Шипы Алой и Белой розы

Секретную службу имел едва ли не каждый средневековый английский монарх. Ее использовали не только против внешних врагов, но и в борьбе королевской власти с мятежными вельможами. В исторической хронике Шекспира «Генрих IV», повествующей о событиях начала XV в., один из знатных феодалов Генри Перси, по прозвищу Готспер, гневно восклицает, что король «шлет шпионов, чтобы меня запутать и сгубить» (ч. 1, акт 4, сцена 3; перевод Б. Пастернака).

Вторая половина XIV в. прошла в Англии под знаком воины Алой и Белой розы — борьбы между двумя ветвями королевского дома – Ланкастерами и Йорками за королевский престол (1455—1485 гг.). В этой кровавой междоусобной борьбе были совершены все мыслимые преступления, часть старой феодальной знати была истреблена.

Секретная служба в годы войны получила невиданное прежде развитие. Победившей стороне нужно было обнаруживать «изменников» внутри страны и за рубежом. Как правило, потерпевшая поражение партия находила поддержку во Франции, в Бургундии, Испании, в Шотландии, которые из династических и других соображений помогали побежденным собраться с силами навербовать новые войска и, высадившись в Англии, снова попытаться отвоевать корону. Поэтому создание сети агентов за границей стало для английского правительства (все равно: при королях из ланкастерской или йоркской династии) вопросом самосохранения.

В 1461 г. войско Ланкастеров потерпело сокрушительное поражение. Король Генрих VI был свергнут с престола. На трон вступил глава Йорков – Эдуард IV. В 1464 г. он направил секретных агентов в Шотландию, где, по слухам, скрывался Генрих VI. Тем временем этот потерявший разум простак колесил по дорогам Англии в одежде монаха, проводя каждую ночь под другой крышей. Его выследили и арестовали в Йоркшире. Однако одному из сторонников ланкастерской партии удалось с мечом в руках ворваться в помещение, где содержали под стражей Генриха, вывести его через заднюю дверь и бежать в окрестные леса. Опять начались скитания но вскоре свергнутый король был снова схвачен. Его усадили на коня, связали ноги, чтобы пленник не мог бежать, и доставили в Лондон, Из списка лиц, получивших денежные награды, следует, что Генрих был предан своими слугами.

Агентами Эдуарда IV становились родственники эмигрировавших ланкастерских вельмож, прельщенные щедрым вознаграждением, а также захваченные в плен враги Йоркской династии, спасавшие свои головы и владения. Эдуард IV имел шпионов, внимательно следивших за зарубежными покровителями своих врагов. Не менее тщательно заботился Эдуард и о своей контрразведке, наблюдавшей за активностью неприятельских агентов. В 1468 г. был разоблачен очередной заговор. Ланкастеры имели в Лондоне доверенное лицо – скорняка Ричарда Стирса, который получал из-за границы и пересылал письма их сторонникам в различных частях Англии. Люди Эдуарда установили длительное и тщательное наблюдение за Стирсом, выяснив его связи. После этого Стирс был арестован и в ноябре 1468 г. повешен как предатель. Данные, полученные от наблюдения за Стирсом, и показания, вырванные у него во время допросов, позволили правительству Эдуарда захватить целую группу приверженцев ланкастерской партии, большая часть которых была отправлена на плаху. Агенты Эдуарда сумели разоблачить также связь нескольких видных лондонских купцов с ланкастерскими эмигрантами. Купцы спасли свои головы, но заплатили в виде штрафа громадную для того времени сумму – 40 000 марок

В задачу контрразведки Эдуарда IV входила и слежка за иностранными послами. Так, в конце 1468 г. в Англию прибыл посол французского короля Людовика ХI Монипени с секретной инструкцией способствовать растущему отчуждению между Эдуардом IV и Ричардом Невилом графом Уориком, сторонником союза с Францией и противником намечавшегося сближения с Бургундским герцогом Карлом Смелым. В Лондоне посол встречался со многими влиятельными лицами, а затем отправился в Ковентри, где его принял Эдуард. Король спросил дипломата, привез ли он письма от своего монарха. Посол ответил отрицательно. Тогда Эдуард резко спросил:



— А нет ли у вас писем для Уорика?

Посол должен был признать, что он передал письма графу, но утверждал, что ему неизвестно их содержание.

Внимание, которое уделяла французская дипломатия Уорику было совсем не случайным. Борьба между Ланкастерами и Йорками переплелась к этому времени с ожесточенными столкновениями внутри победившей Йоркской партии.

Осенью 1468 г. Эдуард IV собирался начать войну против Франции для отвоевания владений, потерянных в результате Столетней воины. Он пытался установить связь с могущественным графом Жаном V Арманьяком, владения которого занимали большую часть Южной Франции. Жан V возглавлял Лигу общего блага, созданную для борьбы против Людовика XI. Однако тайный посол, которого в конце октября Эдуард IV решил направить к графу Арманьяку, некий Джон Бун из Дормута, был на деле секретным агентом графа Уорика, решившего выступить против Эдуарда. Уорик приказал Буну задержаться в Англии, пока о посылке писем к графу Арманьяку не будет поставлен в известность Людовик XI. Чтобы не попадаться на глаза королю, Бун покинул Лондон, но не уехал далее Эксетера. В начале 1469 г. Бун из Корнуолла, наконец, отбыл морем к месту своего назначения. Он высадился в Сан-Себастьяне, на северо-западе Пиренейского полуострова, связался там с людьми графа Арманьяка, которые помогли ему добраться до города Лектура, находившегося во владениях их господина. Придворный графа взял письма, но вскоре вернулся в таверну «Красный Лев», где остановился Бун. Печати на письмах были целыми. Жан V отказывался прочесть адресованные ему послания и предписал Буну немедленно покинуть его владения.

Английский развёдчик не был смущен этой неудачей. Он отправился в город Амбуаз, где находился королевский двор, и просил аудиенции у Людовика ХI – теперь он начал уже выполнять инструкции, полученные от Эдуарда IV, а не от графа Уорика. Темной ночью англичанина через заднюю дверь и пустынную галерею препроводили в мрачные королевские покои, скудно освещенные одной-единственной свечой над камином. Король сидел на кровати, одетый в малиновый бархатный костюм и черную шляпу, низко надвинутую на лицо. Людовик милостиво выслушал отчет Буна о его миссии и взял письма Эдуарда, адресованные графу Арманьяку. Следующей ночью Бун опять посетил короля, который на этот раз сидел в желтой мантии и рыжеватой шапке. Людовик попросил английского авантюриста еще раз изложить историю поездки к Арманьяку. После этого он милостиво отпустил Буна, приказав ему утверждать, что он прямо из Англии приехал в Амбуаз. На третью ночь Бун снова был приведен в королевские покои, где находились помимо Людовика четверо его приближенных, в том числе Жан дю Люд. Только после этой встречи Буна открыто, днем допустили во дворец. Там англичанин недовольно сообщил придворным, что сомневается, беседовал ли он с королем, а не с каким-то подставным лицом. В этот момент к англичанину подошел сам Людовик и выяснил, что в первую ночь англичанина под видом короля принимал Жан дю Люд. Эту сцену разыграли потому, что не было уверенности в том, что Бун тот, за кого он себя выдает.Сам же Людовик слышал беседу из соседней комнаты.

Выполняя приказ Людовика, Бун вскоре уехал из Амбуаза и несколько месяцев слонялся неподалеку от владений Арманьяка. В августе 1469 г. он снова вернулся ко двору. Дю Люд передал ему тем временем сфабрикованные фальшивые ответы графа Арманьяка на письма Эдуарда IV. Действуя по подсказке своего нового господина, Бун на многолюдном собрании вельмож дал показания о якобы полученных им ответных письмах графа Арманьяка английскому королю. Через несколько лет Людовик ХI использовал эти показания как предлог для захвата владений графа. Судьба же самого английского авантюриста оказалась незавидной. Он остался при французском дворе, его вскоре обвинили в измене и приговорили к ослеплению. Исполняя приговор, палач, однако, слегка промахнулся и не попал в один из зрачков, так что Бун, как он говорил, мог видеть одним глазом особенно при ясной погоде. Через некоторое время Буну удалось бежать из Франции, но лишь с тем, чтобы быть пойманным своим земляком Джоном Уайтом и быть переданным в руки английских королевских судей. Дальнейшие приключения Буна не отражены в архивах. Известно лишь, что через полтора десятилетия в 1485 г., когда уже сошли в могилу и Людовик XI, и Эдуард IV, Бун обретался в темнице французского городка Кроон, что между Анжером и Ренном, и подробно описывал там свои былые похождения. Последняя сохранившаяся запись о нем, впрочем, носит скорее идиллический характер – «женился И живет близ Манта».

Но вернемся к первому нанимателю Буна графу Уорику. Поссорившись с Эдуардом IV, граф вместе с братом короля герцогом Кларенсом бежал во Францию и вступил в союз с ланкастерской партией. Их объединенные силы заняли Лондон. Эдуард должен был спасаться бегством в Голландию, но через несколько месяцев, в апреле 1471 г., он возвратил себе престол. Уорик был убит в сражении. Генриха VI, освобожденного было из Тауэра, снова вернули в темницу, где он был убит. Герцог Кларенс, первоначально прощенный братом, тоже вскоре оказался в Тауэре; если верить ходившим слухам, его там утопили в бочке с вином.

Укрепившись на престоле, Эдуард IV не ослабил внимания к своей секретной службе. Ланкастерская партия и не думала складывать оружие. Иностранные государи также пытались иметь своих сторонников среди ближайшего окружения Эдуарда. Даже скаредный Людовик ХI в этом случае проявлял щедрость. Так, в 1475 г. он выплачивал ежегодную пенсию главным членам Тайного совета Эдуарда IV: Джон Говард получал 1200 экю, Томас Монтгомери – 1200 экю, канцлер – 1000 экю и т. д. Людовик даже хотел «перекупить» лорда Гастингса, получавшего пенсию от Карла Смелого. Гастингсу было предложено 2 тыс. экю в год.

Ко второй половине правления Эдуарда IV относится такое новшество, как организация специальной службы для быстрой пересылки секретной корреспонденции. На дорогах были учреждены специальные станции, на которых постоянно содержались свежие лошади, и король мог получать известия, доставлявшиеся с неслыханной тогда скоростью – 100 миль в сутки.

После смерти Эдуарда королем был провозглашен его малолетний сын Эдуард V. Однако уже через несколько месяцев престолом овладел герцог Ричард Глостерский – младший брат Эдуарда IV. Сыновья Эдуарда IV – Эдуард V и Ричард – были заточены в Тауэр и там были убиты. В историографии нередко оспаривается традиционная версия (отраженная и в знаменитой драме Шекспира «Ричард III»), что с принцами расправились по приказу дяди.

Секретная служба Ричарда предпринимала попытки извести нового претендента на престол от ланкастерской партии – Генриха Тюдора, находившегося во Франции. Не раз Генриха пытались похитить и увезти в Англию. Однако он с помощью собственной разведки удачно избегал поставленных ему ловушек. В свою очередь, агенты Генриха Тюдора пересекали канал, сплетая сети новых заговоров против Ричарда III. 22 августа 1485 г. в битве при Босворте армия Генриха разбила войска Ричарда III, который погиб в бою. Сражение было выиграно в большой мере благодаря усилиям тайных агентов Генриха, сумевших договориться с одним из главных военачальников Ричарда сэром Уильямом Стенли. Три тысячи тяжеловооруженных всадников, составлявших отряд Стенли, неожиданно перешли на сторону Генриха.

Овладев короной, Генрих долгое время чувствовал себя очень непрочно на завоеванном престоле страны, привыкшей к быстрой смене монархов. Йоркская партия, которую теперь возглавила сестра Эдуарда IV и Ричарда III бургундская герцогиня Маргарита, действовала с неослабевавшей активностью, йоркисты опирались на поддержку шотландского короля, искавшего предлог для нападения на английские северные графства. У йоркской партии, правда, теперь не было претендента, имевшего серьезные династические права на престол, но она пыталась восполнить этот недостаток выдвижением самозванцев, объявлявших себя сыновьями Эдуарда IV.

Генрих УII стремился постоянно иметь исчерпывающую информацию о всех своих врагах. Созданную им разведывательную организацию он оплачивал из личной казны.

Судя по свидетельствам иностранных послов, люди, состоявшие на секретной службе Генриха VII, делились на четыре группы. Первая группа – секретные агенты, которыми обычно были резиденты (английские дипломаты или купцы), занимавшие сравнительно высокое положение в той стране или области, где они проживали. Ко второй группе принадлежали «информаторы» — обычно лица из низших слоев общества, нанимаемые для добывания каких-либо определенных сведений. Третью группу составляли профессиональные разведчики, которым поручалось систематически следовать за определенными людьми, выявлять их связи, если нужно, организовывать их похищение. К четвертой группе относились профессиональные шпионы, обычно прикрывавшиеся какой-либо респектабельной профессией – священника, лекаря, писаря или другой, дававшей предлог для переезда места на место и обеспечивавшей этим лицам доступ в круги, которые обладали нужными сведениями.

Разведка Генриха сумела выяснить действительное происхождение самозванцев, выдвигавшихся йоркистами. Ее агенты составили списки лиц, которые склонны были поддержать новые выступления сторонников свергнутой династии. В числе доверенных советников наиболее опасного из претендентов Перкина Вербека действовал королевский лазутчик сэр Роберт Клиффорд. В 1495 г. Клиффорд вернулся в Лондон и получил щедрую награду. Он привез важное известие, что с йоркистами вел переговоры сэр Уильям Стенли – богатейший вельможа, который помог Генриху одержать победу при Босворте. Стенли был арестован и отправлен на плаху. Секретная служба подкупила члена Таиного совета шотландского короля графа Босвела, который снабжал Лондон информацией о планах йоркской партии. Разведка Генриха сумела отвести от него все удары и способствовала успешному подавлению последних восстаний йоркистов.