Казнь Джордано Бруно

Более или менее спокойно восприняв эпоху Возрождения, гораздо хуже католическая церковь восприняла эпоху Реформации. В XVI в. началось контрнаступление. Гнев Рима вызвали не только протестантские лидеры, но и все, кто каким‑либо образом угрожал церковному могуществу. Церковь «по достоинству» оценила опасность идей, в том числе и научных. В 1559 г. был впервые издан «индекс запрещенных книг», в кострах инквизиции гибли прогрессивные деятели эпохи и их произведения. Рим любыми средствами пытался удержать свою духовную гегемонию. Среди ученых самой известной жертвой мракобесия стал итальянец Джордано Бруно.

Надо сказать, что традиционные представления об этом человеке и его судьбе, вероятно, нуждаются в некоторой корректировке. Родился Филиппе Бруно в 1543 (или 1548) г. в Ноле, отсюда и его прозвище Ноланец. Когда ему исполнилось 11 лет, он переехал в Неаполь, где изучал литературу, логику, диалектику. Бруно рано начал писать стихи, запоем читал произведения античных поэтов и драматургов.

В 1563 г. он вступил в доминиканский орден, приняв при постриге имя Джордано. Молодой монах был любознателен, в его голове бурлили мысли, нетрадиционные для обычного монаха‑католика. Однажды он выбросил из кельи образа святых, оставив только изображение Христа. Особой нелюбовью пользовалось у него признанное церковью учение Аристотеля. С 1572 г. Джордано был студентом в богословской школе Неаполя. В конце концов мятежный молодой человек навлек на себя подозрения в ереси за сомнения в догматах католической церкви (в частности, он не верил в непорочное зачатие Девы Марии) и чтение запрещенных книг. В 1576 г. Бруно покинул Италию.



Некоторое время ученый скитался по Европе, учился в протестантской Женеве. Там он уличил авторитетного профессора в философских ошибках, за что был арестован и поставлен к позорному столбу. В 1577 г. в Тулузе он читал лекции, в которых критиковал Аристотеля, в 1579‑м выступал в Париже с лекциями о мнемонике. В 1583 г. из‑за споров со сторонниками Аристотеля Бруно покинул Париж и, возможно, по приглашению английского короля, который присутствовал на одной из его лекций, отправился в Лондон. Там он и написал главные свои труды, в частности «О бесконечности Вселенной и мирах». Несмотря на покровительство властей, и в Англии Бруно нажил себе врагов. Смущали не только смелые идеи ученого, коллегам Бруно не нравилась его заносчивость. Чувствуя свое превосходство в эрудиции и логике, Ноланец не стеснялся его подчеркивать, резко обличал всех, кто ему казался невеждой, не отличался тактичностью и терпимостью к чужому мнению. На диспутах он перебивал оппонентов, которым и без того приходилось несладко под словесным обстрелом блестящего ученого. Себя Джордано Бруно не очень‑то скромно называл «профессором чистейшей теологии», «обличителем глупцов», «гражданином мира», «академиком без академии».

С юношества Бруно увлекся идеей бесконечности Вселенной, его кумиром был кардинал Николай Кузанский, который еще до Коперника предполагал, что Земля обращается вокруг Солнца. Учение Коперника, с которым в свое время познакомился Бруно, легло на хорошо подготовленную почву. Джордано стал страстным коперниканцем, хотя в толковании трудов польского ученого допускал довольно серьезные ошибки. Он доказывал движение Земли, существование множества, возможно, обитаемых миров. Он низводил Солнце до рядовой звезды, писал, что во всех уголках Вселенной действуют одни и те же законы. Бруно много говорил о душе мира, о всеобщей одушевленности природы, о вселенской любви. При этом астрономия была не единственной сферой интересов ученого. Он изучал мышление, механизмы памяти, другие аспекты жизни человека.

Своим мыслям Бруно предпочитал придавать поэтическую форму и образность. Кроме того, он был сторонником так называемого «луллиева искусства» связывания мыслей – комбинаторной техники, которая заключалась в моделировании логических операций с использованием символических обозначений (названного по имени средневекового испанского поэта и богослова Раймунда Луллия). Мнемоника помогала Бруно запоминать важные образы, которые он мысленно размещал в структуре космоса и которые должны были помочь ему овладеть божественной силой и постичь внутренний порядок Вселенной. Его способность запоминать информацию казалась просто феноменальной.

Философские идеи, все мировоззрение Джордано Бруно были насквозь антирелигиозны. Он славил возможности и величие человека, был гуманистом в полном значении этого слова. Его идеи обогнали время.

В 1586 г. Бруно переехал в Германию, преподавал в знаменитом университете Виттенберга. Он побывал в Праге, Франкфурте‑на‑Майне и Цюрихе, а в 1592 г. вернулся в Италию. Джордано принял приглашение венецианского магната Джованни Мочениго, но скоро рассорился с ним. В итоге, вероломный Мочениго лично передал ученого в руки местной инквизиции. Он утверждал, что живший в его доме в качестве учителя Бруно в разговорах неоднократно отвергал догматы католической церкви, называл Христа обманщиком, дурачившим народ, издевался над непорочным зачатием, рассуждал о каких‑то бесчисленных мирах, заявлял, что хочет стать основателем «новой философии» и т. д. и т. п.

В январе 1593 г. венецианские инквизиторы передали философа своим римским коллегам. Семь лет Бруно провел за решеткой. 17 февраля 1600 г. Джордано Бруно сожгли на костре на Кампо деи Фьори (площади Цветов) как еретика и нарушителя монашеского обета. К сожжению были приговорены и книги упорствующего «еретика». При оглашении приговора Бруно воскликнул: «Вы с большим страхом объявляете мне приговор, чем я выслушиваю его!» Сейчас на месте казни стоит памятник великому ученому со словами: «Джордано Бруно. От столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжен костер».