Кто убил Наполеона? Лонгвуд (11 июля 1816 года)

В 4 часа пополудни Наполеон и Гурго входят в комнату Альбины де Монтолон. Несколько дней назад она произвела на свет второго ребенка — дочь. Они застают очаровательную супругу графа за чтением «басен Лафонтена и истории маркизы де Бренвийе» (Гурго отмечает это в дневнике).

История маркизы — не литературная выдумка. Это вполне достоверное и одно из самых знаменитых криминальных дел в истории Франции. Мари-Мадлен д'Обрэ, маркиза де Бренвийе, жила в Париже в середине XVII века, в эпоху Людовика XIV. Уличенная в убийстве с помощью мышьяка многих людей, в том числе своего отца и двух братьев, она была казнена в 1676 году (ее обезглавленное тело сожгли). Перед смертью маркиза призналась в совершенных ею преступлениях и подробно рассказала, как она действовала.

Признания маркизы и ее двух сообщников легли в основу книги, которую читает Альбина де Монтолон. Здесь содержится детальное описание способа медленного убийства с помощью яда, раскрыть которое невозможно. Вот краткое изложение этого дела.

В 1663 году Мадлен де Бренвийе 33 года. Это среднего роста шатенка, с голубыми глазами и пышной каштановой копной волос. Она экстравагантна, распущенна и крайне обидчива. Четыре года она была любовницей некоего Годена, кавалерийского офицера, который называл себя Сент-Круа. Отец маркизы, знатный парижанин, недоволен, что дочь выставляет напоказ свою связь. Он добивается ареста любовника, которого берут прямо в карете маркизы и бросают в Бастилию. Во время двухмесячного тюремного заключения тот знакомится с итальянцем, большим знатоком ядов, по имени Экзили, которого в действительности зовут Эджиди. Когда-то он состоял на службе у шведской королевы Кристины и следил, чтобы она не была отравлена. По выходе из тюрьмы Сент-Круа и маркиза начинают часто наведываться к известному швейцарскому фармацевту и королевскому аптекарю Кристоферу Глазеру, владельцу лавки в Сен-Жерменском предместье. Трио колдует над ядом, который оно назовет «рецептом Глазера». После этого Мадлен посещает якобы в благотворительных целях парижские больницы и раздает подарки больным: варенье, вино, бисквиты. Многие из этих больных умерли, отведав ее «подарков», но врачи сочли их смерть естественной.



Маркиза не простила отцу ареста любовника. Три года спустя, в феврале 1666 года, она начинает подсыпать ему слабые дозы мышьяка. Отец жалуется на головные боли, потерю аппетита, рвоту и боли в груди, становится бледным. Его личный врач не может ни поставить диагноз, ни вылечить больного, и отец маркизы уезжает в загородный дом, рассчитывая. на благотворное действие свежего воздуха. Состояние его действительно улучшается, но, на свое несчастье, он приглашает дочь приехать к нему. Через некоторое время неприятные ощущения возобновляются, и он возвращается в Париж, чтобы проконсультироваться с другим врачом. Он чувствует себя все хуже и хуже, его постоянно рвет. Понимая, что умирает, он составляет новое завещание в пользу дочери, желая отблагодарить ее за заботу о нём. Проводив нотариуса, Мадлен дает отцу выпить рвотное вино, содержащее раствор солей сурьмы и калия, оно прописано врачом. Отец маркизы умирает 10 сентября, спустя восемь месяцев со дня получения первой порции мышьяка. Вскрытие ничего не обнаруживает, заключение — смерть от естественных причин. Позже маркиза признается, что дала отцу 28—30 доз мышьяка; один из слуг, Гастон, подсыпал хозяину столько, же, если не больше.

Через четыре года маркиза тем же способом убивает двух своих братьев, чтобы завладеть их наследством. Старший отравлен своим слугой Ляшоссе, которого нанял по рекомендации сестры. Он умирает через три месяца, и его, как и отца, последние две недели мучают приступы рвоты. У врачей снова не возникает никаких подозрений. Младший брат отравлен тем же слугой и умирает в сентябре того же 1670 года. Но на этот раз один врач, присутствовавший при вскрытии, заявляет, что причиной смерти может быть отравление — мышьяк. Маркиза по-прежнему вне подозрений.

Следуя проторенной дорогой, Мадлен пытается отравить и мужа. В своем признании она расскажет, что первым симптомом отравления маркиза была внезапная слабость в ногах. Ему было трудно стоять и больно ходить. У маркиза возникает подозрение, не хотят ли жена и ее любовник избавиться от него. Однажды, когда Сент-Круа обедает у них, маркиз говорит слуге: «Не меняйте мне стакан, но споласкивайте его каждый раз перед тем, как наполнить». После обеда Мадлен и Сент-Круа уединяются и, без сомнения, решают отказаться от своего плана. Маркиз быстро поправляется.

Маркиза, по ее признанию, неоднократно подсыпала мышьяк своим слугам, друзьям, многочисленным любовникам, но дозы никогда не были смертельными. Однажды слуга, съев предложенную ею ветчину, почувствовал острые боли, «похожие на удар кинжала в бок». Один из ее любовников, опекун ее сына Брианкур, которому она созналась в убийстве отца и братьев, угрожает донести на нее, когда в один прекрасный день она объявляет ему о намерении отравить свою сестру. Мадлен завлекает Брианкура в свою спальню, где Сент-Круа пытается заколоть его кинжалом. Брианкуру удается спастись, однако — невероятно, но факт — он и не подумает броситься в полицию!Вопреки гибели и болезням окружающих ее людей, вопреки подозрениям ее близких, и прежде всего мужа, несмотря на найденный в теле ее брата мышьяк, никто так и не обвинит Мадлен до того момента, как внезапно умрет — и на этот раз естественной смертью — ее любовник Сент-Круа. По неосторожности он оставил после себя несгораемый шкаф с ядами и 34 письмами Мадлен, в которых она описывает преступления, совершенные ею с помощью Сент-Круа и Ляшоссе. Маркиза отправляется к вдове, чтобы попробовать завладеть письмами, но уже поздно. Они попадают в руки офицера полиции по имени Пикар. Будучи человеком нелюбопытным, он прочтет их много позже. Вдова младшего брата начнет тогда процесс против маркизы, и та спасается бегством в Лондон.

Еще через четыре года, в 1676 году, она опрометчиво приезжает на континент, и ее арестовывают в монастыре в Льеже. Задержан и Ляшоссе, которого подвергают дознанию с пристрастием. Он упорно все отрицает, но не выдерживает пытки, назначенной ему по настоянию золовки маркизы. Это «башмак» — деревянные колодки, которые постепенно сжимаются и раздавливают ноги. Он признается и будет четвертован в тот же день. Затем открывается процесс маркизы, он длится четыре месяца. Брианкур — свидетель обвинения. Спокойно, упрямо, вопреки явным уликам, маркиза все отвергает. Тем не менее ее приговаривают к смертной казни.

Священник отец Пиро, знаменитый теолог, — он должен принять ее последнее причастие — убеждает ее сознаться, чтобы спасти душу, хотя, как он объясняет, ее душа должна будет некоторое время провести в чистилище. «Но как я узнаю, что я в чистилище, а не в аду?» — наивно спрашивает маркиза. В конечном счете она признается. Чтобы она назвала имена сообщников, ее подвергают пытке водой (через воронку, вставленную в рот, внутренние органы наполняются водой, пока не разрываются), но она не проронит ни слова. В сопровождении огромной толпы Мадлен де Бренвийе в телеге доставляют на лобное место. Она не проявляет признаков страха и те полчаса, что палач готовит ее к казни, отрезая ей волосы и привязывая к эшафоту, старается даже помогать ему. Он отрубает ей голову одним ударом топора.

Выйдя от Альбины де Монтолон, Наполеон и Гурго продолжают обсуждать дело маркизы. Наполеон может поверить в то, что женщина способна отравить мужа, но что отца — никогда. Гурго замечает: «Яд — орудие трусливых».