Питер Фостер и «Черигейт»

В канун Рождества 2002 года в Британии разразился крупный политический скандал. Английская пресса обвинила семью премьер-министра Тони Блэра в том, что ее окружают «слишком много сомнительных личностей». Одна из таких темных личностей (собственно говоря, и ставший причиной всего скандала) – Питер Кларенс Фостер, знаменитый австралийский мошенник, словно сошедший со страниц английского авантюрного романа XVIII или XIX века.

Он родился 26 сентября 1962 года. Бизнесом начал заниматься еще в школе – «загонял» ученикам дешевые азиатские солнцезащитные очки, выдавая их за фирменные. Один из его одноклассников говорил: «Если у Фостера появится возможность продать тарелку десятицентового супа за тысячу долларов, он сделает это с превеликим удовольствием. Но Питер никогда не был вором. Вы могли оставить на его столе кошелек, и вернуться за ним на следующий день в полной уверенности, что он лежит на прежнем месте, в целости и сохранности».

В четырнадцать лет Питер взял в аренду несколько игровых автоматов и вскоре начал зарабатывать больше, чем его учителя. Легкие деньги вскружили юноше голову. Питер забросил учебу и посвятил себя бизнесу.

Впервые он прославился как самый юный боксерский промоутер. Семнадцатилетний Фостер организовал бой между британским чемпионом Банни Джонсоном и австралийцем Тони Мандайном. Любовь к боксу Фостер сохранил на всю жизнь. В 1983 году, представившись кинопродюсером и режиссером, он добился права снимать фильм о легендарном Мухаммеде Али. Фостер завоевал расположение величайшего боксера всех времен и народов, подарив ему бронзовую скульптуру – творение австралийского аборигена.

Какое-то время Питер жил в доме Мухаммеда Али. Однажды жена чемпиона угостила Фостера чаем «Баи-Лин», заметив – то ли в шутку, то ли всерьез, – что замечательный напиток можно использовать как средство для похудания. Фостер сразу же ухватился за эту идею: весь мир страдает от ожирения, рынок для лечебного чая просто неограничен. Отныне чай для похудания станет делом его жизни. Конечно, не сам чудодейственный чай, а надувательство, связанное с ним, – от чрезмерной пухлости Питер будет спасать не клиентов, а кожаные кошельки доверчивых жертв. Он даже найдет себе оправдание: все великие коммерсанты – великие мошенники.

Фостер попробовал продавать «Баи-Лин» в Австралии. Деньги потекли рекой. Правда, его продуктом заинтересовалось австралийское общество потребителей, чьи представители утверждали, что чай «Баи-Лин» не способствует потере веса, то есть имеет место обман покупателя. Но Фостер от них просто отмахнулся. Он начал распространять чай и другие продукты для похудания в Южной Америке и Европе. В середине 1980-х годов его доход составил более 20 млн долларов. Успешному ведению бизнеса способствовала агрессивная реклама. Фостер привлекал для продвижения товара знаменитостей, таких, как фотомодель и певица Саманта Фокс, жокеи Лестер Пиггот и Рон Квинтон, олимпийская легенда Даун Фрэзер, подружка года журнала «Плейбой» Лин Баррон. Все они дружно уверяли, что держать себя в тонусе им помогает чудодейственный чай «Баи-Лин». Питер стал главным спонсором английского футбольного клуба «Челси», в 1987 году логотип «Баи-Лин» появился на форме «аристократов».

Разумеется, его чайная экспансия привлекла внимание властей нескольких стран. Фостера не раз штрафовали за мошенничество, и даже приговаривали к лишению свободы – в США, Австралии и Англии. Впервые Фостер угодил за решетку в 1989 году: четыре месяца он отсидел в американской тюрьме за продажу чая «Чо-Ло», который якобы способствовал понижению содержания халестирина в крови. Фостер разместил рекламные объявления в более чем ста газетах по всей Америке, в том числе в таких авторитетных изданиях, как «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост», и при этом не заплатил ни цента, подсунув издателям фальшивые кредитные обязательства. Из объявлений следовало, что сразу семь ведущих медицинский учреждений Америки рекомендуют пить «Чо-Ло». Кстати, за рекламу ему пришлось все же заплатить, но уже по решению суда – 228 тысяч долларов.



Тем временем Питер вынашивал новые грандиозные планы. Очередной новинкой Фостера стал «замедлитель старения». Чуть позже он был оштрафован в Австралии за распространение таблеток для похудания «Тремит».

В начале сентября 2002 года Фостер приехал в Лондон по гостевой визе на десять дней. Проверка паспорта Фостера на таможне показала, что он несколько раз был судим. Кроме того, австралийские власти разыскивают его в связи с обвинениями в мошенничестве. Питера предупредили, что его ждет скорая депортация. В Англии аферист планировал заняться любимым бизнесом – продажей таблеток для похудания. В успехе предприятия он не сомневался, ведь рекламировать чудо-средство предстояло семье премьер-министра Тони Блэра.

Через два месяца о Питере Фостере заговорила вся Великобритания. 2 декабря бульварная газета «Мейл он Сандей» поделилась с читателями сенсационной новостью: некий австралиец с темным прошлым помог Чери Блэр, супруге премьер-министра, купить за 785 тысяч долларов две роскошные квартиры в Бристоле (200 км от Лондона). Благодаря его посредничеству Чери сэкономила 107 тысяч долларов. В одной из квартир должен был жить ее сын Юэн, поступивший в Бристольский университет.

Чери Блэр отрицала, что Питер Фостер являлся ее финансовым советником. К несчастью для нее, в распоряжении британской прессы оказались электронные письма, из которых следовало, что Фостер исполнял именно эти функции. 5 декабря эту переписку опубликовала газета «Дейли Мейл». Супруге премьера ничего не оставалось, как признаться в том, что Фостер действительно помогал ей при покупке квартир.

На следующей день британские таблоиды вышли с огромными заголовками: «Позор Чери Блэр» («Сан»), «Чери поручила мошеннику покупку квартир» («Миррор»). К расследованию подключились издания, рассчитанные на солидную публику. Семья Тони Блэра лишилась покоя.

Как же получилось, что Чери связалась с мошенником? Задавшись этим вопросом, английские журналисты докопались до сенсационных фактов. Оказывается, Чери Блэр считала себя некрасивой и толстой. В начале девяностых она взяла себе нового личного тренера – бывшую топ-модель Кэрол Кэплин. В то время Тони Блэр был всего лишь одним из многообещающих политиков Лейбористской партии. Кэрол быстро удалось нащупать слабое место в характере Чери – сомнения в своей привлекательности, из которых проистекала ее неуверенность в общении с людьми. Как пишет Линда Макдугал, биограф супруги премьер-министра, Кэплин начала оказывать влияние буквально на все аспекты личной жизни Чери Блэр: убедила ее сменить прическу, обновить гардероб, а также проводить больше времени в спортзале. Кэрол пробудила в Чери интерес к альтернативной терапии, массажам, травяному чаю, лечению с помощью магических кристаллов.

Кэрол также познакомила подопечную со своей матерью Сильвией, которая утверждает, что способна слышать голоса с того света. Как пишет газета «Обсервер», Чери Блэр регулярно направляла Сильвии по факсу просьбы прояснить тот или иной вопрос в потустороннем мире. Как выяснится позже, Кэплин пользовалась большим доверием не только Чери, но и ее мужа Тони Блэра.

Тем временем у Питера Фостера возникли проблемы с визой: власти Великобритании собирались депортировать его из страны за криминальное прошлое. Аферисту удалось задержаться в Великобритании только благодаря поданной апелляции. Питер был осведомлен о близких отношениях Кэплин с семьей британского премьера, ведь Кэрол была его… возлюбленной! Они познакомились 8 июля и практически сразу начался их любовный роман. Питер дарил ей небольшие, но дорогие подарки, включая записную книжку за 73 фунта стерлингов. К осени Кэплин была по уши влюблена в Фостера и, кроме того, ждала от него ребенка. Бывшая топ-модель рассказала ему немало интересного о жизни политического лидера Британии и его близких.

Именно Кэрол представила Фостера супруге премьер-министра. Скорее всего, Чери не знала, что австралиец известен во всем мире как мошенник, специализирующийся на торговле сомнительными средствами для похудания. На госпожу Блэр он произвел приятное впечатление, – интеллигентный, остроумный, прекрасный рассказчик.

В октябре 2002 года, находясь на Бермудах, Чери Блэр позвонила Кэрол и попросила ее посмотреть квартиру в Бристоле, которую супруга британского премьера хотела купить для их старшего сына Юэна. В дальнейшем Чери решила приобрести еще одну квартиру в этом же доме.

Звездный час Питера Фостера наступил, когда его беременная подруга переадресовала просьбу Чери Блэр ему. Вскоре Фостер уже вел переписку по электронной почте с женой премьер-министра, докладывая ей о своих коммерческих успехах: австралиец, по его словам, добился скидки в 35 тысяч фунтов (более 50 тысяч долларов) на одну из квартир, оформил бумаги и т. д. «Ты – звезда!» – писала Фостеру Чери в одном из своих посланий.

Пользуясь услугами посредников, Чери Блэр пыталась избежать шумихи, которая неизбежно возникла бы, если бы стало известно о приобретении семейством премьер-министра дорогой собственности. Это вызвало бы негативный политический резонанс, а также могло привести к повышению цен именно на эти квартиры.

Фостер называл себя старомодным романтиком и говорил, что ради любимой готов достать звезду с неба. Он вызвался купить квартиры только потому, что хотел сделать счастливой Кэрол, продемонстрировать ей свой ум и талант. «Чери предложила мне помочь в покупке квартир, и я охотно согласился. Это самая чистая сделка в моей жизни. Она была оформлена через агентство Ллойда. Все остались довольны. Тони (Блэр) позвонил мне и сказал, что наконец-то может спать спокойно. Не понимаю, из-за чего, собственно, разгорелся весь этот сыр-бор».

Однако, как выяснили журналисты, Фостер не изменил своему призванию и собирался развернуть в Англии грандиозную торговлю таблетками для похудания «Тримит». Для пропаганды таблеток он планировал провести специальную «образовательную программу» в британских школах с участием семьи Блэр. Фостер задумал привлечь к этому проекту Чери, 18-летнего Юэна Блэра, а если повезет, то и самого премьер-министра страны. Правда, у австралийца сразу объявились противники. Дэвид Бланкетт, экс-министр внутренних дел Великобритании был возмущен: «Фостер – мошенник и лгун! Я бы ему и чашки чая не дал в своем доме»!

Когда разразился скандал, семья премьер-министра выступила с гневным опровержением информации о том, что они согласились участвовать в рекламной кампании Питера Фостера. Но, по данным компетентных органов Британии, «взломавших» частную переписку по электронной почте, Чери собиралась присвоить новому проекту афериста чуть ли не государственную марку. Кстати, Фостер получил приглашение на встречу Рождества вместе с семьей премьер-министра, а Тони Блэр обещал стать крестным отцом будущего ребенка Питера и Кэрол Кэплин.

В понедельник, 9 декабря, скандал с Фостером разгорелся с новой силой. Выяснилось, что 22 ноября Чери Блэр звонила Кэрол и интересовалась подробностями дела о высылке Фостера из Великобритании. «Почему супруга премьер-министра вмешалась в историю о депортации Фостера?» – под таким заголовком вышла «Дейли Миррор». Как утверждала газета, интерес Чери Блэр к судьбе австралийского мошенника ставит под сомнение искренность ее прежних заявлений о том, что она якобы «ничего не знала о его криминальном прошлом», иначе «вела бы себя более осмотрительно», а также о том, что «она имела дело с Фостером только в течение двух недель переговоров, а именно в конце октября – начале ноября».

Официальный представитель правительства поспешил заверить прессу, что «Чери Блэр ни на каком этапе не вмешивалась в процесс депортации и не имела такого намерения». По его словам, «состоялся короткий разговор по телефону, чтобы выяснить, как обстоят дела, и успокоить подругу. Ничего более».

Чери Блэр нанесла серьезный ущерб репутации супруга. Согласно опросу общественного мнения, более половины британцев придерживались мнения, что жена премьер-министра умышленно ввела общественность в заблуждение по поводу ее отношений с Фостером. После «Черигейта», как окрестили скандал журналисты, 58 процентов опрошенных не испытывали доверия к правительству Блэра. Это не могло не встревожить лейбористов. Даунинг-стрит, 10 выступил с очередным заявлением, в котором отмечалось, что «г-жа Блэр, как и супруги других членов кабинета министров, имеет право на частную жизнь».

В конце концов Чери Блэр признала, что допустила непростительную ошибку, согласившись вести дела с незнакомым австралийским бизнесменом. Она скрывала от газет подробности деловых отношений с Фостером только потому, что хотела защитить свою семью от нападок. Это признание нелегко далось первой леди, Чери даже расплакалась перед телекамерами. Блэр-женщина от такого эмоционального хода, пожалуй, выиграла. Но вот ее карьера – юрист Чери Блэр была кандидатом на пост верховного судьи – оказалась под угрозой. Главный же виновник скандала Питер Фостер благополучно уехал на остров Фиджи, навстречу новым приключениям и…новым арестам.