«Фонд святого Франциска Ассизского» Мартина Френкеля

Американский город Гринвич (штат Коннектикут) известен тем, что недвижимостью здесь владеют в основном банкиры с Уолл-стрит, преуспевающие бизнесмены и знаменитые артисты. И, как часто бывает в подобных местах, в Гринвиче обитало немало странных личностей.

Так, весной 1993 года в шикарном особняке стоимостью три с лишним миллиона долларов по адресу: Лейк Драйв, резиденция 889, поселился Мартин Френкель. Правда, соседи знали его под именем Майк Кинг. Небольшого роста, неказистый, в толстых очках он напоминал героев Вуди Аллена. Бизнесмен занимал в своем особняке две комнаты – спальню и кабинет. В других работали сотрудники его компании «Либерти нэшнл секьюритис».

В первый раз полицейские приехали по этому адресу летом 1997 года, когда там повесилась 22-летняя Фрэнсис Бердж. Она была любовницей хозяина особняка и покончила жизнь самоубийством после того, как Френкель отверг ее. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Полиция установила, что публичного дома Френкель не содержал, а любовниц набирал по рекламным объявлениям. Временами их число доходило до двух десятков. Они жили в резиденции до тех пор, пока не надоедали хозяину. Когда в начале 1998 года соседи выставили свой дом на продажу, Мартин, не торгуясь, выложил за него два миллиона долларов.

Вечером 5 мая 1999 года к особняку Френкеля примчались пожарные. В доме никого не было. Сигнализация сработала на дым из каминов в спальне и кабинете хозяина. В них догорали какие-то бумаги. Среди чудом уцелевших документов оказались платежные поручения компании «Либерти нэшнл секьюритис» о переводе крупных сумм в заграничные банки, а также отчетность некоего благотворительного фонда.

В особняке обнаружили восемьдесят компьютеров. На экраны мониторов непрерывно передавались котировки курсов акций и валют всего мира и прочая бизнес-информация. В списке дел финансиста под первым номером значилось: «Отмыть деньги». Сам Френкель – Кинг, как показала охрана, отбыл накануне в неизвестном направлении.

Полицейские вызвали агентов ФБР. Резиденция 889 на Лейк Драйв оказалась местом проведения одной из крупнейших афер века. Для того чтобы объявить в розыск бежавшего мошенника, нужны его фотографии. С огромным трудом удалось найти снимок Френкеля из школьного альбома, и еще маленькую фотографию на паспорт. Агенты ФБР предположили, что они имеют дело с неординарным человеком. И оказались правы.

Мартин (или Марти, как его звали друзья) родился 21 ноября 1954 года в Толедо, штат Огайо в семье уважаемого судьи Леона Френкеля. Проучившись два года в университете Толедо, он решил заняться торговлей недвижимостью, но в этом деле не преуспел. В январе 1986 года Марти устроился на должность аналитика в брокерскую фирму, принадлежавшую супругам Джону Шульте и Соне Хоу. За несколько месяцев Френкель привлек лишь одного клиента Теда Биттера, да и то умудрился сфальсифицировать учетные записи в его брокерском счете. Шульте уволил нерадивого работника с мотивировкой «отсутствие результатов и нарушение субординации».

Мартин Френкель особо не горевал по этому поводу и на деньги Биттера открыл собственную брокерскую фирму «Уинтроп кэпитал» с офисом в доме родителей. Он взялся за дело энергично, и вскоре уже представлял в Толедо интересы крупной инвестиционной фирмы из Чикаго «Ла Салл стрит секьюритис». В 1986 году Марти уговорил бизнесмена Дугласа Максвелла вложить 50 тыс. долларов в создание инвестиционного фонда имени… Френкеля.



Поняв, что Толедо не место для заключения многомиллионных сделок, Марти перебрался в Палм Бич. В рекламных буклетах он писал о своей исключительной деловой хватке. Френкель собрал около миллиона долларов, но вкладывать в дело не спешил. Ему легко удавалось входить в доверие к людям. Френкеля воспринимали как робкого и застенчивого интеллектуала, возможно, финансового гения, но никоим образом не хваткого мошенника. В 1991 году фонд Френкеля был объявлен банкротом. Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржам запретила его основателю проводить операции на фондовом рынке.

И вдруг произошло невероятное: Френкель вернул вкладчикам все их сбережения, а себе купил «мерседес» за 74 тысячи долларов. Марти обожал роскошные машины. Спрашивается, откуда такое богатство? «Члены одной почтенной европейской королевской фамилии инвестировали большую сумму денег в мой бизнес», – скромно замечал он.

На самом деле все обстояло несколько иначе. Кроме обанкротившегося фонда у Френкеля имелся еще один инвестиционный фонд «Креатив партнерс», которым заправляла его любовница Соня Хоу, бывшая жена Джона Шульте. Отчитываясь перед клиентами по итогам финансового 1990 года, «Креатив партнерс» демонстрировали чуть ли не стопроцентную прибыль! За период с ноября 1989-го по сентябрь 1991 года жители Толедо сдали в этот фонд 13 миллионов долларов под обещание инвестировать деньги в ценные бумаги.

Средства из «Креатив партнерс» были переброшены на личный счет Френкеля в Швейцарии и в фонд «Тунор траст», учрежденный неким Эриком Стивенсом в 1989 году. По регистрационным документам фирма «Тунор» располагалась на Уолл-стрит, что придавало ей вес. Как нетрудно догадаться, под вымышленными именем Эрик Стивенс скрывался Мартин Френкель.

В октябре 1991 года бизнесмен Джон Хакни предложил Стивенсу – Френкелю выгодную сделку – приобрести за 3,7 млн долларов крупную страховую компанию «Франклин Америкэн лайф» из Теннеси.

В чем состояла выгода? Все страховые фирмы вне зависимости от их финансового состояния обладают неприкосновенным резервным фондом, обычно в виде ликвидных ценных бумаг. У «Франклин Америкэн лайф» этот фонд, к примеру, составлял 20 миллионов долларов! Почему бы за счет резервного фонда одной компании не купить несколько других убыточных страховых фирм? – подумал Мартин и начал приводить свой гениальный план в жизнь. Он скупал страховые компании, получал доступ к их резервным фондам и спустя некоторое время использовал эти деньги для новых поглощений. Когда аудиторы начинали проверку в одной из его страховых компаний, Френкель быстро пополнял разворованный резервный фонд средствами другой своей фирмы.

Похищенными деньгами он щедро расплатился с вкладчиками инвестиционной фирмы «Креатив партнерс», после чего закрыл ее. Инвесторам разослали фантастические чеки: прибыль получилась более 200 процентов! Френкель переехал в Гринвич, поближе к мировой финансовой столице Нью-Йорку.

Новый президент «Франклин Америкэн лайф» Джон Хакни подписал соглашение о том, что все свободные страховые резервы будут инвестироваться исключительно через трейдинговую компанию «Либерти нэшнл секьюритис», во главе которой стоял Роберт Гайер (еще один псевдоним Френкеля).

Для прикрытия своих финансовых махинаций Френкель решил создать страховую компанию, связанную с католической церковью и Ватиканом. Замысел Франкеля состоял в том, чтобы создать благотворительный фонд при видимом участии церкви, от имени которого и вести последующие операции со страховыми компаниями. Такое солидное учреждение никто не заподозрит в преступной деятельности!

Представившись Дэвидом Россе (так звали одного из его охранников), Марти свел знакомство с 73-летним священником Питером Джейкобсом, имевшим обширные связи в Ватикане, и заручился поддержкой известного адвоката Томаса Болана, одного из основателей консервативной партии Нью-Йорка. Он поделился с новыми знакомыми идеей создать совместно с католической церковью благотворительный фонд с активами в пятьдесят– шестьдесят миллионов долларов. Этот фонд он хотел бы назвать именем средневекового религиозного философа Франциска Ассизского, проповедовавшего бедность и воздержание от мирских благ.

Джейкобс свел Френкеля с президентом благотворительного фонда «Монитор Экклезиаст» («Церковный наставник») монсеньором Эмилио Коладжованни, юридическим советником папы римского Иоанна Павла II. В римских переговорах с Коладжованни участвовали известный менеджер Ли Якокка (корпорация «Крайслер») и популярный телеведущий Вальтер Кронкайт. И хотя Якокка и Кронкайт впоследствии отказались войти в совет директоров, их имена фигурировали в рекламных проспектах фонда.

Во время телефонного разговора с отцом Джейкобсом Марти признался в порыве откровенности: «Разве женщины, если бы я по-прежнему жил в доме матери и занимался разными глупостями, обращали бы на меня внимание? Конечно же нет. А вот за деньги можно купить все, даже любовь». Несмотря на всю очевидность намерений Френкеля, его условия в основном были приняты. Правда, изначальная идея «Фонда святого Франциска Ассизского» претерпела существенные изменения. Учредителем фонда становился сам Россе, то есть Френкель, перечислявший фонду 55 млн долларов. После этого 50 млн возвращались обратно в США на брокерский счет, контролируемый самим Россе. Оставшиеся 5 млн (в качестве первого взноса) переводились на счет, контролируемый Ватиканом. По условиям соглашения, Ватикан должен был оказывать Россе содействие в приобретении страховых компаний.

Благотворительный «Фонд святого Франциска Ассизского» был зарегистрирован на Вирджинских островах, его президентом стал отец Джейкобс, а попечителем – Болан. Юридическую поддержку осуществляла авторитетная фирма Роберта Штрауса. ФБР выяснило, что через «Фонд святого Франциска Ассизского» прошли сотни миллионов ворованных денег из страховых компаний.

В апреле 1999 года аудиторы, проверявшие деятельность страховых компаний в Миссисипи, обратили внимание на то, что многие из них доверили огромные деньги нью-йоркской фирме с Уолл-стрит «Либерти нэшнл секьюритис», во главе которой стоял Роберт Гайер. Кто такой Гайер, в Миссисипи никто не знал, более того, никакой «Либерти» по указанному адресу не было. Когда руководители страховых компаний из штата Миссисипи попросили Френкеля вернуть им более 600 млн долларов, он пообещал уладить все проблемы в кратчайшие сроки. Сам же, накупив бриллиантов на миллионы долларов, 4 мая 1999 года вместе с двумя подружками вылетел в Рим.

Мартин недолго наслаждался свободой. Беглеца, прозванного «Хью Хефнером финансового мира», арестовали в Гамбурге 4 сентября 1999 года. Он проживал в гостинице вместе с красавицей Синди Алисон. «Я тот, кого вы ищете», – сказал Френкель детективу. При обыске нашли девять фальшивых паспортов и 547 бриллиантов, а также четверть миллиона долларов наличными.

В марте 2000 года немецкий суд приговорил Френкеля к трехлетнему заключению и штрафу 1,6 млн долларов за подделку документов и контрабанду бриллиантов. К своему пребыванию в гамбургской тюрьме строгого режима «Холстенгласис» Марти отнесся с видимым спокойствием, он боялся только депортации на родину. В интервью немецкой газете Френкель заявил, что его деятельность была «законной попыткой накормить голодных всего мира». «Вероятно, основная причина того, что я здесь, – доверительно сообщил он журналисту, имея в виду камеру гамбургской тюрьмы, – это то, что я слишком люблю людей».

Тем временем в США против Френкеля и его сообщников было заведено огромное количество гражданских и уголовных дел как на федеральном уровне, так и на уровне штатов. И неудивительно: все семь страховых компаний, попавших в сети мошенников, оказались банкротами.

В начале 2001 года, перед лицом неминуемой экстрадиции в США, Френкель попытался перепилить решетку куском проволоки, чтобы бежать, но его схватили благодаря камере видеонаблюдения. В марте афериста доставили в тюрьму штата Коннектикут.Мартину Френкелю были предъявлены обвинения по 24 пунктам. Следствие доказало, что он похитил 218 млн долларов, хотя многие финансисты считают, что эта сумма занижена как минимум втрое, а то и вчетверо. По американским законам Мартину Френкелю грозило до 150 лет тюрьмы и штраф 6,5 млн долларов. В декабре 2004 года суд, учитывая все обстоятельства дела, приговорил афериста к 16 годам лишения свободы.