й немецкой армии оказались на многие дни скованными на подступах к столице Украины. Войска ее правого фланга смогли выйти к Днепру лишь 23 августа, после того, как 5-я армия Юго-Западного фронта по указанию Ставки 19 августа оставила Коростенский укрепленный район.

Между тем 1-я немецкая танковая группа, используя преимущества в подвижности танковых и моторизованных дивизий, 2 августа вышла в район Первомайска и перерезала пути отхода на восток 6-й и 12-й армиям Южного фронта. В то же время 17-я армия, прорвавшаяся южнее Умани, и 11-я армия, продвинувшаяся до Балты, охватили советские войска с юга. 6-я и 12-я советские армии оказались в окружении.

Боевые действия в районе Умани продолжались до 13 августа. Советские дивизии более недели дрались в окружении, но силы сторон были слишком неравными. Многие бойцы и командиры погибли в этих боях.

Выход подвижных немецко-фашистских соединений в район Первомайска и дальнейшее их наступление в южном и юго-восточном направлениях создали угрозу охвата и остальных войск Южного фронта. Поэтому Ставка дала указание отвести их на рубеж Чигирин, Вознесенск, Днестровский лиман. В ее директиве от 5 августа говорилось: «Отвод производить в ночное время и этапами, прикрывая сильными арьергардными боями, и закончить его не позже 10 августа». При этом Ставка потребовала «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».

Войска Южного фронта, которым командовал генерал И. В. Тюленев, и Отдельной Приморской армии (командующий генерал Г. П. Сафронов) отходили, ведя тяжелые бои. Их преследовали 11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские армии, венгерские, словацкие и итальянские соединения. Пути отхода им стремились перерезать дивизии 1-й танковой группы, наступавшие восточнее реки Южный Буг.

К 5 августа Приморская армия отошла на дальние подступы к Одессе, войска Южного фронта отводились на рубеж Южного Буга. К 19 августа, ведя непрерывные бои, они отошли за Днепр от Никополя до Херсона.

Советское командование срочно восстановило на Днепре (от Переволочной до Запорожья) из резервных дивизий 6-ю и 12-ю армии Южного фронта. На левом крыле Юго-Западного фронта была развернута 38-я армия.

Ставка Верховного Главнокомандования в связи с выходом 1-й танковой группы, 17-й и 11-й немецких армий к Днепру от Черкасс до устья реки и непрекращавшимися ударами 2-й танковой группы и 2-й полевой армии группы армий «Центр» с севера, с фронта Стародуб, Гомель, 19 августа поставила войскам Юго-Западного направления задачу упорно оборонять рубеж по реке Днепр от Лоева до устья, удерживая при этом Киевский и Днепропетровский районы, и прикрыть с суши и воздуха Левобережную Украину, Донбасс и Северный Кавказ. Для укрепления стыка с Брянским фронтом и создания обороны по реке Десне севернее Конотопа командующий Юго-Западным фронтом должен был за счет части сил 37-й и 26-й армий создать новую, 40-ю армию. Одновременно было приказано отвести 5-ю армию из Коростенского укрепленного района за Днепр севернее Киева. Сухопутные войска и силы Черноморского флота, оборонявшие Одессу, объединялись в Одесский оборонительный район.

В конце августа войска Юго-Западного направления укрепляли оборону на рубеже Днепра и одновременно отражали удары 2-й немецкой армии, наступавшей с севера. Общая обстановка на правом крыле Юго-Западного фронта по-прежнему складывалась неблагоприятно. 6-й немецкой армии удалось севернее Киева, преследуя отходившие войска 5-й армии, форсировать Днепр, прорваться к Десне и в районе Чернигова сомкнуть фланги со 2-й немецкой армией. Ликвидировав разрыв между группами армий «Центр» и «Юг», противник охватил 21, 5 и 37-ю армии Юго-Западного фронта в треугольнике Чернигов, Киев, Нежин.

Сил, достаточных для создания надежной обороны на рубеже Десны, Юго-Западный фронт не имел. Брянский фронт, на который возлагался разгром 2-й немецкой танковой группы, не решил эту задачу. 40-я армия (командующий генерал К. П. Подлас) также не смогла остановить танковые войска противника, устремившиеся на Ромны.

Одновременно нависла угроза и на левом крыле Юго-Западного фронта, где главные силы 1-й немецкой танковой группы, сосредоточившись на плацдарме в районе Кременчуга, готовились с юга нанести удар навстречу 2-й немецкой танковой группе с целью окружения всех войск фронта.

Ставка возложила на Брянский фронт ответственность за предотвращение прорыва соединений группы армий «Центр» во фланг и тыл войскам Юго-Западного фронта. Однако Брянский фронт и этой задачи не решил. Юго-Западный фронт попал в тяжелое положение. Он оказался не в состоянии собственными силами остановить наступление подвижных войск противника, наносивших удары на обоих его флангах, а Ставка не имела возможности оказать быструю помощь, так как все резервы на этом направлении уже были исчерпаны. Сюда перебрасывался из полосы Южного фронта 2-й кавалерийский корпус, но он не имел возможности существенным образом изменить обстановку.

Главком Юго-Западного направления маршал С. M. Буденный 11 сентября обратился в Ставку с предложением отвести войска Юго-Западного фронта с реки Днепр на тыловой рубеж — реку Псёл. Оценив обстановку, Ставка дала указание тщательно подготовить предлагаемый рубеж отвода, развернуть на нем крупную артиллерийскую группу и пять-шесть дивизий. В то же время она предложила срочно перегруппировать свои силы и во взаимодействии с Брянским фронтом решительно атаковать танковые соединения противника, прорвавшиеся в район Конотопа. При этом Ставка напомнила, что проведенные ранее без должной организации отходы на неподготовленные рубежи, как правило, заканчивались неудачами и что противник, располагая более маневренными средствами, расчленял отступавшие войска на части и окружал. Поэтому в целях выигрыша времени для подготовки обороны она потребовала «Киева не оставлять и мостов не взрывать без разрешения... Только... после создания кулака против конотопской группы противника и после создания оборонительного рубежа на реке Псел... начать эвакуацию Киева».

Однако ни силами, ни временем для организации обороны на реке Псел с одновременным удержанием рубежа по Днепру и киевского плацдарма с городом Киев командование фронта не располагало. 12 сентября дивизии 1-й танковой группы противника устремились с плацдарма у Кременчуга в северном направлении навстречу 2-й танковой группе. 15 сентября эти группы соединились в районе Лохвицы, завершив окружение четырех армий Юго-Западного фронта.

Генерал М. П. Кирпонос и штаб фронта потеряли управление войсками. Расчлененные на отряды и группы, войска более недели вели тяжелую борьбу в окружении. Многие из них пробились через вражеские заслоны, но десятки тысяч бойцов и командиров погибли в неравных боях с врагом. Колонна штаба Юго-Западного фронта, в которой следовали командующий, члены Военного совета, начальник штаба и большая группа командиров, 20 сентября была окружена юго-западнее Лохвицы в роще Шумейково. Не всем удалось вырваться из вражеского кольца. В первые же сутки погибли командующий М. П. Кирпонос, начальник штаба В. И. Тупиков и член Военного совета фронта М. А. Бурмистенко. «Об участи других наших товарищей, которые не смогли пробиться из рощи, — пишет Маршал Советского Союза И. X. Баграмян, — стало известно уже после освобождения Левобережной Украины в 1943 г. Жители окрестных хуторов рассказали, что в роще еще более суток длилась перестрелка. 24 сентября, когда все стихло и гитлеровцы уехали, колхозники пробрались к месту боя. Они увидели бездыханные тела советских бойцов и командиров, которые погибли, не выпустив из рук оружия. В магазинах пистолетов и винтовок не оставалось ни одного патрона».

19 сентября по приказу Ставки 37-я армия оставила столицу Украины.

Оборона Киева продолжалась 71 день. Войска Киевского укрепленного района и созданная в августе на их базе 37-я армия, а также 5-я и 26-я армии, авиация фронта, Пинская военная флотилия стойко сражались на подступах к столице Украины. Вместе с частями Советской Армии ее отстаивали пограничные полки по охране тыла и народные ополченцы. Все попытки врага прорваться на левый берег Днепра в районе Киева как в июле, так и в августе были сорваны.

Здесь, на направлении главного удара группы армий «Юг», была скована самая мощная 6-я немецкая армия, имевшая в своем составе в июле 16, а в августе 21 дивизию.

Активные оборонительные действия советских войск под Киевом более чем на две недели задержали 1-ю танковую группу. Она не смогла в установленный ей срок начать наступление в южном направлении в обход войск Юго-Западного и Южного фронтов. В результате левое крыло группы армий «Юг» не выполнило своей задачи по ликвидации киевской группировки советских войск, в первую очередь 5-й армии и Киевского укрепленного района. Это явилось одной из причин решения Гитлера повернуть значительные силы группы армий «Центр» с московского направления на юг для удара во фланг Юго-Западному фронту.

Во второй половине сентября обстановка на всем южном крыле советско-германского фронта резко ухудшилась.

В начале сентября в полосе Южного фронта, которым с конца августа командовал генерал Д. И. Рябышев, противнику удалось форсировать Днепр и захватить плацдармы в районах Днепропетровска и Каховки. Однако развить наступление он не смог. В результате контрударов 6-й армии (командующий генерал Р. Я. Малиновский) враг переправил большую часть сил обратно за Днепр и произвел их перегруппировку.

Утром 9 сентября противник возобновил наступление с каховского плацдарма. Преодолев сопротивление советских войск, его 11-я армия 12 — 16 сентября вышла к крымским перешейкам. 18-я и 9-я армии Южного фронта с боями отошли на рубеж Запорожье, озеро Молочное и здесь остановили продвижение врага.

5 августа в глубоком тылу противника началась оборона Одессы. Город защищали войска Отдельной Приморской армии и часть сил Черноморского флота, объединенные 19 августа в Одесский оборонительный район под командованием контр-адмирала Г. В. Жукова. Работы по инженерному оборудованию подступов к Одессе были начаты еще в конце июня и развернулись в полном объеме в первых числах августа. По призыву областной и городской партийных организаций на оборонительные работы ежедневно выходило 10 — 12 тыс. жителей. Всего в них приняло участие 100 тыс. человек. Войска и население в короткий срок построили три рубежа: передовой — в 20 — 25 км от города, главный — в 10 — 14 км и рубеж прикрытия — в 6 — 10 км. На улицах Одессы они возвели около 250 баррикад.

Приморская армия в начале обороны города была малочисленной. В августе она состояла лишь из двух стрелковых и одной кавалерийской дивизий. Затем была сформирована еще одна — 421-я стрелковая дивизия. В состав армии вошли также два полка морской пехоты и несколько отрядов моряков-черноморцев общей численностью 8 тыс. человек. На 20 августа войска района насчитывали 34,5 тыс. человек. В ряды защитников города влилось 90 процентов одесских коммунистов.

Захват Одессы немецко-фашистское командование возложило на 4-ю румынскую армию, в составе которой на 10 августа имелось 12 дивизий и 7 бригад. К 20 августа она была усилена еще пятью румынскими пехотными дивизиями.

Противник пытался взять город с ходу, но все его атаки были отражены. После 15 августа враг перешел от наступления по всему фронту к нанесению ударов на флангах — с северо-востока и северо-запада. Однако контрударами защитники Одессы сорвали и эти его атаки.

Военный совет Одесского оборонительного района в своем обращении к защитникам города призвал их во что бы то ни стало выполнить поставленную Государственным Комитетом Обороны «почетную и ответственную задачу — при всех условиях Одессу и Черноморское побережье не отдавать врагу». В ответ на это обращение воины перед знаменами частей давали клятву биться с врагом до последней капли крови, до полной победы.

20 августа противник возобновил штурм города. В течение месяца шли упорные бои. Защитники Одессы остановили врага на главном рубеже обороны.

В огневой поддержке сухопутных войск активное участие принимала корабельная артиллерия. Успешно наносили удары по врагу авиационные части Приморской армии и Черноморского флота. Несмотря на господство в воздухе вражеской авиации, которая в августе была пополнена пикирующими бомбардировщиками и торпедоносцами, переброшенными со Средиземноморского театра, а также на тяжелые условия базирования, летчики уничтожили и вывели из строя большое количество танков, автомашин, артиллерийских орудий и личного состава румынских войск. Девять наиболее отличившихся в те дни летчиков были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Особенно сильным натиск противника был в восточном секторе обороны. Выйдя на перешеек между Куяльницким лиманом и побережьем моря северо-восточнее Одессы, он начал систематический артиллерийский обстрел города, а также кораблей, проходивших в 4 — 5 милях от берега.

В эти тяжелые дни корабли эскадры контр-адмирала Л. А. Владимирского доставили в осажденную Одессу из Новороссийска 157-ю стрелковую дивизию и части усиления.

22 сентября по группировке румынских войск, продвинувшейся в восточном секторе обороны, был нанесен комбинированный удар: боевые корабли под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова в районе Григорьевки высадили 3-й полк морской пехоты; одновременно в тыл врага был сброшен парашютный десант; навстречу десантникам на участке Фонтанка, Гильдендорф наступали части двух стрелковых дивизий. В результате этого согласованного удара с суши, моря и воздуха румынские войска были отброшены на 5 — 8 км. Враг понес большие потери и лишился возможности вести артиллерийский обстрел города и порта.

В боях за Одессу особо отличились 25-я Чапаевская, 95-я и 421-я стрелковые дивизии генералов И. Е. Петрова, В. Ф. Воробьева и полковника Г. М. Коченова, 1-й полк морской пехоты полковника Я. И. Осипова, летчики 69-го истребительного авиаполка майора Л. Л. Шестакова, 26-й пограничный полк майора А. А. Маловского и другие части. Высокие организаторские способности проявили руководители обороны контрадмирал Г. В. Жуков, генерал Г. П. Сафронов и другие командиры и политработники. Борьба защитников Одессы вызвала восхищение всех советских людей. «Правда» И сентября 1941 г. писала: «Среди бесчисленных подвигов, совершаемых советскими патриотами в Отечественной войне, героическая оборона Одессы, так же как Ленинграда и Киева, является волнующим примером беззаветной любви к Родине и к родному городу, изумительным по силе проявлением массового бесстрашия и коллективного героизма».

Все попытки противника захватить Одессу терпели провал. Однако обстановка на Украине все более осложнялась. Группа армий «Юг» угрожала прорывом в Донбасс и Крым. В этих условиях Ставка приняла решение использовать войска Одесского оборонительного района для усиления обороны Крыма. В ее директиве от 30 сентября 1941 г. говорилось: «Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам Одесского оборонительного района в кратчайший срок эвакуировать войска Одесского района на Крымский полуостров».

С 1 по 16 октября Черноморский флот провел с этой целью специальную операцию. Командование флота, Одесского оборонительного района и входивших в его состав соединений хорошо организовало и в течение двух недель скрытно и практически без потерь провело эвакуацию войск и вооружения.

73-дневная оборона Одессы явилась одним из наиболее ярких примеров исключительной стойкости и массового героизма советских войск, единства армии и народа. Бойцы и командиры, защищавшие город, и трудящиеся Одессы, возглавляемые областной и городской партийными организациями (первый секретарь обкома А. Г. Колыбанов), сражались в боях плечом к плечу, проявляя высокие образцы мужества и самоотверженности. И в этом была сила и крепость обороны Одессы, сковавшей более чем на два месяца всю 4-ю румынскую армию, которая понесла в боях значительные потери.

Таким образом, в период с середины июля по сентябрь 1941 г. советские войска продолжали вести борьбу в невыгодных условиях. Враг продвинулся на восток еще на 240 — 300 км и блокировал с суши Ленинград, овладел Смоленском и Киевом, вышел на подступы к Крыму. Советские войска вынуждены были оставить южную часть Карелии, Эстонию, Ленинградскую область, восточные районы Белоруссии, часть Калининской и Смоленской областей, Молдавию, Правобережную и часть Левобережной Украины. Страна на длительное время лишилась богатых промышленных и сельскохозяйственных районов. И все же, несмотря на неблагоприятные для Советских Вооруженных Сил условия борьбы, расчеты немецко-фашистского руководства на достижение политических целей войны — быстрый разгром Советского государства — были сорваны. Противник не смог решить и чисто военных задач плана «Барбаросса». Он не достиг своих целей в намеченные сроки ни на одном из стратегических направлений советско-германского фронта.

В ходе ожесточенных боев были сорваны замыслы гитлеровцев на беспрепятственное наступление в сторону Крыма и Кавказа, Центрального промышленного района, включая столицу Советского Союза. Потерпели крах планы взятия Ленинграда и ликвидации Краснознаменного Балтийского флота, захвата Мурманска, баз Северного флота, Кировской железной дороги. До 30 сентября сухопутная армия вермахта на советско-германском фронте потеряла свыше 552 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, или 16,7 процента от первоначальной ее численности. В воздушных боях было сбито 1603 и повреждено 1028 немецких самолетов.

В этих летних сражениях проявилась несостоятельность военных планов агрессоров. Начиная с конца июля гитлеровским фельдмаршалам и генералам не раз приходилось менять решения и последовательность операций, искать обходные пути для достижения целей, определенных планом «Барбаросса».

Каковы же причины, которые вынудили Советские Вооруженные Силы вновь отступить и оставить ряд важных районов страны?

В первую очередь давали себя знать тяжелые последствия неблагоприятного исхода начального периода войны. Враг по-прежнему имел количественное превосходство в силах и удерживал захваченную им инициативу, хотя в отличие от первых дней войны вынужден был считаться с возросшим сопротивлением советских войск.

Сильно сказывались большие первоначальные потери, в том числе утрата запасов материальных средств в приграничных районах. Военная промышленность не могла пока восполнить понесенный урон, так как многие предприятия эвакуировались из угрожаемых районов и только еще развертывались на новых местах. В частности, общее количество артиллерийских орудий в составе фронтов к 1 сентября по сравнению с количеством их на 1 июля 1941 г. уменьшилось в 2 раза, а к 1 октября — в 2,5 раза.

Тяжелые условия, в которых советским войскам приходилось вести оборонительные и наступательные действия, в значительной мере определялись господством в воздухе авиации противника.

Вражеские войска располагали также большим количеством подвижных средств. Высокая маневренность давала гитлеровцам серьезные преимущества. В этих условиях многим советским дивизиям и полкам, особенно вновь сформированным, приходилось вступать в бои с ходу и по частям. Во всех звеньях управления не хватало средств связи. Нередко обстановка вынуждала советское командование отводить войска на неподготовленные рубежи обороны. Контратаки и контрудары зачастую проводились без должной подготовки. Противнику на ряде направлений удавалось расчленять советские войска, окружать и наносить им поражение по частям (19-я и 13-я армии Западного фронта в июле, 6-я и 12-я армии Южного фронта в первых числах августа, войска Брянского фронта в августе). Там же, где войска отступали на заранее подготовленные рубежи или занимали их заблаговременно, осуществлять прорывы гитлеровцам не удавалось (река Днестр, Рыбницкий, Киевский и Коростенский укрепленные районы, рубежи на подступах к Одессе, Лужская линия обороны, Красногвардейский и Карельский укрепленные районы).

На организации наступательных действий советских войск, в частности в ходе Смоленского сражения, сказывались отсутствие боевого опыта, недостаток сил и средств и ограниченность времени для подготовки операций. Ударные группировки были слабыми (2 — 4 дивизии), с ограниченным количеством артиллерийских средств и боеприпасов.

Взаимодействие между наступавшими группировками, а также с поддерживавшей их авиацией не всегда удавалось организовать.

Однако Советские Вооруженные Силы, несмотря на все эти неимоверные трудности, в ходе тяжелой борьбы постепенно накапливали боевой опыт. Управление войсками становилось все более устойчивым и надежным.

Борьба с врагом в воздухе летом и осенью 1941 г. оставалась одной из важнейших задач советских ВВС. Ее решала преимущественно истребительная авиация. Основные силы штурмовой и бомбардировочной авиации, в том числе и дальней, использовались для нанесения ударов по танковым и моторизованным войскам противника, для поддержки своих сухопутных войск во всех важнейших операциях — в битве за Ленинград, Смоленском сражении, в боях на Украине, при обороне крупных городов. В июле — сентябре советские летчики 47 процентов самолето-вылетов совершили для поддержки сухопутных войск.

Вместе с тем организационное распыление фронтовой авиации (более половины соединений подчинялось армейскому командованию), частая смена мест базирования затрудняли управление ВВС и их взаимодействие с сухопутными войсками. Из-за отсутствия специальных бомб удары по танкам противника оказывались малоэффективными. Бомбардировки объектов оперативного и стратегического тыла врага были недостаточно мощными. В связи с нехваткой фронтовой и армейской бомбардировочной и штурмовой авиации для поддержки сухопутных войск привлекалась дальнебомбардировочная авиация. Поэтому за первые три месяца войны для нанесения ударов по объектам глубокого тыла противника она произвела лишь 764 самолето-вылета.

Летом 1941 г. под Ленинградом и в полосе Брянского фронта впервые действия военно-воздушных сил нескольких фронтов и дальнебомбардировочной авиации велись под руководством одного старшего авиационного начальника. Тем самым было положено начало применению на практике принципов массированного использования ВВС.

Войска противовоздушной обороны в этот период защищали от ударов с воздуха жизненно важные центры, районы и объекты страны, железнодорожные и другие коммуникации. Части и соединения приграничных зон ПВО, кроме того, прикрывали войска фронтов и объекты фронтового и армейского тыла. Нередко зенитным частям приходилось отражать атаки наземных войск, особенно танковые. В защите важнейших центров страны с воздуха соблюдался принцип массирования сил и средств ПВО при централизованном управлении ими. Это позволяло отражать налеты самолетов противника на Москву, Ленинград, Киев, Одессу и другие города. Так, за период с 21 июля по 15 августа вражеская авиация 18 раз пыталась нанести массированные ночные удары по Москве. Из 1700 участвовавших в налетах немецких самолетов к столице прорвалось только 70. На воздушных подступах к Москве за это время средствами ПВО было уничтожено около 200 вражеских машин.

Приобретенный советскими войсками в летних сражениях опыт был успешно использован в последующей борьбе с агрессором. Но предстояло провести еще много тяжелых боев и сражений, прежде чем они смогли окончательно сорвать планы коварного и сильного врага, основанные на стратегии блицкрига.