Русский философ Розанов умер в нужде и забвении

РОЗАНОВ Василий Васильевич (1856—1919) — русский философ, жил скандально, был в России весьма известен, а умер в нужде и забвении. Шла гражданская война — кому теперь было дело до проблем пола и экзистенциальных прорывов в ино-бытие!

Незадолго до смерти Розанов послал отчаянное письмо А.М.Горькому, который был тогда палочкой-выручалочкой для многих ученых и писателей — доставал лайки, одежду, помогал с заграничными паспортами и т.д.



"Максимушка, спаси меня от последнего отчаяния, — писал Розанов. — Квартира не топлена и дров нету; дочки смотрят на последний кусочек сахару около холодного самовара; жена лежит полупарализованная и смотрит тускло на меня. Испуганные детские глаза, 10, и я глупый... Максимушка, родной, как быть? Это уже многие письма пишу я тебе, но сейчас пошлю, кажется, а то все рвал. У меня же 20 книг, но "не идут", какая-то забастовка книготорговцев. Максимушка, что же делать, чтобы “шли". Вот, отчего ты меня не принял в “Знание"? Максимушка, я хватаюсь за твои руки. Ты знаешь, что значит хвататься за руки? Я не понимаю, ни как жить, ни как жить. Гибну, гибну, гибну...“

Горький откликнулся, но, очевидно, не имея на руках нужной суммы, обратился к Ф.Шаляпину. Певец деньги прислал, но передавать их было некому – Розанов уже умер. Произошло это в Сергиевом Посаде Московской области, куда Розанов переехал вместе с семьей стараниями другого философа – Павла Флоренского.

Дочь Розанова Татьяна рассказывает о смерти отца так: "В ночь с 22-го на 23 января 1919 года старого стиля отцу стало совсем плохо... Рано утром в четверг пришли П.Л.Флоренский, Софья Владимировна Олсуфьева и С.Н.Дурылин. Мама, Надя, и я, а также все остальные стояли у папиной постели. Софья Владимировна принесла от раки преподобного Сергия [Радонежского] плат и положила ему на голову. Он тихо стал отходить, не метался, не стонал. Софья Владимировна стала на колени и начала читать отходную молитву, в это время отец как-то зажмурился и горько улыбнулся – точно увидел смерть и испытал что-то горькое, а затем трижды спокойно вздохнул, по лицу разлилась удивительная улыбка, какое-то прямо сияние, и он испустил дух. Было около двенадцати часов дня, четверг, 23 января старого стиля, Павел Александрович Флоренский вторично прочитал отходную молитву, в третий раз – я”.

Когда-то в книге эссе "Опавшие листья. Короб первый" Розанов писал:

"Смерть есть то, после чего ничто не интересно". А ему было интересно жить, он был поглощен интересом к жизни, но жизнь, увы, утратила интерес к нему.