Вторая мировая война: военные действия в Атлантике и Западной Европе — обстановка и замыслы сторон зимой 1942/43 г

События лета и осени 1942 г. показали, что, несмотря на значительные потери торгового флота западных союзников в тоннаже, герман­ским военно-морским силам не удалось прервать их коммуникации в Атлантике, ибо, как признавали сами немцы, ввод в строй в США и Великобритании новых транспортных судов значительно превышал по­тери в них.

В то же время стратегические бомбардировки территории Гер­мании англо-американской авиацией не подорвали решающим образом ее военно-экономический потенциал и не создали серьезных помех базирова­нию немецких подводных сил. Поэтому проблемы завоевания господства в Северной Атлантике и усиления бомбардировок гитлеровского рейха продолжали оставаться в планах западных союзников на конец 1942 — на­чало 1943 г.

Планируя военные действия на новый этап войны, они руководствовались прежде всего своими империалистическими интересами и не в пол­ной мере учитывали интересы антифашистской коалиции в целом. Руко­водству Великобритании удалось склонить США к тому, чтобы направить основные усилия в район Средиземного моря и Северной Африки. В ре­зультате действия в Атлантике и тем более в Западной Европе в замыслах союзного командования на осень 1942 г. и зиму 1942/43 г. отошли на второе место. Уточнения в планы, внесенные на конференции глав запад­ных союзных держав в Касабланке (январь 1943 г.), серьезно повлияли на ход борьбы союзных сил весной 1943 г. в Атлантике и в меньшей сте­пени — в Европе.

В конце 1942 — начале 1943 г. предусматривалось активизировать действия бомбардировочной авиации с аэродромов Британских островов по важнейшим объектам Германии и оккупированных ею стран, а также усилить защиту коммуникаций в Атлантике от подводных лодок против­ника с постепенным переходом к наступательным действиям против них. После значительных потерь тоннажа, понесенных в конце 1942 г., было решено направить ресурсы Объединенных наций «прежде всего на борьбу с угрозой, исходящей от немецких подводных лодок»

В целом 1942 год, особенно его вторая половина, явился для западных союзников, несмотря на напряженную борьбу с германскими военно-морскими силами в Атлантике, периодом накопления сил, создания и усовер­шенствования системы противолодочной обороны. В Англии, США и Ка­наде организовывались специальные научно-исследовательские институ­ты, которые занимались разработками новых способов и средств борьбы с подводными лодками противника. Создавались учебные центры, где экипажи кораблей перед выходом в море проходили длительную и все­стороннюю подготовку. Увеличилось строительство кораблей и самолетов противолодочной обороны.

Значительный вклад в успех борьбы с противником на море внесла научно-техническая мысль Англии и США. Были сконструированы и пущены в серийное производство радиолокационные станции типа «АУ-III» с сантиметровым диапазоном, многоствольные минометы «Ходжехог», глу­бинные бомбы «Сквид», ракеты и прожектор «Ли», которые позволили са­молетам вести поиск и производить атаки лодок ночью или при ограни­ченной видимости.

В сентябре 1942 г. англичане создали первую поисково-ударную груп­пу кораблей, оснащенных новейшей техникой, для борьбы с подводными лодками врага в районах их развертывания.

Производственные возможности США и Англии позволили им сосредоточить к концу 1942 г. достаточно сил для резкого усиления бомбарди­ровок фашистской Германии и завоевания господства в Северной Атлан­тике, что создавало реальные предпосылки для открытия второго фронта в Европе. Однако, отказавшись от первоначальной идеи высадить войска в Северной Франции и нанести удар непосредственно по главному про­тивнику — фашистской Германии, западные союзники сократили свои силы на Европейско-Атлантическом театре войны и распылили их по вто­ростепенным театрам. Уже осенью 1942 г. численность американской авиа­ции в Европе стала уменьшаться. В конце декабря 1942 г. США имели на аэродромах Англии 944 самолета (из них только 264 бомбардировщика), в районе Средиземного моря — 1121 и против Японии на Тихоокеанском и Азиатских театрах — 1910.



Последующие решения американцев о том, что усилия на Средиземноморском театре должны быть уравновешены интенсификацией воен­ных действий в районе Тихого океана, еще больше предопределяли распы­ление сил союзников и отрицательно влияли на выполнение планов их действий как в Атлантике, так и в Западной Европе. Это обстоятельство обусловило недостаток союзных сил и средств в ходе продолжения битвы за Атлантику.

С осени 1942 г. из Северной Атлантики, где были сконцентрированы главные силы немецкого подводного флота, к берегам Северной Африки и в Тихий океан стала перемещаться значительная часть эскортных ко­раблей западных союзников, в том числе поисково-ударные группы, кон­войные авианосцы, самолеты противолодочной обороны. К концу года противолодочные силы Англии и США в Северной Атлантике оказались значительно ослабленными. В основном конвои охраняли английские (50 процентов) и канадские (48 процентов) эскортные корабли. Силы США составляли всего 2 процента, и американское командование ставило вопрос о полном отказе от участия в охранении североатлантических конвоев.

Чтобы как-то компенсировать ослабление своих противолодочных сил в Северной Атлантике, западные союзники в январе 1943 г. на конфе­ренции в Касабланке приняли решение сосредоточить удары стратеги­ческой авиации по базам вражеских подводных лодок в Бискайском за­ливе. Еще 14 января английскому бомбардировочному командованию было приказано считать неприятельские базы в Бискайском заливе пер­воочередной целью и начать с ударов по Лорьяну.

Военно-политическое руководство Германии, в том числе командующий подводными силами адмирал Дениц, в своих планах исходило из того, что если страны оси смогут ежемесячно топить в среднем до 800 тыс. брт, то западным союзникам не удастся возместить понесенные потери тоннажа и победа стран оси будет обеспечена. На основании этих расче­тов 20 октября 1942 г. в немецком штабе руководства морскими операция­ми был разработан документ о состоянии и перспективах войны на море. В нем отмечалось, что имеющийся в распоряжении союзников тоннаж судов непрерывно сокращается, поэтому «удар по наиболее уязвимому месту в ведении войны противником — по морским коммуникациям — ...может поставить Англию в критическое положение»

По мнению морского командования рейха, одним из важных и реальных факторов успешной борьбы на атлантических коммуникациях союз­ников было непрерывное возрастание количества подводных лодок в со­ставе немецкого флота. На 1 октября 1942 г. Германия имела 368 подвод­ных лодок (против 217 на то же число предыдущего года). В 1943 г. пла­нировалось спускать на воду до 30 лодок в месяц и добиться дальнейшего роста потерь англо-американских судов, тем более что в ноябре 1942 г. странам оси удалось потопить рекордное за все время с начала войны количество судов тоннажем окало 808 тыс. брт.

Исходя из создавшейся обстановки, немецко-фашистское командова­ние ставило на 1943 год перед своим военно-морским флотом следующие задачи: всеми имеющимися силами интенсифицировать подводную вой­ну — основное средство борьбы против торгового судоходства противника; насколько позволит обстановка, продолжать борьбу с судоходством про­тивника с помощью надводных сил; за счет сокращения ралетов на дру­гие объекты сконцентрировать усилия бомбардировочной авиации на мор­ских коммуникациях противника; всеми имеющимися средствами военно- морских сил обеспечить наступательные действия против конвоев, идущих в Советскую Россию.

Однако зимой 1942/43 г. руководство гитлеровского рейха, обеспокоенное положением на советско-германском фронте, не решилось сосредо­точить имевшиеся в распоряжении флота силы для борьбы на коммуни­кациях западных союзников в Атлантике. На совещании 19 ноября 1942 г. Гитлер еще раз высказал Редеру свои опасения, что, воспользовавшись наступлением арктической ночи в Заполярье, западные союзники поста­раются высадить свои войска в Норвегии и тогда позиция Швеции будет весьма ненадежной.

Чтобы противодействовать возможной, по мнению немецкого командования, высадке союзных войск и одновременно усилить давление на внешние коммуникации Советского Союза, в Норвегии к концу 1942 г. были сосредоточены крупные силы надводного и подводного флота. В Альта-фьорде (Северная Норвегия) находились крейсеры «Хицпер», «Лютцов», «Кёльн» и 5 эскадренных миноносцев, в бухте Нарвика — крей­сер «Нюрнберг» и эсминец, в Тронхейме — линейный корабль «Тирпиц» и 3 эсминца. Линейный корабль «Шарнхорст» и крейсер «Принц Ойген» получили приказ перебазироваться из Балтийского моря в Норвежское. Крейсеру «Лютцов» ставилась задача совершить рейд в Северный Ледови­тый океан для нападения на советские конвои. Редер считал, что в водах Норвежского и Гренландского морей должно быть не менее 23 подводных лодок.

Одновременно предпринимались срочные меры с целью не допустить выхода советских подводных лодок на балтийские коммуникации Герма­нии. «Для ведения боевых действий на море предстоящей весной,— до­кладывал Редер на упомянутом совещании 19 ноября, — очень важно за­переть Ленинград с моря...»

Сосредоточение значительных сил военно-морского флота Германии против Советского Союза ослабляло немцев в борьбе на коммуникациях в Атлантике. Вместе с тем Редер и Дениц постоянно жаловались Гит­леру на крайнюю недостаточность авиационной поддержки флота в этом районе. Однако фашистское руководство не располагало необходимыми резервами, чтобы помочь флоту, так как основную массу авиации оно было вынуждено направлять на советско-германский фронт. Так, зимой 1942/43 г. дальние самолеты-разведчики «Кондор» были сняты с аэродро­мов зоны Бискайского залива и брошены под Сталинград для обеспечения окруженных там фашистских войск. В распоряжение флота они так и не были возвращены. Аэродромы во Франции опустели. Там оставались лишь отдельные учебные подразделения, курсанты которых в качестве завершающего зачета в летной подготовке совершали полеты над прибрежными водами Англии. Поэтому действия немецких ВВС на атлантических коммуникациях носили лишь эпизодический характер. Активность авиации фашистского блока снизилась в это время на морских коммуникациях всех театров войны. С ноября 1942 г. до апреля 1943 г. она уничтожила всего 25 судов общим тоннажем около 150 тыс. брт, в то время как за эти же месяцы предыдущего года было уничтожено 93 судна общим тоннажем более 342 тыс. брт.

В борьбе на море немецкое командование делало основную ставку на подводные силы. С этой целью работа судостроительных верфей была направлена главным образом на строительство подводных лодок. Напри­мер, в 1942 г. Германия построила 247 боевых кораблей основных клас­сов, из них подводные лодки составляли 96 процентов.

Несмотря на высокие темпы судостроения и значительную долю в нем подводных лодок, программа их постройки и ввода в строй постоянно не выполнялась. Это вызывало тревогу среди руководства немецкого флота. «Я опасаюсь,— заявил Дениц в беседе с Гитлером И апреля 1943 г., — что подводная война будет проиграна, если мы не сможем топить тоннажа противника больше, чем он спускает на воду... Исходя из этого, мы должны расширить программу строительства подводных лодок до максимальных возможностей нашего судостроения...» Для выполне­ния такой расширенной программы требовалось дополнительное выделе­ние рабочей силы, материальных ресурсов, и в частности стали.

Выслушав предложение Деница о необходимости расширить строительство подводных лодок, Гитлер раздраженно заявил, что это можно будет сделать «только за счет какого-либо другого вида вооруженных сил». Однако острые потребности других видов (сухопутных сил — в танках, противотанковых орудиях; военно-воздушных сил — в зенитной артил­лерии и т. д.), добавил он, не позволят этого сделать.

И это было действительно так. Напряженная борьба на континенталь­ных театрах, особенно на восточном фронте, требовала не сокращения, а еще большего увеличения производства танков, артиллерии, боеприпасов.

Подводный флот Германии испытывал острый недостаток в кадрах. Командование было вынуждено молодых необстрелянных офицеров после кратковременной подготовки назначать командирами подводных лодок. Вместе с тем, опасаясь снижения темпов строительства лодок, фашистское руководство не решалось переключать заводы на серийный выпуск лодок новых конструкций (XXI и XXIII серий), проектирование которых было завершено в 1942 г. Военно-морские силы Германии стали уступать флоту западных союзников и в оснащенности новейшей техникой, особенно ра­диолокационной.

Все эти обстоятельства наряду с нехваткой топлива, а также количественным и качественным ростом сил противолодочной обороны Англии и США осложнили условия действий немецких подводных лодок в Ат­лантике.

Таким образом, планы и решения командования западных союзни­ков в конце 1942 — начале 1943 г. по вопросам ведения войны в Запад­ной Европе и Атлантике не носили решительного характера и касались преимущественно экономических проблем для обеспечения оборонитель­ных мероприятий в борьбе с подводными силами противника.

Рассматривая планы морского командования фашистской Германии, нельзя не отметить, что, как и в первую мировую войну, оно недооценива­ло возможности противника в восстановлении тоннажа и переоценивало свои возможности в борьбе с ним. Вследствие ограниченности сил рейха и односторонней ориентации его на «войну с тоннажем» ответственные во­инские перевозки западных союзников, а также ряд важных коммуника­ций, влиявших на развитие военно-экономического потенциала, не подвер­гались систематическому воздействию. Переброска большей части сил не­мецкой авиации на советско-германский фронт сократила возможности фашистского командования по нарушению атлантических коммуникаций союзников.