Вторая мировая война: военные действия на западном направлении зимой 1943/44 г

Важное значение для успешного проведения крупнейших операций на Правобережной Украине, под Ленинградом и Новгородом имели дейст­вия 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов на за­падном стратегическом направлении, в полосе между Невелем и Мозырем. Сковав мощную группу армий «Центр», они лишили германское командование возможности перебрасывать отсюда силы и средства на юго-западное и северо-западное направления.

Как указывалось выше, наступление войск фронтов западного направления осенью 1943 г. закончилось выходом их на рубеж восточнее Витебска и Орши, западнее Гомеля. При этом, овладев обширным районом в междуречье Западной Двины и Днепра, они нависли над флангами немецко-фашистской группы армий «Центр» и создали ей непосред­ственную угрозу. 1-й Прибалтийский фронт — командующий генерал И. X. Баграмян — действовал на витебском направлении; Западный фронт — командующий генерал В. Д. Соколовский — был развернут на оршанском направлении; Белорусский фронт — командующий гене­рал К. К. Рокоссовский — действовал на бобруйском направлении. В общей сложности войска трех фронтов, действуя в полосе шириной до 650 км, насчитывали 135 стрелковых и 9 кавалерийских дивизий, 4 тан­ковых корпуса, 6 стрелковых и 17 отдельных танковых бригад, 6 укреп­ленных районов.

Трем советским фронтам противостояли 3-я танковая, 4, 9 и 2-я полевые армии группы армий «Центр». В ее состав входили 63 дивизии, в том числе 6 танковых и 3 моторизованные, 1 пехотная бригада, 4 отдельных танковых батальона, 12 дивизионов штурмовых орудий.

В тылу врага действовала крупная группировка советских парти­зан, державшая под своим контролем обширные районы и важные коммуникации и отвлекавшая на себя восемь дивизий, большое число раз­личных полицейских и охранных формирований противника.

Верховное главное командование вооруженных сил Германии ожидало наступления Советской Армии на кратчайшем направлении к гра­ницам рейха и, несмотря на критическое положение на юге, держало на центральном участке восточного фронта очень сильную стратегическую группировку. Как видно из таблицы, группа армий «Центр» по численно­сти личного состава почти равнялась противостоявшим ей трем совет­ским фронтам, но значительно уступала им в количестве орудий, танков и особенно самолетов. Намереваясь прочно удерживать занимаемые ру­бежи и отразить все попытки советских войск прорвать фронт, противник подготовил прочную оборону, насыщенную большим количеством огневых средств и различного вида инженерных заграждений. Главная полоса состояла из трех позиций общей глубиной 5—6 км, в 10—12 км от нее обо­рудовалась вторая полоса. Города и крупные населенные пункты были превращены в сильные узлы сопротивления с круговой обороной. На наи­более вероятных направлениях наступления советских войск враг создал подвижные резервы из танковых и моторизованных войск. Лесисто-болотистая местность делала такую оборону еще более труднопреодолимой.

Ставка Верховного Главнокомандования, планируя зимне-весеннее наступление, предусматривала активные действия на центральном участ­ке советско-германского фронта. Еще в октябре 1943 г. она постави­ла войскам 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов задачи по развитию наступления в Прибалтику и Белоруссию. В декабре эти задачи были уточнены. Целью наступления войск указанных фронтов являлся разгром группировок противника в районах Витебска, Орши, Бобруйска и выход на рубеж Полоцк, Лепель, Могилев, река Птичь. Вой­скам Белорусского фронта в последующем предстояло нанести удар в об­щем направлении на Минск. Наступательные операции этих фронтов в совокупности должны были вестись непрерывно на различных участ­ках полосы, обороняемой группой армий «Центр», чтобы сковать ее основ­ные силы и не позволить германскому командованию использовать их для отражения наступления советских войск на юго-западном и северо-запад­ном стратегических направлениях. Мощных одновременных ударов фрон­тов на всем западном стратегическом направлении не предусматривалось. Основные операции по разгрому центральной группировки фашистских войск и освобождению Белоруссии согласно решению Верховного Главнокомандования должны были проводиться летом 1944 г.



Главные события на центральном участке советско-германского фрон­та зимой 1943/44 г. развернулись на витебском и бобруйском направле­ниях.

В конце октября 1943 г. Военный совет 1-го Прибалтийского фронта направил в Ставку план наступления на витебском направлении. Предпо­лагалось уничтожить противника на стыке 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, разгромить городокско-витебскую группировку противника, овладеть городами Витебск и Городок, а в дальнейшем — Полоцком. Став­ка утвердила этот план.

Наступление войск фронта началось 13 декабря. Вплоть до 18 января 1944 г. войска 4-й ударной, 11-й гвардейской, 43 и 39-й армий при под­держке 3-й воздушной армии вели тяжелые бои, стремясь обойти с северо- запада и юго-востока Витебск — важнейший узел обороны на северном крыле группы армий «Центр» — и овладеть им. В ходе кровопролитных боев войска правого крыла фронта прорвали оборону противника севернее Витебска, освободили Городок — важный узел железных и шоссейных до­рог, ликвидировали городокский выступ вражеского фронта, глубоко вдававшийся в расположение советских войск, разгромив при этом более шести дивизий противника. Развивая успех, войска фронта вышли на бли­жние подступы к Витебску, перерезали железную дорогу Полоцк — Ви­тебск и охватили с северо-запада витебскую группировку врага. Своим наступлением они способствовали успеху соседнего 2-го Прибалтийского фронта на невельском направлении, еще более обострили положение на стыке вражеских групп армий «Центр» и «Север».

Однако полностью задачи операции фронт выполнить не смог. Его попытки охватить Витебск с юго-востока и овладеть городом не увенчались успехом. Тогда Ставка привлекла к осуществлению Витебской опе­рации и Западный фронт, передав ему 39-ю армию из 1-го Прибалтийского. Ударной группировке 1-го Прибалтийского фронта, сосредоточенной на смежных флангах 4-й ударной и 11-й гвардейской армий, надлежало на­ступать в общем направлении на Витебск с северо-запада, а Западному фронту силами 33-й и 39-й армий при поддержке 5-й армии — с юго-за­пада. Совместными усилиями войска фронтов должны были разбить ви­тебскую группировку и овладеть этим городом.

В начале февраля на витебском направлении вновь разгорелись оже­сточенные бои. Войска двух фронтов нанесли ощутимый урон 3-й танко­вой армии противника, еще глубже охватили с северо-запада и юго-востока Витебск, южнее города перерезали шоссе, идущее к Орше, и нахо­дились в 4—6 км от железной дороги Витебск — Орша.

Гитлеровское командование, обеспокоенное создавшимся положением, спешно стягивало резервы к участкам прорыва. Оно перебросило сюда резервы корпусов, танковые части, штурмовые орудия и пехоту с других участков фронта, дивизию из резерва группы армий. В районе Витебска были сосредоточены фактически все силы 3-й танковой армии: 15 дивизий, в том числе 1 танковая, 17 отдельных дивизионов полевой артиллерии РГК, 6 минометных батальонов, 5 бригад штурмовых орудий, 2 батальона танков «тигр» и 2 дивизиона тяжелых противотанковых орудий.

В то же время в результате длительного непрерывного наступления численность советских стрелковых дивизий снизилась до 4—5 тыс. чело­век. В 4-й ударной и 11-й гвардейской армиях с приданными им двумя танковыми корпусами имелось всего 126 исправных танков, а в 39-й и 33-й с учетом танкового корпуса — только 125. Ощущался также не­достаток боеприпасов. Общее превосходство в силах на стороне совет­ских войск стало минимальным, а в танках и штурмовых орудиях они уступали противнику. Дальнейшее наступление пришлось прекратить, не достигнув основной цели операции: Витебск оставался в руках про­тивника.

Кроме участия в Витебской операции войска Западного фронта наносили удары и на других участках. С 8 по 24 января и в третьей декаде марта они вели наступление на богушевском направлении, 22—25 февра­ля и 5—9 марта — на оршанском. Хотя эти действия приводили лишь к небольшим вклинениям в оборону противника и успеха не имели, они держали противостоявшую 4-ю немецкую армию в постоянном на­пряжении, сковывали ее войска, не позволяя германскому командованию взять оттуда силы и средства на другие направления.

Успешнее действовал Белорусский фронт. 2 января Ставка Верховного Главнокомандования поставила ему задачу: войсками левого крыла разбить мозырскую группировку противника, охватить с севера и юга Калинковичи и Мозырь и овладеть ими. В дальнейшем фронту предстояло главными силами развивать наступление в направлении Бобруйск и Минск, а частью сил — вдоль Припяти на Лунинец.

8 января 65-я и 61-я армии при поддержке 16-й воздушной армии перешли в наступление. Однако темп их продвижения был недостаточно высоким. Ставка обратила внимание командующего фронтом на необходимость ускорить продвижение 2-го и 7-го гвардейских кавалерийских корпусов, наступавших на Петриков, Лунинец. В ходе тяжелых боев войска прорвали оборону 2-й немецкой армии и 14 января овладели Мозырем и Калинковичами. На следующий день столица Родины салютовала в честь этого события. Войскам фронта была объявлена благодарность. 18 соединений и частей получили наименование Мозырских, а 21 — Калинковичских. Ряд соединений и частей были награждены орденами Советского Союза.

15—16 января после перегруппировки войска 65, 61 и 48-й армий возобновили наступление. Однако развивалось оно медленно. Перебросив в полосу наступления 61-й и 65-й армий до двух пехотных дивизий, три дивизиона штурмовых орудий и семь охранных батальонов, враг значительно усилил сопротивление. Советские же войска из-за неполной укомплектованности личным составом и боевой техникой не смогли соз­дать достаточного превосходства в силах и средствах. И все же, развивая наступление, войска фронта к 30 января отбросили врага к низовьям реки Птичь и к Петрикову. При этом 61-я армия, чтобы не потерять соприкос­новение с правофланговыми соединениями успешно наступавшей 13-й армии 1-го Украинского фронта, продвигалась своим левым флангом вдоль южного берега Припяти в направлении Столина. Стремясь обезо­пасить южное крыло группы армий «Центр», противник был вынужден также растягивать правый фланг 2-й армии вдоль северного берега Припяти.

21 февраля 1-й Белорусский фронт силами 3-й и 50-й армий на­нес удар по противнику в районе Рогачева. Сильно укрепленная оборо­на 9-й немецкой армии была прорвана. Войска форсировали Днепр, за­няли важный узел сопротивления врага на бобруйском направлении — город Рогачев, перерезали железнодорожную рокаду Могилев — Жлобин и на правом берегу Днепра, между Нов. Быховом и Рогачевом, захватили плацдарм около 60 км по фронту и до 25 км в глубину. Однако дальнейшего развития наступление не получило. В ходе январско-февральских боев левофланговые войска 1-го Белорусского фронта добились успехов, но развить наступление на Бобруйск, Минск, Лунинец не смогли. В сере­дине апреля 1-й Прибалтийский, Западный и 1-й Белорусский фронты получили приказ Ставки Верховного Главнокомандования перейти к обороне, закрепиться на занимаемых рубежах что было связано с под­готовкой к летним наступательным операциям.

Таким образом, войскам трех фронтов, действовавших на западном стратегическом направлении, в зимне-весенний период не удалось в пол­ной мере выполнить поставленных Ставкой задач. Они не смогли выйти на рубеж Полоцк, Лепель, Могилев, река Птичь. На ходе и результатах наступления этих фронтов сказался недостаток сил и средств для проры­ва прочной и глубоко эшелонированной обороны, занимаемой войсками мощной группировки противника. Наступление велось длительное время, без оперативных пауз, в тяжелых погодных условиях, при большом не­комплекте личного состава и техники в соединениях и физической устало­сти войск. Ставка Верховного Главнокомандования в соответствии с об­щим замыслом кампании в этот период основные силы и материальные средства направляла в первую очередь Украинским, а также Ленинград­скому и Волховскому фронтам, от действий которых зависел успех всей кампании. Фронты, действовавшие на центральном участке, в январе — марте 1944 г. получили лишь 19 процентов общего количества маршевого пополнения, 26 процентов орудий и минометов и всего 4,2 процента танков и самоходно-артиллерийских установок . Этого оказалось недостаточно даже для восполнения потерь, а тем более для наращивания силы ударов. Вместе с тем на результатах операций не могли не отразиться и недочеты в действиях войск. Комиссия ГКО, проанализировав причины неудач наступательных действий Западного фронта, указала на существенные недостатки в организации наступательных операций и управлении вой­сками со стороны командования фронта и армий и их штабов, в организа­ции взаимодействия между родами войск.

Несмотря на то что войска трех фронтов не смогли выйти на указанный им рубеж, главная стратегическая цель их действий была достигнута: активными действиями в течение всей зимы и первых весенних месяцев 1-й Прибалтийский, Западный и 1-й Белорусский фронты сковали основ­ные силы мощной по своему составу группы армий «Центр», не позволяя немецко-фашистскому командованию за счет ее сил оказывать помощь группам армий «Юг», «А» и «Север», терпевшим в то время тяжелейшие поражения. Это имело очень большое значение для стратегических опера­ций Советских Вооруженных Сил на Правобережной Украине и на северо­западном направлении, а следовательно, для достижения военно-полити- ческих целей зимне-весенней кампании.

Кроме того, войска этих фронтов освободили значительную часть территории Белорусской ССР. Они нанесли урон противнику, улучшили свое оперативное положение, глубоко охватили фланги группы армий «Центр», создав тем самым условия для ее разгрома летом 1944 г.

Наступательные операции Вооруженных Сил СССР на северо-западном и западном направлениях зимой и весной 1944 г. сыграли важную роль в решении задач по очищению советской земли от немецко-фашистских захватчиков. Была освобождена значительная территория северо-запада страны. Выдающимся военно-политическим событием явилось полное освобождение Ленинграда от вражеской блокады. Население одного из крупнейших промышленных, административных и культурных центров страны получило возможность сосредоточить свои усилия на восстанов­лении родного города, ставшего символом несгибаемой стойкости и муже­ства советских людей, и увеличить помощь фронту. Было разгромлено северное крыло и нанесены существенные потери центральной группи­ровке противника на советско-германском фронте, созданы необходи­мые условия для последующих операций по освобождению Карелии, Прибалтики, Белоруссии, а также для действий Краснознаменного Бал­тийского флота в Финском заливе. Войска северо-западного и западного направлений в значительной мере содействовали успешному наступлению Украинских фронтов, выполнявших главную задачу в кампании.