Конфуций Кунц-цзы: кто после моей смерти возьмет на себя труд продолжать мое учение?

КОНФУЦИЙ Кунц-цзы (551-479 до н.э.) — древнекитайский мыслитель, основатель конфуцианства. В жизни Конфуция не раз были моменты, когда он чудом избегал гибели. Тем не менее он дожил до глубокой (по понятиям тех времен) старости.

"Конфуцию было уже около семидесяти, когда умерла его жена. Хотя он никогда не был с ней душевно близок, он воспринял это событие как напоминание о неизбежном конце и все чаще стал говорить о смерти. Однажды, стоя у реки, он погрузился в грустные размышления о мимолетности жизни. “Все преходяще, — сказал он, — подобно этому течению не останавливается ни днем, ни ночью".



Вскоре умер сын Конфуция, а вслед за ним любимый его ученик Янь Юань. Смерть Янь Юаня потрясла учителя. “Небо сокрушает меня!" — восклицал он, горько плача. Когда его пытались утешать, он отвечал: “О ком же мне скорбеть глубоко, как не об этом человеке?”

Янь Юань был самоотверженно предан учителю и готов был отдать за него жизнь. Он ловил каждое его слово и принимал все, что скажет Конфуций, без возражений. Учитель иногда шутливо говорил: “Янь Юань мне не помощник, ему нравится все, что бы я ни сказал". И вот теперь он умер; Конфуций почувствовал, что наступает его черед. Все это время он, тем не менее, не прекращал работы. Он писал книгу "Чюн-цю" – летопись, которая должна была отразить эпоху вражды и междоусобиц. "По ней узнают меня и по ней будут судить обо мне", — говорил он. Ему хотелось прожить еще хоть немного, чтобы довести занятия до конца, но вскоре он почувствовал, что силы его на исходе.

Его стали посещать видения и сны. Когда он заболел, ученики просили старца

молиться духам о выздоровлении.

— А следует ли это делать? — спросил Конфуций; и когда ему сказали, что правила предписывают поступать так, он сказал: "Я молился давно". Этим он, может быть, хотел сказать, что вся его жизнь была служением Небу.

В 479 ГОДУ он прервал свои литературные занятия, чувствуя приближение конца. В беседах с учеником Цзы Кунгом он, однако, все время возвращался к древним временам. Он снова стал сетовать на то, что “не нашлось ни одного правителя, который захотел бы стать его учеником".

Под конец он в тоске воскликнул: "Кто после моей смерти возьмет на себя труд продолжать мое учение?" — это были его последние слова.