Восстание Спартака

Едва ли не самое известное восстание в истории человечества, и уж точно самое известное в древнюю эпоху, – это восстание Спартака, прославленное не только в советской, но и мировой научной и художественной литературе. Восстание было начато группой рабов‑гладиаторов из частной гладиаторской школы в Капуе. Положение рабов в Риме было еще более тяжелым, чем положение негров в рабовладельческой Америке. Большинство же гладиаторов, среди которых были и очень образованные, ранее свободные люди, захваченные в плен в одной из бесконечных войн, которые вел Рим, вообще ожидало смерти со дня на день. Таковы были жестокие правила излюбленного римлянами кровавого зрелища.

В период войн в самой Италии – союзнической и тут же последовавшей за ней гражданской (между Суллой и популярами) рабов часто использовали лидеры враждующих группировок, обещая, а то и действительно давая им свободу, включая в состав своих армий, освобождая от обязательств перед прежними хозяевами. Общее тревожное настроение, вероятно, и нашло отражение в столь широком движении, в которое превратилось восстание гладиаторов Капуи.

Итак, в 74 г. до н. э. около 200 рабов составили заговор. Он был раскрыт, но около 80 человек бежали и укрылись на знаменитом вулкане Везувий. Предводителями мятежников были фракиец, бывший наемник Спартак, галлы (или германцы) Крикс и Эномай, самнит Ганник. По дороге на Везувий беглецам удалось ограбить обоз с оружием для их школы. (Первоначально их оружием были кухонные ножи, вертелы, закаленные на огне деревянные колья.) К восставшим сбегались рабы из округи и даже свободные бедные крестьяне (в первую очередь пастухи). 74 г. до н. э. был неурожайным, что и сказалось на настроениях сельских жителей.



Трехтысячный римский отряд претора Гая Клавдия Пульхра, прибывший из Капуи, осадил вулкан, где укрывались сторонники Спартака. Казалось, они были обречены, но сумели вырваться из западни: из лоз дикого винограда, росшего по склонам горы, восставшие сплели лестницы и спустились по ним с высоты 300 м до ближайшей ровной площадки. Выйдя затем в тыл претору, совершенно не ожидавшему такого поворота событий, гладиаторы наголову разбили его.

Рим послал новую карательную армию во главе с претором Варинием. Поначалу он заставил повстанцев отступить на юг, в горы. В Лукании рабы взяли город Аппиев Форум, разграбив его и устроив резню, которой их вождь пытался, но не смог помешать.

Через некоторое время после ряда маневров Спартак разбил в Кампании армию Вариния. Юг Италии был полностью в руках фракийца, но он, обладая явными талантами полководца и организатора, судя по всему, не рассчитывал на большие успехи в Италии и поначалу собирался пробиться со своими людьми на север, перейти Альпы и отпустить соратников по домам. Впрочем, со временем восстание вышло даже из‑под контроля его лидеров. Под командованием Спартака собралось около 70 тысяч недовольных в первую очередь своим материальным положением. Люди приходили со всего Апеннинского полуострова. Любопытно, что повстанцы не выдвигали (как это делали многие бедные мятежники до них) монархических лозунгов. В армии было даже запрещено употребление золота и серебра, что свидетельствует о достаточно зрелых социальных представлениях ее лидеров (они уже понимали, что основная причина их бедствий не собственно Рим и плохие правители, а экономические факторы). Но в среде руководителей мятежа начались неизбежные разногласия о дальнейших целях и способах их достижения, армия повстанцев разделилась.

Крикс с 20‑тысячным войском был разбит в Апулии у горы Гаргана. Впоследствии в память о соратнике Спартак устроил настоящие гладиаторские бои, в которых, правда, в качестве бойцов выступали сами пленные римляне. Против Спартака, ведшего главную часть восставших, в 72 г. до н. э. были посланы оба консула. Фракиец разбил обе армии по отдельности. Двигаясь к Альпам, он одерживал все новые победы, его подчиненные разоряли встречавшиеся по пути крупные поместья. Наконец, Спартак отказался от прежнего плана и повернул на юг. Теперь повстанцы, численность которых достигала уже 120 тысяч, двигались к Риму. Их лидер приказал сжечь лишний обоз, перерезать вьючный скот и идти налегке. В городе началась паника, подобная той, когда Риму угрожал Ганнибал.

Сенат поставил во главе римских сил претора Красса, наделив его чрезвычайными полномочиями. В Пицене Спартак разбил отряд, возглавлявшийся помощником претора, и Крассу пришлось прибегнуть к крайним мерам для восстановления дисциплины в армии. Так, он согласно с требованиями закона подверг бежавшую армию децимации – т. е. казнил каждого десятого солдата. По его просьбе сенат вызвал из провинций двух виднейших полководцев – Помпея и Лукулла. Впрочем, он успел справиться с повстанцами еще до подхода этих военачальников.

Спартак не решился идти на Рим, а направился в Южную Италию, он шел через Бруттий к Мессинскому проливу, чтобы с помощью пиратов переправиться в Сицилию. Сделка по неизвестной причине сорвалась (вероятно, морских разбойников подкупили римляне). Тем временем Красс перегородил перешеек рвом и валом. Однако Спартаку удалось вырваться, он направил свою армию, по‑видимому, к Брундизию, чтобы оттуда попытаться отплыть в Грецию. Но в Брундизии раньше их высадились войска Лукулла. Повстанцам ничего не оставалось, как развернуться и принять бой с преследующим их Крассом. Это последнее сражение произошло в Апулии в 71 г. до н. э. По сообщению Плутарха, это был упорный, бескомпромиссный бой, в котором преимущество было на стороне более многочисленных римлян. В какой‑то момент Спартак отчаянно устремился на самого Красса, «ни вражеское оружие, ни раны не могли его остановить, и все же к Крассу он не пробился и лишь убил двух столкнувшихся с ним центурионов; наконец, окруженный врагами, он пал под их ударами, не отступая ни на шаг и сражаясь до конца…».

Отдельные отряды рабов еще действовали и после гибели храброго гладиатора. Ими уже занимался прибывший Помпей (долго потом он пытался доказать, что именно он подавил восстание Спартака). С восставшими расправились с беспримерной жестокостью: шесть тысяч рабов было распято вдоль дороги, ведшей из Капуи в Рим. А консулами в 70 г. до н. э. были избраны Красс и Помпей.