Восстание Лионских ткачей

Июльская революция во Франции поставила у власти банкиров, железнодорожных королей, крупнейших заводчиков, владельцев угольных копей и железных рудников. Политическое господство денежных и промышленных тузов обеспечивало безграничную эксплуатацию труда капиталом. На крупных предприятиях продолжительность рабочего дня достигала 15 часов, на мелких – 17 и даже 18 часов: фабричного законодательства фактически не существовало.

В то же время успехи промышленного развития сопровождались численным ростом рабочего класса, безграничная же эксплуатация пробудила классовое сознание пролетариата. До этого во время революционных событий конца XVIII в. и июля 1830 г. рабочие, в общем, не были самостоятельной силой, выступая в основном на стороне ведущих их за собой буржуа. Наступление же новой эпохи превратило пролетариат в четвертое сословие со своими идущими вразрез с интересами работодателей требованиями.

Из‑за отсутствия права на создание коалиций рабочие не имели настоящих профессиональных союзов (синдикатов). Правительство позволяло создавать лишь общества взаимопомощи, выдававшие пособия на случай болезни или безработицы. С 30‑х годов XIX в. началось постепенное фактическое превращение обществ взаимопомощи в синдикаты.



Первые массовые революционные выступления рабочих произошли в центре ткацкой промышленности – в Лионе. Рост шелкового производства и численности ткачей произошел во время континентальной блокады Англии. После поражения Наполеона британские ткани начали захват рынков, а шелковые производства во Франции, естественно, испытывали кризис. В условиях жесткой конкуренции со стороны иностранных производств, в первую очередь могущественных текстильных предприятий Великобритании, лионские фабриканты прибегали к понижению заработной платы мужчин и привлечению к работе женщин. Революция 1830 г. не принесла облегчения лионским рабочим. Рабочий день продолжался около 14 часов. Осенью 1831 г. фабриканты Лиона снизили плату фактически до голодного минимума – 18 су в день.

8 октября 1831 г. состоялась первая сходка ткачей, на которой шла речь об установлении единых тарифных расценок. В ответ обеспокоенные рабочим движением хозяева мастерских создали свои полувоенные организации. В середине октября то же сделали ткачи‑подмастерья. Правительство старалось как‑то сгладить противоречия между ткачами и владельцами предприятий. 21 октября префект Лиона Бувье‑Дюмолар собрал представителей обеих сторон, чтобы утвердить выработанный тариф. Но фабриканты попросили отложить выработку тарифа на два дня. 25 октября колонны ткачей прошли по улицам Лиона на площадь Якобинцев, где в этот день проходило заседание смешанной комиссии. 26 октября тариф был подписан.

Однако хозяева фабрик, не желавшие подчиняться этому тарифу, стали отдавать заказы в деревню, а 19 ноября 104 фабриканта закрыли для лионских ткачей двери своих раздаточных контор. 20 ноября в городе проходил смотр национальной гвардии в связи с назначением нового командира, генерала Ордонно. В рядах гвардии находились и фабриканты‑легионеры, и ткачи из подмастерьев. Между ними начались стычки. 21 ноября 1831 г. столкнулись пикеты национальной гвардии и легионов. Ткачи буквально смели пикет легионеров. Так началось первое восстание лионских ткачей, которое принято считать едва ли не первым вооруженным выступлением пролетариата – предвестником грядущих революционных событий в Европе.

Среди ткачей распространился лозунг: «Жить, работая, или умереть, сражаясь», который они написали на своих черных знаменах. Раздавались боеприпасы, восставшие строили баррикады. В ответ легионеры вошли в рабочий квартал Круа‑Рус и открыли огонь по окнам. Оттуда на них полетел град камней. В процессе этих стычек из четырех батальонов два почти целиком перешли на сторону ткачей.

22 ноября восстание стало всеобщим. К ткачам примкнули рабочие самых различных профессий. Обывателей охватила паника. Первая атака со стороны живших на окраинах рабочих была произведена в 7 часов утра. Рабочие прорвались в город. К концу дня рабочие овладели всем городом, захватили в арсенале 6 тысяч ружей и окружили городскую ратушу. Впрочем, префект Лиона остался в городе и старался продолжать свои посреднические функции. За это он был отправлен в отставку.

На следующий день все кварталы были переполнены толпами рабочих, которые взяли под контроль монетный двор и освободили всех заключенных, кроме уголовников. 24 ноября победители восстановили власть префекта и мэра, но правительственный гарнизон не смел приблизиться к городу. Заместитель мэра снова поставил вопрос о тарифах.

Лишь 1 декабря правительственные части герцога Орлеанского заняли лионские предместья. Но на подавление восстания ушло еще две недели. 3 декабря герцог Орлеанский и маршал Сульт во главе 36 тысяч солдат вступили в город. Рабочий тариф был отменен, а национальная гвардия распущена. Лион начали перестраивать по парижскому образцу: разрушать кварталы с кривыми улицами и пробивать прямые проспекты, хорошо простреливаемые и поэтому не пригодные для сражений на баррикадах.

Через три года восстание в Лионе повторилось, в целом – по тем же причинам. На этот раз в организации мятежа более активное участие приняли члены тайных республиканских обществ, возмущенные законом о запрете создания больших политических союзов. Восстание ткачей 1834 г. началось 9 апреля и было подавлено 14–15 апреля силами 32 тысяч солдат правительственных войск. Второе лионское восстание вызвало попытку республиканского восстания и в Париже. 14 апреля это восстание закончилось катастрофически для его участников.