Мирожский Спасо-Преображенский монастырь

Удивительно богата псковская земля на древние памятники зодчества. Мощные приземистые храмы, словно прорывая суровость времен, скупо повествуют нам о страницах легендарного нашего прошлого. За их внешней сдержанностью зримо проступает святость помыслов и духовная ясность наших далеких предков.

Стоит в древнем Пскове, на возвышенной части мыса, у впадения реки Мирожи в р. Великую, уникальный Спасо-Мирожский Завеличский мона­стырь, основанный в те далекие домонгольские времена, когда христианство еще только утверждалось на Руси. Тот район именовался Завеличье, потому он иногда сохраняет и название места. А прославился он сохранившимися уникальными фресками XII века, ставшими национальной святыней.

Монастырь является древнейшей обителью Пскова, центром его духовного просветительства, церковного искусства и книжности. Отношение к мона­стырю в вольнолюбивом граде всегда было благоговейное, как к Иерусалиму в христианском мире, а слава его распространялась далеко за пределы Пскова. В Средние века он был одной из главных святынь псковской земли, куда устремлялись паломники и любопытствующие иноземцы. Основание обители связывают с именем святителя Нифонта, архиепископа новгородского (сер. XII в.), обеспечившего также обитель крупными земельными владениями. Спасо-Мирожский монастырь сразу стал владычным, в котором останавли­вались Новгородские епископы, приезжавшие часто в Псков.

Главная монастырская церковь во имя Спасо-Преображения была воз­ведена из плинфы и камня до 1156 г. Сохранившийся мирожский служебник XVI в., списанный с оригинала XIV в., доносит до нас имена ктиторов храма и обители: «Помяни Господи, архиепископа Нифонта, создавшего храм бо­голепной Преображения Господня. Помяни Господи благоверных князей, давших милостыню в обитель сию, князя Ярослава, Юрия, князя Свято­слава, князя Мстислава, благоверных князей Бориса и Глеба и Святополка, князя Тимофея Доманта, князя Дмитрия Илведа, князя Григория Инока...» Спасо-Преображенский храм стал уникальным памятником древнерусского искусства, повлияв на дальнейшее псковское зодчество. Монументальные стены основного куба здания возносят массивный купол на широком бара­бане, типичный образец византийского искусства, а весь центральный объем здания как снаружи, так и внутри имел крестообразную форму. Перестройки XV—XVI вв. во многом изменят его внешний облик: к главному входу будет пристроен притвор, а рядом с ним высокая звонница с двумя арочными про­летами для подвески колоколов.



Интерьер собора время воистину пощадило. Роспись его фресками была произведена сразу же после завершения строительства приглашенными неизвестными византийскими мастерами, причем греческими красками. Фрески сплошным ковром покрыли стены храма, которые отличают плотные цвета росписи, строгость ликов и ясная простота, выполненные на высоком художественном уровне. Уникальность храмовых росписей еще и в том, что ни один византийский или древнерусский храм XII в. не сохранил в такой полноте древнюю живопись. Здесь сохранено до 80% авторской росписи, дающей цельное представление об иконографической композиции того времени. Купол собора венчает евангельский сюжет «Вознесения» из более 40 фигур, который иерархически занимает высокое положение, соответствующее кульминации христианского учения. На парусах храма изображены святые евангелисты Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Интересно расположение «Спа­са на престоле» в конхе центральной апсиды, где обычно по древнерусской традиции помещалось изображение Оранты. Композиция «Преображение Господня», давшая наименование храму, помещена в алтарном своде в виде триптиха: слева изображение Христа, восходящего на гору Фавор, в центре — сцена Преображения, а справа — Христос, сошедший с горы к апостолам. Одной из самых изящных фресок в Мирожском храме является сцена Бла­говещения, расположенная в верхней части алтарных столбов. Пластически совершенный образ архангела Гавриила, облаченного в изысканные и пре­красно прописанные одежды, сообщающего благую весть Деве Марии, и Ее тихий женственный образ завораживают величием происходящего.

В середине XII в. в соборе нашел упокоение псковский князь Авед-Дмитрий. Мирожский монастырь скоро стал одним из центров псковского летописания, здесь сформировалась богатая библиотека, активно работала иконописная мастерская. В XIII в. здесь была переписана для пресвитера монастыря Иосифа знаменитая повесть «Слово о полку Игореве», с которой в XVI в. был сделан список, попавший уже в XVIII в. к собирателю стари­ны Мусину-Пушкину. В Мирожском монастыре в отрочестве (нач. XVI в.) подвизался преподобный Корнилий, будущий игумен Псково-Печерской обители.

Находясь вне мощных укреплений Псковского крома, монастырь не раз подвергался нападениям и разорениям. Так, в 1299 г. ливонские рыцари пожгли псковский посад, Мирожский и Снетогорский монастыри, убив их игуменов Василия Мирожского и Иоасафа Снетогорского, позднее канонизированных. По преданию, мощи преподобного Василия почивают под спудом алтарной части Спасо-Преображенского собора. Во время Ливонской войны в 1581 г. Мирожский монастырь оказался напротив того места, где войска Стефана Батория предприняли решительный штурм города с противоположного берега р. Великой.

В 1567 г. в Мирожском монастыре прославилась чудотворениями икона Божией Матери «Знамение», которая стала именоваться «Мирожской». Написанная по чину «Оранты» (вокруг предстоят благоверный князь Довмонт с супругой преподобной Марфой), она была увезена в Москву царем Иоан­ном Грозным, который оставил в монастыре список, называемый «Оранта Мирожская».

Монастырь с XVI в. стал одной из богатейших обителей псковской земли. Он владел обширными земельными угодьями и крестьянами, вел активную торговлю. Территория монастыря в пределах города занимала всю пойму р. Мирожи, где стояли мельницы, а противоположный берег р. Великой занима­ли кузницы и хозяйственные дворы. В конце XVIII в., после секуляризации, границы монастыря сократились до нынешних.

Самые древние постройки на территории монастыря, кроме Преобра­женского собора, не сохранились. В XVII в. был построен Настоятельский корпус, чуть позднее возведена Стефановская церковь, украшенная велико­лепием нарышкинского барокко. Монастырский комплекс был завершен строительством на рубеже XVIII—XIX вв. Братского корпуса и ограды со Святыми воротами.

Согласно «Энциклопедии Брокгауза и Ефрона», в XIX в. в монастыре находилось богатое собрание древних икон, чаша святого Нифонта с над­писью «1166», Евангелие 1703 г., серебряный ковш, жалованный Петром I, и два колокола 1520-х гг.

Собор неоднократно подвергался реставрации и поновлениям живописи, но уникальные фрески сохранились под слоем штукатурки. Впервые они были обнаружены в 1858 г., после чего началось возрождение монастыря, к тому времени пришедшего в упадок. В 1900 г. иконописцем Н.М. Сафоно­вым была проведена первая реставрация расчищенной древней живописи, которая, правда, допустила поновительные записи. В советские времена в 1969—1983 гг. была проведена полная реставрация, раскрывшая подлинную красоту уникальных фресок.

В 1922 г. монастырь был закрыт и полностью поступил в ведение Псков­ского музея-заповедника. В 1994 г. часть обители была передана РПЦ, где была создана мирожская иконописная школа, возглавлявшаяся долгое время архимандритом Зиноном, знаменитым иконописцем. Спасо-Преображенский собор по-прежнему находится в ведении государственного музея, который продолжает реставрацию уникальной живописи Мирожи, ставшей право­славной жемчужиной Псковской земли и мировой культуры.