Вторая мировая война: военные действия на западном и северо-западном направлениях в феврале — марте 1943 г

В конце января — начале февраля 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования решила использовать выгодную стратегическую обста­новку на юге для расширения фронта наступления. По замыслу Ставки планировалось провести одновременно две крупные операции: одну про­тив группы армий «Центр», другую против группы армий «Север».

Достижение стратегической цели на западном направлении предпола­галось осуществить проведением ряда последовательных операций: вна­чале концентрическими ударами войск Брянского и левого крыла Запад­ного фронтов разгромить орловскую группировку врага (2-я немецкая танковая армия), а затем, с прибытием армий Центрального фронта, раз­вить наступление в общем направлении на Смоленск, выйти в тыл ржевско-вяземской группировки противника и во взаимодействии с Калинин­ским и Западным фронтами окружить и уничтожить основные силы группы армий «Центр». 6 февраля 1943 г. командующие фронтами получили ди­рективы о подготовке к наступлению.

На северо-западном направлении для разгрома группы армий «Север» Ставка намечала привлечь войска Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов. По плану операции «Полярная звезда» глав­ный удар наносили войска левого крыла Северо-Западного фронта в об­щем направлении на Псков, Нарва. Вначале предполагалось концентри­ческими ударами с севера и юга перерезать так называемый рамушевский коридор и разгромить демянскую группировку противника. В это же время войска Ленинградского и Волховского фронтов должны были лик­видировать мгинский выступ. Очень ответственная задача возлагалась на особую группу войск генерала М. С. Хозина, в состав которой входили 1-я танковая и 68-я армии, а также ряд других соединений и частей. Ее предполагалось ввести в прорыв в полосе 1-й ударной армии с задачей стремительно выдвинуться в северо-западном направлении и «отрезать коммуникации ленинградско-волховской группировки противника выхо­дом в район Луга, Струги Красные, Порхов, Дно и не допустить подхода частей противника на помощь демянской и ленинградско-волховской группировкам противника». В дальнейшем эта группа, усиленная соеди­нениями Северо-Западного фронта, должна была частью сил развивать успех на Кингисепп и Нарву с целью отрезать пути отхода немецко-фаши­стских войск в Эстонию, а основными силами во взаимодействии с Волхов­ским и Ленинградским фронтами окружить и уничтожить волховскую и ленинградскую группировки противника. Координация действий войск фронтов на северо-западном направлении возлагалась на Маршала Совет­ского Союза Г. К. Жукова.

Наступательные действия советских войск на западном и северо-западном направлениях не были для противника неожиданными. Проводив­шиеся здесь в конце 1942 — начале 1943 г. операции сковали значитель­ные силы врага. Даже в условиях, когда на южном крыле советско-германского фронта немецко-фашистские войска терпели одно поражение за другим и образовывались огромные бреши, немецко-фашистское командо­вание не ослабляло группировки под Ленинградом и на московском на­правлении: оно все время ожидало здесь новых более мощных ударов.

К началу февраля 1943 г. в группе армий «Север» находилось 46 дивизий и пехотная бригада. Почти половина их была задействована для удержания мгинского и демянского плацдармов. На западном направле­нии оборонялась группа армий «Центр» в составе 77 дивизий и бригады. Из них больше половины располагалось в ржевско-вяземском выступе, являвшемся, по мнению противника, «пистолетом, направленным в грудь Москвы», так как этот участок фронта был наиболее выдвинут в сторону советской столицы. Всего, таким образом, на этих направлениях враже­ское командование имело свыше 124 соединений, или более половины всех сил, находившихся на советско-германском фронте. Это были наиболее боеспособные войска противника.

На большинстве участков фронта противник имел хорошо организованную, укрепленную и развитую в глубину оборону, которая готовилась им 1 —1,5 года. Для прорыва такой обороны требовались большие усилия наступавших войск и хорошее обеспечение материальными средствами, особенно боеприпасами. Между тем в стране еще ощущался острый недо­статок в боеприпасах, и Верховное Главнокомандование не могло дать фронтам требуемого количества их. Так, например, обеспеченность Вол­ховского фронта к началу февраля составляла в среднем 1—2 боекомп­лекта. Войскам фронтов предстояло наступать в условиях лесисто-болоти­стой местности, глубокого снежного покрова и при весьма ограниченном количестве дорог, что крайне затрудняло маневр, подвоз материальных средств и эвакуацию.

Многие армии, входившие в состав фронтов западного и северо-запад­ного направлений, длительное время вели наступательные действия. Это снижало их боевые возможности. Особенно затяжной характер носили бои в районах Мги, Рамушево, Великих Лук, Ржева, Сычевки и на не­которых других участках. Так, Великолукскую операцию войска Кали­нинского фронта осуществляли около двух месяцев. Она началась 25 ноя­бря 1942 г., а город Великие Луки был освобожден от врага соединениями 3-й ударной армии генерала К. Н. Галицкого лишь 17 января 1943 г. В ходе боев армия значительно ослабла и без серьезного усиления решать важные оперативно-тактические задачи не могла. Примерно в таком же положении находились и некоторые другие армии.

Фронты западного направления включались в операцию разновременно. Первым начал наступление Брянский фронт. 12 февраля его 13-я и 48-я армии в соответствии с указаниями Ставки возобновили наступле­ние против правого фланга 2-й танковой армии, стремясь обойти Орел с юго-востока и юга. Однако к этому времени фашистское командование вывело с ржевско-вяземского плацдарма 7 дивизий и перебросило их на орловское направление. В частности, 2 танковые и 3 пехотные дивизии раз­вернулись южнее Орла. Поэтому советские войска встретили исключитель­но упорное сопротивление. За две недели кровопролитных боев им уда­лось лишь вклиниться в оборону противника на 10—30 км и выйти на рубеж Новосиль, Малоархангельск, Рождественское, где линия фронта стабилизировалась.

22 февраля начала наступление 16-я армия Западного фронта, наносившая удар из района юго-западнее Сухиничи на Брянск. Продвинув­шись на глубину 10—13 км, она далее не смогла сломить организованную вражескую оборону и была вынуждена перейти к закреплению достиг­нутого рубежа. Главные же силы Западного и Калининского фронтов перешли к наступательным действиям лишь в начале марта, когда против­ник, по существу, начал общий отвод своих войск с ржевско-вяземского плацдарма.

Важная роль в операции против группы армий «Центр» отводилась Центральному фронту, в состав которого включались 21-я, 65-я армии бывшего Донского фронта, 70-я и 2-я танковая армии из резерва Ставки. Ему необходимо было развернуться северо-западнее Курска в готовности 15 февраля начать наступление на Севск, Унечу. Однако к этому времени войска фронта выйти в районы сосредоточения не сумели. Низкая про­пускная способность одноколейной железной дороги в условиях небыва­лых снежных заносов привела к срыву графика подачи поездов. Было па­рализовано движение всех видов транспорта. Артиллерия, дорожные части с их техникой, транспортные подразделения отстали от войск. В бое­вых частях ощущался острый недостаток продовольствия, фуража, горю­чего, боеприпасов. Изнурительные марши изматывали людей и конский состав.



Лишь 25 февраля войска Центрального фронта перешли в наступление на севском направлении. К 6 марта 65-я и 2-я танковая армии сломи­ли сопротивление противника и вклинились в его оборону на 30—60 км, перерезав железную дорогу Брянск — Конотоп. Только усиленный 2-й гвардейский кавалерийский корпус прорвался в глубину вражеской обо­роны на 100—120 км и к 10 марта вышел на реку Десна севернее Новгород-Северского.

Описывая события тех дней, Маршал Советского Союза К. К. Рокоссов­ский отмечал, что к этому времени противник начал оправляться от на­несенных ему советскими войсками ударов на брянском и харьковском направлениях и стал готовиться к контрнаступлению. Силы фронта втянулись в бои в очень широкой полосе действий. Противник явно опере­жал советские войска в развертывании. В войсках ощущался острый недо­статок материальных средств и вооружения

Как уже говорилось, к этому времени обстановка в Донбассе и районе Харькова резко ухудшилась. Под ударами противника советские вой­ска вынуждены были отходить. Создалась угроза Харькову. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования предпринимала меры для усиления Воронежского фронта, чтобы не допустить продвижения врага на белгородском направлении. Для решения возникших непредви­денных задач прибывшая под Курск 21-я армия была выведена из состава Центрального фронта, что не позволило ему развить начавшееся наступле­ние. Выдвинувшиеся вперед войска фронта, лишенные поддержки вторы­ми эшелонами и резервами, под воздействием противника к 20 марта ото­шли к Севску, где и закрепились.

В то время как советские войска вели наступление в районах южнее и юго-западнее Орла и Жиздры, продолжались тяжелые бои севернее Ве­ликих Лук. В этих боях в день 25-й годовщины Советской Армии совер­шил бессмертный подвиг рядовой Александр Матросов. 2-й стрелковый батальон 91-й стрелковой бригады имел задачу овладеть важным опорным пунктом вражеской обороны в деревне Чернушки. Во время наступления батальон был остановлен на окраине деревни огнем из дзота. Местность перед дзотом хорошо просматривалась, и гитлеровцы простреливали ее плотным пулеметным огнем. Группа автоматчиков, посланная подорвать дзот, не смогла выполнить поставленную задачу. Тогда рядовой Матро­сов пополз к дзоту. Приблизившись к нему на двадцать метров, он мет­нул в амбразуру одну за другой гранаты, а затем дал длинную очередь из автомата. Пулемет смолк. Бойцы поднялись в атаку. Но дзот вдруг ожил, и свинцовая струя снова прижала атакующих к земле. Тогда Мат­росов устремился вперед и своим телом закрыл амбразуру. Советские бойцы и офицеры в едином порыве атаковали опорный пункт и ворвались в Чернушки.

«Великий подвиг товарища Матросова, — говорилось в приказе Народного комиссара обороны,— должен служить примером воинской до­блести и героизма для всех воинов Красной Армии». Этот подвиг нашел широкий отклик в сердцах советских воинов. Александр Матвеевич Мат­росов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Его имя при­своено 254-му гвардейскому стрелковому полку, где герой навечно за­числен в списки 1-й роты.

Наступление советских войск в феврале 1943 г. на западном направлении хотя и не достигло существенных оперативных результатов, но вынудило противника для удержания занимаемых рубежей израсходовать все резервы. Чтобы укрепить оборону и усилить орловскую группировку, немецко-фашистское командование нуждалось в значительных силах, а свободных резервов не было. В связи с этим 28 февраля оно приняло окончательное решение о выводе своих войск из ржевско-вяземского вы­ступа. Отход начался 2 марта и производился планомерно от рубежа к рубежу под прикрытием сильных арьергардов.

Войска Калининского и Западного фронтов, которыми командовали генералы М. А. Пуркаев и В. Д. Соколовский, перешли в преследование. С воздуха их поддерживала авиация 3-й и 1-й воздушных армий. Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от командующих фронтами более энергичных действий, с тем чтобы не выталкивать противника, а, широко применяя обходный маневр, подвижными отрядами выйти на тылы врага и отрезать ему пути для отступления Однако весенняя рас­путица в условиях лесисто-болотистой местности и широкое применение противником различных заграждений резко снижали темпы преследова­ния, сковывали маневр подвижных отрядов. Войска продвигались в сутки не более 6—7 км, поэтому выход их на тылы противника не уда­вался. 3 марта советские соединения освободили Ржев, а 12 марта — Вязь­му. 22 марта они вышли к заранее подготовленному оборонительному ру­бежу противника северо-восточнее Ярцево, Спас-Деменск, где, встретив сильное сопротивление, вынуждены были прекратить наступление.

После отхода вражеских войск из ржевско-вяземского выступа ли­ния фронта отодвинулась от Москвы еще на 130—160 км. Сокращение фронта на этом участке дало возможность советскому командованию вы­вести в резерв Ставки две общевойсковые армии и механизированный корпус. Гитлеровцам также удалось высвободить более 12 дивизий и пе­ребросить их южнее Орла и Брянска для укрепления обороны на этом на­правлении.

В конце марта Ставка Верховного Главнокомандования решила прекратить дальнейшее наступление на западном направлении: по ее указа­нию фронты перешли к обороне на занимаемых рубежах.

Одновременно с наступлением советских войск на западном направлении осуществлялись операции в районе Демянска и под Ленинградом. К началу операции Северо-Западный фронт, имевший задачу разгромить демянскую группировку противника, превосходил врага количественно в 1,5—2 раза. Для развития наступления в глубину имелись танковые соединения. Однако использовать превосходство в вооружении и бое­вой технике в лесисто-болотистой местности при отсутствии дорог было крайне трудно. «В районе предстоящих действий,— писал Главный мар­шал артиллерии Н. Н. Воронов,— множество болот, а там, где их нет, проступали грунтовые воды. Проложить здесь дороги стоило огромного труда... Для большинства огневых позиций следовало строить прочные деревянные настилы, чтобы орудия при стрельбе не утонули в трясине. На это требовалось длительное время». К тому же войска были недоста­точно обеспечены боеприпасами и инженерными средствами.

Наступление войск Северо-Западного фронта началось в разное вре­мя. Соединения 11-й и 53-й армий перешли к активным действиям 15 фев­раля, остальные армии в это время еще не были готовы к проведению операции. Хотя в первые дни удары советских войск и не привели к су­щественному изменению обстановки, однако немецко-фашистское коман­дование почувствовало реальную угрозу своей группировке. Опасаясь нового котла, оно 19 февраля приступило к выводу войск из демянского выступа (операция «Цитен»). Одновременно принимались меры по уси­лению обороны рамушевского коридора.

Советская разведка своевременно обнаружила отход противника. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин в телеграмме маршалу Г. К. Жукову в ночь на 20 февраля указал: «...Есть опасность, что ему (противнику.— Ред.) удастся отвести свои дивизии за реку Ловать и намеченная нами операция «Полярная звезда» может быть поставлена под угрозу срыва. Считаю абсолютно необходимым начать операцию Трофименко, Короткова и Хозина раньше установленного срока на три, четыре дня».

Выполняя указания Верховного Главнокомандующего, 27-я армия перешла в наступление 23 февраля, й 1-я ударная армия — 26 февраля. К этому времени противнику удалобь усилить свои группировки в райо­не рамушевского коридора и на реке Ловать за счет отошедших из демян­ского мешка соединений. Отход остальных его войск из района Демянска продолжался.

С отходом войск противника за реку Ловать прекратил существование так называемый демянский плацдарм, который враг удерживал в те­чение 17 месяцев.

Более года 6-я воздушная армия фронта вела борьбу с транспортной авиацией противника, осуществлявшей снабжение войск в районе Демян­ска. За это время враг потерял около 265 самолетов Гитлеровское ко­мандование вынуждено было использовать под Демянском значительную часть транспортной авиации в ущерб обеспечения своей группировки, действовавшей на южном крыле советско-германского фронта.

В начале марта 1943 г. наступила оттепель. Местность стала труднопроходимой. Учитывая неблагоприятные метеорологические условия, а также обострившуюся обстановку севернее Харькова, Ставка Верховного Главнокомандования признала нецелесообразным нанесение глубоких ударов на Псков и Нарву. Поэтому особая группа войск генерала М. С. Хозина 9 марта была расформирована. 1-я танковая армия генерала М. Е. Катукова срочно перебрасывалась в район Курска в полосу Воро­нежского фронта, а 68-я армия генерала Ф. И. Толбухина передавалась в состав Северо-Западного фронта. Для маскировки оперативного манев­ра войск Ставка потребовала от Северо-Западного фронта продолжать наступление с задачей выйти на реку Полисть и овладеть Старой Руссой. В течение 9 дней советские войска, преодолевая упорное сопротивление уплотнившейся группировки противника, сумели продвинуться лишь на 10—15 км. 17 марта положение сторон окончательно стабилизировалось на реке Редья.

Не получило дальнейшего развития и наступление Волховского и Ленинградского фронтов в целях ликвидации мгинского выступа. С 10 по 23 февраля советским войскам удалось вклиниться лишь на 10—15 км в сторону Тосно. Противник выдвинул на угрожаемые участки оперативные резервы и огнем артиллерии, контратаками, поддержанными авиацией, остановил наступление фронтов. Бои приняли затяжной харак­тер. Попытки продолжить наступление во второй половине марта также не увенчались успехом, так как из-за недостатка боеприпасов не удалось добиться огневого превосходства над обороняющимся противником.

Весной 1943 г. на обширном фронте, простиравшемся от Финского залива до Азовского моря, наступила пауза. Ожесточенные бои продол­жались лишь под Новороссийском. Противоборствующие стороны готови­лись к новым операциям, которые развернулись летом.Операции советских войск на западном и северо-западном направле­ниях, проведенные в начале 1943 г., тесно связаны со стратегическим на­ступлением на юге. Хотя они и не достигли поставленных целей, враг был лишен возможности усиливать свои группировки на южном крыле совет­ско-германского фронта за счет групп армий «Центр» и «Север». Это зна­чительно облегчило Советской Армии не только успешно осуществить операции под Сталинградом, на Верхнем Дону, харьковском и донбас­ском направлениях, но и отразить попытку контрнаступления врага. Ликвидация плацдармов в районе Ржева и Демянска практически сняла угрозу наступления противника на московском направлении. Создавались предпосылки для развертывания операций на псковском, витебском и смоленском направлениях.

Февральско-мартовские операции в основном завершили зимнюю кампанию 1942/43 г. на советско-германском фронте. Советские Вооруженные Силы в соответствии с военно-политическими целями успешно ре­шили ряд важных стратегических задач. Советский народ и его доблест­ные воины внесли решающий вклад в создание коренного перелома в ходе всей второй мировой войны в пользу антигитлеровской коалиции.

В ходе контрнаступления и общего наступления советские войска нанесли тяжелые поражения ударной силе агрессивного блока — вооруженным силам фашистской Германии и ее союзников. С ноября 1942 г. по конец марта 1943 г. они разгромили свыше 100 дивизий противника, или более 40 процентов всех сил, действовавших против СССР. Для восста­новления стратегического фронта немецко-фашистское командование вы­нуждено было перебросить на восток из Западной Европы и Африки 33 дивизии, 3 бригады, часть авиации и другие силы. Общие потери вра­га составили до 1 700 тыс. человек, более 3500 танков, 24 тыс. орудий и 4300 самолетов Благодаря этому облегчалось решение задач союзниками Советского Союза на Североафриканско-Средиземноморском и Европейско-Атлантическом театрах.

Победы Советских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г. имели огромное военно-политическое значение. Они оказали решающее влияние на ухудшение внутриполитического и международного положения фашист­ской Германии и ее сателлитов. Авторитет Германии среди ее союзников .заметно снизился. В лагере фашистского блока назревал глубокий кризис.

В ходе зимней кампании Советская Армия начала массовое изгнание фашистских оккупантов с советской земли. В течение пяти месяцев вооруженной борьбы она отбросила немецко-фашистские войска почти на 600—700 км. От оккупантов была очищена огромная территория площадью свыше 480 тыс. кв. км. Они лишились не только тех райо­нов, которые захватили во второй половине 1942 г., но и ряда городов и областей, занятых в первый год войны. От агрессора почти полностью были очищены Северный Кавказ, Центрально-Черноземные области, рай­оны западнее Москвы и южнее Новгорода. Началось изгнание оккупантов с Украины. В освобожденных городах и селах по призыву Коммунисти­ческой партии советские люди развернули широкие восстановительные работы, чтобы в кратчайший срок поднять из руин народное хозяйство и поставить его на службу фронту.

Важным итогом зимнего наступления явилось выдвижение советских армий в район западнее Курска и отражение вражеских ударов на этом участке фронта. Сложившийся в ходе сражений Курский выступ послужил исходным плацдармом для последующих операций на орловском и харьковском направлениях.

Советское Верховное Главнокомандование умело использовало разгром немецко-фашистских войск на Волге для расширения фронта на­ступления. Контрнаступление под Сталинградом, начавшееся силами трех фронтов в полосе 450 км, переросло в январе 1943 г. в наступление семи фронтов, охватившее пространство протяженностью 1200 км. В фев­рале — марте в операциях участвовало одиннадцать фронтов. Операции осуществлялись силами как одного фронта, так и нескольких. Их размах по фронту достигал обычно 200—650 км и в глубину 150—600 км. Про­должительность операции колебалась от двух-трех недель до двух и более месяцев. Средний темп продвижения был 10—25 км в сутки, а в отдельных случаях и выше.

Основным содержанием завершающего этапа зимней кампании Советских Вооруженных Сил являлись наступление фронтов на северо-за­падном, западном и юго-западном направлениях, а также оборона под Харьковом и в Донбассе. На северо-западном и западном направлениях операции проводились против крупных группировок, которые немецко- фашистское командование сохраняло, несмотря на тяжелое положение, создавшееся в результате наступления советских войск на южном крыле советско-германского фронта. Операции советских войск на юго-западном направлении осуществлялись в весьма сложной обстановке при остром не­достатке сил и средств и большой протяженности коммуникаций, а также при высокой активности противника.

В ходе военных действий очень часто возникали критические ситуации, требовавшие применения разнообразных форм и способов борьбы. Советским войскам приходилось прорывать оборону, вести преследование и встречные сражения. На завершающих этапах операций противник ча­сто вынуждал их переходить к обороне, отражать контрудары и даже отходить.

Решительные, умелые действия советских войск по окружению и ликвидации вражеских группировок под Сталинградом и на Верхнем Дону вынудили противника остро реагировать на положение своих фланго­вых группировок. Об этом, в частности, свидетельствует поспешный вы­вод 1-й танковой армии с Северного Кавказа, а также войск групп армий «Центр» и «Север» с ржевско-вяземского и демянского выступов.

Прорыв подготовленной обороны врага осуществлялся преимущественно на северо-западном и западном направлениях, где противник имел крупные группировки войск, занимавшие сильно укрепленные и глубоко эшелонированные позиции. На этих направлениях советским войскам обыч­но не удавалось создавать бреши в укрепленном фронте противника и раз­вить наступление в глубину. Это обусловливалось в значительной степени слабостью ударных группировок и недостатком материальных средств, в частности боеприпасов.

Преследование советские войска проводили в условиях как вынужден­ного, так и преднамеренного отхода противника. Недостаток в танковых и механизированных войсках, а также слабая их укомплектованность приводили к тому, что ударным группировкам фронтов не удавалось пере­резать пути отхода вражеских соединений и громить их по частям. Темпы преследования при преднамеренном отходе противника не превышали 6 —8 км, а при вынужденном — 15—25 км в сутки.

В ходе ожесточенных сражений в начале 1943 г. противник пытался перехватить инициативу. При отходе ему удавалось создавать сильные группировки за счет сокращения линии фронта и переброски дополнительных резервов и наносить контрудары по советским войскам, как это было в Донбассе и под Харьковом. Неудачи советских войск в этих райо­нах в значительной степени обусловливались переоценкой своих возмож­ностей и недооценкой сил противника в конце кампании.

Отрицательное влияние на исход завершающих операций Советской Армии оказало также снижение активности союзников в феврале — марте 1943 г.

Контрнаступление противника в районах Донбасса и Харькова крайне осложнило положение Воронежского и Юго-Западного фронтов. Трудности ведения оборонительных сражений усугублялись неточной оцен­кой намерений противника. Только вводом в сражение стратегических резервов удалось стабилизировать фронт на Северском Донце и в районе Белгорода. Все попытки гитлеровцев перехватить стратегическую ини­циативу провалились.

В течение зимы 1942/43 г. советские войска в сложной обстановке длительных, изнурительных сражений, порой при острой нехватке материальных средств проявили высокий наступательный порыв, стойкость и упорство в обороне, небывалую волю к победе. Опыт стратеги­ческого наступления на рассматриваемом этапе войны в последующем послужил основой для осуществления Советскими Вооруженными Сила­ми новых наступательных кампаний еще большего размаха.