Второй Крестовый поход

С самого начала Крестовые походы были авантюрой. Огромные разнородные войска под руководством часто враждующих между собой амбициозных королей, герцогов и графов при постоянно убывающем религиозном рвении в тысячах километрах от родины должны были испытать огромные трудности. И если в Первый поход европейцам удалось ошеломить мусульман своим напором, то создать здесь прочную систему государственного управления, а потом защитить свои завоевания они не смогли.

Сильный эмир Мосула Имад‑ад‑дин Зенги в 1144 г. захватил графство Эдессу – форпост христианского мира на Востоке. Сложные времена настали и для других рыцарских государств. Со всех сторон они подвергались нападениям сирийцев, турков‑сельджуков и египтян. В 1137 г. византийский император Иоанн II напал на Антиохию и захватил ее. Иерусалимский король утратил контроль над действиями собственных вассальных князей. И самым тяжелым ударом для христиан стало падение Эдессы.

Особенно большой резонанс это событие вызвало во Франции. Король Людовик VII Младший был достаточно романтично и одновременно воинственно настроен, и его охватила жажда подвигов, о которых он был наслышан с детства. Его порыв поддержал и Папа Римский Евгений III, и один из наиболее авторитетных духовников Европы – аббат Клерво Бернар, сторонник строгих нравов, страстный борец с рационалистическими тенденциями в схоластике, учитель и Евгения III, и влиятельного советника Людовика – аббата Сугерия. В городе Везель в Бургундии Бернар созвал собор, на котором в присутствии короля 31 марта 1146 г. произнес пламенную речь, призывая всех христиан подняться на борьбу против неверных. «Горе тому, чей меч не будет обагрен кровью», – произнес проповедник. Тут же многие, и в первую очередь Людовик, возложили на себя кресты в знак готовности отправиться в новый поход. Вскоре Бернар прибыл в Германию, где после некоторой борьбы сумел уговорить поддержать новое начинание и короля Конрада III.



Немцы и французы с самого начала похода (весна 1147 г.) плохо координировали действия, преследуя свои цели. Так, французы хотели двигаться на восток по морю, воспользовавшись помощью норманнского короля Сицилии Рожера, германцы же, наоборот, договорились с византийским императором Мануилом и собирались двигаться по суше через Венгрию и Балканы. Победила точка зрения Конрада, а рассерженный Рожер, и так враждовавший с Византией из‑за Южной Италии, заключил союз с африканскими мусульманами и совершил ряд опустошительных набегов на греческое побережье и острова.

Первыми у Константинополя в сентябре 1147 г., как и в прошлый раз, оказались немцы, успев внушить местному населению ужас своим мародерством по пути. Мануил, как и Алексей Комнин, сделал все возможное, чтобы латиняне побыстрее оказались в Малой Азии. Здесь немцы 26 октября потерпели сокрушительное поражение от иконийского султана под Дорилеем в Анатолии. Возвращаясь в Никею, тысячи немцев погибли от голода. Но воинам Людовика, прибывшим в византийскую столицу чуть позже, Мануил рассказывал о потрясающих успехах Конрада, вызывая у них зависть. Вскоре и французы оказались в Малой Азии. В Никее войска королей встретились и продолжили путь вместе. Пытаясь обойти место недавней дорилейской трагедии, монархи повели войска сложным обходным путем через Пергам и Смирну. Турецкая конница постоянно тревожила колонны, крестоносцам не хватало фуража и продовольствия. Дело осложнялось и замедлялось тем, что Людовик VII взял с собой совершенно неуместную в тяжелом походе многочисленную свиту, пышный двор во главе с красавицей женой – Элеонорой Аквитанской. К тому же помощь византийской армии оказалась совершенно недостаточной, по‑видимому, император Мануил в глубине души желал поражения крестоносцев. 3 июля 1147 г. у селения Хиттин, западнее Генисаретского озера, разгорелось жестокое сражение. Мусульманское войско численно превосходило силы христиан. В результате крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Бесчисленное множество их полегло в бою, а оставшиеся в живых были взяты в плен. В руках христиан осталось всего несколько мощных крепостей на севере: Крак‑де‑Шевалье, Шатель Блан и Маргат.

В начале 1148 г. сильно поредевшая армия крестоносцев прибыла в Эфес. Отсюда Людовик с большим трудом, выдержав ряд сражений, холод и проливные дожди, добрался в марте 1148 г. до Антиохии. Последнюю часть пути его армия проделала на византийских кораблях. В Антиохии французов ждал радушный прием, празднества и торжества. Элеонора завязала интригу с местным правителем. Людовик VII терял воодушевление, а его армия – необходимую энергию.

Тем временем Конрад уже и не думал о совместных действиях со своим союзником. С иерусалимским королем Болдуином III он договорился выступить вовсе не против эмира Мосула – могущественного обидчика Эдессы, ради чего, казалось, и затевался весь поход, – а против Дамаска. К ним вынужден был присоединиться и французский монарх. Пятидесятитысячное христианское войско провело под стенами сирийской столицы много времени. Его руководители быстро перессорились между собой, подозревая друг друга в измене и в желании захватить большую часть потенциальной добычи. Нападение на Дамаск толкнуло его правителя к союзу с другим мусульманским феодалом – князем Алеппо. Объединенные силы мусульман заставили крестоносцев отступить от Дамаска.

Осенью 1148 г. на византийских кораблях немцы отбыли в Константинополь, а оттуда – в Германию. Людовик тоже не решился продолжать военные действия. В начале 1149 г. французы на норманнских кораблях переправились в Южную Италию, а осенью того же года были уже на родине. Второй крестовый поход оказался совершенно бесполезным мероприятием. Кроме многочисленных потерь он ничего не принес своим руководителям и инициаторам – ни славы, ни богатства, ни земель. Аббат Клервоский, для которого поражение похода стало личной трагедией, даже написал «оправдательное слово», в котором приписывал бедствия войны преступлениям христиан.

Во время Второго крестового похода свои локальные крестовые походы устроили некоторые феодалы и в Европе. Так, саксонцы обрушились на славянские племена между Эльбой и Одером, а ряд французских, норманнских и английских рыцарей вмешались в испанские дела, воевали против мавров и захватили Лиссабон, ставший столицей христианской Португалии.