Вторая мировой война: вторжение немецко-фашистских войск в Данию и Норвегию

Гитлеровский генералитет приступил к конкретному планированию захвата Норвегии вскоре после окончания польской кампании. В конце 1939 г. в штабе ОКВ была создана специальная группа из офицеров трех видов вооруженных сил, перед которой была поставлена задача разработать стратегический план операции. 10 января 1940 г. Гитлер направил командующим видами вооруженных сил предварительные соображения, в которых раскрывался замысел этой операции.

Норвегия представляла собой необычный театр военных действий. Сильно изрезанное фиордами побережье, простирающееся почти на 20 тыс. км, то есть больше береговой линии Африканского континента, резко пересеченный рельеф (около двух третей страны занимают Скандинавские горы), множество болот, лесов и бурных горных рек, бездорожье и суровый климат (примерно одна треть территории находится за Полярным кругом) — все это усложняло ведение здесь боевых действий, в частности ограничивало возможности применения танковых частей.

Приморский характер норвежской территории предполагал самое широкое использование военно-морских сил и авиации. Между тем немецкое командование не имело достаточного опыта в решении задач, требовавших четкого взаимодействия армии, авиации и флота. Все эти трудности вызвали дискуссии среди германского генералитета.

Браухич и Гальдер, например, считали, что наступление против Франции поглотит все материальные и людские ресурсы, и поэтому предлагали временно отложить захват Норвегии, намеченный на апрель 1940 г. Однако Гитлер настоял на проведении операции.

27 января 1940 г. ОКВ отдало директиву, в которой говорилось: «Фюрер и верховный главнокомандующий желает, чтобы оперативно-стратегический план «N» (захват Норвегии. — Ред.) разрабатывался под его личным и непосредственным наблюдением и в тесной связи с общими задачами руководства военными действиями... В связи с этим в составе ОКБ создается рабочий штаб, являющийся одновременно ядром будущего штаба по руководству планируемой операцией». Руководителем штаба был назначен командир 21-го армейского корпуса генерал пехоты Н. Фалькенхорст. 29 февраля он представил Гитлеру оперативный план, в котором наряду с Норвегией предлагалось одновременно захватить и Данию, что обеспечивало более надежную блокаду Балтийского моря. Кроме того, датские аэродромы позволяли немецкой авиации значительно расширить районы боевых действий и оказать более эффективную помощь войскам, вторгшимся в Норвегию.

1 марта 1940 г. Гитлер подписал директиву на проведение операции против Норвегии и Дании под кодовым названием «Везерюбунг» («Учения на Везере»). Удар предполагалось нанести одновременно по Норвегии и Дании с широким использованием воздушных и морских десантов. В Норвегии десантам предстояло занять Осло, Кристиансанн, Арендаль, Ставангер, Эгерсунн, Берген, Тронхейм и Нарвик, а в Дании — Копенгаген и другие центры страны. Причем в Дании занятие десантами стратегически важных объектов должно было осуществляться одновременно с переходом датской границы сухопутными силами.

К операции привлекался фактически весь действующий военно-морской флот Германии. Надводные корабли получили задачи произвести высадку десантов, осуществить переброску сухопутных войск в районы десантирования и обеспечить охрану норвежского побережья. Более 30 подводных лодок (9 групп) развертывалось на маршрутах вероятного следования английского флота к району операции и у мест высадки десантов с целью их прикрытия с моря.

Военно-воздушные силы, завоевав господство в воздухе, должны были активными действиями компенсировать слабость гитлеровского флота. Предполагалось, что воздушные десанты захватят важнейшие аэродромы противника и тем самым обеспечат базирование германской авиации для борьбы с морскими силами союзников на подступах к побережью Дании и Норвегии. Для этой цели выделялся 10-й авиационный корпус, имевший 500 боевых и 500 транспортных самолетов, специальным назначением которого являлась борьба с боевыми кораблями и торговым флотом противника.

Гитлеровское командование придавало огромное значение маскировке своих планов и быстроте их осуществления, считая эти факторы важнейшими в стратегии «молниеносной войны». Они, по мнению фашистских стратегов, позволяли в операции «Везерюбунг» сравнительно небольшим силам сухопутных войск, несмотря на значительное превосходство противника на море, успешно осуществить вторжение в Норвегию и Данию.

Круг лиц, допускавшихся к планированию операции, был строго ограничен. Фалькенхорст, минуя другие инстанции, подчинялся непосредственно Гитлеру. С самого начала разработки плана вводилась в действие сложная система дезинформации противника. В приказе Кейтеля от 2 февраля 1940 г. указывалось, чтобы все мероприятия по разработке планов вторжения и подготовке войск создавали впечатление, что они направлены против Англии. Широковещательные заявления западных союзников в начале 1940 г. о якобы скорой высадке экспедиционных войск в Норвегии с целью оказания «помощи» Финляндии помогали гитлеровской верхушке распространять выгодную ей пропагандистскую версию об «агрессивности» Англии и Франции и «миролюбии» фашистской Германии в отношении скандинавских стран.

В приказе от 24 марта и в особой инструкции от 4 апреля 1940 г. германским кораблям предписывалось маскироваться под английские суда. «Морские силы, — говорилось в приказе, — должны при входе в порты идти под английским флагом до тех пор, пока войска не высадятся на берегу». Каждый немецкий корабль получал наименование английского. Например, легкий крейсер «Кёльн» должен был именоваться английским крейсером ПВО «Каир», а «Кенигсберг» — крейсером ПВО «Калькутта» и т. д.

Немалое значение придавалось действиям «пятой колонны» в Дании и Норвегии. Военное и политическое руководство гитлеровской Германии поддерживало тесные связи с главарем норвежских фашистов В. Квислингом и его агентурой. Как в Дании, так и в Норвегии организовывались специальные группы, которые должны были в момент агрессии парализовать работу государственного и военного аппарата. Приводились в готовность средства пропагандистского воздействия на население и армии этих стран. Германское министерство пропаганды заготовило 1 200 тыс. листовок и 10 тыс. плакатов, призывавших население и армии Дании и Норвегии к «сотрудничеству» с вермахтом. Немецкое командование дало указание своим войскам при отсутствии сопротивления со стороны армий Дании и Норвегии демонстрировать «лояльное отношение» к вооруженным силам этих стран, не предпринимать против них враждебных действий и не разоружать их.



1 апреля Гитлер после уточнений плана утвердил окончательный вариант операции «Везерюбунг» и назначил время вторжения — 4 часа 15 минут 9 апреля 1940 г.

Захват Дании предусматривалось осуществить силами двух ударных моторизованных бригадных групп, которые после перехода датской границы должны были наступать к северной оконечности Ютландского полуострова. Одновременно намечалось высадить небольшие группы воздушно-десантных войск на датских островах, захватить мосты и через остров Зеландия выйти к Копенгагену. В этот момент в бухту Копенгагена должен был войти линкор «Шлезвиг-Гольштейн» и высадить на берег пехотный батальон. Главная задача авиации состояла в том, чтобы внезапным ударом уничтожить самолеты противника на аэродромах и терроризировать население столицы Дании угрозой массированных бомбардировок. В общей сложности (вместе с десантными частями и приданными подразделениями) для захвата страны планировалось использовать примерно две дивизии под общим командованием генерала авиации Л. Каупиша.

Норвежская операция, по замыслу немецкого командования, в зависимости от сложившейся обстановки могла состоять из одного или двух этапов. На первом этапе предусматривались захват и удержание основных экономических и политических центров страны, расположенных на побережье Норвегии, с помощью сравнительно немногочисленных десантных групп. В случае быстрой капитуляции Норвегии первым этапом могла закончиться и вся операция, продолжительность которой определялась в 1 — 4 дня.

Если же Норвегия будет продолжать борьбу и на помощь к ней придут западные союзники, то предусматривался второй этап, в течение которого намечались переброска дополнительных сил и ведение боевых действий до полного разгрома противника. Второй этап должен был завершиться в первых числах мая — к началу запланированного нападения вермахта на Францию.

Для захвата Норвегии было сформировано два эшелона транспортов. Первый состоял из тихоходных судов, замаскированных под грузовые пароходы, которым надлежало доставить к наиболее отдаленным местам высадки десантов (начиная от Ставангера и кончая Нарвиком) тяжелое вооружение, снаряжение и продовольствие. Перед ними была поставлена задача заранее прибыть к месту назначения и ждать высадки десантов.

Второй эшелон был предназначен непосредственно для транспортировки морских десантов численностью 8850 человек и захвата плацдармов. Он состоял из шести групп. Высадка десанта в Нарвике возлагалась на первую группу. Она состояла из 10 эсминцев, на которых находилось 2 тыс. десантников. Прикрывали группу линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Вторая группа в составе тяжелого крейсера «Хиппер», 4 эсминцев и нескольких транспортов с 700 десантниками на борту направлялась в Тронхейм. Третья группа была нацелена на Берген. В нее входили легкие крейсеры «Кёльн» и «Кенигсберг», 2 миноносца и артиллерийское судно, 7 торпедных катеров и 5 транспортов. В составе десанта было 1900 человек. Четвертая группа включала легкий крейсер «Карлсруэ», 3 миноносца, 7 торпедных катеров и 5 транспортов. Ее задача состояла в том, чтобы высадить 1100 человек в Кристиансанне и Арендале. Пятая группа предназначалась для захвата столицы Норвегии — Осло. Эту группу составляли тяжелый крейсер «Блюхер», «карманный» линкор «Лютцов», легкий крейсер «Эмден», 3 миноносца, 8 тральщиков и еще 9 судов различных классов, на борту которых было 2 тыс. десантников. Шестая группа из четырех тральщиков доставляла батальон велосипедистов в Эгерсунн.

Гитлеровское командование уделяло особое внимание боеспособности первой и второй групп. Практически только они выходили за пределы радиуса действий немецкой авиации и могли оказаться без прикрытия с воздуха. Поэтому в них включили наиболее быстроходные корабли, развивавшие скорость до 31,5 — 32,5 узла. Для захвата аэродромов Форнебю, Кьеллер (около Осло) и Сула (около Ставангера) были выделены подразделения парашютно-десантных войск.

Согласно окончательному варианту плана «Везерюбунг» в ночь на 3 апреля к берегам Норвегии взяли курс немецкие суда с тяжелым вооружением, а спустя четверо суток вышли в море группы кораблей второго эшелона с войсками, предназначенными для захвата Нарвика и Тронхейма. 8 апреля к местам высадки отправились остальные группы. За несколько часов до начала операции на аэродромах Северной Германии сосредоточились авиация и воздушно-десантные части.

Первой жертвой нового наступления вермахта стала Дания. В 4 часа 20 минут утра 9 апреля немецкий посланник в Копенгагене С. Ренте-Финк явился на дом к датскому министру иностранных дел П. Мунку и, ссылаясь на необходимость «защиты нейтралитета Дании», вручил ему меморандум с требованием о капитуляции. В это время гитлеровские войска уже вторглись на территорию страны.

Боевых действий в Дании фактически не было. Когда в 5 часов правительство и командование собрались на экстренное совещание у короля, немецкие морские десанты уже высадились в намеченных районах, а пехотные и моторизованные соединения, поддерживаемые авиацией, беспрепятственно продвигались по территории страны. Через час после вторжения правительство и король приняли решение не оказывать противодействия гитлеровским войскам и капитулировать. Правительство призвало население «воздерживаться от какого бы то ни было сопротивления». Вечером датский ригсдаг (парламент) единогласно одобрил решение правительства о капитуляции. Выступивший на заседании ригсдага премьер-министр Т. Стаунинг заявил: «Пусть мир и порядок царят в стране. Мы ожидаем лояльных действий со стороны гражданских лиц». 12 апреля командующий вооруженными силами Дании генерал-лейтенант В. Приора объявил в своем выступлении по радио благодарность датской армии за ее поведение при вступлении гитлеровских войск на территорию страны. «Никто в армии не нарушил своего долга по отношению к королю и родине», — сказал он, по существу одобрив оккупацию страны нацистами.

Правда, кое-где произошли столкновения между германскими и датскими войсками, но они носили случайный характер. При захвате Дании гитлеровцы потеряли 2 человека убитыми и 10 ранеными.

По-иному сложилась обстановка в Норвегии.

К моменту нападения вооруженные силы этой страны были невелики. Сухопутные войска состояли из шести кадрированных дивизий и насчитывали 15 500 человек. Первая и вторая пехотные дивизии располагались в районе Осло, третья дислоцировалась в Кристиансанне (Южная Норвегия), четвертая обороняла Берген и западное побережье страны. Пятая пехотная дивизия находилась в Тронхейме (Центральная Норвегия), а шестая — в Северной Норвегии, в районе Нарвика.

Мобилизационные планы Норвегии предусматривали призыв в армию 100 тыс. резервистов. В военно-воздушных силах было около 180 самолетов, многие из них устаревших конструкций 5, в ВВС проходили службу 950 человек летного и технического состава. Военно-морской флот имел в своем составе 4 корабля береговой обороны, около 30 небольших миноносцев, 9 малых подводных лодок, 11 минных заградителей и около 50 китобойных судов, переоборудованных в сторожевые вспомогательные суда.

Норвежские города, расположенные на побережье, имели довольно надежную береговую оборону. Например, вход в Осло-фиорд охранялся расположенными на островах стационарными береговыми батареями — всего семь 150-мм и два 305-мм орудия. В глубине самого Осло-фиорда подход к столице прикрывал укрепленный район Оскарсборг, включавший прибрежные острова и участок фиордов. На острове Хоё имелась стационарная батарея 280-мм пушек (2 орудия). На соседнем острове Кахолмен находилась торпедная батарея, а на восточном берегу фиорда — батарея «Копас» (три 150-мм орудия), батарея 57-мм орудий для ведения фланкирующего огня и батарея 40-мм зенитных орудий. Береговые укрепления прикрывали и подступы к Бергену, Тронхейму и Нарвику.

Хотя норвежский военно-морской флот был немногочислен, но, взаимодействуя с подразделениями береговой обороны, он мог стать значительной силой в борьбе против немецких десантов. Поэтому Редер считал, что судьба операции зависит прежде всего от успешного преодоления береговых укреплений.

В 4 часа 30 минут утра 9 апреля германский посланник в Осло К. Бропер вручил норвежскому правительству ультиматум о капитуляции. В это время вторжение в страну уже началось. Норвежское правительство колебалось: вступать ему в борьбу с агрессором или же начать переговоры и капитулировать? Оно отклонило немецкий ультиматум, но затем все-таки вступило в переговоры с гитлеровскими властями, будучи готовым на определенных условиях примириться с оккупацией. Гитлеровские захватчики уже высадились в Норвегии, а норвежскому генеральному штабу был дан приказ лишь о проведении «частичной и притом скрытой мобилизации». Многие норвежские патриоты, узнав о нападении гитлеровских войск, сами явились на призывные пункты.

8 день вторжения — 9 апреля — батареи береговой обороны в Ослофиорде сумели потопить немецкий тяжелый крейсер «Блюхер», но получили приказание прекратить огонь. Путь к столице был открыт. На столичных аэродромах Форнебю и Кьеллер приземлились фашистские самолеты с десантниками. В тот же день немецкие части, не встречая сопротивления, на реквизированных автобусах и грузовиках вступили в Осло. Норвежское правительство и командование армии эвакуировались в глубь страны.

Без какого-либо сопротивления были захвачены Берген, Кристиансанн, Тронхейм. Лишь на подступах к Нарвику два норвежских корабля береговой обороны «Эйдсволь» и «Норге» оказали сопротивление, пытаясь преградить путь немецким кораблям к причалам Нарвика, но были потоплены фашистскими эсминцами. Сам же город, для обороны которого имелось достаточно сил и средств, был сдан противнику без единого выстрела.

К середине дня 9 апреля немецко-фашистским частям удалось захватить Осло, Арендаль, Кристиансанн, Ставангер, Эгерсунн, Берген, Тронхейм и Нарвик. В этих городах и вблизи них проживала большая часть населения страны. В руках у противника оказались основные склады с оружием и продовольствием, мобилизационные и оперативные документы генерального штаба и штабов округов.

Генеральный штаб Норвегии и высшее офицерство были настроены пораженчески. Многие генералы и офицеры открыто выражали свои симпатии фашистской Германии, преклонялись перед вермахтом и не намеревались оказывать ему сопротивление. Капитулянтские настроения ряда видных государственных деятелей, верхушки офицерского корпуса, а также активная подрывная деятельность гитлеровской агентуры создали в стране в первый же день войны обстановку замешательства.

9 апреля по радио выступил главарь местной «пятой колонны» Квислинг. Он объявил о создании вместо законного правительства Ю. Нюгордсволя нового правительства под своим руководством, потребовал немедленного прекращения мобилизации и заключения мира с Германией. Это заявление усилило замешательство в стране и армии. Однако в то время немецкое командование не поддержало Квислинга, считая, что он не имеет достаточного влияния среди населения Норвегии.

В сложившейся кризисной обстановке правительство Нюгордсволя активизировало деятельность по организации борьбы с захватчиками. Были произведены изменения в руководстве вооруженными силами. Вместо генерала К. Локе командующим норвежской армией был назначен генерал О. Рюге. Он сразу же предпринял меры по мобилизации и усилению боеспособности армии. Однако, надеясь на помощь западных союзников, Рюге отдал приказ норвежским войскам вести только сдерживающие бои и не давать втягивать себя в решающие сражения. Между тем в первые дни агрессии сравнительно немногочисленные немецкие десанты были изолированы друг от друга. Имелась реальная возможность вырвать у противника инициативу, перейдя к наступательным действиям и фланговым ударам по изолированным десантным группам. Однако решительных действий норвежская армия так и не развернула.

Пассивный характер носили действия 1-й норвежской дивизии под командованием генерала А. Эрихсена.

После того как фашистские десанты заняли Осло, эта дивизия, отойдя от города, могла нанести удар по противнику с фланга, но Эрихсен приказал частям отступать к шведской границе. Смешавшись с потоками беженцев, охваченных паникой, дивизия откатывалась на юго-восток. Началось массовое дезертирство. К вечеру 14 апреля в частях дивизии, несмотря на то что они не участвовали в боях, осталось всего около тысячи человек. В тот же день вечером генерал Эрихсен, считая, что дивизия потеряла боеспособность, приказал личному составу перейти границу и укрыться в Швеции. Отступление дивизии способствовало капитуляции гарнизона Хортена — главной военно-морской базы страны.

Не оказали противнику заметного сопротивления 2, 3 и 4-я дивизии, оборонявшие районы Осло, Кристиансанна и Бергена. Значительные группы личного состава этих соединений во главе с командованием в первые же дни сдались в плен.

Особо важное значение имела оборона города-порта Тронхейм, которая возлагалась на 5-ю пехотную дивизию (командир — генерал-майор Я. Лаурантзон). Через район Тронхейма проходила единственная железная дорога в Северную Норвегию. Здесь находились аэродромы, а сам фиорд, в глубине которого стоял город, представлял собой хорошо защищенную базу для стоянки кораблей.

Немцы бросили на захват Тронхейма пехотный полк (около 2 тыс. человек). В результате внезапного нападения город оказался в руках противника. Вместо срочных мер по мобилизации оставшихся в округе людских и материальных ресурсов командир дивизии подчинился требованию Квислинга, отдав приказ о прекращении мобилизации, и распорядился сдать без боя важнейший по своему значению аэродром Вернее. Части дивизии разрозненно отступали на север, в горы и в сторону шведской границы. Только у старого форта Хегра гитлеровцам было оказано упорное сопротивление. Гарнизон, сформированный из добровольцев,под командованием майора Р. Хольтермана отбивал атаки немцев на протяжении четырех недель. Но это не спасло положения дивизии. Фашистам удалось в течение четырех-пяти дней уничтожить основные силы 5-й дивизии, выйти к шведской границе и тем самым изолировать Южную Норвегию от Северной.

Быстрый захват района Тронхейма и аэродрома Вернее имел для немецкого командования важное значение. Если до сих пор немецкий десант в Нарвике не мог получать авиационной поддержки, ибо находился за пределами радиуса действий немецкой авиации, а со стороны моря ему угрожал английский флот, то теперь появилась возможность направлять подкрепления в Нарвик с аэродрома Вернее.

Начало операции вермахта по захвату Норвегии застало командование западных союзников врасплох, хотя их корабли находились недалеко от берегов Скандинавии. Поэтому с самого начала противодействие германским войскам было слабым.

9 апреля к западу от Лофотенских островов английский линейный крейсер «Ринаун» случайно встретился с немецким линкором «Гнейзенау», прикрывавшим десант. Произошел скоротечный бой, в результате которого оба корабля получили повреждения. Более крупных столкновений в этот день на море не было. Начиная с 10 апреля несколько активизировали свои действия английская авиация и флот. Так, 10 и 11 апреля английская авиация нанесла удары по немецким кораблям, стоявшим у Бергена и Тронхейма. В Бергене был потоплен поврежденный ранее легкий крейсер «Кенигсберг», а в Тронхейме — миноносец.

Утром 10 апреля отряд из пяти английских эсминцев атаковал корабли противника в фиордах у Нарвика. Было потоплено два из десяти немецких эсминцев, один транспорт с вооружением и шесть торговых судов. 13 апреля английские корабли — линейный корабль «Уорспайт» и девять эскадренных миноносцев — при поддержке самолетов с авианосца «Фьюриес» нанесли второй удар по немецким эсминцам у Нарвика, уничтожив еще восемь эсминцев и одну подводную лодку.

Но высадки в захваченный гитлеровцами Нарвик не последовало. Этим воспользовался командир немецкого десанта генерал-майор Э. Дитль. Горноегерский полк, занявший город, был пополнен экипажами потопленных кораблей. Численность немецких войск увеличилась до 4,5 тыс. человек. Началось укрепление обороны города. Был выделен усиленный отряд для преследования отходивших частей 6-й норвежской дивизии. Не встречая серьезного сопротивления, он 14 апреля вышел к шведской границе. Железная дорога от Нарвика до границы со Швецией оказалась в руках оккупантов, но разгромить дивизию им не удалось.

Первый этап боевых действий в Норвегии, который длился с 9 по 14 апреля, оказался фактически решающим для судьбы страны. Из шести пехотных дивизий, которыми она располагала, боеспособность сохранили только 6-я и частично 2-я и 4-я дивизии. Военно-морской флот и авиация были разгромлены, важнейшие экономические и политические центры страны захвачены.