Вторжение в Италию Лангобардов

Родственное свевам германское племя лангобардов относительно поздно включилось в процесс Великого переселения народов, и, по мнению некоторых историков, именно они его и завершили. Лангобарды в начале нашей эры проживали на левом берегу Эльбы в нижнем ее течении. В V в. они перебрались на Дунай, заселив Паннонию. Византийские императоры по римской традиции использовали их в качестве федератов, включая в свою армию их вспомогательные отряды

Лангобарды воевали с соседями – гепидами и объединились при этом с тюрками – аварами, появившимися в Европе относительно недавно. Авары были опасными союзниками, что и подтвердилось в 60‑х годах VI в., когда они выступили против недавних друзей и вытеснили их с территории современной Венгрии. Этот натиск заставил лангобардов двинуться на ослабевшую в результате недавней войны Византии с остготами Италию.

Около 200 тысяч лангобардов (а с ними свевы, гепиды, саксы и др.) вторглось в долину реки По в 568 г. Их завоевания облегчались тем, что византийцы не смогли наладить административное управление этими территориями, местное население было озлоблено против бюрократии (особенно налоговой) императора. Очень быстро в руках вождя лангобардов Альбоина оказался весь север Апеннинского полуострова. Здесь было создано Лангобардское королевство. Память о пребывании на североиталийских землях этих варваров сохранилась в названии провинции Ломбардия.



Лангобарды были одним из наиболее диких германских племен. Своим видом они ужасали современников: лица они татуировали и красили в зеленый цвет, носили длинные волосы, свисающие по щекам и сплетающиеся с бородой (лангобарды в переводе и значит «длиннобородые»). Эти варвары в отличие, например, от готов и бургундов были слабо романизированы, сохраняли многочисленные пережитки родоплеменных отношений, от которых постепенно избавлялись на протяжении всей двухвековой истории своего королевства. Лишь в VII в. они стали усваивать латинский язык, обычаи и манеру одеваться местного населения и, в конечном счете, ассимилировались итальянской средой.

По отношению к покоряемому населению они, в отличие от остготов, не церемонились – разрушали дома, сжигали поля, отбирали имущество. Если вестготы взяли у местного населения две трети земель, а остготы одну треть, то лангобарды отобрали все. Значительная часть местных жителей была обращена в рабов и трибутариев, которые должны были отдавать покорителям большой оброк с урожая. Сильно пострадали крупные землевладельцы, они уничтожались физически, а их латифундии дробились и передавались в собственность лангобардам. Имела основания сопротивляться варварам и католическая церковь, поскольку лангобарды были арианами. Позже они перешли в ортодоксальное католичество, но не перестали от этого угрожать светской власти пап. Прежняя административная система на захваченных территориях перестала существовать.

При втором вожде лангобардов Клефе репрессии обрушились уже не только на крупных землевладельцев, но и на людей среднего достатка. Эдикт короля Ротари (643), являющийся кодификацией лангобардского права на латинском языке, еще много внимания уделял родовым институтам: кровной мести, соприсяжничеству, наследованию родичами имущества и т. д. Однако соседская община – марка – уже вытесняла родовые союзы. Пахотная земля находилась в индивидуальном пользовании у членов общины, а леса, луга, пастбища были общими.

Столицей королевства стал город Павия, занятый лангобардами после длительной осады в 572 г. Король, избираемый знатью, обладал высшей военной и судебной властью, а также правом чеканки монеты. Но при этом сохранялась и власть лангобардских герцогов, из которых наиболее сильные правили в Сполето и Беневенте. С 574 по 584 г. у лангобардов вообще не было короля, и только угроза военного вторжения со стороны византийцев и франков заставила герцогов вновь выбрать короля и даже передать ему половину своих земель.

Ряд территорий на Апеннинском полуострове остались за византийцами: Римская область и Равеннский экзархат с соединяющим их коридором, Апулия, Бруттий, Неаполь. В отличие от лангобардских областей здесь в VI–VII вв. почти не было свободного населения и свободных, независимых общин.

В VII в. при королях Агилульфе (590–616), Ротари (636–652) и Гримоальде (662–671) лангобарды в борьбе с византийцами подчинили себе земли в среднем течении реки По, овладели Лигурией, а также Апулией и Тарентом; в первой половине VIII в. они аннексировали области Эмилия и Романья, остров Корсику и ряд других территорий. Первое столкновение лангобардов с франками произошло в 575 г., когда последние заняли некоторые районы в Савойских Альпах, до этого отвоеванные лангобардами у византийцев. В 584 г. меровингский король Хильдеберт II (575–595), выступавший в союзе с Византией, впервые пересек Альпы, продемонстрировав лангобардским герцогам, в то время управлявшим без короля, военную мощь франков. В дальнейшем между лангобардами и франками установились дружественные отношения, особенно укрепившиеся перед лицом арабской экспансии в Европе. Практически с того самого времени, как лангобарды обосновались в Италии, они поддерживали тесную политическую связь и с южногерманским племенем баваров, признававшим франкскую власть. Брак лангобардского короля Аутари (584–590) с Теоделиндой, дочерью баварского герцога, положил начало династии Теоделинды, принадлежность к которой более века определяла преимущественное право на наследование престола в Павии. Со времени правления Агилульфа ортодоксальное (католическое) учение стало господствующим религиозным направлением в Лангобардском королевстве, постепенно вытесняя арианство.

Наибольшего могущества королевская власть у лангобардов достигла при Лиутпранде (712–744). Ему удалось подчинить герцогов Сполето и Беневенто. В 751 г. король лангобардов Айстульф взял Равенну и уничтожил экзархат. Вскоре он начал угрожать и Римской области. Однако в конечном счете королевство лангобардов в конце VIII в. было покорено франками, которых призвал в Италию глава католической церкви.