Восстание «Желтых повязок»

Лю Бану, свергнувшему в 207 г. до н. э. династию Цинь, удалось создать достаточно сильное централизованное государство, решив попутно ряд важных проблем социального характера. Он освободил многих рабов‑должников, отменил тяжелые налоги и повинности, передал управление местными делами в руки выборных старост. Но об изменении политического строя говорить, конечно, не приходится. Выходец из низов все же действовал традиционно, как император: раздавал земли соратникам, затем подтверждал привилегии старой знати, видел в ней свою опору, хотя и заботился об укреплении центральной власти.

Наиболее сильные правители государства Хань и впоследствии действовали так же. Рабовладельческий строй в Китае постепенно расшатывался как снизу, так и сверху. Естественно, реформы прогрессивно мыслящих императоров казались населению неполными и недостаточно решительными. Активная завоевательная политика, которую вели императоры, требовала больших расходов и влекла за собой увеличение налогов, аристократы выходили из подчинения и устанавливали на своих территориях собственные порядки, и это тоже плохо отражалось на положении подневольного фактически и формально населения. Таким образом, народные волнения в Китае не прекращались, и их зачастую поддерживали те или иные обделенные центральной властью аристократы.

Так, в 18 г. н. э. вспыхнуло так называемое «Восстание краснобровых». Оно было стихийным и начались в связи с недовольством крестьян и ремесленников повышением цен. Однако возглавили его представители самой династии Хань, незадолго до этого отстраненные от власти узурпатором Ван Маном. Повстанцы овладели столицей, а династия Хань вновь оказалась на троне (начался период Поздней, или Восточной, Хань).

Императоры Восточной Хань приняли ряд постановлений, направленных на дальнейшее преодоление рабовладельческих порядков, но одновременно возобновили и захватнические войны. Так, полководец Бань Чао в конце I в. до н. э. разгромил гуннов, затем нанес удар Кушанской империи в Средней Азии. Расширяются международные связи Китая. По Великому шелковому пути китайские товары через Среднюю Азию и Парфию попадали в Рим, а взамен Китай получал товары из Европы и Западной Азии; на юге купцы проникли в Индию, были установлены тесные отношения с Японией.



В первые века нашей эры в Китае наблюдался новый подъем производства. Появились довольно сложные механизмы: водоподъемные сооружения, водяные мельницы, кузнечные мехи и т. д. Спрос на рабский труд уменьшился, на смену подобным отношениям приходят отношения аренды.

Объективные перемены в социальном строе вступали в противоречия со старыми рабовладельческими порядками, в народе начали распространяться новые политические идеи, зачастую носившие революционный характер. Крестьянство по большей части оставалось обездоленным, и бороться ему было за что. Чаще всего политические идеи облекались в религиозную форму, как это бывает в переходные периоды в истории государств и цивилизаций. Одним из самых популярных религиозных течений был даосизм.

Даосизм возник как философское учение в V–IV вв. до н. э. Его основателем считается мыслитель Лао Цзы. В противовес учению Конфуция даосизм противопоставлял природу обществу и призывал человека стряхнуть оковы обязанностей и долга и вернуться к простой жизни, близкой к природе, воплощающей дао. Это понятие выражало целостность и первопричину жизни Вселенной, присутствующую во всем, но не исчерпывающуюся ничем единичным, не познаваемую разумом и не выразимую в словах. Для философии раннего даосизма характерно разочарование в возможностях политического и социального действия и анархический индивидуализм, а также мистицизм. Находясь под постоянным гнетом многочисленных обязанностей, крестьяне делали даосизм знаменем своей революционности, выводили из даосских положений необходимость тотального уничтожения культуры – в данном случае социальной, государственной структуры, «раздавившей» простого человека. Впрочем, в трактате «Дао‑дэ‑цзин» нет абсолютного отрицания политики и морали, там скорее присутствует призыв к недеянию, самоустранению, отказу от борьбы. Но эти положения революционеры, конечно, забывали. Во II в. н. э. даосизм из философии превращается в религию. Религиозную организацию на даосских началах основал Чжан Дао‑лин.

В конце II в. династия Хань уже утратила в значительной степени контроль за происходящим в государстве. Политический кризис был усугублен стихийным бедствием – эпидемией, которая усилила беспокойство и брожение в народе. В это время приобретает популярность даосский маг Чжан Цзюэ. Столетия наблюдений за природой, которая была так мила сердцу даосских мудрецов, сделало из них ученых, занимавшихся алхимией, астрологией, врачеванием. Так и Чжан Цзюэ, пользуясь хорошим знанием особенностей человеческого организма и фармацеи, оказал помощь многим больным – якобы с помощью чар и заклинаний. Впрочем, он был не чужд и общественной деятельности, имел собственные амбиции. К проповеднику и магу потянулись толпы обезумевших от горя и бедствий людей, которых он организовал в могущественную даосскую секту с жесткой дисциплиной и собственным культом личности. Лидер секты перешел от философско‑религиозных проповедей к составлению уже политической программы.

Секта Чжан Цзюэ ставила своей целью свержение существующего строя и замену его царством Великого Равенства (тайпин). Хотя конкретные очертания этого царства представлялись лидерам секты весьма смутно, требования обездоленного крестьянства были учтены ими в первую очередь. Чжан Цзюэ и его помощники провозгласили 184 год, год начала нового 60‑летнего цикла, игравшего в Китае роль века, началом эпохи нового Желтого Неба, которое принесет миру радость, счастье и навсегда покончит с эрой Синего Неба, ставшего символом зла и несправедливости ханьского времени. В знак своей приверженности новым идеям повстанцы надевали на голову желтые повязки. Во главе движения помимо Чжан Цзюэ были двое его братьев.

Сторонникам Чжан Цзюэ удалось создать разветвленную организацию, построенную по военному принципу: в 8 округах империи были сформированы 36 больших и малых отрядов (фан). Большие фаны насчитывали свыше 10 тысяч человек, малые – по 6–7 тысяч. Восстание в короткий срок охватило значительную часть страны, однако правительственные войска медленно, но верно подавляли один очаг сопротивления за другим. Чжан Цзюэ пал в бою.

Оставшиеся в живых последователи погибшего Чжан Цзюэ бежали на запад, где в горных пограничных районах Китая Хэй‑шань («Черные горы») действовала другая мощная даосская секта, Удоумидао, во главе с Чжан Лу, внуком знаменитого даосского мага Чжан Дао‑лина. Отряды «Желтых повязок» объединились с повстанцами «Черных гор». Всего в восстании теперь участвовало около 2 миллионов человек, часть из них составляли рабы. Лишь к 205 г. восстание удалось окончательно подавить вооруженным силам крупных военачальников‑феодалов Цао Цао, Лю Бэя и др. Впрочем, район влияния секты Чжан Лу превратился в автономное теократическое государство, с которым вынуждены были считаться официальные китайские власти.

Хотя восстание и было усмирено, оно до основания потрясло империю. В 220 г. династия Хань пала, а империя распалась на три царства.