Афера «Пармалата»

В конце декабря 2003 года в Италии разразился очередной корпоративный скандал, завершившийся банкротством продовольственного гиганта «Пармалат». На протяжении многих лет эта компания пользовалась репутацией преуспевающего и респектабельного предприятия. По мнению экономических обозревателей, дело «Пармалата» стало самой крупной итальянской аферой нового времени. У ней даже появилось неофициальное название – «европейский “Энрон”».

Учредитель и глава компании «Пармалат» Калисто Танци родился 17 ноября 1938 года в городке Коллеккьо, около Пармы. Семья Танци много лет вялила ветчину прошутто. Фабрику передавали по наследству от отца к сыну, пока в 1961 году после смерти Мельхиоре Танци она не досталась двадцатидвухлетнему Калисто, который неожиданно для всех занялся производством молока. Компания получила название «Пармалат» («latte» в переводе с итальянского языка означает молоко).

Всего за десять лет «Пармалат» стал крупнейшим в Италии производителем молочных продуктов. Превращение семейного бизнеса в глобальный произошло благодаря продуманной маркетинговой стратегии. Танци построил завод для термической обработки молока, и начал поставлять пастеризованный продукт не только в Парму, но и в Геную, Флоренцию, Рим и другие города Италии. В 1963 году Танци заключил контракт со шведской компанией «Тетра Пак», которая предложила новую картонную упаковку и технологию, позволяющую сохранять качество жидких пищевых продуктов в течение полугода. «Мы первыми начали продавать молоко не как товар, а как услугу», – подчеркивал Калисто Танци.

В 1990 году «Пармалат» становится публичной компанией, ее акции продаются на Миланской фондовой бирже. Калисто Танци постоянно расширял свою империю за счет приобретения компаний на пяти континентах. Апофеозом «захватнической лихорадки» можно считать покупку в 1998 году австралийской компании «Паулс» почти за миллиард долларов.

Новое тысячелетие «Пармалат» встретил на мажорной ноте. Компания владела 162 заводами в 30 странах мира, в ее штате числилось 37 тысяч человек. Доход молочной империи в 2002 году составил 7,6 млрд евро, прибыль – 252 млн евро.

Калисто Танци для своих земляков был героем с безупречной репутацией. Он открывал сиротские приюты и раздавал бездомным молоко и печенье. «Пармалат» оплатил реставрацию уникальных фресок в Пармском соборе XII века и восстановление двух часовен. Компания пожертвовала несколько миллионов евро в фонд ООН по борьбе с голодом.

Глава «Пармалата» был равнодушен к спиртному, не курил, сам водил «лексус». Он ложился спать в 10.30 вечера, а в 7 утра уже был на работе – и так шесть дней в неделю, в воскресенье – месса в церкви. «Калисто – очень достойный человек и прекрасный христианин», – говорил кардинал Гризенти. Вертолетом «Пармалата» священники из Ватикана пользовались так часто, что итальянцы окрестили его «вертолетом Бога». Танци поучал соотечественников: «Не деньги, а христианские и моральные ценности – вот что важно».



27 декабря 2003 года сказке пришел конец. В этот день Танци был арестован по обвинению в мошенничестве. Один из друзей Калисто, «короля “Пармалата”», горестно вздохнул: «Слишком долго ему везло, и боги решили восстановить справедливость».

Что же случилось с мировым лидером по производству молочной продукции, ведь еще в начале 2003 года, на взгляд сторонних наблюдателей, в компании дела обстояли благополучно?

Одной из причин краха явилась пресловутая экспансия. «Пармалат» скупал компании по всему миру и все глубже залезал в долги. В начале ХXI века в европейской экономике начался резкий спад. Прибыль «Пармалата» значительно сократилась, и компании стало непросто обслуживать гигантский долг, достигший 7 млрд евро. Пришлось прибегнуть к подделке отчетности и сомнительным финансовым операциям – переводу вымышленных сумм подставным фондам.

«Пармалат» создал разветвленную сеть из 200 дочерних фирм в офшорах, куда выводил средства якобы для защиты от возможных кризисных ситуаций на рынке. Но на самом деле эти офшорные компании были фиктивными, и значительные суммы на их счетах существовали только на страницах поддельной бухгалтерской документации (систематические фальсификации велись с начала девяностых годов). Этот внешне благополучный образ позволял привлекать значительные средства от инвесторов.

Первый тревожный звонок для акционеров «Пармалата» прозвучал 27 февраля 2003 года, когда финансовый директор компании Фаусто Тонна неожиданно объявил о выпуске новой серии еврооблигаций на 500 млн евро, но уже на следующий день руководство «Пармалата» отменило это решение, объяснив «неблагоприятными обстоятельствами». Через месяц Фаусто Тонна был отправлен в отставку.

Весной и летом руководство компании предприняло ряд мер, чтобы снизить задолженность перед кредиторами (2 млрд евро в банковских ссудах и 4 млрд евро – по облигациям) и найти источники дополнительного финансирования.

В начале декабря 2003 года молочный гигант не смог отыскать 150 млн евро наличными, чтобы погасить долг по облигациям. Причина – невыполнение обязательств хеджинговым фондом «Эпикурум» с Каймановых островов, деньги которого и предназначались на выплату дивидендов. Как выяснится позже, «Эпикурум» также принадлежал «Пармалату».

Инвесторы могут не беспокоиться, утверждало руководство компании, «Пармалат» ответственно заявляет, что на счету его дочерней фирмы «Бонлат», зарегистрированной на Каймановых островах, находится 3,8 миллиарда евро. В качестве доказательства аудиторам был предъявлен факс от «Бэнк оф Америка», подтверждавший наличие денег на счету «Бонлата».

И тут произошло невероятное. 19 декабря руководство «Бэнк оф Америка» выступил с официальным опровержением заявления «Пармалата» о том, что на счету «Бонлата» имеется 3,8 млрд евро, такого счета просто не существует. Факс от «Бэнк оф Америка» был подделан в офисе «Пармалата» при помощи сканера, клея и чернил. Такое наглого надувательства еще не знала история.

Скандал имел разрушительные последствия. 27 декабря 2003 года курс акций «Пармалата» упал до 11 евроцентов (еще недавно одна акция стоила 2,5 евро), торговля акциями компании была прекращена. Новое руководство «Пармалата» обратилось к правительству с просьбой о защите от банкротства в связи с реорганизацией.

Незадолго до ареста Калисто Танци вместе с женой побывал в Фатиме, португальском городке, который католики посещают в надежде на чудо. Когда же Калисто в конце декабря привезли в миланскую тюрьму, он первым делом посетил тюремную мессу. Через два месяца из-за ухудшения здоровья 65-летний Танци будет переведен под домашний арест.

31 декабря 2003 года финансовая гвардия задержала считавшегося «мозгом» фирмы Фаусто Тонну, бывшего главного бухгалтера Лучано дель Солдато, юрисконсульта Джампаоло Дзини, бухгалтеров Джанфранко Бокки и Клаудио Пессину, финансовых партнеров «Пармалата» Маурицио Бьянки и Лоренцо Пенку. По мнению следователей, именно эти люди предоставляли ложные сведения о бюджете компании и довели компанию до банкротства.

Первоначально размер «черной дыры» в финансах «Пармалата» оценивался в 10–12 млрд евро. Калисто Танци признался в присвоении 500 млн евро из средств компании, которые использовал для финансирования других компаний, принадлежащих его семье. Адвокат Фабио Беллони заявил, что Калисто «ничего не знал о финансах» и понятия не имел о махинациях.

После банкротства концерна Парму поразила депрессия. Один из докторов назвал это синдромом «Пармалат». «Когда рушится такой символ, сразу же наступает состояние тревоги. Ведь Танци был для местных жителей как падре Пио. Нет не хозяин, а добрый и могущественный отец, которого мы все любили», – говорит психиатр Массимо Дженерали. После ареста Танци значительно повысилось употребление транквилизаторов. В аптеки обращались сотрудники «Пармалата», торговцы, акционеры.

«Почему он так со мной поступил? – вопрошала молоденькая продавщица из бутика. – Я верила Танци и его предприятию, а теперь потеряла на акциях 1000 евро. Для меня это большая сумма. Я должна была послушать друзей и купить акции другой компании».

Со счетов молочного гиганта «Пармалат» исчезли 14,2 млрд евро. Львиная часть ушла на приобретение компаний по всему миру, на возмещение убытков, выплату процентов по кредитам и ценным бумагам. Наконец, 2,3 млрд евро получили лица и организации, непосредственно связанные с концерном «Пармалат», либо контролируемые Калисто Танци. К примеру, 500 млн евро были переведены на счета туристической фирмы «Парматур», которую возглавляла дочь промышленного магната Франческа Танци. Фирма так и не встала на ноги. Одни убытки принесли телевидение (канал «Одеон») и футбол. В 1987 году Танци купил клуб «Парма», и вскоре команда превратилась в лидера европейского футбола. Но этот успех обошелся компании в десятки миллионов евро. Президентом клуба, кстати, был Стефано Танци, сын хозяина «Пармалата». Кроме того, молочный гигант спонсировал команду, принимавшую участие в автогонках «Формулы-1».

Новая администрация «Пармалата» обвинила крупнейшие банки, такие, как «Бэнк оф Америка», «Ситигрупп», «Дж. П. Морган Чейз», швейцарский «ЮБС», «Дойче банк», в том, что они, располагая информацией о финансовых проблемах «Пармалата», распространяли искаженную информацию и тем самым вводили в заблуждение не только вкладчиков и акционеров, но и всех участников рынка. Впрочем, банкиров можно понять – они так заинтересованы в максимизации прибылей за счет выгодных займов, что зачастую закрывают глаза на нарушения своих партнеров.

Не на высоте оказались и проверяющие органы. Долгие годы аудитором «Пармалата» была лондонская фирма «Грант Торнтон», а с 1999 года к ней присоединилась «Делойт и Туш» из «Большой пятерки» мирового аудита. В «Грант Торнтон» оправдывались тем, что их ввел в заблуждение оказавшийся поддельным факс от «Бэнк оф Америка». Однако и раньше суды рассматривали дела о подлогах в молочной компании. Отделения «Пармалата» посылали в центр фальшивые балансовые счета, заверяя, что утверждены аудитором. По данным следствия, именно аудиторы вооружали хозяев «Пармалата» мошеннической грамотой, позволявшей им совершать махинации посредством сложных финансовых сделок и налоговых лазеек.

В июне 2005 года суд Милана вынес приговор по делу о банкротстве «Пармалата» в отношении одиннадцати представителей компании, в числе которых оказались бывшие финансовые руководители Фаусто Тонна, Лучиано дель Солдато, Альберто Феррари, а также сын и брат основателя компании Калисто Танци Стефано и Джованни. Никто не получил больше двух с половиной лет лишения свободы. В течение двух с половиной лет новое руководство «Пармалата» проводило реструктуризацию компании, после чего ее акции вновь появились на фондовом рынке Италии.