Золотая афера века: «Клондайк в Бусанге»

Громким скандалом завершилась афера вокруг «крупнейшего золоторудного месторождения XX века», якобы обнаруженного в джунглях около реки Бусанг на острове Борнео в Индонезии.

Сага о новом Клондайке восходит к 1988 году, когда группа австралийских геологов из компании «Монтегю» начала изыскания в Индонезии. Результаты девятнадцати геологических проб оказались, как говорят специалисты, «мучительными», то есть двойственными, поэтому ни одна солидная фирма не решилась продолжить исследования. Австралийцы покинули район Бусанга. И только опытные геологи Майкл Гусман и Джон Фельдерхоф были убеждены, что в зонах землетрясений обязательно присутствует золото, и Бусанг в этом плане не является исключением.

Фельдерхоф вернулся на родину в Канаду, где провел переговоры с дельцами фондовых бирж. Джон был известен как первооткрыватель одного из крупнейших в мире месторождений золота и серебра в Папуа Новая Гвинея. Он быстро нашел общий язык с президентом геологоразведочной компании «Бре-Экс минералс» Дэвидом Уолшем. Бывший брокер Уолш основал свою фирму в 1989 году, но дела у него не заладились с самого начала. Захватив с собой последние сбережения, он вылетел вместе с Фельдерхофом в Индонезию. В марте 1993 года Дэвид Уолш приобрел лицензию на право разработки месторождения в районе реки Бусанг.

Когда на бирже в Торонто узнали, что в непроходимых джунглях индонезийского острова Борнео специалисты «Бре-Экс минералс» обнаружили богатейшее месторождение золота, акции этой фирмы сразу подскочили в цене.

Вскоре пришла еще одна потрясающая новость: запасы золота в недрах местности Бусанг сравнимы с теми, что были обнаружены на Клондайке во времена золотой лихорадки. Пробы золотоносной породы из разведочной шахты «Бре-Экс» были проверены в лаборатории. Сомнений не оставалось – содержание золота в ней фантастически велико, в три раза выше, чем на самом известном из месторождений ЮАР.

В октябре 1995 года руководители «Бре-Экс» официально сообщили, что после начала промышленной добычи золота месторождение в Бусанге даст не менее 30 млн унций (850 тонн) драгоценного металла. В феврале 1996 года министр горнодобывающей промышленности Индонезии говорил уже о 40 млн тройских унций. Затем было заявлено, что подтвержденные резервы месторождения составляют 71 млн тройских унций, а вероятные – 200 млн унций. В неофициальных разговорах называлась и вовсе сногсшибательная цифра – 400 миллионов! Стоимость такой кладовой получалась просто астрономической – от 30 до 100 млрд долларов.

Месторождение Бусанг сделало «Бре-Экс» суперзвездой в мире геологии. На бирже в Торонто акции фирмы подорожали в десятки раз. В спекулятивную игру включились крупнейшие горнодобывающие компании из США, Канады, Индонезии. Бостонский фондовый гигант «Фиделити груп» инвестировал 15 млн долларов, три самых больших (и очень осторожных!) пенсионных фонда Канады – 73 миллиона. Помимо крупных фирм акции охотно раскупали и простые люди. Некий бухгалтер из Цинциннати приобрел акций на 50 тыс. долларов, причем большую часть денег взял в долг, – так поступали сотни тысяч людей.



Президент Индонезии Сухарто не хотел отдавать разработку крупного месторождения малоизвестной фирме. Наивысшие шансы на победу были у американской «Бэррик голд», имевшей таких советников, как экс-президент США Джордж Буш и бывший премьер-министр Канады Брайан Мальруни. Используя личное знакомство известных политиков с семьей Сухарто, «Бэррик» привлек на свою сторону дочь президента Индонезии. Интересы «Бре-Экс» отстаивал старший сын Сухарто, которому за содействие пообещали ежемесячно выплачивать миллион долларов и десять процентов от всех золотых запасов.

Президент поручил разрешить спор своему приближенному, мультимиллионеру Мохамаду Хасану, по прозвищу Боб. Хасан рекомендовал в компаньоны «Бре-Х» американскую фирму «Фрипорт МакМоРэн коппер энд голд», которую возглавлял еще один друг Сухарто. Компания «Бре-Экс» оставляла за собой 45 процентов акций. Сам Хасан рассчитывал обогатиться на миллиард долларов.

17 февраля специалисты «Фрипорта» выехали на Борнео. Первые пробы показали небольшое содержание золота в породе. Сразу поползли слухи о том, что золотые запасы в Бусанге не так велики. Президент «Бре-Экс» Дэвид Уэлш и главный геолог Джон Фельдерхоф выступили с гневными опровержениями, сославшись на происки конкурентов.

Одной из ключевых фигур в этой афере считается геолог Майкл Гусман. Филиппинец принимал деятельное участие в открытии месторождения и оценке его золотых запасов. Гусману помогала группа проверенных специалистов, причем часть зарплаты геологи получали стремительно растущими в цене акциями «Бре-Экс». Гусман слыл общительным человеком, любил веселые компании и петь караоке. У него была в Маниле жена и шестеро детей. В Индонезии любвеобильный Майкл взял на содержание еще трех жен. Самой привлекательной он подарил дом за 123 тыс. долларов.

Молодые геологи считали Гусмана своим учителем и брали с него пример. Он был трудоголиком: просыпался в три часа утра и сразу шел на склад, где готовил образцы проб для отправки на экспертизу в независимую лабораторию города Самаринда.

Бусанг стал звездным часом Гусмана. В начале марта 1997 года он выступал в Сан-Франциско с докладом на ежегодном собрании геологической ассоциации. Гусман наслаждался обрушившейся на него славой. Майкл сыпал шутками, хвастался очередной женой и все свободное время проводил в стриптиз-клубах. Когда ему позвонили из «Фрипорта» и попросили срочно вернуться в Индонезию, Майкл не подозревал, что специалисты этой фирмы разгадали тайну чудо-Бусанга.

19 марта 1997 года Майкл Гусман вылетел из Баликпапана в Бусанг на встречу с геологами «Фрипорта». Когда вертолет находился на высоте 250 метров, филиппинец выпал из кабины и пропал в болотистых джунглях. Только на четвертый день нашли его тело, изъеденное дикими животными и насекомыми. Вопреки национальной традиции Филиппин Гусмана похоронили в плотно запаянном гробу. Майкла опознали по отпечатку большого пальца и коренному зубу. Тест на анализ ДНК не проводился. Все делалось в такой спешке, что у полиции остались сомнения, был ли это действительно Гусман.

По официальной версии геолог покончил жизнь самоубийством: как выяснилось, у него была тяжелая форма гепатита. Гусман даже оставил предсмертную записку. Но его родственники сразу заявили, что жизнерадостный Майкл не мог покончить с собой.

Вскоре появилось и другое объяснение самоубийства Гусмана. 26 марта 1997 года руководство фирмы «Фрипорт» сообщило, что очередные пробы из Бусанга показали ничтожное содержание золота в породе. Биржа отреагировала мгновенно: курс акций «Бре-Экс» упал до 6 канадских долларов, хотя еще недавно достигал 286,5 долларов. Президент Сухарто отложил подписание договора о разработке месторождения в районе реки Бусанг. Руководители «Бре-Экс» утверждали, что произошла досадная ошибка и необходимо взять новые пробы. Однако их результат также оказался плачевным.

А чуть позже, 9 апреля, стало известно, что Дэвид Уэлш продал за 35 млн долларов свой пакет акций «Бре-Экс». Многие недоумевали, зачем он это сделал? Через несколько дней был получен ответ: разговоры о баснословных запасах золота в районе Бусанга не соотвествуют действительности.

Развязка наступила 4 мая, когда приглашенная в качестве независимого эксперта фирма «Стрэчкона минералс» обнародовала результаты контрольных проб, взятых бурением в шести точках юго-восточной зоны месторождения Бусанг. Три независимые австралийские лаборатории вынесли вердикт: «В пробах не содержится достаточного количества золота для коммерческой эксплуатации месторождения». В тот же день руководство «Бре-Экс» признало, что проведенное внутреннее расследование подтвердило факт фальсификации ранее взятых проб.

Каким образом компании «Бре-Экс» удавалось так долго скрывать мошенничество? Образцы скальных пород имеют форму цилиндров. Геологи разрезают цилиндры надвое – одну половину крошат для анализа, другую маркируют и сохраняют для подтверждения идентичности пробы. «Бре-Экс» никогда не сохраняла контрольные пробы – настолько ей доверяли.

Порода в образцах грунта, взятых «специалистами» фирмы «Бре-Экс» из шахт их разработок в Бусанге, была скального происхождения, а содержащиеся в ней крупинки драгоценного металла – из золота, намытого из речного песка. Именно такое золото добывали вручную люди из племени дайак. Иными словами, регулярно бравшиеся геологами «Бре-Экс» на Бусанге пробы «подсаливались», то есть в них добавлялось золото из других источников. Эксперты единодушно определили масштабы аферы как беспрецедентные.

В понедельник, 5 мая, Торонтская фондовая биржа объявила о прекращении всех операций с акциями «Бре-Экс». Канадские власти пообещали провести тщательное расследование золотой аферы века.

Акционеры, успевшие продать ценные бумаги «Бре-Экс» до скандала, остались в выигрыше, ведь за последние годы рыночная капитализация скромной фирмы «Бре-Экс» выросла более чем в 700 раз и составила на февраль 1997 года почти 6 млрд долларов, обогнав по этому показателю даже «Бэррик голд» – крупнейшую в мире (за пределами ЮАР) золотодобывающую компанию.

Во вторник, 6 мая, вкладчики избавились от 58,3 млн акций «Бре-Экс», что составило более трети от общего объема продаж на бирже. «Погорели» как мелкие держатели акций, так и крупные инвесторы, например, пенсионный фонд провинции Квебек, вложивший в «открытие века» 70 млн канадских долларов. Их коллеги из провинции Онтарио потеряли еще больше – 100 миллионов. Дилеры язвительно называли происходящее «торговлей сувенирами». За несколько дней компания «Бре-Экс» подешевела на бирже в сотни раз, курс акций упал до 8 центов. Было подорвано доверие к самой Торонтской фондовой бирже.

Ральф Клейн, премьер правительства канадской провинции Альберта, где была зарегистрирована «Бре-Экс минералс», назначил специальное расследование мошенничества.

Оставалось выяснить, кто был организатором гигантской аферы – президент фирмы «Бре-Экс» Дэвид Уэлш, его друг Джон Фельдерхоф или Майкл Гусман?

В прессе появилось несколько версий. Возможно, аферу затеял Гусман. В расчете на быструю наживу он начал «солить» речным золотом образцы пород, затем, испугавшись разоблачения, он выпрыгнул из вертолета.

По другой версии, Гусмана убрали некие влиятельные лица, заработавшие на афере большие деньги и заинтересованные в том, чтобы геолог навсегда замолчал. Наконец, Гусман мог инсценировать собственную смерть и, прихватив несколько миллионов долларов, поселиться на каком-нибудь тропическом острове. В мае 2005 года одна из жен Майкла сделала сенсационное признание: она получила от Майкла перевод на 25 тыс. долларов. Деньги были отправлены из бразильского отделения «Сити-банк».