Исламская революция в Иране

Со второй половины XIX в. Иран стал яблоком раздора между Британией и Россией, потеряв при этом значительную долю своей самостоятельности. В 1921 г. в Тегеране был совершен государственный переворот, власть захватил полковник Реза‑хан. В конце 1925 г. Учредительное собрание провозгласило его монархом. Реза‑шах стал основателем династии Пехлеви. Он провел ряд прогрессивных экономических и административных реформ.

В 1935 г. название государства Персия было заменено на национальное – Иран. С середины 1930‑х годов Реза‑шах стал все больше сближаться с Германией. Нацистское руководство видело в Иране стратегически важную базу, в частности из‑за нефтяных месторождений. Но в августе 1941 г. в Иран вступили с севера советские, а с юга – британские войска. Реза‑шах вынужден был отречься от престола в пользу своего сына Мохаммеда Реза Пехлеви и покинуть страну.

После войны в стране возрастало недовольство засильем иностранного капитала. В 1951 г. меджлис принял закон о национализации нефтяной промышленности. Борьба за национальную независимость тесно переплеталась с религиозной борьбой. Сначала основатель династии Пехлеви, а потом его сын пытались приблизить облик страны к европейскому, отказавшись от ряда традиционных правил. Административные методы, которыми действовали правители (например, запрещение женщинам носить чадру), вызывали резкое неприятие у верующих.

26 января 1963 г. были утверждены социально‑экономические реформы, названные «белой революцией». Они касались вопросов осуществления земельной реформы, продажи государственных предприятий частным лицам, поощрения предпринимательства, создания «корпуса просвещения». Быстрое развитие рыночных отношений, «шоковая модернизация» приводили к естественным проблемам с бедными слоями, значительно усиливались позиции иностранцев. Борьбу против правительственных преобразований возглавило исламское духовенство. Его лидером был имам Хомейни, с юных лет проявлявший непоколебимую позицию – «шах должен склонять голову перед священниками».



Летом 1963 г. представители борющегося духовенства подверглись арестам по всей стране. События сопровождались всенародными протестами и гибелью тысяч людей. Имам Хомейни был выслан из страны. В эмиграции он продолжал готовить идейную почву для революции. В Иране же укреплялась власть шаха (не останавливавшегося и перед репрессивными методами управления), его поддерживал Запад, благосклонно относившийся к европеизации страны. Религиозность и национализм для иранцев стали синонимами.

Государственная религия Ирана – шиизм. Общими его догматами, в отличие от суннизма, стали признание исключительного права зятя пророка Али и его потомков – Алидов – на духовное и светское руководство в мусульманском мире (имамат), а также идея о том, что заместитель пророка – халиф – не должен быть избираем людьми. Приверженцы одной из ведущих сект шиизма – имамиты признают 12 имамов, последнего из которых считают мессией, махди, призванным вернуться на землю и установить царство справедливости. До своего возвращения он направляет всю жизнь мусульман‑шиитов через посредство высшего духовенства – муджтахидов. Ожидание мессии, вера в непогрешимость имамов создали почву для постоянных выступлений шиитов во главе с тем или иным вождем против действующих правительств. В частности тех, которые пытались создать систему светской власти. Так произошло и в Иране, когда «спасти верующих» явился великий аятолла Хомейни. Аятолла у мусульман‑шиитов – высший титул муджтахида – богослова, имеющего право выносить решения по вопросам мусульманского права. Кстати, второе имя Хомейни – Мусави – свидетельствовало о том, что родословная Хомейни восходит через святого и непорочного имама Мусу Казема к самому пророку Мухаммеду. Именно потому он носил черную чалму и имел право управлять государством.

После критической статьи в адрес имама в одной из проправительственных газет в 1978 г. по всей стране вспыхнули массовые волнения. С началом учебного года волна протестов захлестнула школы и университеты, а затем распространилась на предприятия и госучреждения. В результате продолжительного общественного давления шах вынужден был покинуть Иран. 1 февраля 1979 г. из Франции в Иран возвратился Хомейни, встречать его в аэропорт пришли тысячи людей. В результате всенародного голосования Иран был провозглашен Исламской Республикой (98,8 % иранцев проголосовали за ее создание).

Аятолла Хомейни требовал очистить ислам от духовников‑«лицемеров», предавших, по его мнению, ислам в угоду «агентам мировой системы». Началась борьба против всех проявлений западного образа жизни, доходило даже до запретов на употребление мороженого. В ноябре 1979 г. в Тегеране были захвачены в заложники американские дипломаты. Иран порвал дипломатические отношения с Соединенными Штатами.

Неимоверно вырос культ личности лидера государства. Аятолла быстро оттеснил от руководства страной всех потенциальных конкурентов. Еще в 1970 г. он призвал к свержению монархии и замене ее правительством во главе с верховным наставником – знатоком мусульманского права, который один может обеспечить действительное воплощение в жизнь принципов Корана. На референдуме 1979 г. таким «знатоком» (факихом) был избран, естественно, Хомейни. Он получил самые широкие права в области законодательной, исполнительной и судебной власти, в решении вопросов войны и мира, в назначении и смещении высших должностных лиц. Народу было предоставлено право избирать парламент, но никакого закона тот не мог принять без одобрения Наблюдательного совета, состоявшего из представителей духовенства, половина которых назначалась правящим факихом. Совет мог заблокировать любое решение как «не соответствующее шариату». Духовенство играло решающую роль и в Партии исламской революции (ПИР), и в местных «комитетах», обычно располагавшихся в мечетях и суфийских обителях. Эти комитеты вместе с милицией ПИР, корпусом «пасдаранов» («стражей исламской революции»), революционными трибуналами (безжалостно вешавшими не успевших бежать сторонников шаха, крупных капиталистов, офицеров тайной полиции САВАК) и исламскими фондами составили костяк новой власти. Досталось и чиновникам, и интеллигентам, и эмансипированным женщинам, которых согласно законам шариата насмерть забивали камнями. В Иране установилась «муллократия». Хомейни последовательно выступал за экспорт исламской революции. Он поддерживал ФАТХ и ХАМАС, не без его участия появились отряды «Хесболлах». При этом Иран действительно стал независим в своей внешней и внутренней политике.

Действия, направленные на создание исламского государства, переплетались с популистскими действиями, направленными на поддержку малоимущих, на установление «исламской справедливости». На первых порах были удовлетворены многие материальные нужды бедняков, особенно из числа участников манифестаций 1978–1979 гг. и членов семей тех из них, кто погиб в результате репрессий шахского режима. Многие из них получили квартиры и земельные участки, добились повышения заработной платы и даже отмены оплаты коммунальных услуг.